Перейти к содержимому


Гиперзвуковое оружие уже не фантастика

Вооружение Гиперзвук Ракеты Технологии

  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 Badger

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 665 сообщений
  • LocationРоссия

Отправлено 06 Март 2015 - 01:53

Изображение


«Гиперзвуковое оружие уже не фантастика…»



Генеральный директор-генеральный конструктор корпорации «Тактическое ракетное вооружение» Б.В. Обносов дал интервью журналистам программы «Другими словами» — совместного проекта информационного агентства «Росинформбюро» и радиостанции «Столица FM»


Изображение


— Когда мы слышим «тактическое ракетное вооружение», можно подумать, что это какие-то большие ракеты с ядерными зарядами, нацеленные на США. Расскажите, что на самом деле вы выпускаете, какую продукцию?

— В основном мы занимаемся авиационными средствами поражения. Это ракеты малой, средней и большой дальности. Самолёты МиГ, Су вооружены нашими изделиями, среди которых ракеты «воздух–воздух», противолокационные, противокорабельные, многоцелевые.

Также в корпорации в существенной доли присутствует морская составляющая — береговые комплексы: «Бал-Э»; «Бастион», который стоит сейчас на вооружении Российской армии. Часть из них мы экспортируем за рубеж. Кроме того, есть корабельные комплексы — это «корабль–корабль», такие, как «Уран-Э», достаточно солидная группа вооружения так называемого подводного морского оружия. У нас весьма большой и широкий диапазон. Я забыл ещё назвать корректируемые авиационные бомбы.

— На каком уровне мы сейчас находимся по сравнению с теми же американцами? Они нам конкуренты или нет?

— Слава Богу, у нас не было возможности сравнивать это в «горячих точках», но по тем характеристикам, которые мы видим на выставках, читаем в технической литературе, я думаю, что за последние лет 10–12 мы существенно ликвидировали тот разрыв, который начал образовываться в 1990-х годах из-за того, что было мало НИОКРов по данному направлению, мало создавалось нового оружия. Однако с наступлением нового века изменилось и мировоззрение, либо мы стали богаче и поняли, что богатство тоже надо защищать.

— Правильно ли мы понимаем, что сейчас количество заказов от государства выросло в разы?

— Абсолютно верно. Государство уделяет очень большое внимание оборонке. На сегодняшний момент перед нами не стоит задача, где взять деньги, нам нужно знать, как выполнить те заказы, которые Министерство обороны с нами подписывает. Эти задачи очень сложные, вы действительно правильно подметили, что заказы возросли в разы.

— В России есть программа перевооружения до 2020 года. Чего ждать нам к этому времени?

— Ждать выполнения указания нашего руководителя Владимира Владимировича Путина. Вы, наверное, слышали, что к 2020 году доля нового оружия должна составлять не менее 70 %. Вот на это ориентированы те заказы, которые мы реализуем. До этого надо было создать оружие, то есть завершить немалое количество НИОКРовских работ, провести госиспытание, а теперь поставить их на серийное производство.


Изображение



— Давайте уточним, что значит современное оружие?

— Современное — это значит повышенной дальности и помехозащищённости. К примеру, мы сейчас производим противолокационную ракету Х-31. Раньше она была дальностью 110 км, теперь — 260 км. Такая же и противокорабельная. Так происходит по всем направлениям. Повышенная помехозащищённость необходима потому, что ракетной технике приходится работать в сложных обстоятельствах: она не должна сбиваться на ложные цели. Это требует существенного изменения бортового радиоэлектронного оборудования, новых двигателей, применения новых материалов.

— Борис Викторович, скажите, вас коснулись проблемы импортозамещения?

— Мы строили свою работу вне зависимости от санкций и многое старались делать на нашей российской, отечественной базе. Конечно, в определённой степени это нас коснулось, но на сегодняшний момент я могу сказать, что в основном мы завершаем процесс импортозамещения. Это не значит, что завтра мы не будем зависеть от других стран. В ряде случаев мы переориентировались, условно говоря, с Запада на Восток. В ряде случаев дорабатываем свою технику. Но если мы заменяем что-то, нужно ещё провести квалификационные и типовые испытания и подтвердить характеристики. Это касается и всех вооружений.

— Борис Викторович, Украина прекратила поставки моторов для наших ракет, как они это объяснили?

— Так и объяснили со слезами на глазах, что есть политика государства. Директор «Мотор-СИЧ», Вячеслав Александрович Богуслаев, я его хорошо знаю, очень опытный промышленник и очень сильный человек, но он гражданин Украины, поэтому должен выполнять законодательные акты и решения своего правительства. Понятно, что если обстановка изменится, я надеюсь, то в ряде случаев наше сотрудничество было бы целесообразно, хотя бы в интересах экспорта в третьи страны.

— Для вас это был сильный удар?

— Просто ничего не бывает. То, что мы к этому готовились подспудно, это я могу сказать однозначно. Мы были готовы заменить украинские двигатели аналогичными российской разработки и производства в том же самом «Сатурне» Рыбинска.

— Можете пояснить, что такое гиперзвуковое оружие?

— Скорость звука 300 м/c, это один Мах, а гиперзвуковое оружие начинается с 4,5 Маха. Условно говоря, гиперзвуковое оружие — то, которое летает со скоростью более 5000 км/час, но это низкий гипер-звук. Дальше он продлевается до 7000, 10 000, 14 000 км/час. Это задача будущего, огромные научно-технические проблемы, и они требуют комплексного решения.

Изображение


— А в чём проблема в создании такого оружия? Невозможно развить такую скорость?

— Верно, это требует решения огромного числа научно-технических проблем, в первую очередь, в двигателях, потому что ни один двигатель с нуля сразу скорость 5000 км/час не может обеспечить. Сначала его надо разогнать до 0,8 Маха, потом до 4 Махов, затем он перейдёт на так называемый рамжет — двигатель с дозвуковым горением, который работает до 6–6,5 Маха. Дальше нужно обеспечить сверхзвуковое горение в камере сгорания. Тогда уже допустимая скорость 10 Махов, но это выливается в большую двигательную установку, которая иногда по размерам может превысить длину сегодняшней ракеты. И это само по себе — проблема. Вторая трудность — при таких высоких скоростях происходит аэродинамический нагрев поверх-ности. Температуры очень высокие, и это требует соответственно новых материалов. Третья проблема — при таких высоких температурах должна обеспечиваться правильная работа бортового радиоэлектронного оборудования, которое очень чувствительно к нагреву. Кроме того, при таких скоростях, больше 6 Махов, на острых кромках появляется плазма, которая за-трудняет передачу сигнала. И так можно говорить достаточно долго, потому что там и топливо нужно другое, и аэродинамика.

— Это вообще фантастика на самом деле.

— Это не фантастика, это серьёзнейшие направления, которые требуют комплексного подхода и очень напряжённой работы на протяжении многих лет. Это действительно надо делать поэтапно с привлечением многих десятков предприятий и по системной программе.

— По вашим прогнозам, когда такое оружие вступит в строй?

— Я думаю, что до 2020 года мы увидим его на скорости в районе 6–7 Махов.

— Осталось подождать всего 5 лет. Вы сказали, что нужно очень много научных разработок. Не секрет, что в 1990-е годы в оборонку мало кто шёл работать. До 1990-х это было престижно. А сейчас какая ситуация? У вас работает 19 % молодёжи. Это много или мало?

— Порой многие говорят: «Ой, у вас 19% молодёжи. Так это мало». Мы не легкоатлетическая команда, мы не на олимпиаде выступаем. Тут должен быть сплав опыта и молодой энергии. Скажу так: средний возраст работников в корпорации, которая насчитывает более 43 тысяч человек, 47 лет. Лет 7 тому назад он был 55. Я считаю очень важным, когда идёт потихоньку снижение среднего возраста в коллективе. Это показывает, что к нам приходит и закрепляется молодёжь. И естественно, не обойтись без опытных специалистов, особенно с учётом той неразберихи, которая творилась в 1990-х годах, когда, по существу, мы потеряли среднее поколение. Но если не будет опытных работников, некому будет передавать накопленный опыт. Для нас это очень важно. Да, сейчас 19%, но молодые люди пошли в оборонку. Поэтому моя задача как руководителя корпорации не только их привлекать, но и адаптировать в коллективах и закрепить — вот это самое сложное.

— Ради чего они идут?

— Во-первых, благодаря СМИ, потому что сейчас на многих ведущих каналах появились очень интересные передачи, в том числе и про ОПК. Наверное, не всем нравится быть бухгалтерами, финансистами, экономистами или юристами. И когда показывают изделие, которое с нуля создано своими руками, и оно, условно говоря, летает в воздухе, ходит по морю, летает над водой, плавает под водой, наверное, молодым людям становится тоже интересно решать сложные задачи. Обратимся к нашей истории: гордость России всегда базировалась на таких вот Кулибиных, которые могли сделать то, чего не было в других странах.

Илья Доронов, Игорь Барчугов

Ссылка

Источник

Сообщение отредактировал U-235: 06 Март 2015 - 02:25

Изображение





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных