Перейти к содержимому


Смерть и девушка


В теме одно сообщение

#1 cheri

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 3 437 сообщений
  • LocationЕкатеринбург

Отправлено 11 Сентябрь 2015 - 09:33

Смерть и девушка (сиквелл)

Зло это как айсберг, ты всегда видишь только одну десятую его часть. И никогда не увидишь все целиком, потому что это… невозможно.
(Елена Гальван)

Действующие лица:

Полина Лорка: участник сопротивления, жертва репрессий, прошедшая через ад в камере пыток во времена правления хунты.
Херардо Эскобар: ее муж, также участник сопротивления, ныне министр юстиции в новом правительстве, сменившим хунту.
Роберто Миранда: «доктор смерть». Палач, пытавший Полину Лорка в тюрьме, и разоблаченный ею, когда Полина вышла из тюрьмы.
Елена Гальван: врач, работает в Испании, в государственной клинике (Клиника «Скорбящей Богоматери») и при этом организует там «логово» для людей, подобных Роберто Мирандо, бывших палачей, сотрудников спецслужб, олигархов и стукачей, бежавших после свержения хунты. В оригинальном тексте Ариэля Дорфмана произносит всего одну фразу в самом конце пьесы, подтверждая алиби Миранды.
Лео, Тео, Роберт, Риас: боевики или охранники.

Место событий: предположительно Чили, но возможно любая Южноамериканская страна.
По мотивам, точнее в продолжение пьесы в трех актах «Смерть и девушка» (Death and the Maiden”), Ариэля Дорфмана. http://vvord.ru/teks.../Smertj-i-deva/


вводная

Действия происходят спустя два года после событий на вилле профессора Херардо Эскобара, ныне министра юстиции и одновременно главы комиссии по расследованию преступлений совершенных хунтой. В этом деле ему очень хорошо помогают его жена, Полина Лорка и дкр. Роберто Миранда, который после событий той ночи полностью раскаялся и стал своего рода даже «другом семьи» Эскобара. Роберто дает показания на деятелей хунты, сдавая их одного за другим, причем делает это совершенно добровольно, воспринимая сие как естественную плату за свои прошлые грехи. По всей стране идут процессы и многие деятели прошлого режима уже поплатились за свои преступления. Одни сидят в тюрьме, другие лишились всего имущества, третие в бегах спасают свои шкуры. Казалось бы нашим героям больше нечего опасаться, но это не так. Именно сейчас наступает момент прозрения…


Акт первый

Сцена первая (дорога по пути на виллу проф. Эскобара, министра юстиции)

Роберто Мирандо и Полина Лорка ночью возвращаясь домой на охраняемую виллу Эскобара, попадают в засаду. Их охрана погибает, а их самих захватают люди хунты. Из машины захватчиков выходит очень красивая женщина средних лет, которая представляется как Елена Гальван. Услышав эти слова Роб Мирандо буквально начинает трястись от ужаса, как будто он увидел самого дьявола воплоти, но Полина взяв его за руку успевает успокоить.
Елена Гальван: Полина Лорка, какая удивительная встреча… Роберто Мирандо! Доктор, вы нам очень помогли, правда, правда!
Роберто Мирандо: (шепотом Полине) Это «Латродмакса»! Она самая, я говорил тебе о ней!
ЕГ: Шепчитесь?
РМ: Что тебе надо тварь? Не видишь? Я вас предал, стал другим.
ЕГ: Изменился? Вряд ли доктор! Вы же ведь один из нас и всегда таким были. Неужели что-то в этом мире может измениться? Какая дурочка Полина, что доверилась вам…
РМ: Ты врешь, я изменился, я уже не ваш.
ЕГ: Ничего нельзя изменить доктор…
РМ: Можно, есть способы, я могу научить вас, если развяжете мне руки…
(Елена смеется…)
ЕГ: Да, Полина доктор прав. Мы не смогли его изменить, но вы его изменили и теперь он к сожалению уже больше не наш. А раз он не наш, то значит он… ваш наверное… Но тогда встает вопрос требующий ответа (поворачивается нагибаясь к Лорке) – ты знаешь что это за вопрос? Как ты думаешь, какой на него ответ?
(Полина плюет в лицо Гальван, та усмехается)
ЕГ: Какая живая и непосредственная реакция. (утираясь) Но мы ведь знаем что все гораздо сложнее. Зло это как айсберг, ты всегда видишь только одну десятую его часть. И никогда не увидишь все целиком, потому что это… невозможно. Мы всегда видим только самую маленькую его часть. (поворачиваясь к охранникам, резко) На виллу!
Террорист: А что делать с этим (кивает в сторону доктора Мирандо)?
ЕГ: (усмехаясь) Сделайте что-нибудь наконец… Не знаю… Закопайте живьем или поджарьте заживо, ах нет… Сбросьте его с того самого места, с которого его хотела сбросить наша прекрасная Полина. Воистину Полина ты тогда хотела поступить правильно, я бы даже поддержала бы тебя, если оказалась твоей подругой. Месть, это ведь так соблазнительно и так приятно…
РМ: Это была не месть старая ведьма, это кое-что иное, что тебе не понять никогда.
ЕГ: И что же тоже тут такого, что я не знаю?
РМ: Считай, что это было моим раскаяньем.
ЕГ: (нагибаясь) Есть последние слова?
РМ: Конечно. Ты все равно проиграешь…
(Елена вздрагивает в ярости).
ЕГ: (в бешенстве) Сжечь… тварь… живьем…, хотя, нет… оставьте его на время в условленном месте. Мы побережем его для финала нашего шоу. Он должен увидеть финал.
(наклоняясь к Миранде) - Неужели ты думаешь, что я слабее Полины и не смогу обратить тебя обратно?
РМ: Не сможешь… (усмехаясь к охране)… эй ребята, развяжите мне руки и дайте пистолет. Я хочу избавить вашу хозяйку от страданий!
ЕГ: Посмотрим, что ты скажешь через пару часов, – произносит медленно Елена, потом резко, - на виллу! Тварь поберечь в условленном месте.
РМ: Полина удачи тебе! Ничего не бойся. Эта ведьма просто набивает себе цену! На самом деле она пустая и глупая сука, любовница нашего бывшего министра тайной полиции. Она давала нам алиби, сидя в клинике в Мадриде… (Миранду уводят)
(Елена нагибается к Полине)
ЕГ: А тебя ждет сюрприз…

Сцена вторая (в машине по пути на виллу)

(Елена Гальван развалившись на заднем сиденье полицейской машины держит на в руках пистолет, нацеленный на Полину. Но не следит за движениями Полины, ведет себя очень расслаблено, будучи полностью уверенной в своем физическом превосходстве. У Полины Лорка руки уже развязаны, и она сидит напротив Гальван, и напротив внимательно следит за каждым движением своего врага, ожидая когда Елена допустит ошибку)

ЕГ: (расслаблено) Ты хочешь что-то спросить? Говори, не бойся! Никаких тайн от лучшей подруги… (усмехаясь) Я могу даже рассказать тебе, как мы тебя убьем.
ПЛ: Неужели похороните заживо или посадите голой попой на муравейник?
ЕГ: (улыбаясь) Старомодно и пошло… У нас иной уровень.
ПЛ: Может сварите в чане для грешников, навроде праздничной индейки?
ЕГ: Не гадай! Это бессмысленно… Моя девочка, я уже сказала, что у нас иной уровень. Ты убьешь себя сама.
ПЛ: Как?
ЕГ: Застрелишься из этого пистолета или на выбор спрыгнешь в пропасть, куда хотела сбросить это ничтожество Миранду. Удивлена?
ПЛ: Нисколько, мне это даже нравится. Убью себя сама! Именно так я и мечтала! Убью, чтобы порадовать души тех, кого так ненавижу. Сделаю все, чтобы им понравится. Что вам спеть перед смертью? Нет персональных заказов?
ЕГ: Не стоит… (наклоняясь к Полине)… когда все закончится, ты будешь просить меня сама дать мне этот пистолет с одной пулей, только для себя одной. Но это все впереди. Я хочу услышать вопросы. У тебя же есть какие-то вопросы.
ПЛ: даже сломала голову, чтобы хоть что-то выдумать… Вообще-то есть один вопросик… Но это не тот который у тебя в голове.
ЕГ: А именно.
ПЛ: Не думай, что мне интересно знать кто меня сдал.
ЕГ: А ведь именно этот вопрос и есть самый главный.
ПЛ: Но не для меня, мне абсолютно начхать кого вы мне сейчас покажите, хоть самого папу римского или даже моего собственного отца или мать… Ты знаешь, я прошла через такие дебри…
ЕГ: Я знаю…
ПЛ: Откуда?
ЕГ: Именно поэтому я и здесь.
ПЛ: Кто же ты такая?
ЕГ: (удовлетворительно кивает) Это и есть твой вопрос?
ПЛ: Он самый, мне интересно.
ЕГ: Как старомоден мир… Я действительно совершенно забыла себя представить. Меня зовут Елена Гальван, это мое настоящее имя с ним я родилась и живу. Так меня назвал мой отец, он говорил, что это в честь Елены Прекрасной из «Илиады», Есть такой греческий эпос, поэма. Ты ее знаешь? Там столько героев и столько богов…
ПЛ: Я читала эту книгу. Да, да читала, прочла целиком, еще в школе в пятом классе. Царь Илиона, Приам престарелый, на башне священной…
ЕГ: …Стоя, узрел Ахиллеса ужасного: все пред героем
Трои сыны, убегая, толпилися; противоборства
ПЛ:… Более не было. Он зарыдал - и, сошедши на землю…
ЕГ: (улыбаясь) …Громко приказывал старец ворот защитителям славным:
"Настежь ворота в руках вы держите, пока ополченья
В город все не укроются, с поля бегущие: близок
Грозный Пелид, их гонящий!
ПЛ: (потрясенно)… Приходит нам тяжкая гибель!... Ты знаешь ее наизусть? Всю???
ЕГ: «Бросил два жребия Смерти, в сон погружающей долгий:
Жребий один Ахиллеса, другой - Приамова сына.
Взял посредине и поднял: поникнул Гектора жребий,
Тяжкий к Аиду упал; Аполлон от него удалился.
Сыну ж Пелея, с сияющим взором, явилась Паллада…». Практически слово в слово… И «Одессою» тоже.
ПЛ: Сколько спутников Одиссея забрал циклоп?
ЕГ: Шесть, также как и Сцилла.
ПЛ: Я в шоке… я учила когда-то Илиаду, но не настолько.
ЕГ: Ты начитанная девочка конечно, но тебя ведь интересуют не сказки Гомера?
ПЛ: Ты права, меня интересует другое… ты не похожа на топ модель. Чтобы стать любимой сучкой министра, признаю, тебе хватает внешности, но характер…
ЕГ: Неужели такой скверный?
ПЛ: Дело не в качестве, просто он иной. Ты не топ модель.
ЕГ: Верно.
ПЛ: И на простую домохозяйку, милостиво дающую прибежище лихим негодяям ты тоже не похожа. Никакая домохозяйка не будет любить смерть, так как делаешь ты, это невозможно.
ЕГ: Тоже верно.
ПЛ: Ты умна, рассудительна, точна в своих действиях, образованна, это видно даже без ссылок на Гомера… и ты…
ЕГ: Что?
ПЛ: Ты как будто ненавидишь саму жизнь. В тебе есть такое, чего я никогда не видела в женщинах, ни в палачах. Ты палач! Да конечно, ты тоже палач, но…
ЕГ: Но?
ПЛ: Ты не похожа на Роберто Миранду.
ЕГ: Именно! Но он прав в одном. Я действительно любовница Роберта Харда (бывший министр тайной полиции). Скажу больше… я возможно одна из самых любимых им женщин.
ПЛ: Так куда вы меня везете? Это я могу узнать?
ЕГ: Конечно можешь! Мы везем тебя домой!
ПЛ: Это шутка? Вас похоже не так много чтобы справится с охраной моего мужа.
ЕГ: А ты думаешь, что мы собираемся в кого-то стрелять. Или они собираются? Девочка… неведенье главная пытка, одна из самых изощренных.
ПЛ: Этой пыткой можно убить любую женщину, даже меня…
ЕГ: Женщину убить сложнее, чем мужчину. Правда, правда… Мужики просто мясо. Мы их называем «свинина».
ПЛ: Это для меня открытие…
ЕГ: Свинина… Мужчины настолько слабы, что чаще всего не выдерживают даже самый низкий уровень работы. Они боятся всего: боятся увечья, боятся страданий, боятся самой боли (многие просят, чтобы их убили… такие наивные, они думают, что смерть легче, чем боль). Боятся страданий своих близких, боятся даже предстать нагишом перед палачом… Ты об этом не знала? Это такой маленький нюанс человеческой психики… самцы многократно стеснительней и даже застенчивей самок. Они прикрываются, боятся, что их увидят голыми их родственники или дети, а если их поставить раком и просто провести по их ягодицам рукой, нежно… они могут расколоться от одного страха, от одной боязни того, что за этим последует. Ты даже не представляешь, какой у нас есть инструментарий для работы со «свиньей»… А еще они боятся крови и болтливей самых болтливых баб.
ПЛ: Полагаю в таком случае для женщин у вас инструментарий намного серьезней.
ЕГ: Женщины, это другое тесто. Они родились в боли, они рожают в боли. Они видят кровь каждый месяц своей жизни. А боль чувствуют каждый день. Они привыкли к страданиям и унижениям. Они конечно привыкли к своему более униженному, чем у мужиков положению. И их не сломать простым унижением или угрозой изнасилования. И самое главное они всегда прекрасно знают о слабости мужиков. Они всегда знают, что если расколются, их любимые не выдержит даже сотой доли тех пыток, которые достались им самим. И сдадут всех…
ПЛ: Откуда ты все это знаешь?
ЕГ: Неведенье тоже пытка…
ПЛ: Отвечай мне, я хочу знать? Я же твоя лучшая подруга!
ЕГ: Хорошо! Я работаю с теми, кто прошел через подобных доктору Миранде. И для тебя в данном случае все впереди.

Сцена третья (вилла проф. Эскобара.)

Херардо Эскобар (по телефону): черт возьми! Я вас спрашиваю, не «где вы их потеряли», а где моя жена! Вы должны знать это, если вы работаете в тайной полиции. Кто их захватил, вы видели, кто-то из ваших людей там присутствовал? Вы хоть представляете с кем вы разговариваете?
Полицейский: Прошу прощения сэр, но мы не можем вам ответить, где они сейчас. Доктор Миранда и ваша жена. Наши охранники убиты и это все что мы знаем. Действовали…
ХЭ: Черт! Боже мой! Как такое могло случиться! Черт возьми.
П: Сэр!
ХЭ: Вы говорите, что ваши люди убиты?
П: Да сэр! Близкое расстояние примерно 3 – 4 автомата и один снайпер. Первая машина изрешечена в решето, одни трупы сэр. Во второй убит водитель. Там ехала ваша жена, но машина пустая. На заднем сидении крови нет. Никаких следов крови сэр! Трое наших людей мертвы. Их убили, скорее всего, из израильского оружия судя по гильзам оставшимся на земле это «Узи».
ХЭ: Это невероятно!
П: Что именно сэр?
ХЭ: Простые бандиты используют «Калашников». «Узи»?
П: Да сэр!
ХЭ: Сколько людей сейчас на трассе.
П: Более двух сотен сэр, мы вызвали подкрепление отовсюду откуда смогли. Там 40-50 наших машин, подъезжают еще. Им не скрыться. В воздухе наши вертолеты сэр.
ХЭ: сколько вертолетов?
П: Простите сэр?
ХЭ: Я спрашиваю, сколько у вас задействовано вертолетов?
П: Четыре сэр, два Bell 205, один AW119Ke и один AS365 Dauphin. Это все что у нас есть сэр! Национальная гвардия оцепляет район сэр. Они не уйдут сэр!
ХЭ: они выходили с вами на связь?
П: Простите сэр?
ХЭ: они выходили с вами на связь, они выдвигали какие-нибудь требования или что-то еще? Кто-нибудь из них с вами говорил?
П: Нет сэр!
ХЭ: (вешает трубку) Черт возьми… Боже мой! Как она могла? Черт, дьявол…
Охранник (Лео): Сэр, прошу вас.
ХЭ: Черт как она могла? Это конечно в ее стиле…
Л: Что именно сэр?
ХЭ: Взять и исчезнуть, попасть в руки негодяев. Это она умеет. Она просто обожает такие приключения.
Л: Сэр, у нас непрерывный контакт с полицией и мы в курсе всего происходящего. Я думаю вам совершенно не стоит сейчас так сильно переживать? Вы должны попытаться дов…
ХЭ: Переживать? Что? Нет, что вы! Я вообще совершенно не переживаю. Я уже привык. Также было и в первый раз, когда она пропала в 72-ом году и сейчас. Вы знаете…
Л: Сэр?
ХЭ: Ее пропажи, это своего рода ее игра. Это такая ее любимая головоломка. Спрятаться от меня, чтобы я ее потом искал. Она пряталась от меня в детстве во время наших игр, потом в университете она пару раз она так меня изводила своими выходками, что я готов был сам ее убить. (задумчиво) Просто выводила из себя… Потом ее схватила тайная полиция. Роберт Хард поручил лично заняться ее делом…
Л: Сэр…
ХЭ: Вы конечно знаете, она провела в застенках три месяца, прежде чем нашли ее абсолютно голой и совершенно не вменяемой на улице, буквально на какой-то помойке, среди крыс и бродячих собак. Это было что-то совершенно невероятное. Я до сих пор не могу поверить, что мы нашли ее живой.
Л: (с уважением) Сэр…
ХЭ: Она что-то тогда бормотала, что-то совершенно несвязное. Что-то про Шуберта. Какой великий и гениальный Шуберт, умереть в таком возрасте… Великий Шуберт… Еще что-то про детей. Дети на острове. Я думал, что это галлюцинации. Бред. Какой бред… Еще много очень много повторяла про какого-то доброго доктора который ее лечил и буквально выходил. Вытянул с того света, буквально спас. Спас ее жизнь. Этот доктор ставил ей все время «Смерть и деву». Он был добр, заботлив и ласков. Он просто выходил ее, поставил на ноги, спас от смерти и боли и всех страданий что ей пришлось пережить… Вы можете такое представить… А еще этот доктор часто спрашивал про меня. Но она ничего не сказала.
Л: Сэр… Подозреваю, что ваш доктор… был одним из них.
ХЭ: (кивает) Вы правы.
Л: И этот доктор в действительности был еще большим палачом, чем все тек, кто до этого пытали… вашу супругу.
ХЭ: И вы абсолютно правы.
Л: Сэр?
ХЭ: Именно так оно и было. Это был тот самый доктор, кто играл «Смерть и деву»…
Л: Я буду созваниваться с полицией каждые пятнадцать минут и сообщать вам о развитии событий…
ХЭ: И вы можете представить другое? Где-то два года назад, прямо за день перед назначением на пост министра, у меня случился очень странный случай на дороге. Можете представить… возвращаюсь я домой и вдруг на те, спустило колесо! Просто взяло и прокололось, буквально на ровном месте.
Л: Бывает.
ХЭ: У думаю, что мне делать, как вдруг останавливается «Форд» и очень симпатичный человек, мужчина средних лет, вызывается мне помочь. Просто так, по собственной доброй воле. Нет вру! Я сам его остановил, когда вышел и встал поперек дороги. Мы с ним вместе ставим запаску, а потом выясняется, что запаска тоже спущена…
Л: такое тоже бывает сэр!
ХЭ: А потом он вежливо и милостиво предлагает мне… подвезти меня до дому…
Л: Сэр, простите, но мне нужно переговорить с полицией. Как только закончу, обязательно продолжите вашу историю, прошу вас!
ХЭ: Конечно!

Сцена 4 (снова дорога к вилле)

(едут в машине, внезапно над ними раздается звук винта поискового вертолета)
ЕГ: Не хочу тебя расстраивать, но скоро мы приедем. Можно я включу кассету?
ПЛ: Да, конечно! А почему мы едим так долго? Кстати меня кажется ищут? Вертолет… ты слышала?!
ЕГ: А ты не заметила, что мы сидим в полицейской машине, с мигалкой?
ПЛ: Конечно заметила, а в чем секрет?
ЕГ: Мы тоже ищем тебя, дорогая девочка! Мы в числе полусотни полицейских машин, что направили на твои поиски, мы также как все взволнованы твоей участью и мечтаем тебя спасти из рук этих негодяев и подонков… А если нас остановят, мы скажем, что спасли тебя, точнее спасали, с риском для своей жизни… И даже были близки к тому чтобы спасти… Но к сожалению…
(наклоняется к деке и включает на хорошую мощность «Смерть и деву»)… чуть опоздали.
ЕГ: Извини, но это моя любимая мелодия. Как несчастен был Шуберт! (мечтательно закрывает глаза) Несчастен и ужасен одновременно. Умереть так рано и в таких страданиях… Так иногда кажется, что он просто пронзает твое тело своей музыкой… (расслабляясь балдеет). Пронзает духом самой смерти и боли… Песнь страданий и запах смерти… Волшебство…
ПЛ: Это ты, что пообщалась с дк. Миранда?
ЕГ: (вернувшись на землю, моргнув в расслабленном состоянии). Нет, pretty baby, это он наслушался всего от меня.
ПЛ: Правда?
ЕГ: Мда, конечно для простой сучки я слишком образованна… И (хмыкает) интеллигентна. Не скрою из меня бы вышла плохая любовница министра… Но я действительно не любовница Харда… Я его любимая женщина. А это разные понятия как ты понимаешь.
ПЛ: Ты убивала людей?
ЕГ: Нет… я их изучала.
ПЛ: Через пытки?
ЕГ: Нет, через их смерть. Смерть это поэзия, смерть это волшебство… Каждый человек умирает по своему и все его страдания индивидуальны и вмещаются в один клубок чувств, запахов, красок и гармоний… Человеческая смерть гармонична и внутренне сбалансирована в отличие от жизни. Иногда мне казалось, что я вижу «золотое сечение» смерти. Сечение Леонардо… Видимо за это Хард меня любил.
ПЛ: Сколько же ты убила?
ЕГ: Все они мои… Я помню множество лиц и множество имен. Вы, люди, этого не понимаете, в отличие от «нас». Люди не понимают, как приятна смерть и как она гармонична…
ПЛ: Почему ты все время говоришь «мы» и «вы», словно разделяя людей на две категории.
ЕГ: (лениво) Не тот вопрос тебя все время интересует pretty baby… Я бы на твоем месте не беспокоилась бы о такой ерунде, особенно сейчас…
ПЛ: Но ведь из ерунды можно познать истину? Кто ты?
ЕГ: Зачем тебе это знать? Совсем не к чему?
ПЛ: Так чисто девичье любопытство. Ты знаешь как больно девочкам, когда они чего-то не знают, что так для них интересно. Они могут все что угодно дать, в обмен на это знание. Это как игра, игра в тайны. Ты знаешь что-то такое, что интересно мне, а у меня есть…
ЕГ: Брось… у тебя ничего нет… И никогда не было к слову.
ПЛ: Как так?
ЕГ: А вот так… Понимай как хочешь. Ты нам не нужна и твои знания тоже.
ПЛ: Не верю, извини, но тогда бы вы просто пристрелили бы меня и выбросили на дорогу. Ну может поглумились чуть-чуть. Если я вам не нужна и мне нечего вам сказать, то зачем тащить с собой этот балласт. Могли бы даже справить на меня нужду, если бы вам захотелось… но вы же не сделаете этого.
ЕГ: Старая песня… Я живу, потому что я кому-то нужна, поэтому тот, кому я нужна меня однажды спасет. Как печально…
ПЛ: А разве не так.
ЕГ: Не так. В твоем случае нет. Ты нужна нам только для одного.
ПЛ: Шоу, я знаю! Краем уха слышала, когда ты разговаривала с доктором? А что за шоу, если не секрет?
ЕГ: В том то и дело, что секрет. Но если хочешь, я могу сказать тебе правду, настоящую правду. Ты ведь хочешь ее узнать?
ПЛ: (снова в шоке, услышав очередную любимую фразу Р. Мирандо) Так в чем твоя правда?
ЕГ: (начинает уныло и лениво) Человечек это для «нас» всего лишь материя. Чистая физика процессов и больше ничего. Животное, или грязь. Просто материя, подчиненная натуральному животному инстинкту. Выживанию любой ценой. Но все-таки это сложная материя. Есть три уровня ее содержания: тело, разум и душа. Тело самое легкое и для работы с ним приглашаются самые слабые и ничтожные персонажи: простые мясники и головорезы, как этот за рулем… или как охрана твоего замечательного муженька. Бандиты без мозгов или памяти. Принципиально чтобы у них не было мозгов, потому что когда человек кому-то доставляет боль он также одновременно и немедленно мысленно переносит страдания того, кому он причиняет боль на самого себя. Физика процесса: снаряд летит в одну сторону, пушка имеет отдачу в противоположную. Ты даже не представляешь как трудно в первый раз убить человека… Даже я не смогла это сделать с первой попытки. Но когда убиваешь, и когда это начинает тебе нравиться, ты понимаешь, что уровень плоти это самый низкий и наименее ответственный уровень познания человека как системы. Ты убиваешь и уже не получаешь нужного удовольствия, ибо есть другой уровень, уровень его разума. И ты понимаешь. Что для этого уровня нужны иные знания и новые способности. Чтобы сломать разум, нужен уже не мясник, а специалист…
ПЛ: Такой как доктор Миранда?
ЕГ: Конечно! И не только он такой. Разум это вторая пластичная масса, составляющая человеческое тело. Разум цепляется за свою сущность и также точно может страдать от боли, если его мучить как тело, т. е. пытать как тело. Тот, кто выдерживает уровень пыток тела и не боится увечий, тот не проходит уровень пыток разума, так как на этом уровне мы разрываем его разум, также как раньше мясники пытали его тело. Мы уничтожаем его психологически, отнимая и успокаивая боль физического тела. Он получает мир телу в обмен на уничтожение его сознания… как ты…
ПЛ: О да! Да! И я прошла через это! У вас есть что-то еще?
ЕГ: Конечно есть. И всегда было во все времена. Это ваша третья оболочка, то, что стоит выше разума. Это ваша душа. На этом уровне нужны иные люди, чем доктор Миранда. Как ты думаешь кто?
ПЛ: Неужели черти?
ЕГ: Бинго, pretty baby!
ПЛ: Ты одна из них?
ЕГ: Конечно!
ПЛ: Значит вы хотите просто закончить то что не удалось тогда? Расколоть меня, распотрошив мою душу?
ЕГ: (лениво) Когда ты начинаешь совершенствоваться в умении уничтожать плоть, ты в какой-то момент понимаешь, что данному совершенству практически нет границ, как в любой гармонии. Это искусство умение приносить боль. А все три материи это всего лишь три разных уровня понимания. Три разных вида мяса, которые нужно поджарить… Ты слишком разозлила моего господина моя девочка, раз на твой случай пригласили меня…
ПЛ: И кто твой господин? Роберто Хард?
ЕГ: (усмехаясь) Бери выше. Скоро подъедим… У меня кстати к тебе тоже есть один вопрос, просто для небольшого уточнения.
ПЛ: Неужели столь образованным и умным людям как ты нужны еще какие-то знания.
ЕГ: Бывает, что и нужны. Неужели ты удивлена? В конечном счете, я же тебе рассказала о себе. Теперь твоя очередь отвечать на мой вопрос, мое любопытство.
ПЛ: Неведенье одна из пыток. Почему ты думаешь, что при пытках должны страдать только невинные жертвы? Палачи тоже должны страдать и еще как!
ЕГ: Это простой вопросы, ты можешь на него не отвечать…
ПЛ: Не интересно?
ЕГ: Как ты сумела разбить сердце такому никчемному и безмозглому чурбану как Роберто Миранда. Что ты ему тогда сказала под лекарством, что он полюбил тебя? Мне просто чисто по-девичьи это интересно.
ПЛ: А вот не скажу! Пусть будет тайна!
ЕГ: (наклоняясь как можно ближе) Забавно, но ведь именно этот вопрос меня саму интересует больше всего.
Террорист (Роберт): Мы приехали мэм! Все, Это вилла…
ЕГ: (презрительно, словно обращаясь как к животному) Молчать! (к Полине) Хотя наверное ты уже долгалась… Сейчас ты увидишь того кто тебя сдал.
ПЛ: Умираю от любопытства. Просто схожу с ума.
ЕГ: Не спеши умирать. Не так быстро. Вечер длинный, чудес будет много.
ПЛ: (с усмешкой) Жду не дождусь!
(Машина замедляет ход и останавливается. Террорист, сидящий за рулем время от времени с кем-то перебрасывается фразами, отмечая куда он едет и где находится их машина. Внезапно до Полины доходит мысль, что общается он не со своими подельниками, а как раз с полицией и связь двусторонняя. Полина бросает взгляд на рацию и у нее возникает идея)
Роберт: Да, мы у дома Эскобара. Проверка! Связь! Нет, еще не вошли. Он дома. Проверка! (кладет аппарат на сидение)
ПЛ: (резко бросаясь через сидение к аппарату и хватая его зажав пальцем кнопку)
Это Полина Лорка! Я в полицейской машине, мы…
(террорист бьет ее по губе)
Р: Тварь!
ЕГ: (флегматично) Не стоит! Хорошая попытка девочка… Браво! Я люблю тех, кто любит свою жизнь. С ними приятней работать.
ПЛ: (приходя в себя после удара, смазывая кровь с губы). Что вы сделали с моим мужем? Он еще жив?
ЕГ: (поводя дулом пистолета) Выходи! Медленно… и не спеша.

Сцена 5 (вилла профессора Эскобара)

Охранник Лео: Сэр, подъехала машина.
Херардо Эскобар: Полицейская машина?
Л: Да одна из наших.
ХЭ: Ты узнаешь номер?
Л: Вероятно подкрепление из столицы, да, столичные!
ХЭ: Хорошо! Что говорят по связи?
Л: Ищут, разбили весь район по квадратам, перекрыли все дороги, и даже козьи тропы, что только нашли… Сэр, знаете… Хотел вам сказать, не сочтите меня слишком сентиментальным?
ХЭ: Что такое?
Л: Я восхищаюсь вами и вашей женой. Особенно ею. Такая преданность и способность пожертвовать собой.
ХЭ: (усмехаясь). Не стоит. Есть люди более достойные уважения, чем даже она или тем паче я.
Л: (удивленно) О ком вы сэр?
ХЭ: Например о вас.
(внезапно выхватывает пистолет с глушителем)
Преданность хороша особенно (стреляет) когда умирают, не осознав суть самой причины.
(Лео вскрикивает и падает на пол).
ХЭ: (поднимает рацию) Полиция, моя вилла атакована! Охранник убит…
П: Я вас понял сэр, мы будем через 10 минут!
ХЭ: Почему не раньше?
П: Сэр мы делаем все что можем, ближайшая машина в 15 км от вас. Мы вышлем вертолет.
ХЭ: Надеюсь, когда он прилетит, мы будем еще живы.
(выходит на улицу)
Что тебе нужно Елена? Почему ты здесь? У тебя пять минут.
(из машины выходят сначала Полина, потом держа пистолет у ее затылка, сама Елена Гальван)
ЕГ: (нагибаясь на ухо к Полине) Девочка смотри на него, он только что убил охранника, своего охранника, чтобы спасти свою шкуру. Чтобы никто не знал, что на деле он связан с нами, точнее повязан полностью и целиком с потрохами, со всеми своими делами и даже с тобой. Теперь ты поняла, что он один из нас и всегда был таким?
ПЛ: Нет!!!
ЕГ: Да! Да, и это только начало. Херардо, ты сделал хорошую вещь, ты успокоил младенца, теперь садись к нам в машину и мы просто продолжим наш разговор.
ХЭ: (в ужасе) Нет, Черт! Ты сошла с ума! Мы так не договаривались. Это не тот разговор! Не забывай…
ЕГ: А кто тебя будет здесь спрашивать министр юстиции? Это приказ. Садись!
ХЭ: Аххх! (сопротивляется)
ЕГ: Садись! Иначе «там» все узнают кто и что ты есть на самом деле. Мне не нужен пистолет чтобы приказывать, (она бросает пистолет в машину) Садись рядом с ней! Пять минут мне слишком мало. За пять минут не приготовить смерть, так как надо. А я хороший кулинар, тот который не спешит и у него не пригорает...
ХЭ: (хватаясь за голову) Черт! Черт… Боже мой… Черт! Как все сложно! Черт, хорошо было придумано приехать сюда после сделанного дела, но зачем было нужно ее сюда привозить? Вы что не могли ее прикончить там на дороге, вместе с этим ублюдком Мирандой. Зачем надо было втягивать в это дело меня?
ПЛ: (в ужасе и в шоке) Херардо, что ты говоришь!??
ЕГ: Прости Херардо, сначала мне нужно ответить нашей пассии, ты ведь можешь меня подождать? Твой муж был завербован нами еще до того как ты стала его любовницей. Мы его сразу взяли и поработали. Он сломался на первом уровне, т. е. на уровне физической боли. Я даже не буду говорить, как он сломался, это причинит тебе слишком серьезные страдания…
ХЭ: Заткнись тварь!
(Гальван бросает на него свой взгляд, взгляд Гальван напоминает удар кнутом)
ХЭ: (снова хватаясь за голову) Прости! Черт, черт, черт! Боже мой, я больше так не буду. Я погорячился.
ЕГ: (снисходительно) Не стоит меня злить Херардо. Лучше тебе пару минут помолчать.
(обращаясь к Полине) Это из-за него схватили тебя pretty baby. Ты молчала под пытками скрывая его имя от полиции, но ты просто не знала тогда, что скрывать было нечего. Ты была в полиции, потому что… он тебя сдал. Правда Херардо? И сейчас сдал… тоже. Что скажешь министр юстиции? Она пала на алтарь революции, как и сотни других, или как тот охранник, которого ты только что убил? Не съешь яичницы, не разбив яйца. Это были все жертвы во имя будущего нашей страны?
ПЛ: Это неправда!?
ХЭ: (переминаясь с ноги на ногу, как человек, хотящий сходить по нужде). Я не знаю… Прости Полина.
ПЛ: Нет, все просто! Это методы воздействия. Херардо, это их работа! Они работают…
ЕГ: Нет Полина, это не работа. Это как раз та правда, настоящая правда, которую ты так хочешь узнать. Твой муж и есть твой самый настоящий враг. Тот кого ты любила и был твоим самым страшным сном все это время. Ты приняла пытки не за того человека. Ты страдала зря…
ХЭ: Прошу тебя… заткнись…
ЕГ: (презрительно) Не хами мне недоносок. Ты делаешь свою работу, я делаю свою.
(Полина Лорка внезапно бросает взгляд на сидение машины и увидев там небрежно брошенный Гальван пистолет кидается к нему с быстротой молнии или кобры. Но также с быстротой молнии к ней подлатает ее муж и ударом рукоятки в темя оглушает свою жену).
ЕГ: Бинго! Садись в машину вместе с ней!
(раздается звук вертолета. Гальван презрительно бросает взгляд в сторону звука) Гости едут! Пора сваливать.
(Все садятся в машину, Эскобар небрежно и грубо запихивает бесчувственную Полину, буквально как куклу или тряпку. Машина трогается с места. Эскобар то смотрит на сидящую напротив совершенно расслабленную и чуть дремлющую Гальван, то нервно дергается, кусает ногти)
ЕГ: Что такое affectionate boy? Ты о чем-то думаешь?
ХЭ: (в бешенстве) Чертовы подонки! Твари… Я молчу! Что вам нужно от меня? Я все сделал и всегда делал как вы говорите. Нужны были контакты - я вам давал! Нужны были люди - я вам давал! Нужны были сведенья о ком-то - я вам давал! Нужно было скрыть кого-то из вас - я скрывал! На кой черт теперь этот спектакль!? Почему нужно было тащить ее сюда прямо ко мне на виллу? Почему вы не можете сделать все нормально? И никогда не могли… Черти чокнутые… Это надо закончить сразу!
(он рывком бросается к Лорке, чтобы свернуть ей шею, но Гальван хватает брошенный Полиной пистолет)
ЕГ: Не спеши дорогой, это только начало нашего представления. Не спеши, и сядь (берет в руки пистолет), не хочу тебя продырявить раньше времени. У каждого свой срок, твой еще не вышел. (смотрит на Полину). И ее тоже.
(внезапно машина останавливается)
ХЭ: Зачем остановились? Какого черта?
ЕГ: Для семейной сцены. Я думаю, что вам стоит выяснить между собой все ваши семейные дела. Вам же есть что сказать друг другу. Кроме того, ты должен успокоить полицию. Скажи, что тебя также похитили и что твоя жена с тобой, но уже с этой рации. (протягивает ему не полицейскую рацию)
ХЭ: (устало) Алло Полиция. Мне нужен шеф полиции. Это министр юстиции Херардо Эскобар. Я и моя жена здесь. Мы в безопасности. (глядя на Елену) Это все что нам разрешили сказать. (прекращает разговор)
(Полина приходит в себя… не верит своим глазам и молча, не моргая глядит на своего мужа, потом хватается за темя)
ПЛ: А…а…!
ЕГ: Выйдем на дорожку… Никто не хочет пописать? Или может быть кого-то тошнит? (глядя на Эскобара и Полину) У вас пять минут голубки, чтобы покончить с вашим нелепым браком. Я схожу в туалет, если вы не возражаете…
(Полина и Эскобар выходят из машины)
ЕГ: (улыбаясь) Можете начинать общаться.

Акт второй

Сцена первая (пустырь)

(Полина и Херардо стоят и молча смотрят друг на друга. Полина не знает, что спросить и не хочет ничего спрашивать. Эскобар боится начинать разговор первым. Наконец он решается)
ХЭ: Ты… нормально?
ПЛ: Что?
ХЭ: Голова не болит?
ПЛ: Что???
ХЭ: Твоя голова, как ты себя чувствуешь? Я не сильно тебя ударил?
ПЛ: Ты? Ты меня ударил??
ХЭ: Прости, это было необходимо, ты могла бы наделать… глупостей, как тогда…
ПЛ: ТЫ??? Нет, это неправда, этого не может быть… (начинает уходить в сторону от Херардо, а тот пытается ее нагнать). Не правда, нет, нет, нет, не прикасайся ко мне.,. Уходи, я хочу побыть одна. Нет, нет, нет…
ХЭ: Полина…
ПЛ: Нет, нет, нет, нет, нет…
ХЭ: (резко) ДА!
(Полина резко останавливается)
ПЛ: Да???
ХЭ: (пожимая плечами) Да… Это я. Твой Экси…
(Полина молчит, в ужасе ожидая следующей фразы)
ХЭ: Я тебя сдал… моя сладкая… я, и только я.
ПЛ: Вхххааа-аа… ааа… ааа… Нет! Не правда! Докажи!
ХЭ: А что тут доказывать? Кто знал о вашем маршруте, о том какая у вас охрана. Почему этих деятелей не схватили сразу, хотя они были в 10 минутах езды от нашего дома… Подумай сама. Ты ведь всегда была умна…
ПЛ: Зачем?
(Эскобар мнется, Полина его прерывает)
ПЛ: Нет, это не правда, тут что-то не так… Ты же жил со мной все эти годы, ты же любил меня или делал вид что любишь, ты же так был предан нашему делу?
ХЭ: Делу говоришь? Какому такому делу? Я, «первый наследник престола», сын миллионера буду предан голодранскому делу? Оглянись вокруг, приди в себя?! Все наше, точнее ваше дело все абсолютно… это чуждо мне, это не мое! Ты поняла? Этот «президент-народ», его шлюха жена, т. н. «министр культуры», проститутки из голодных кварталов… еще эти… пионеры из трущоб, шахтеры и пролетарии, эти голодранцы, почувствовавшие волю и решившие вдруг, что они стали хозяинами… Знаешь, богатенькие дети иногда тоже думают как им поиграть «в свободу и равенство с братством». Но не надолго! И это все невзаправду! Это просто игра для нас, понимаешь? А там мы всегда остаемся преданы только одной вещи, нашему собственному благополучию и нашим, именно нашим семьям! Нам начхать на этот народ! Как ты вообще могла вообразить, что я буду ложить свою жизнь ради этого плебса! Да я скорее стану жигало для этой (кивает в сторону Гальван, хочет произнести плохое слово, но одумывается…) Латродмаксы, чем стану «министром-народом». Народ… вот где у меня твой народ (он рукой показывает на свое горло). И пусть если завтра половина этого «народа» сдохнет, мне не будет его жалко ни капельки и ни на секунду. Вот так. Ты поняла?
ПЛ: Но зачем же предавать друзей?
ХЭ: Кого??? Каких друзей?
ПЛ: Наших друзей, тех кто был в сопротивлении. Зачем помогать этим… выродкам?
ХЭ: Ха! «Выродкам» говоришь? Это для тебя они выродки, потому что они забрали тебя и множество таких дураков и дурашек как ты, пытали их и обрабатывали. А для меня они…
ПЛ: Заткнись! Я не хочу больше слышать ни одного слова.
(Херардо затыкается, но спустя секунду не выдерживает)
ХЭ: Для меня «выродки» как раз были вы, т. е. «сопротивление». Ваше ублюдочное сопротивление, что вело к власти это дерьмо из трущоб, этих шлюх и быдло шахтеров. Голодранское быдло. Мерзость… Поняла?
ПЛ: А зачем ты предал меня? Сейчас… Подожди…
(она в ужасе смотрит на Эскобара и пытается предотвратить самую страшную мысль, которая пришла ей в голову)
ПЛ: Нет, это не правда… Ты не мог этого сделать… Ты любил меня…
ХЭ: Скажу честно, я боялся… что ты забеременеешь и мне придется на тебе жениться… Я решил это… предотвратить (хихикает мерзко и глумливо).
ПЛ: (в ужасе и ярости одновременно) ТВАРЬЬЬЬ!!!
(она в ярости кидается на своего теперь уже точно бывшего мужа, вцепляется ему в волосы и едва не убивает его. На помощь Эскобару вовремя приходит Гальван с ее профессионализмом. Виртуозно и быстро она связывает на болевые приемы Полину и скованную отводит в машину)
ЕГ: Прекрасно моя девочка! Pretty baby! Молодец! Успокойся. Он не стоит того. Молодец… молодец… молодец… Ты все сделала правильно! Если бы я была на твоем месте, я бы сняла с него живьем кожу, а остальное сварила бы в солярной кислоте…
(Полина Лорка всхлипывает, дрожит, вздрагивает… воет… рычит… выкаченные глаза начинают потоком лить слезы. Все это напоминает судорогу и агонию… Полина ни как не может выйти из состояние в которое пришла после разговора с Херардо. Сам Эскобар приходит в себя на другой стороне дороги, потом он резко нагибается и его выташнивает на дорогу)
ХЭ: Спасибо Латродмакса! Ты устроила мне шикарный прощальный вечер с моей… женой.
ПЛ: Задумчиво… Latrod…macsа? Latrodectus… mactansа??? Черная вдова? Я читала об этом… я была отличница по биологии. (обращаясь к Гальван) Тебя так зовут? Это твое прозвище? Твоя кличка среди своих?
ЕГ: (улыбаясь, почти застенчиво) Да… Черная вдова, это я. А мой папа меня звал «василек». Я была очень красивым и пухлым ребенком и у меня были красивые и пухлые глаза с большими ресничками. И еще я любила куклы и играть с мальчиками в прятки и индейцев. Читать книжки про…
ХЭ: Расскажи ей лучше про свое испытание. Как тебя испытал Хард в первый день работы в нашей конторе.
ПЛ: ТЫ сказал в «нашей»?
ЕГ: Может не стоит?
ПЛ: А Марио Чепитто? Ты его тоже сдал? А Сергео Раккузи. Иштван Эрагон??? Лаура Вернадски…
ХЭ: Не смотри на меня так… В конце концов у каждого есть свой заработок.
ПЛ: Лауру Вернадски сожгли заживо, после четырех месяцев пыток, сожгли рядом с нашим общежитием. Но она еще была жива и шевелилась, хотя обгорела так, что не было видно ни единого пятна кожи, одно мясо и черная плоть. У нее уже не было ни мозга, ни чувств, она просто шевелилась, не отвечая ни на что, мы просто приняли ее и она шевелилась, так часа три потом умерла… Прямо у меня на руках… Ты сдал и ее??? Это твой заработок?
(Херардо молчит… видно, что ему больно отвечать и он не может ответить).
ПЛ: За что?
ХЭ: Мы взрослые люди. Не смотри на меня так. Мне просто не оставили выбора. Прости, если сможешь. (к Елене) Какого черта вы ее сюда привезли?
ЕГ: (вяло) Заткнись ничтожество… (к Полине) Ну что же, теперь ты все знаешь? Скажи честно, для тебя это неожиданность?
ПЛ: Нет, я бы так не сказала. Правда, правда… Я чувствовала это, чувствовала с самого начала еще с той ночи. (к Эскобару) Ты помнишь. Когда ты уронил нож под ноги Миранде, я тогда уже все поняла, просто я… я… я видимо слишком слаба. Я не хотела в это верить. В это вообще… невозможно поверить… любовь моя…
ЕГ: И ты была права… хотя это еще… не вся правда.
ПЛ: Я раздавлена, (иронично) ты убила мою семью, но мне кажется, что… у тебя есть еще секреты?
ЕГ: (ласково) Конечно!
ПЛ: Я о том, что я еще жива, а это тебя конечно не устраивает?
ЕГ: Ты все время заблуждаешься. Жизни это не совсем мой профиль. Хотя признаюсь в кое-чем я могу оказаться бессильной. Теперь едим в условное место!
(поворачиваясь к Полине Лорка)
Кстати девочка моя, я солгала тебе, когда сказала, что мужики слабее баб…
ПЛ: Что это теперь меняет?
ЕГ: Многое. Люди деляться на способных любить и любить неспособных. Те кто способен кого-то любить есть гораздо более высокий сорт мяса, которое нам привозят. И это мясо, что способно на какие-то детские эмоции невероятно сложно поджарить. Ты была сделана из такого мяса, а твой муж – нет. Ты поняла это?
ПЛ: (осторожно кивает) Допустим!
ЕГ: (удивленно) Допустим??? Неужели? Так знай, моя маленькая девочка, женщины, которые способны любить, они всего лишь навсего сильнее тех мужчин, которые любить в принципе не способны. Но никогда не будут сильнее тех мужчин, кто способен любить кого-то также как и они…
ПЛ: Опять загадки?
ЕГ: Скорее разгадки. Полина, потерять любовь страшно, а обрести бывает иногда гораздо страшнее. Ты понимаешь, куда я веду?
ПЛ: (устало) Нет, тварь.
ЕГ: (улыбнувшись) Pretty baby сейчас мы проедим в Ад, в твой индивидуальный твой собственный личный ад…
(к охране)
Поехали, в «условленное место»! Быстрей!
(охрана мгновенно, бросив все разговоры, сигареты и дела, мгновенно срывается с места. Террористы и Эскобар в панике загружаются в лимузин и полицейскую машину. Эскобар на пороге открывает дверь и вежливо запускает первой Гальван)
ЕГ: Видишь Полина, мне стоит махнуть пальцем, чтобы они вылезли из кожи в своей рабской натуре. Как это похоже на людей, которые неспособны ни во что верить? Это и есть низший сорт мяса, «свинина». Я даже не знаю, так ли это в действительности для меня важно…
ПЛ: Поехали тварь, вези меня к своим чудесам!
ЕГ: (задумчиво, внезапно меняет свое решение) Нет! Не стоит спешить… Мы подождем полчаса, прежде чем тронемся дальше.
(к охране)
Разгружайтесь, посидим перед дорожкой! Просто посидим и посмотрим друг на друга. У нас еще есть время… много времени. К чему спешить?


Сцена вторая («условное место», точнее обрыв на берегу моря, у которого в первой части Полина Лорка допрашивала Роберто Миранду. Сам Роберто Мирандо, связанный и на коленях стоит неподалеку от обрыва, рядом с ним стоят и о чем-то спорят два его охранника)

Тео: Ну что там? Где Хозяйка?
Роберт: Послала к тебе, проверить и тебя и «тварь».
Т: Тварь здесь, что с «ней» станет?
Р: Но ты можешь сбежать говорит. Вдруг у тебя кишка тонка, Вдруг ты вспомнил про жену и детишек… Всякое может быть. Мужики непредсказуемы… Так Хозяйка сказала.
Т: Черт! (качает головой) Да! (качает головой) Хозяйка сказала… Хозяйка скажет завтра тебе, что я враг и ты что… Перережешь мне глотку? Своему лучшему другу? Тому кто крестил твоего сына?
Р: Теодор…
Т: Оба! Как начал! Впечатляет…
Р: Тео… друг… Это война… Мы все под прицелом и все поголовно рискуем включая даже Хозяйку.
Т: (глядя в глаза) Скажи честно, что ты ее боготворишь… Скажи! Обижаться не буду! И если она предложит тебе перерезать мне глотку, за то что мой брат был в сопротивлении и она по этой причине мне не доверяет… Вот моя шея… (показывает свое горло Роберту)… Вот здесь и режь!
(Миранда внимательно слушает их диалог буквально каждую реплику и каждую интонацию)
Р: А ты на меня обижен, что я боготворю Хозяйку!
Т: (нагло в глаза другу) А ты знаешь, кто был ее отец? Ты знаешь? (кривляется и улыбается)
Р: Это не важно!
Т: Это не важно? Это не важно! А я думал, что ты… Я думал, что ты мой друг. (взмахивает руками). Хозяйка мне не верит, потому что мой родной брат был замучен ею в пыточной лично… Что я здесь делаю… Я не понимаю… Я должен рядом… Вот с этим выродком стоять (кивает на Миранду)… Роберт, можешь прямо сейчас меня грохнуть… А потом иди к хозяйке и скажи ей, какой ты честный человек.
Р: В этом нет необходимости. Пока ты с нами ты с нами!
(Миранда услышав эти слова неловко дергается)
Т: Пока я с вами то с вами… А потом Хозяйка тебе скажет одно слово и я труп… Падаль… Собака на меня поссыт, когда я сдохну…
Р: Да хватит тебе рыпаться!
Т: Да Роберт Кларк, это точно хватит рыпаться!
Р: (в ужасе) Ты рехнулся!!! Не смей произносить ни мою фамилию, ни чью, включая свою собственную рядом с ним… (кивает на Миранду). Ты знаешь, что он может сделать? Хозяйка тебя не предупредила?
(оба бросают взгляд на Миранду и видят… Миранда весь сосредоточился в каком-то внутреннем поиске. Миранда дергается и мгновенно приходит в прежнее состояние. Никаких эмоций, только полное подчинение).
Т: Да что он может сделать! Он мертвец! Мертвее мертвого…
Р: НО… ты рехнулся… Хозяйка значит права…
Т: Иди к черту!
Р: Иди покури, отдохни! Я посторожу тварь. Можешь, не беспокоится.
Т: Иди к черту! Друг… (начинает уходить)
Р: (останавливая его на пол пути) Подожди! Как он себя вел все это время?
Т: Нормально в основном…Пытался меня разговорить, потом… (спотыкается и задумчиво смотрит на Миранду)… Потом заметил… вспомнил, точнее, что у меня брат умер под пытками… Сука… Я его приложил в ответ в лево, отлетел падаль на три метра, чуть-чуть покряхтел. Снова решил наехать. Я ему сказал, что у меня есть задача сохранить его живым до приезда Хозяйки, но нет задачи в плане насколько живым.
Р: (усмехается) Мудро!
Т: (уверенней) Тогда я сказал, что воткну ему в рот кляп, и буду бить железным прутом, пока не переломаю все кости. На что он ответил, что у него стоит вживленный сердечный имплантат и что его вообще нельзя трогать руками. Может рассыпаться… Даже назвал фирму и модель имплантата.
Р: Сука!
Т: Будем звонить Хозяйке и уточнять?
Р: У Хозяйки своих дел по горло.
Т: (вздохнув) Еще тварь просился в туалет, но я ему сказал «будешь гадить там, где стоишь, туда, в чем стоишь. Не бойся! Хозяйка любит поджигать вонючек» (мерзко улыбается)
Р: (ухмыляется) Молодец! Хорошо сказал, правильно!
(расслабляемся, потом достает пачку сигарет и закуривает)
Т: Я ухожу?
Р: Да! Сменишь меня через час.
Т: Удачи… (смотрит на Миранду) дерьмо! (уходит)
(Роберт задумчиво улыбается, и продолжает курить, думая о чем-то своем)
РМ: (осторожно и тихо) Роберт Кларк… Роберт Кларк… Роберт…
(Роберт напрягается)
РМ: Роберт… Дай мне сигарету… Прошу тебя…
Р: Тебе сигарету? Охотно. Вот, держи! (дает ему свою практически полностью выкуренную сигарету!) Хорош бычок? (Миранда жадно хватает окурок губами, а в ответ Роберт бьет его локтем в губы. Следует жесткий удар, бычок отлетает на пару метров на губах Миранды остается кровь). Прикурить тоже дал! (радостно сообщает Роберт).
РМ: Мне больно я старый человек, а ты плохо себя ведешь… со мною... плохо, очень плохо…
Р: (ухмыляется) Могу написать следующим бычком у тебя на башке, прямо на лбу «Миранда и Лорка равно любовь». Все поймут. Думаю, что имплантат это позволит.
РМ: (в омерзении) Не позволит…
Р: (насмешливо) Не позволит дерьмо? У меня хороший почерк… Девушкам нравится как я пишу.
РМ: О нет, Роберт! Я не дерьмо!
Р: (насмешливо) Расскажи!
РМ: Я был ключевой фигурой в форте Икс.
Р: Ну да, ну да! Я знаю!
РМ: Я пытал и зверствовал, как говорила Хозяйка каждый день по ее приказу… даже пытал эту сучку Полину Лорку… Ты знаешь, сколько женщин я лишил надежды во славу нашего президента!
Р: Конечно знаю! Миллион наверное? Не ошибся?
РМ: Ошибся, сотни две не больше. Но одну я помню очень хорошо… Это была очень красивая девушка… Светлые волосы, стройные ноги, английская аристократка… Она знала три языка и все время говорила про Мобби Дика. Буд-то это была какая-то ее игра… Говорила, что любит этого кита.
Р: (напряженно) Как звали эту девку?
РМ: Ее звали… ее звали (пытается вспомнить)… ее звали (Роберт начинает терять терпение)… Лаура Вернадски! Вот… Вспомнил… Не подвела меня память… Спасибо!
Р: (облегченно вздыхает) Это точно старик. Память у тебя что надо!
РМ: Она сильно страдала эта девушка… Она многое перенесла, Так много не может перенести один человек. Столько страданий, столько боли…. Множество страданий и боли… И самое главное она никого не сдала. Ее пытали электротоком, или били, потом бросали к уголовникам… Потом снова электроток… Она ходила под себя, прямо на пыточном столе эта аристократка. Это было ужасно… И это было просто божественно! Она боролась изо всех сил и мы ничего не смогли с ней сделать. Никто из нас ничего не смог с ней сделать… включая даже меня… и даже Хозяйку. Потом я выписал ей «Белый билет на волю». Я сказал она честно заслужила спасение. Мы все были в шоке… Это было просто божественно. Нам не удалось ее сломать…
Р: Зачем ты мне это рассказываешь?
РМ: Это была очень сильная девушка. Настоящий боец… (пауза, смотрит внимательно на Роберта, потом продолжает) Настоящая поэтесса!
Р: (вздрагивает) Напоминает мою сестру Анжелику… Слушай старик, заткнись подобру-поздорову, а то я следующий бычок вставлю… тебе прямо в глаз, а твой поганый язык обожгу стволом глушителя.
РМ: (тихо скрывая свою радость) Анжелика…Анжелика… Нет, нет… это имя не знакомо совершенно. Вот Лаура. Лаура Вернадски! Это была действительно женщина. Женщина с большой буквы! Она так и ушла непобедимой. Нам пришлось в итоге выбросить ее на улицу в том состоянии в котором она была, оказав лишь самый минимум медицинской помощи. Я сам лично ухаживал за ней и сумел восстановить ее тело. Потом мы просто оставили ее на улице в квартале Ауэрто-Нокс и там ее подобрали ее товарищи. Что с ней дальше стало я не знаю. Лаура Вернадски! Великая Лаура Вернадски…
Р: Наверное побежала отчитываться к Полине Лорка как хорошо провела время в тюрьме.
РМ: Не думаю… Ей бы все равно потребовалось время на реабилитацию… Тем паче что она все время говорила про фиолетового мишку. Наверное, это был какой-то ее бред…
Р: (подлетает в упор к Миранде) А теперь с этого места поподробней!
РМ: (напугано) Что «поподробней»?
Р: Про «фиолетового мишку»… Давай, только медленно и ничего не скрывая. Скроешь что-то… Нарушу приказ (подмигивает Миранде).
РМ: А я практически ничего не знаю…


Сцена третья (начало рассказа Елены Гальван об «испытании Харда»)

ЕГ: (Полине) У меня в детстве был эпизод, который и привел сейчас к тому, что я стала тем… Кто приносит страдания. Не знаю поверишь ты или нет, но этот эпизод человеческий, потому что я тоже человек.
ПЛ: Человек? Нет… Кто угодно…
ЕГ: Ты не веришь?
ПЛ: Скорее ты есть то как тебя назвали твои соплеменники по ремеслу. Черная вдова! Тарантул. В это я поверю, а человек…
ЕГ: Господи… Брось! А я думала, что ты умная девочка, но твое ребячье отрицание…
ПЛ: Мне плевать, на то что ты мне сейчас расскажешь! Хоть расскажи, как ты играла в куклы с девочками, а те истязали тебя, не давая сходить на горшок!
ЕГ: Очень свойственно людям вашего круга. Тем, кто называет себя «революционеры». Борцы. Это ребячество и это отрицание пища для таких как мы… Роберт Хард меня учил: когда ты работаешь с революционером - делай его «простой мир» сложным. У революционера всегда твердая почва под ногами. Превращай его твердую почву в зыбкое болото. Мы тренировались…
ПЛ: На бабочках! Я знаю!
ЕГ: На уголовниках. Урках. Расколоть уголовника не сложнее чем сходить в туалет или выпить водки… (обращаясь к Полине) Почему ты отрицаешь во мне человечность? На каком основании? Зачем? Я ведь тоже человек, я тоже живая как и ты. Прикоснись к моей груди и ты почувствуешь как бьется мое сердце. Ну! Попробуй! (берет ее руки и подносит к своей груди. Полина резко отдергивает, но рука Елены явно сильнее и жестко даже не причиняя боли удерживает руку Полины у своей груди).
ЕГ: Ты чувствуешь мое сердце?
ПЛ: И у змеи есть сердце и у саранчи! Но это не делает их подобным человеку!
ЕГ: (хмыкая от удовольствия…) О Господи! Урки сдают друг друга из зависти или от страха боли. Их мир гнилой от начала и до конца и есть самое настоящее болото. Их не надо убивать, их просто как жаб или гнид выводишь на сушу самой реальности: или ты раскалываешься, или мы отрежем тебе руку или ногу. Выбирай меру страданий за содеянное. Твердая почва и больше ничего. Урки раскалываются всегда. Революционеры на такой твердой почве обретают только дополнительную силу. Чаще всего их пытать бесполезно. Тогда мы…
ПЛ: Как ты меня утомила…
ЕГ: Тащим их в болото безверия. Урки идут в одну сторону, революционеры в противоположную. Ваш мир слишком прост и слишком целостен в цветовой гамме. «Добро-зло». Никаких серых оттенков, только «черное и красное». «Черное» конечно мы. Вот поэтому… «мы» и помогаем вам обрести все понимание сложности.
ПЛ: (молчит)
ЕГ: И эта сложность превращается для вас в самую изощренную пытку. Урке достаточно сказать: если не расколешься ты, то расколется твой друг, выбирай, кто из вас двоих выживет тот и станет счастливым. В его дуалистическом мире все это вполне нормально. На революционера такое не действует, потому что мы для вас абсолютное зло, а вовсе не «возможный партнер по работе» как для уголовников.
ПЛ: (задумчиво) Что у тебя за история?
ЕГ: История про то, как я стала такой как есть. Моя собственная история. Совершенно правдивая. Я родилась в семье философа, профессора испанской лингвистики… Между прочим диссидента и страшного либерала по убеждениям. Ты наверное слышала о нем. Рауль Энрико Гальван.
ПЛ: (задумчиво, словно придя в себя) Да… кажется слышала… у него был какой-то манифест в 49 году. Мы штудировали его в числе других раб… ТЫ его дочь???
ЕГ: Да! Тебя это удивляет?
ПЛ: Это он тебя учил «Илиаде» и назвал в честь Елены Троянской? Обзывал «васильком»
ЕГ: (улыбаясь вполне по доброму). Да, конечно, это мой папа. Мой gran padre de los.
ПЛ: Ты дочь Рауля Гальвана? Фантастика… (задумчиво) я бы скорее поверила, что ты дочь Сатаны.
ЕГ: Но, тем не менее мой отец был одной из икон южноамериканского социализма… После того как он… После того как я перешла в тайную полицию,
ПЛ: (в наслаждении) Ой не говори…
ЕГ: Папочка отрекся от меня, как от гниды и забыл мой день рождения. Но я продолжила его любить… До конца его жизни… Он так и остался для меня моим gran padre до самой смерти в 1973 году.
ПЛ: (презрительно) Тебя Хард не попросил его задушить…
ЕГ: Нет… Хард был на его похоронах… Он так отдал мне дань уважения, как одной из лучших его помощниц. Он принес гигантский букет цветов и поцеловал мне руку на похоронах моего отца. Одного из идеологов вашего движения… В ваших газетенках и в «Санди таймс» это передали как «хунта делает знак, что готова примирится с народом». В действительности Хард просто отдал дань уважения тому, кто родил такую дочь и получил выговор от президента.
ПЛ: Мир не стал сложнее… Хард просто отдал должное папочке своей твари, поблагодарил твоего отца за хорошо выполненный долг перед страной… А теперь, что ты хочешь мне рассказать? Только не рассказывай, как прекрасно вы с ним проводили время над беседами о смысле жизни. Не было таких бесед. Он презирал тебя до конца своей жизни как мерзкую тварь и каждый раз когда тебя видел, говорил, что твое лицо, так похожее на его собственное, стало самым сильным проклятьем ему до конца его дней. Правда?
ЕГ: (не дрогнув ни на секунду) Да! Это абсолютная, правда.
ПЛ: Я час заплачу!
ЕГ: Не стоит, то, что он меня ненавидел и проклинал, заставляло меня любить его только больше и больше. Но конечно не он был причиной моего выбора в пользу тайной полиции. (смотрит внимательно на Полину)
(Полина Лорка решает, что если Гальван решила поболтать, то это к лучшему. Время на ее, Полины стороне, т. к. пока Гальван болтает – их всех ищут)
ПЛ: Давай, трепись дальше!
ЕГ: (удовлетворительно кивает головой и усмехается незаметно для ПЛ в этот момент). На меня больше повлиял мой школьный друг Альфред. Мы дружили с детства и вместе спали в пижамах, я забиралась часто к нему, вместе играли, вместе купались в речке… Иногда даже обнаженными… Мы любили друг друга, начиная с пятнадцать лет. Мы изучили наши отличия, разницу нашей наготы… Мы много баловались, когда играли вместе… Но он был иных взглядов на политику, чем я. Я конечно не верила в Бога, как учил меня мой отец, не верила контакты с США и Европой. Я была социалистка, потому что отец мой был социалистом тоже. Он воспитал меня в своей вере и все время говорил про СССР и «Капитал». Я верила только ему. Альфреда раздражали мои взгляды на мир и на идеи моего отца. Он был совсем другим мальчиком. Он был воспитан в вере в Бога и в истину с самого рождения. Его воспитали отец и мать как истинного патриота. Господи он так часто называл меня «дурой»… Но я терпела все. Еще мы играли в «ковбоев и индейцев» и я всегда была индейцем, а он все время выискивающим меня ковбоем. Однажды во время одной из наших прогулок мы жутко поспорили, и я снова убежала… Он бросился меня искать и у него был еще лук и стрелы из которыми он часто бил куропаток. Я боялась его по настоящему. Он мог убить меня, если бы выстрелил из лука и я спряталась от него. Но он все равно меня нашел. Нашел и радостно заорал. «Иди сюда дура! Мы еще не закончили спор! Встань предо мной и не бойся смерти!» Я испугалась и побежала быстро, как только могла. Потом я поскользнулась и упала в горную реку. А Альфред… Альфред полетел пулей вниз меня спасать, прямо в одежде бросив свой лук там где стоял… Он бы спас меня в этом не было никаких сомнений… Но не рассчитал свой прыжок и задел ногой камень, который был внизу водопада… У него уже был перелом, но он продолжал плыть по течению и в конце концов настиг меня захлебывавшуюся и вытащил из воды… В итоге он спас меня, но сам… Оказался парализован о конца жизни или очень надолго. Так сказали врачи. Для меня это был шок… Самый страшный шок в моей жизни.
ПЛ: (презрительно и насмешливо) И что, мальчик много страдал?
ЕГ: Много! Очень много. И он страдал так много только из-за меня. И тогда… Чтобы как-то обрадовать его в положительном плане… Ну чтоб он не думал обо мне плохого больше… Я и пошла в тайную полицию, точнее пока еще только на курсы «юристов со спецподготовкой». Отец едва не сошел с ума, когда услышал об этом, но я успела его успокоить, сказала, что-то нужно, чтобы получить нормальный диплом и начать работу в Европе…
ПЛ: (насмешливо) А я с моим Херардо познакомилась гораздо проще…
ХЭ: Мне можно сказать пару слов?
ЕГ: (раздраженно) Что именно?
ХЭ: У меня два вопроса Латродмакса.
ЕГ: Говори!
ХЭ: Чего мы ждем?
ЕГ: Семи часов утра. Смена караула и «окно в лучший мир». У нас будет примерно десять минут на выход.
ХЭ: Отлично, а мое алиби?
ЕГ: Твое алиби… задумчиво… Да, у тебя будет алиби…Ты останешься здесь лежать с пулей в башке.
ХЭ: (прекрасно зная характер Гальван, в шоке замирает, как кролик перед удавом)
ЕГ: Что такое affectionate boy? Тебе не нравится такое алиби? Как ты предпочитаешь, пулю в лоб или в затылок?
ПЛ: (усмехаясь и наслаждаясь) Любовь моя? Неужели ты ждал от них что-то иное?
ХЭ: (к Полине) Заткнись!! (к Гальван) Это невозможно, я ваше прикрытие в министерстве юстиции. Нет… нет… Это какая-то игра Латродмакса. Я чувствую игру.
ЕГ: А я чувствую как ты смердишь на дороге. (встает и обходит его стороной вокруг). Алиби… ты мразь, что продает всех и вся думаешь об алиби. Я дам тебе алиби. Я могу прогнать тебя через мясорубку и скормить наполовину крысам или свиньям… И тогда никто на свете даже в аду не усомнится, что ты умер от наших рук, страшной и мучительной смертью… (усмехаясь) Достойной революционера. Ты пойдешь из наших рук без причастия прямиком в ад. Точнее из одного ада в другой. И даже черти будут тогда говорить «это Херардо Эскобар! Он умер за революцию». (останавливается и смотрит Эскобару прямо в глаза) Вот какое «алиби» я могу тебе дать. Твою смерть…
ХЭ: (в шоке) Но я нужен вам?
ЕГ: Зачем?
ПЛ: (смотрит на них внимательно, наивно ожидая от своего мужа хотя бы сейчас какого-то мужества)
ХЭ: Я спасаю ваши шеи от висельниц… и… долгих сроков.
ЕГ: Незаменимых людей нет affectionate boy. У нас еще три кандидатуры на твое место. Одну ты даже знаешь.
ХЭ: (вздрагивая в ужасе) Нет! Только не он! Господи, Господи… Это невозможно… Черт… Господи! Я…
ЕГ: Я слушаю…
ХЭ: Я сделаю все, что вы скажите и даже… все что не скажите…
ЕГ: Докажи!
ХЭ: (смотря на Полину) Я могу убить ее прямо сейчас на твоих глазах Латродмакса.
ПЛ: (в ужасе молчит)
ЕГ: В этом я не сомневаюсь affectionate boy. Докажи мне другим.
ХЭ: (сглатывая слюну) Чем именно?
ЕГ: Ты должен мне поклясться в присутствии ее в нескольких вещах.
ХЭ: (сдавлено) Согласен!
ЕГ: И сделать это стоя на коленях.
ХЭ: (оглядываясь вкруг, в том числе и на Полину, еще более сдавленно, почти потерянно) С-с-с-согласен!
ЕГ: (осматривая его с недоверием) Ну!
ХЭ: (медленно, как загипнотизированный, становится на колени)
ЕГ: (расслабленно) Клянешься ли ты Херардо Эскобар, министр юстиции нашего государства… Так мною любимого… Перед лицом (Смотрит на Полину Лорка) Его народа… Что будешь вечно служить нашим интересам во огне и пламени, не боясь ни расплаты, ни забвения.
ХЭ: (молчит)
ЕГ: Ну… (ожидает) Дорогой, первый вариант еще никуда не отпал, ты еще хочешь получить алл…
ХЭ: Клянусь…
ЕГ: (удовлетворенно) Клянешься ли ты Херардо Эскобар, что никогда не выдадишь властям нашего, так любимого мною государства ни одного из представителей нашего движения, ни меня, ни Харда, ни кого из них.
(Полина Лорка в ужасе смотрит на адскую клятву)
ХЭ: Клянусь!
ПЛ: (презрительно) Чушь! Да он предаст тебя также как и меня!
ЕГ: Возможно! Клянешься ли ты Херардо Эскобар. Клянешься ли ты молоком своей матери, что если кого-то из нас поймают наши враги, ты сделаешь все, чтобы этот человек ушел от… лживого правосудия?
ХЭ: Клянусь!
ЕГ: И ни одни из наших никогда не будет подвергнут пыткам или казни?
ХЭ: Клянусь. Не будет!
ЕГ: И ты сделаешь все, чтобы никто из наших никогда не потерял бы ни имущества, ни честно имени и дети его страдать тоже не будут?
ХЭ: Клянусь!
ЕГ: (нагибается к плечу Эскобара и смотрит прямо в глаза Полины) А если я нарушу мою клятву, то пусть Ад содрогнется от мук моих и страданий!
ХЭ: ?
ЕГ: Произноси дословно.
ХЭ: А если я нарушу мою клятву, то пусть… Ад содрогнется от мук моих и страданий!
ЕГ: Ибо я не нарушу эту клятву никогда…
ХЭ: Ибо я не нарушу эту клятву никогда!
ЕГ: Клянись!
ХЭ: Клянусь!
ЕГ: (встает, продолжая смотреть на Полину) Хорошо, а теперь поцелуй мне руку как своей матери прямо на ее глазах (улыбаясь, смотрит на Полину). Как ребенок целует матери своей.
(Эскобар медленно, озираясь немного колеблясь, потом целует протянутую руку Гальван)
ЕГ: А теперь Pretty baby тебе осталось только верить или не верить, сдержит он свою клятву или нет. Но я бы на твоем месте поверила бы, ибо когда ты умрешь…
ПЛ: (не веря своим глазам) Тварь!!! Проклятая тварь!
ЕГ: Мир стал чуть сложнее??
Риус (один из охранников Гальван): Черт Хозяйка! А мне больше понравилась ваша первая идея… (замолкает увидев, что Гальван к нему повернулась лицом)
ЕГ: Мне тоже, если честно. Но мы же не звери на самом деле. (ласково смотрит на Эскобара) Мы простим нашего мальчика. Ведь он ничего не сделал плохого. Просто признал меня своей матерью на веки веков.


Сцена четвертая (Миранда сманивает Роберта)

РМ: Она, эта девушка, говорила мне, что больше всего на свете любит шоколадное мороженное с ореховой крошкой и дома ее ждет фиолетовый мишка.
Р: (пытается держаться в руках) Так…
РМ: Такая странная игрушка, которую подарил ей брат…
Р: (еле сдерживается) Так…
РМ: На день рождения, Когда ей было восемнадцать лет. Она еще сказала, что смеялась над этим подарком, мол фиолетовый медведь, что может быть смешнее и нелепей. Но сейчас здесь бы все отдала…
Р: (подлетает к Миранде и хватает его рукой за челюсть). Говори какая у нее была фамилия.
РМ: (сдавленно) Вер… Вер… надски.
Р: (яростно) Это я знаю, какая у нее была фамилия в «деле». В ее «Деле». Ты понял? Мне на хер не нужен твой псевдоним.
РМ: В «деле»?
Р: Да, именно в «деле» тварь! Говори, иначе сдохнешь здесь и сейчас, еще до приезда Хозяйки.
РМ: Я… я… не помню… Едва едва.
Р: Думай! Тварь!
РМ: Хаб… Хаберхан… нет
Р: Хаберманн?
РМ: Лиза Хаберманн… Вот кажется так.
Р: (отпускает челюсть Миранды и как бешенный хватается за голову) Тварь… тварь… тварььь!
(поворачивается к старику)
Лиза Хаберманн это моя родная сестра. Ее муж…
РМ: Отто Хаберманн… кажется.
Р: Да!! Ты знаешь!? Ты все знаешь! (подходит к нему в ярости, ничего не видя, как зомби или как сумасшедший)
Тео: (внезапно появившись) Роберт, ты сошел с ума! Опомнись!
Р: (как дернутый за поводок) Что, что случилось? Нас нашли? Окружили?
Т: С тобой случилось Роберт, а не с нами…
(осторожно) Ты орешь как сумасшедший… (задумчиво) Что произошло? Это он тебя обрабатывает?
Р: Нет!
Т: Тебя сменить… друг?
Р: (вздрогнув) ни в коем случае. Иди, иди… Мне надо расслабится… Нет я останусь с ним.
Т: Но!
Р: Хозяйка прислала меня, ты никто. Иди на хер отсюда! Там, сторожи наш пост. Скажешь, когда появятся копы.
Т: (обиженно раздраженно!) Появятся! Не волнуйся! Будешь так орать и ФБР прилетит. (уходит)
Р: (наклоняясь к Миранде) Лиза Хаберманн в девичестве Элизабет Кларк, это и есть моя сестра. Мы ирландцы, переместившиеся сюда пятьдесят лет назад, во время Ирландской революции. Осевшие здесь… Понимаешь меня. Твоя «аристократка», Вернадски… Черт! Не может быть!
РМ: Роберт…
Р: (вздрагивая и с ненавистью смотря на Миранду. Потом успокаивается, видимо понимая, что уже ничего не изменить, а Миранда так и так уже «труп-трупом») Моя сестра… Элизабет Кларк… т. е. Хаберманн… Она пропала без вести 8 лет назад и я три года ее искал через полицию, а потом уже самостоятельно, но не нашел. В отчаянии я поступил в тайную полицию, чтобы найти ее… А нашел труп. Мне сказали, что ее замучили активисты сопротивления. Мне показали фото на котором был кусок обезображенного обожженного мяса и только… Фигура была ее… Очень похоже… Я не помню с тех пор ничего… Я стал работать на тайную полицию и возить всяких их деятелей в Форт Икс. Еще я убивал этих тварей, когда они пытались оказать сопротивления или сбежать. В самом Форте я не работал никогда и ты бы никогда не узнал меня, если бы… (задумчиво) А теперь ты… ублюдок говоришь мне, что она пала от рук наших? (подходит к Миранде и насмешливо глумливо улыбается) Ты знаешь… я сам расколю тебе череп, если это правда…
РМ: Она жива! Тебе соврали, что она мертва.
Р: Что???
РМ: Она жива Роберт!
Р: Я видел ее фото, того что от нее осталось.
РМ: Это была не она! Когда мы ее выбросили, она была еще жива…
Р: Ты врешь! Врешььь… я вижу…
РМ: Нет Роберт, не вру. Какой смысл мне врать, если я уже мертв???
Р: Все может быть… А как проверить?
РМ: Мертвые не врут Роберт!
Р: Есть способ… (выхватывает пистолет с глушителем) Есть! Смотри мне в глаза… непрерывно смотри. Ты видишь ствол пистолета?
РМ: Да!
Р: Сказал правду! Ты видишь там пулю?
РМ: ДА , Роберт!
Р: Сказал правду! Ты понимаешь, что эта пуля твоя смерть?
РМ: Роберт, Хозяйка на тебя разозлится…
Р: Не перебивай! Ты понял, что я спросил?
РМ: Да, Роберт! Стреляй! Это будет прекрасно!
Р: Хммм… Кто победил в этом году в Мадриде?
РМ: «Реал Мадрид»
Р: Смотрел главный матч?
РМ: Нет, не смотрел.
Р: Сказал правду. Ты получал удовольствие, когда трахал мою сестру??!!
РМ: Нет Роберт, прости…
Р: (радостно) Врешь сука, вот теперь вижу как ты врешь! Сколько тебе лет?
РМ: 58.
Р: Где ты живешь?
РМ: В центре, на улице Розетте…
Р: Лиза Хаберманн жива?
РМ: Да! Она жива Роберт!
Р: (не веря) Скажи еще раз: «Лиза Хаберманн жива».
РМ: Лиза Хаберманн жива Роберт! Она жива!
Р: (колеблется… смотрит и смотрит на Миранду)
РМ: Лиза Кларк или Лаура Вернадски жива. Да, жива… Я помню ее живой…
Р: (в шоке и задумчиво качает головой) Ты… не врешь! Сказал правду.
(отходит в сторону и погружается в размышления)
Нет, ты не врешь… Это невероятно! Восемь лет… Три года я возил их в Форт Икс и даже убивал, если пытались сбежать. Три года. Господи… Я убивал их потому что мне сказали… или… Лиза… Если ты жива… если эта гнида не врет… Господи! Господи! Господи! Я сделаю все на свете, чтобы увидеть тебя снова. Господи! Дай мне знак… Прошу тебя… (задумчиво молчит пять минут, потом подавленно произносит). Бог на мой стороне, я в это верю!
(поворачивается к Миранде)
Что ты сделаешь, если я тебя отпущу, в обмен на информацию о Лизе?
РМ: Все, что скажешь… даже могу стать твоим личным слугой на любое время. Пока не разонравлюсь. Разонравлюсь, стану ненужным…
Р: Сдохнешь как крыса!
РМ: (кивает) сдохну…
Р: Тогда говори мне как нам отсюда выйти? Ты наверняка знаешь все?
РМ: Это просто! Хозяйка должна была оставить окно для выхода. Это называется, скорее всего «окно в лучший мир». Оно всегда в семь часов, когда сменяются составы. Тогда вы должны проскочить под видом столичных копов через смену состава. Вас никто не примет.
Р: Хммм! Это я знаю! Что дальше.
РМ: Дальше, когда выйдем нам потребуется свидетель из числа бывших заключенных, выживший свидетель, что знал Лауру и даже прикрывал ее. Это были только два человека. Херардо Эскобар и Полина Лорка. Еще был Энрикио Сантано, но его убили. Остальные все также мертвы.
Р: Лорка и Эскобар в руках Хозяйки.
РМ: Правда? И Эскобар тоже? Золотой заложник! Все посты снимаются до момента начала переговоров с террористами, и полностью прекращается всякое прочесывание. Приезжают следователи из столицы и ждут звонка. У Хозяйки не просто «окно», а «окно с золотым ковром и указателем». Умна баба! Она даже может просто грохнуть этого Эскобара и все равно окно у нее останется.
Р: Мне плевать на Эскобара и Полину Лорку.
РМ: А мне теперь нет! Они единственные кто может что-то сказать про твою сестру. И Они теперь там где Хозяйка. Оба в ее руках. Ты понимаешь?
Р: Еще есть снайпер!
РМ: Я уже подумал о нем. Нельзя доверять таким людям как Тео. Он непредсказуем! Значит должен быть снайпер.
Р: Ирландец как и я. «Икс» его прозвище. У нас еще есть «Омега», но он сидит северней. Он стреляет в глаз. А за тобой и Тео смотрит Икс. Он всегда стреляет в переносицу. Знаешь почему?
РМ: Нет?
Р: Выстрел в висок или в лоб не всегда убивает в туже секунду. Человек может дергаться, может стонать, может пробежать несколько шагов. А вот выстрел в переносицу это как удар саблей по позвоночнику. Прямо по шее. Такой выстрел отделяет от лобной доли мозжечок и продолговатый мозг. Человек падает как подкошенный. Как срубленный ударом очень острой сабли одуванчик. Ни одно его семя не отлетит. Это чтоб ты знал.
РМ: Еще стался Тео.
Р: Тео… (ухмыляется) Тео…


Акт третий

Сцена пятая (где-то за горизонтом затухает массированная стрельба)

(Гальван стоит рядом со свом охранником Риусом и смотрит на спящую Полину Лорка)
Риус: (потрясенно и растерянно) Ну все… кажется стихло…
ЕГ: Стихло… Интересно надолго ли?
Риус: (осторожно) сменим точку Госпожа?
ЕГ: (смотрит в ответ на него как на идиота) Еще чего! Тот, кто шевельнулся и побежал всегда получает первую пулю. А потом ищет свои мозги в траве, когда их нужно было искать в голове и гораздо раньше.
Риус: Простите Хозяйка!
ЕГ: (Отводит лицо в сторону, а потом улыбается) Боже мой! Как мило спят люди, которые прошли через Ад. Самый спокойный и безмятежный сон у тех людей, которые лежат на «бенгальском столе» с электрошоком, привязанные проводами…
Риус: Это наверное как-то связанно с физическим истощением. Человеческое тело должно пополниться энергией, поэтому и спят так. К тому же им в этот период хочется видеть рай. Кошмары начинают сниться уже после того, как ад закончился.
ЕГ: В любом случае лучшие сны человеку сняться сразу, именно после того как его перестают пытать током, кровью, холодом или водой… Девочка проспала два часа и даже…
Риус: Фейерверк проспала, который закончился пять минут назад.
ЕГ: Когда будет информация?
Риус: Я созваниваюсь по закрытому каналу… Примерно через полчаса Латродмакса.
(Полина Лорка начинает шевелиться и просыпаться)
ЕГ: Нет, все-таки черти разбудили красавицу! Иди, собирай информацию, мне нужен полный доклад и не через полчаса, а через десять минут.
Риус: Слушаю Госпожа! (уходит)
ЕГ: (ласково смотрит на Полину Лорка). Ну что моя хорошая. Готова выслушать продолжение истории.
ПЛ: (лениво и сонно) К чему мне все это? Ты ведь все равно меня убьешь…
ЕГ: Мне интересно, что ты скажешь. В конце концов, ты ведь моя лучшая подруга.
ПЛ: «Лучшая подруга», дай мне спокойно умереть?
ЕГ: Нет как угодно, но только не спокойно…
ПЛ: (ложит голову на руку и пытается снова задремать)
ЕГ: (делая вид, что не замечает этого). Ты можешь мне не верить, но первую свою проверку я провалила с треском. Примерно на третьем курсе меня выделили и направили в спецотряд. Там было еще месяцев восемь непрерывных тренировок и обучения. Потом курсы спецназа, полоса препятствий, тренинги, потом мной лично внезапно занялся сам Хард.
ПЛ: Ну… (слушает ее в полном безразличии)
ЕГ: Мне удалось разговорить одного урку, которого никто не мог кроме меня разговорить. С ним работало с десяток следователей и ничего не помогало. Деятель был убийца и наркоторговец, вор и подонок. Но он ничего не боялся и презирал всех копов… особенно баб в форме (усмехается). Я воспользовалась его глупостью и предложила соблазнить себя. Он… повелся и распушился как петух. Урки презирают баб в форме, считая их особенно глупыми. Я начала переговоры с того, что убрала из диктофона кассету на время наших…интимных переговоров. Потом вставляла кассету обратно на его глазах. Глупый урка не знал, что я вставляла и доставала кассеты из того диктофона, который не работал. Я убедила его, что люблю его, а он начал… мужики, это просто невероятно хвастливые свиньи (мечтательно улыбается). Он нахвастал все и вся… В том числе как он однажды убил двух полицейских и закопал их трупы. Он нахвастал в общей сложности на повешенье. Тогда я попросила его заковать в кандалы и заставила прослушать именно это признание и больше ничего. Он заорал в неистовстве, что я его предала, когда он меня любил, а я предложила ему сделку. Он послушался меня и пошел на сделку… «Чистая совесть в обмен на маленький срок»… Он сознался во всем, в обмен, что не прозвучит история про копов. Но на суде в нарушение сделки копы всплыли и беднягу (ласково зевает) послали пугать ворон. Господи, это было прекрасно! После этого урки звали меня «preta criatura», а я даже не обижалась. Я находила другие способы как их раскалывать, всегда точно ища уязвимое место. Наконец урки стали бояться меня как смерти. Тогда Хард и предложил мне работать у него.
(смотрит на Полину, та кивает, мол «продолжай»)
Прозвище «Латродмакса» я получила уже от своих, когда убила одного милого мальчика.
ПЛ: Кого-то из наших?
ЕГ: Нет, скорее из наших. (вздыхает и продолжает). Это случилось через пять лет, после получения диплома. Я уже стажировалась у Харда, когда он еще не был министром безопасности, и уже вела дела революционеров, которые на проверку оказались существенно сложнее обычных уголовных. Основная проблема тут не доказать вину человека, это и сам подозреваемый не всегда отрицает, а вынудить человека раскрыть свои дальнейшие связи. И тут наступает стопор. Уголовник сражается только за свою засаленную шкуру, революционер, за все так называемое «движение». Как выяснилось, тут ты просто натыкаешься на монолит. И если мужика еще можно расколоть используя его «бабские» слабости, то женщину… Хотя даже не все мужики раскалывались с первого раза. С первого раза раскалывается только самая непотребная шушара, которая едва-едва записалась в движение. Хард увидел, что я спотыкаюсь и веду дела все хуже и хуже, и потребовал от меня «представления»…
ПЛ: (почувствовав паузу) Какого?
ЕГ: Он потребовал, чтобы я убила человека. Живого человека. Прямо в камере без суда и следствия. Ты представляешь… я едва не сбежала из тайной полиции! К тому времени на моем счету было уже 2-3 десятка пожизненных сроков и повешений, но одно дело, когда ты отправляешь на вечные муки или на заслуженный отдых мразь и подонка и совсем другое дело, когда тебе нужно убить нормального живого человека своей рукой просто так… просто потому что тебе приказали. Я отказалась и пришла к Альфреду. Альфред выругал меня, обозвал и «дурой» и «ничтожеством», он заявил, что «те враги, которые ненавидят наше государство не будут дрожать, когда потребуется убивать нас и предложил вспомнить что случилось в странах соцлагеря» «Мы все потеряем все!» - кричал неистово Альфред, «и ты дура будешь в этом виновата! Иди и выполни свой долг, как приказывает Хард!». Я была в шоке! Можешь представить, мне потребовался год, чтобы принять решение. Вы мне помогли, когда устроили теракт в столице… Взрыв на улице Августина на день святого причастия. Тогда погибло 40 человек, в том числе и мать Альфреда… (смотрит внимательно на Полину)
ПЛ: (спокойно кивает головой) Я всегда была против террора. Я считала это может только спровоцировать людей против нас.
ЕГ: (продолжает) У меня не осталось выбора. Кровь за кровь (вздыхает). Я пришла к Харду и сказала, что готова выполнить его задание. Он отвел меня в камеру, где сидел привязанный в одних трусах человек и сказал: «вот пистолет с одной пулей – убей его!» и вышел!
(пауза, потом продолжает)
Парень был примерно 20 лет, весь прыщавый и рыжий, ты его знаешь это сын Сергео Раккузи, Анжело.
(Полина вздрагивает)
Именно его мне нужно было убить… Но я не смогла… Я пыталась, сделала три попытки, потом даже стащила с него трусы и завязала в них пистолет, чтобы не видеть сталь, которая должна убить. Парень плакал, стонал, дрожал все телом… Я дрожала вместе с ним и целилась в него, отпускала пистолет, снова накатывала и снова не могла… так продолжалось час… Вошел Хард и предупредил меня, что если я не выстрелю, то пуля в пистолете станет моей. «Тебе еще двадцать минут!» - крикнул он и ушел. Я снова набросилась на этого ублюдка… он дрожал всем своим голым телом, а его маленький член просто трепыхался. Он стонал и плакал «Не убивайте меня!», а я орала как безумная «Заткнись тварь!». И я снова не выдержала, не смогла, и опустившись, на пол заревела, затряслась всем телом как безумная… Вошел Хард, вырвал у меня из рук пистолет и ударил прямо по лицу. Тут я увидела, что сижу в луже мочи и даже не знаю, чья именно это моча, моя или Анжело. А Хард повернувшись ко мне лицом, спросил «Ты не смогла убить «это»?» Он именно так и сказал «это». А потом он взял и выстрелил. В голову. Сначала он опрокинул Анжело на спину, чтобы осколки мозга и кровь не запачкали его костюм, а потом загасил его одной пулей в башку. И тут меня… И тут я блеванула как могла… Меня просто вынуло на изнанку целиком. Я сидела перед Хардом в моче, слезах и своей блевотине. Это была невероятная сцена! Так погиб Анжело Ракузи, на моих глазах…
(пауза)
А потом Хард повернулся ко мне и сказал. Его глаза при этом сияли огнем, как у Сатаны. Он сказал мне: «ты видишь этот пистолет? Это оружие! Почему оно оружие? Потому что оно сделано из стали. Настоящей стали, а не из пластмассы. Если бы этот пистолет был бы сделан из пластмассы, то он бы сейчас убил бы не врага, а меня! Ты поняла? Ты сделана сейчас из пластмассы. Если хочешь служить у нас, то в тебе не должно остаться ничего человеческого, ни одного атома или клеточки. Потому что если в тебе останется хоть что-то от человека, это что-то однажды как прокалена или ржавчина на стволе убьет не врага, а меня! Ты все поняла? Иди и стань оружием! Пошла вон!». И я ушла и провела после этого десять ночей в ужасе и бреде… Я едва выжила, если честно…
(пауза)
Альфредик меня высмеял… Отец… с отцом я помирилась…
ПЛ: И как же ты снова оказалась у Харда?
ЕГ: Просто пришла и сказала: «сделайте из меня оружие!» Это случилось спонтанно, как бы само собой.
(их прерывают)
Риас: Хозяйка, есть доклад!
ЕГ: (смотрит на часы) Ты опоздал на четыре минуты?
Риас: Простите Хозяйка (кланяется). У меня полный доклад. Наедине, если можно.
ЕГ: (кивает Эскобару) Охраняй нашу красавицу. (Эскобар кивает и садится рядом с Полиной Лорка, та в ответ смотрит на него как на мерзость)
ЕГ: (тихим голосом) И так, что там произошло, докладывай, но предельно сжато.
Риас: Все началось в четыре часа утра, когда приехали следователи из столицы.
ЕГ: Ты сказал «следователи»?
Риас: (кивает) Их было двое, наш, т. е. Луи, он должен был пустить копов по ложнякам и еще молодой. Сученок с отличием окончил юридическое отделение и возомнил себя «Пинкертоном». Он начал с лупой ползать по траве и отыскал… Следы нашего полицейского «Форда», связал это со звонком Эскобара и радостно распушил крылья, мол какой я гений. Луи опустил засранца на землю, даром что сорок лет в сыске, просто засыпал травой, и тему можно было бы закрыть, но тут… (смотрит на Гальван)
ЕГ: Что?
Риас: Позвонил вертолетчик и заявил, что во время последнего облета слышал истеричный крик на побережье, причем не бабский, а мужской… Как раз в районе «условленного места»…
ЕГ: Невероятно…
Риас: Миранда так орать не смог бы. Вертолет должен был пролететь от них метров 100-200 вот здесь (показывает на карте). Это кто-то из наших орал… В темноте они никого не разглядели, но запомнили именно крик.
ЕГ: Продолжай!
Риас: Молодой сразу же связал в одно: крик, звонок, потом следы, и потребовав ультимативно роту солдат заявил, что нужно обследовать берег. Ему дали в итоге взвод и без пятнадцати пять они понеслись по дороге как раз в условленное место. Отказать ему никто не мог, поскольку они с Луи были в равных правах, но сам Луи также последовал в сторону берега, предупредив наших звонком в город по скрытому каналу. Рисковал парень, но сделал это. Наши предупредили уже птичек. Птички сидели…
ЕГ: Квадраты G4, E5, F2, я их сама там расставила.
Риас: (кивает) F2 это Икс и «условленное место». Молодой несся как ненормальный. Еще бы расследовать похищение министра юстиции, это просто путь на небеса! Так впрочем, и случилось. Он почти долетел до поворота, а там два километра - прямая видимость прямо до «условленного места», где только Луи сумел его остановить и образумить. Но тут вундеркинду снова моча в голову ударила, и он как угорелый понеся дальше… (смотрит на Гальван)… Икс снял гения, когда тот был в ста метрах до поворота, еще чуть-чуть и увидел бы наших с Мирандой. В переносицу. Малый сразу пузыри пустил, Луи спрятался, а копы открыли беспорядочный огонь, куда бог велит, едва друг друга не перестреляли. Все и сейчас могло бы кончится хорошо, но капитан, командир спецназа, оказался спецом, потребовал всем прекратить огонь, а потом по положению трупа взял да и вычислил Икса. Взвод рванул прямо на позицию F2 и они бы своим стадом растоптали бы Икса как пить дать, но тут его спас Дельта, что снял глушитель и открылся. Дельту поддержал Омега, а к копам подошло подкрепление. Начался страшный фейерверк. Ну мы слышали! Дельта и Омега играли в «пятнашку», отводя копов от нас и от Икса в сторону квадратов G8 и F8 где стоит внешнее оцепление. Выстрел, смена позиции, отход на сто метров, лег, снова выстрел. Икс также сменил позицию, теперь он E3.
ЕГ: Потери есть?
Риас: Да, Омега! Он не успел нырнуть под флажки.
ЕГ: Дельта?
Риас: На пути в город… Там где сняли «пинкертона» стоит блок-пост. Это примерно в ста метрах до поворота и в двух километрах до «условного места». Хозяйка… надо…
ЕГ: Ничего менять не будем. Только выйдем на час раньше. И не через «окно в лучший мир», а в квадрате A6, в сторону фермы. Эскобара оставим на ферме с двумя урками, наведем на них завтра Луи, чтобы тот мог забрать лавры покойного «пинкертона». Урок конечно усыпить… Миранду и Лорку… усыпим сегодня утром. Выходим через пятнадцать минут.
Риас: Крайне рискованно Хозяйка, нас могут заметить с блока.
ЕГ: Не тебе обсуждать мои приказы. Те, кто стоят на блоках обычно ждут обстрелов, а не глазеют по сторонам, они ждут нападения, а не думают кого-то выследить.
Риас: Все равно крайне рискованно.
ЕГ: С Дельтой все в порядке?
Риас: Пока да. Едет в город, но там блок на блоке. Смешался с толпой фермеров.
ЕГ: И мы поступим также. Все полицейские вещи оставим здесь. У Омеги есть семья?
Риас: Жена и трое детей.
ЕГ: Перечисли им шестьдесят тысяч долларов США, завтра же. Это был великий воин, um verdadeiro soldado.
Риас: Хозяйка… (молча кланяется)
ЕГ: Еще есть новости?
Риас: Пока нет.
ЕГ: Звони Иксу (смотрит на часы) десять минут, успею дорассказать.
(возвращается к Полине Лорка)
Ну вот и все, Pretty baby, минут через десять поедим в гости.
ПЛ: (вяло) чем закончилась твоя история?
ЕГ: Я вернулась к работе в отделе и прошла у Харда дополнительный уровень спецподготовки. Сначала он вообще не хотел меня брать, потом…
ПЛ: Почему ты вообще к нему вернулась, мне это интересно больше всего?
ЕГ: (наклоняясь к ней) Потому что девочки, которые играют в индейцев, всегда мечтают стать круче любых мальчиков. Доказать себя вопреки.
ПЛ: Понятно и я такая же.
ЕГ: Хард сказал, что я должна убить в себе все человеческое, и я это сделала. На новых курсах было все и пробег 20 км по джунглям по воде среди пиявок и змей, и допросы с пытками… Ты знаешь, я прошла все уровни пыток, какие только были в Форте Икс. Начиная от допросов с пристрастием и заканчивая водой и «бенгальским столом». (наклоняется к Полине). Ты знаешь, я знаю все, что ты прошла и даже больше (сдергивает на платье рукав и показывает шрамы). Ты видишь их, они точно такие же, как у тебя. Все что получила ты, я получила тоже и даже больше.
ПЛ: Но тебя не насиловали как меня!
ЕГ: И это было. Это была часть работы по превращению меня в оружие в сталь, против таких как ты. И я все это прошла до конца и даже больше. Ты считаешь, что видела ад? Я лежала месяц на «бенгальском столе», месяц… Меня держали в соляной яме, с крысами и червями, три месяца карцера, без еды, только грязная вода и собственная моча. Потом бросали к уркам, сначала к бабам, а потом даже к мужикам. Хард лично следил за моей трансформацией. Я должна была перед началом работы почувствовать все, что могли почувствовать вы. Вот в чем заключалась моя подготовка. Наконец Хард со словами «сегодня ты познаешь власть!» кинул меня к тем уркам, которым я навесила пожизненные срока. Им он крикнул: «Можете делать с ней, что хотите! Я разрешаю!». Ты можешь себе представить, что они сделали со мной? Это представить невозможно. Они не сделали ничего! Они уставились и смотрели на меня как на исчадие ада и никто не смел даже пошевелится. Их было 15 человек. Видимо они решили, что это была какая-то игра. В предыдущей камере, где меня не знали, мне пришлось сломать четыре ребра, вывихнуть три руки и переломать одну шею. В той камере, среди людей, что должны были меня убить, мне не потребовалось делать ничего. Я просто подошла к их главарю и сказала ему в лицо: «ты идешь и садишься у параши, твое место становится моим». Он только кивнул и что-то пробормотал на вроде «так точно госпожа!», Я ответила: «я хочу расслабиться мальчики, иногда я буду ночевать среди вас, не удивляйтесь». Это был самый лучший сон в моей жизни. Я вошла в камеру с тиграми и вышла оттуда живой и невредимой как в сказке…
ПЛ: Впечатляет… а само испытание?
ЕГ: Я убила человека. Все повторилась как уже однажды. Хард вел меня в комнату и сказа «убей это». Я даже не спрашивала за что и почему, все делалось на автомате. Человек сидел на стуле и был скован наручниками. Он также бормотал, плакал и мочился. Я молча взяла полотенце и задушила его как крысу. Усыпила навсегда. Хард сказал: «Теперь ты полностью готова, Ты убила в себе все человеческое, что было у тебя. Отныне я верю тебе больше чем самому себе, потому что в отличие от тебя у меня что-то человеческое еще осталось».
ПЛ: (задумчиво) Альфредик остался доволен?
ЕГ: (тоже задумчиво) Не думаю… Скорее «нет», чем «да».
ПЛ: (удивленно) почему?
ЕГ: Потому что он умер… (смотрит за реакцией Полины Лорка) Он умер потому что… это он сидел там на стуле, прикованный наручниками.
ПЛ: Он???
ЕГ: Да именно так. (расслабленно) Я задушила Альфредика полотенцем, потому что так мне приказал Хард. Именно в этом заключалось завершение моего образования. Мне должно было быть безразлично, кто сидит на стуле, хоть дьявол, хоть мой собственный отец. И я достигла такого совершенства.
ПЛ: (смотрит на нее в ужасе)
ЕГ: Да, именно так. Я задушила именно Альфредика, свою единственную любовь, словно сожрала его целиком. И теперь он внутри меня… Также командует как и прежде. Это он приказывает мне… Вот поэтому меня и назвали Латродмакса. Теперь ты поняла, какая будет следующая наша остановка?
ПЛ: (На глазах слезы, в ужасе) Нет!!!
ЕГ: (поворачиваясь к охране) Едим!
Риас: В условленное место?
ЕГ: Именно туда… Едим на самой низкой скорости. Как мышки…



Сцена шестая. Смерть Роберта.

Р: Итак, после того как я тебя развяжу, мы уедем в столицу, воспользовавшись окном?
РМ: Нет! Сначала нам нужно освободить наших свидетелей. А для этого придется убить всех. Т е. всех абсолютно! Хозяйку, ее охранников, снайпера, Тео…
Р: Только не Тео! Хозяйку – да! Охранников – да! Снайпера… Икса не вычислить, даже если захотеть. Нужно подумать, как его обмануть, чтобы он нас не увидел. Надо понять, где тут мертвая зона у него.
РМ: Если мы исчезнем, то Икс позвонит Хозяйке и весь наш план к чертям. Нужно придумать, как выманить его сюда.
Р: Это невозможно!
РМ: Ты должен что-то придумать!
Р: Что тут можно придумать! (разводит руками)
РМ: Я знаю! Ты должен убить сначала Тео…
Р: Нет, старая тварь! Я не буду убивать крестника моего сына! Это против всяких правил.
РМ: Какие правила? Ты же хочешь найти свою сестру? Или тебе то уже безразлично?
Р: Нет! Но я не буду убивать Тео!
РМ: Ты убьешь Тео и свяжешься со снайпером. Скажешь, что с Тео что-то случилось и нужна его помощь. Он постарается связаться с Хозяйкой, а потом когда она ответит ему, что людей больше нет, спустится к тебе, и ты выстрелишь ему в голову. Одна пуля один труп! Потом мы возьмем ружье и уничтожим остальных Хозяйку и ее охрану. Ты будешь сидеть со снайперской я спущусь в низ с пистолетом в руке. Они сойдут с ума, когда увидят меня живого и с оружием. Я успею их перестрелять всех!
Р: Ты все рассчитал старик, молодец! Но не учел одного. Я не буду убивать Тео. Тот, кто крестил моего сына, для меня неприкосновенен!
РМ: А как ты думаешь, у него дрогнет рука не убить отца своего крестника?
Р: (озлобленно) Ты забываешься старик…
РМ: Где ключи от моих наручников?
Р: (задумчиво разглядывает чем «связан» Миранда) Не-аа. У тебя не наручники, у тебя кандалы, а потом уже наручники. Ключи от наручников есть у меня. Это стандартные полицейские наручники модели «Septum 2X», я сейчас могу их вскрыть. А у кого от кандалов не знаю. Может у Тео, а может даже у самой Хозяйки.
РМ: Это все усложняет и намного! Нам придется убить Тео. Либо он, либо мы.
Р: Ты говоришь мне «мы»? А с чего ты взял старик, что мы это «мы»? Два часа назад ты был для меня… куском дерьма, коровьей лепешкой на дороге. Сейчас ты мне приказываешь убивать тех, кто три года был моей семьей и считаешь…
РМ: Не важно, что я считаю. Считай меня как прежде «коровьей лепешкой». Я никто! И дело не мне и не в тебе…
Р: Старик…
РМ: Не перебивай меня! Думай о Лизе. Твоей Лизе. Ты можешь ее еще спасти. Твой ход и твой выбор! Ты выберешь ее или смерть?
Р: (задумчиво) А может мне просто тебя хлопнуть и забыть обо всем на свете…
РМ: Сопляк! Лиза ждет тебя. Неужели ты восемь лет искал ее и страдал напрасно? Восемь лет ты потратил на поиски своей сестры и вот теперь можешь все узнать и спасти Елизавету Кларк. Выбирай Роберт. Либо Лиза – либо смерть! Твоя смерть и ее скорее всего теперь тоже.
Р: Я подумаю…
РМ: Время мало! Через два с половиной часа окно закроется, и мы не успеем выскочить. Заложники будут убиты. Я знаю Латродмаксу, она всегда выбирает для любых людей, что в ее руках, либо смерть, либо особо мучительную смерть. Заложники умрут, а вместе с ними умрет и твоя надежда однажды увидеть сестру. Все канет в бездну навсегда!
Р: Дай мне хотя бы минут десять чтобы собраться мыслями…
РМ: Попытайся сосредоточиться на своей миссии…
(Роберт отходит в сторону, Миранда задумчиво качает головой. Он уже понял, что перепрограммированный им Роберт намного слабее, чем нужно для его миссии, но других вариантов у него нет. Внезапно на холмах раздается стрельба, потом еще стрельба… Включается сирена и вой сразу нескольких сирен. Раздаются автоматные очереди полицейских автоматов.
К двум сидящим немедленно присоединяется Тео).
Тео: Вы слышали? Бог ты мой, что там творится? Где это? Хозяйка в курсе? А Икс?
(раздаются вспышки и снова очереди)
Р: Сейчас спрошу… (берет рацию и смотрит на Миранду. Миранда кивает ему головой, взгляд у Миранды буквально стальной)
Икс ответь… Икс ответь…
(снова автоматные очереди и сирены, раздается взрыв гранаты)
Икс ответь… Икс ответь… не отвечает…
Тео: Звони Хозяйке! Звони… звони… звони…
Р: Ты в детстве упал башкой об землю? Хозяйка нас убьет, если мы ей позвоним. Сейчас все прослушки палят на полную мощь, и тут ты предлагаешь звонить Хозяйке?
Тео: Что делать, что делать… опять стрельба… сирены…
Р: Икс ответь… Икс ответь…
Икс: Тео?
(Тео едва не подскакивает от голоса в рации)
Р: Нет, не Тео, Роберт.
(в рации шуршание)
Икс: Ты звонишь по защищенной линии?
Р: Да, конечно! Наша линия! «Моторола», а не «Кенвуд». Что там происходит, что за шум. Прием?
Икс: Прием… Дельта открылся. Принял удар на себя. Омега его поддерживает.
Р: Понятно… Что нам делать?
Икс: Сидите, где сидели. Омега прикрывает Дельту. Они отводят копов от нас и от Хозяйки. Сидите и не шевелитесь как мыши. Я вас вижу, всех троих.
Р: Все понял. Прием!
Т: Все… кажется стихло…
(стрельба замолкает, но потом вспыхивает снова)
Р: Кажется… (задумчиво смотрит на Миранду, тот мрачно кивает головой)
Тео… друг… дай мне ключи от кандалов этой твари.
Т: Что?
Р: Ключи от его кандалов у тебя?
Т: (задумчиво) Да, конечно… (достает их из кармана Миранда выпяливает глаза и судорожно глотает слюну).
Р: Кинь их мне пожалуйста!
Т: Да, конечно… (задумчиво останавливается в самый последний момент)… А зачем они тебе?
Р: Я хочу передвинуть тварь на 100 шагов в сторону… Хозяйка приказала.
Т: (колеблется, думает, потом собирается мыслями) Хозяйка… Что за черт… Что ты несешь?
Р: Да, Хозяйка, какие-то проблемы? Я созванивался с ней час назад.
Т: Чушь! Ты ее боишься как черта лысого, и вдруг сам позвонил?
Р: (крайне раздраженно) Да, позвонил сам. Давай ключи!
Т: (делает шаг назад, бросает взгляд на Миранду) Черт… (делает два шага назад, Роберт делает шаг к нему и тут Тео замечает в глазах Роберта дикий огонь) Черт… Ты… он… он разговорил тебя! Я все понял!
Р: Что ты понял?
Т: Назад ни с места!
Р: Ты сошел с ума?
Т: Нет, не я!
РМ: Роберт!
Т: (радостно!) Есть! ДА! Я так и думал… Вот почему ты орал и вот почему он такой сейчас… изменившийся… Кто у тебя брат, сестра, жена? Кем он прельстил?
РМ: Убей его как собаку!
Т: Есть! Готово, ни см… (выхватывает пистолет, но Роберт успевает выстрелом выбить пистолет Тео из руки). А-а-ааа!
РМ: Порядок! Стреляй еще! Добей его одним выстрелом в голову!
(Роберт вздрагивает и пытается сосредоточится… в этот момент за его спиной раздается целый фонтан выстрелов и взрывов, причем довольно близко…)
Т: Прости меня друг… (бросается на Роберта, который отклонился в сторону на выстрелы. Тео успевает схватить Роберта за руки и начинается борьба… Наконец Роберт побеждает нанеся свободной рукой удар Тео по позвоночнику, а потом по уху. Тео держит пистолет из последних сил… а затем внезапно заглатывает ствол с глушителем себе в рот. Ошарашенный Роберт пытается освободить глушитель из-за рта Тео, но Тео молча мотает на его движения головой не отпуская глушитель изо рта)
Р: (пораженно и растерянно) Ты что творишь друг? Я нажму на курок, и ты покойник!
Т: Мга-аа-а-а-а (не отпускает ствол пистолета).
Р: Ты что?
РМ: Убей его Роберт!
Т: Мгаа-а-а-а (продолжает держа глушитель в рту выдавливать руку Роберта обеими своими руками с пистолета, при этом не отрываясь смотрит Роберту в глаза)
РМ: Если не убьешь его, он убьет тебя!
Т: Мга-а-а-а!
Р: (ошарашено и подавленно отпускает руку…) Ну ладно ладно хватит… Погорячились! Кончай! Отпусти мой пистолет… Слышь? Я не буду стрелять…
Т: (отпуская пистолет с глушителем из рта) Ты знаешь Роберт… я кажется обоссался… Ты едва не убил меня правда правда…
Р: Да ладно тебе… Я и не собирался тебя убивать.
РМ: Тьфу! Придурок!
Р: (поворачиваясь к Миранде) Заткнись тварь!
Т: Ты не убил своего друга… Ты молодец…
Р: Конечно.
Т: Ты не решился…
(оба начинают смеяться как дети. Потом Тео кивает в сторону Миранды и одновременно отступает в сторону своего пистолета, лежащего на земле)
Т: Я же крестник твоего сына…
Р: Да, это правда.
Т: Кто позаботится о Микаэлле, если я буду мертв?
Р: Никто… (вздыхает, и внезапном словно освободившись от боли или груза на плечах вздыхает легко и непринужденно) Вхххаааа! Я не убил тебя крестный! Ты мой лучший друг, один на веки…
Т: (кивая в сторону Миранды) И ты поверил этой твари? Что он тебе сказал? Кем соблазнял если не секрет?
Р: (глядя на Миранду) Не секрет, сестра…
Т: Сестра?
Р: Сестра!
Т: Сестра… черт, вспомнил, точно ведь сестра!
Р: Вспомнил??
Т: У тебя сестра пропала без вести и потом выяснилось, что ее убили активисты.
Р: И больше ничего?
Т: Нет… (смотрит в глаза Роберту) Главное, что ты не убил своего крестника, своего лучшего друга…
Р: (расслабленно, опускает пистолет) Да! Я не убил…
Т: Ты не решился…
Р: Нет, не решился… (улыбается и смотрит в глаза Тео)
Т: (вздыхая) А я решился! (Хватает с земли свой пистолет и немедленно стреляет Роберту прямо в переносицу!)
(Роберт падает как подкошенный)
Т: (сдавленно и с невероятной ненавистью) Тварь!!! (бросает взгляд на Миранду и делает еще несколько выстрелов в пустоту, выпуская энергию свою и оружия. Глушитель раскаляется. Подходит к Миранде и глядя ему в глаза произносит с лютой прелютой ненавистью)
Т: Роберт Кларк был не просто моим лучшим другом, он был мне братом… вторым братом… ты понял… (прислоняет раскаленный глушитель к щеке Миранды)
РМ: (не дрогнув ни единым мускулом, хотя щека буквально закипела) Я использовал свой шанс, свой единственный шанс. Ты бы поступил на моем месте по-другому?? Смотри мне в глаза!
Т: Нет, не буду. А один глаз… ты сейчас потеряешь… (заводит пистолет прямо в глаз Миранде. Внезапно включается рация)
Икс: Роберт ответь!
(Тео смотрит на Миранду, потом на рацию, потом снова на Миранду)
Икс: Роберт ответь!
РМ: (кивая) Ответь Иксу! О глазе не беспокойся! У трупов они закрыты!
Т: (подавленно отходит в сторону, не спуская с Миранды глаз) Икс, прием!
Икс: Что у вас случилось, где Роберт?
Т: Роберт мертв… Тварь… сумела его разболтать.
Икс: Что за хрень?
Т: Просто Роберт мертв...
Икс: Хозяйка едет… Будет через десять минут. Дельта жив, Омега нет. Прием…
Т: Все понял. Конец связи…
(поворачивается к Миранде и задумчиво произносит)
Кажется, это был Ницше.
РМ: Что ты сказал?
Т: У нашей хозяйки на тебя какие-то особенные планы. Было решено, что тебя просто убьют, но нет, ей как всегда захотелось творчества.
РМ: Это в ее стиле! Кстати тебя также убьют.
Т: Бесполезно…
РМ: Ты убил Роберта, они не поверят, что ты чист. Ни за что не поверят и никогда!
Т: Я чист. Теперь уже навсегда… Спасибо тебе, ты… спас мою честь.
(раздается тихий шум колес на дороге. Тео смотрит в его сторону)
РМ: Что это там? Что ты видишь?
Т: Не знаю, но думаю (поворачиваясь лицом к Миранде) Думаю, что смерть.


Сцена седьмая. Машина террористов.

ЕГ: Мы сейчас едим ко второй части нашей тайны. Ты догадываешься куда?
ПЛ: (устало) Если честно то совершенно без понятия.
ЕГ: Нет, ты знаешь. Я чувствую это. Как страшно терять любовь! Тот кого ты любила… оказался совершенно недостойным твоих чувств.
ХЭ: Елена, прекрати, прошу тебя! Она уже поняла это!
ЕГ: (вяло) Заткнись ничтожество! (к Полине) Потерять любовь страшно. (нагибаясь прямо к ее лицу). А обрести иногда бывает еще страшнее.
ПЛ: (осторожно) Что ты имеешь в виду?
ЕГ: (иронично кивая на Эскобара). Он тебя не любил. Никогда не любил совершенно… А вот кто тогда тебя любил и кто тебя в действительности спас, буквально вынес на руках из нашего ада, кто твой подлинный ангел хранитель? Ты никогда раньше не знала! Догадываешься теперь кто он, кто твой спаситель?
ПЛ: И кто же это?
ЕГ: Напряги свою голову, ты же умная девочка pretty baby. Твой муж подлец и ничтожество. И он палец об палец не ударил, чтобы спасти тебя от нас. Ты была в наших руках целиком и полностью, и мы могли тебя разорвать на части, сжечь живьем электротоком, растворить в серной кислоте… но ты выжила и не раскололась. Почему? (смотрит на Эскобара) И ты знаешь, если бы ты там умерла, он ни минуты бы не страдал о твоей смерти никогда и ни разу. Он даже хотел, чтобы ты умерла. Он даже писал нам об этом.
ПЛ: Ты не ответила на мой вопрос.
ЕГ: верно, но я хочу, чтобы ты сама догадалась. Это ведь так просто… Ладно не буду тебя мучить, все слишком очевидно. Из нашей конторы было всегда только два выхода и третьего варианта не предполагалось. Первый вариант человек становится нашим агентом и дает нам информацию. Во втором варианте его выносят вперед ногами. Но ты избежала обоих случаев. Почему?
ПЛ: Меня… меня спасли. Движение билось за меня.
ЕГ: Движение похоронило тебя, и первым кто тебя похоронил был вот он (кивает на Эскобара)
А спас тебя совсем другой человек. Тот, кто нарушил наше правило. Тот, кто облегчил твои страдания. Тот, кто выдал нам ложное свидетельство, что ты физически умерла для нас и что твой разум полностью разрушен. Что ты не можешь представлять теперь для нас никакой угрозы, даже если отправить тебя на волю. Что ты не сможешь никого из нас опознать, потому что твой разум больше не существует. Кто мог дать такое заключение? Тот, КОГО ты больше всего ненавидела в своей жизни, он и был твой ангел хранитель с самого начала и до самого конца.
ПЛ: Нет, не может быть. Это неправда… Это ложь… Я в это не верю.
ЕГ: Воистину познать любовь страшнее, чем ненависть. Я же тебя предупреждала. Но для меня осталась одна загадка и он (кивает в сторону обрыва, у которого остановилась их машина) к сожалению, мне ничего никогда не объяснит. Не даст ответ. Я для него «проклятая старая ведьма», как он меня назвал. А ты скорее всего и есть то, ради чего он в действительности живет.
ПЛ: Ты врешь… я не верю тебе… никогда не поверю…
ЕГ: Ты же поверила, что Эскобар в действительности предатель. Убедилась в этом? Теперь убедись и в кое-чем еще.
(задумавшись на секунду, потом усмехаясь)
Кстати, ты говорила, что поняла, что Эскобар предатель, когда тот выронил случайно нож, чтобы втайне от тебя помочь доктору Мирандо. Вспомни тогда и другой эпизод. Этот ненавистный тебе доктор Роберто Мирандо, когда вы заставляли его писать признание на камеру, случайно выхватил у тебя пистолет и приставил этот пистолет к твоему… затылку. Ты чувствовала смерть? Он «просто хотел уйти»? Ты понимаешь, к чему я клоню? Он не мог так «просто уйти», не убив тебя, потому что ты была угроза, смертельная угроза для всех нас. Ты должна была быть уничтожена, и он мог это сделать, но не сделал. Он должен был тогда убить тебя… Твой муж бы потом возможно поучаствовал в твоем расчленении и закапывании где-нибудь здесь в пустыне. Но Мирандо не выстрелил в тебя, потому что он не смог. И тогда я поняла, что он предатель. Он предал нас, также как твой муж предал тебя. И наша главная цель в этом шоу именно ОН, а не ты и не этот «министр юстиции», а именно он. И только он.
ПЛ: Я… я все равно в это не верю…
ЕГ: (усмехаясь) Придется. Тебе не укрыться от правды даже на дне самой преисподни.
ПЛ: Нет… Это невозможно. Это… Он насиловал меня! Да, правда! Он изнасиловал меня 14 раз… Он вправду меня насиловал…
ЕГ: (снова усмехаясь) В действительности это была всего лишь его работа. Это было то, что он должен был делать, чтобы не вызвать у нас подозрений. И он должен был делать свою работу качественно и хорошо. Также как и со всеми остальным, не выделяя тебя ни коем образом и не давая нам возможности подойти к тебе (глядя на почерневшую от всех этих откровений Полину) Не слишком напрягайся по этому поводу pretty baby. Ты получила лишь мелкие муки, избежав куда более страшных. Да да, именно так. Ты тогда избежала, например встречи со мной.
Да, pretty baby! Если бы ты выжила у него, то следующей для тебя должна была стать именно я. И я не дала бы тебе шансов. Ты уж поверь мне… никаких…
(они подъехали прямо к обрыву, у которого стоит связанный Мирандо, а рядом выживший охранник. Гальван смотрит на Мирандо)
Возможно, он вообще единственный кто тебя когда-то любил. Или кто спасал, даже рискуя своей собственной жизнью. Забавная штука смерть. Иногда жертвы влюбляются в своих палачей, если честно ни разу не слышала о таком взаправду. Но я знаю случаи, когда палачи влюблялись в своих жертв, и сходили с ума после этого. Их разум умирал от отчаянья и боли. Доктор Мирандо выжил.
(кивает в сторону Мирандо)
Даже не знаю, как ему это удалось. Иди и поговори с ним. У вас обоих есть возможность немного пообщаться перед финалом нашего шоу.



Сцена восьмая. У обрыва.

(Медленно, бледная как смерть Полина Лорка подходит, качаясь к доктору Мирандо, который связанный сидит как в первом фильме у края обрыва)

РМ: (улыбаясь) О, Полина!
ЕГ: (раздраженно) Где Роберт?
Тео: (сдавленно) Тварь его… разговорила, а потом перепрограммировала. У него сестра была в сопротивлении…
ЕГ: (ошарашено, но все равно уверенно) Я знаю… Мы будем молчать!
Тео: Да госпожа!
ПЛ: (не слыша их) Это правда?
РМ: Что правда? (смутно догадываясь) Нет, не правда…
ПЛ: Ты мне говорил…
РМ: Что? Что? Что? (встрепенувшись) Что сказала тебе ведьма? Смешно! Нет, совершенно смешно! Все что она говорит и все что скажет когда-нибудь тебе все полное вранье! Она же палач, она же такая же как и я. Это такой их метод, ломать психику людям.
ПЛ: Это правда?
РМ: Что она тебе наговорила эта дрянь? Рассказала что-то про меня? Она сказала тебе, как я насиловал других женщин, как пытал, как смывал кровь шлангом? Она говорила про мое прозвище в тюрьме? Почему… почему ты на меня так смотришь. Не верь ни одному ее слову! Все что она сказала и скажет тебе еще все и вся полная ложь! Она ведьма. Она исчадье ада. Она и есть сама смерть!
ПЛ: (ошарашено и удивленно). Нет, она рассказала мне совсем иное. Совсем… совсем иное…
РМ: Она наврала… она все наврала.
(Полина падает к нему на руки, обнимая плечи)
ПЛ: Почему ты мне не сказал? Почему ты мне не рассказал про моего мужа. Ты ведь знал, все знал с самого начала.
РМ: Что знал, что? Ничего… все что она сказала вранье и про твоего мужа вранье и про меня и про тебя все вранье… Ты не верь ни одну ее слову. Только так ты можешь спасти себя!
ПЛ: Я бы больше не хочу спасать себя… (смотрит на него плачущими глазами). Я не хочу спасать наше движение. Его больше нет…
ЕГ: (усмехаясь к Полине) Ну что же, ты убедилась? Все что я говорю всегда правда. Это мой метод, который я открыла сама. Я убиваю без оружия, когда говорю людям правду.
РМ: (в бешенстве) Заткнись ведьма!!! Я тебя знаю, ты работала у нас с 55 года. Ты стажировалась у Роберта Харда и была его лучшей ученицей. Это я учился потом у тебя! Затем, когда все зашаталось, Хард отправил тебя заграницу в Испанию. Чтобы там ты сделала логово для всех подобных мне, других тварей и палачей как я и как ты сама. Ты справилась с этой задачей блестяще. Хард твой патрон и твой учитель! Ты лживая старая ведьма.
ЕГ: А ты предатель. Ты жалкий трус и ничтожество, который предал всех нас. Предал наше движение, нашего вождя и нашу партию… (хватает за волосы Полину Лорка) Чем эта дрянь тебя околдовала? Чем, скажи мне перед смертью?
РМ: Дура! Тебе этого никогда не понять… (смеется) Какая же ты дура и глупая тварь… Даже детям моим было бы смешно смотреть сейчас на тебя. (смеется) Безмозглая костлявая сука. (смеется рывками, почти истерично)
ЕГ: Хотя нет… Ты не трус и не ничтожество. Тут я конечно не права. Это видимо во мне взыграли эмоции. Ты герой. Настоящий герой на подобие тех о ком писал когда-то Гомер! Ты очень силен и ты достоин уважения. Трус и ничтожество не ты, А ТОТ… (поворачивается назад медленно как в покадровой съемке) …КТО ТЕБЯ СЕЙЧАС УБЬЕТ. Какая ирония смерти!
(передает пистолет с глушителем в руки Эскобару)
Давай! Прикончи нашего общего врага. (поворачиваясь к Полине Лорка)
А ты будешь на это смотреть, смотреть не отрываясь… Вспомни, ты ведь всегда мечтала об этой сцене? Ты же хотела чтобы он его убил, доказал свою мужественность. Не беспокойся, у него с этим всегда было все в порядке. (иронично) Сейчас pretty baby твоя «любовь» убьет твою «ненависть».
ПЛ: НЕТ!!! (бросается и закрывает собой Мирандо) Нет! Умоляю вас, прошу… Прошу только не его! Только не его! Убейте меня! Убейте меня как хотели… Но оставьте жизнь ЕМУ! Я прошу вас…Прошу вас! Прошу вас!!! (плачет и рыдает)
(несколько секунд молчания)
(оглядывается, и не видя у никого никакой реакции, подавленно произносит). Да, Я хочу умереть. Моя жизнь в обмен на него…
(Полина Лорка и Роберто Миранда смотрят друг другу в глаза и непрерывно дрожат, тихо как листья на ветру)
ЕГ: (остывает, а затем закрыв глаза в наслаждении, произносит) БИНГО!
(пауза несколько секунд)
ЕГ: (вдыхая воздух, шевеля ноздрями) Какие запахи у смерти… Я чувствую их… страдание… боль… обида… ненависть… страсть… волшебство… это хорошо приготовленная смерть… (мечтательно закрывает на несколько секунд глаза. Дышит, жадно втягивая воздух ноздрями). О, да… смерть это богиня! Смерть это лучший художник. Самый совершенный…
(поворачиваясь к Эскобару, твердо произносит)
Делай свое дело!
(к охранникам)
Оттащите девку в сторону, а то я боюсь, что Эскобар… (усмехаясь) промахнется.
(Риас бросается, чтобы оттащить Полину, но та тут же вырывается и подбегает снова, заслоняя своим телом Миранду. Риас в удивлении смотрит на Гальван, но та молчит, словно не видит происшедшее).


Сцена девятая. Победа.

ХЭ: Латродмакса… Это что так необходимо?
ЕГ: Делай что тебе говорят и не рассуждай… А то я подумаю, что ты тоже изменился… хотя нет, ты не изменился и не изменишься никогда. Ты не такой как он (смотрит на Мирандо). Я вижу ты в нерешительности… Что мешает тебе? (улыбаясь) Можешь сказать мне на ушко, если стесняешься.
(Эскобар что-то ей шепчет на ухо, глядя на Полину)
(Елена Гальван смеется…)
ЕГ: Боже мой, в сам деле я об этом не подумала… Какая же я и вправду дура… (поворачиваясь к Полине). Знаешь, что сказал сейчас твой муженек? Он сказал дословно, что нельзя оставлять тебя в живых, ты слишком много знаешь. Что нужно непременно убить вас обоих. Видишь ли Полина, он ненавидит тебя больше чем его (кивает на Мирандо), хотя должно быть наоборот.
ХЭ: Латродмакса, я не понимаю, зачем вся эта комедия!
ЕГ: Конечно ты не понимаешь. Ты же министр юстиции нового демократического правительства. Забыл об этом. Забыл, что это мы сделали тебя, чтобы ты защищал наши интересы. Ты связан с нами вплоть до костного мозга дорогой. (смотрит на Полину и Мирандо). Не думаю, однако что им стоит рассказывать, что у нас было еще… Это уже перебор… пусть будет тайной.
РМ: Пусть будет тайной! Пусть будет тайной. Безумная сука! Ты уже все рассказала! Я смеюсь над тобой. Пусть будет тайной! Нет, дорогая, тайна другое, не это, а скорее тот вопрос, за которым ты здесь с самого утра и на который никак не можешь найти ответ своим костлявым мозгом! Что ты хочешь знать? А? Я скажу, наконец, тебе правду! Знай, тварь, я полюбил Полину Лорка не потому что она была сильна, а как раз потому что она была слаба! Она была слабее других, эта девушка и это была правда! Я видел ее боль и видел ее страдания. Но те другие держались крепче, а эта девушка… Эта девушка могла их не пережить… Вот почему я ее спас тогда… И ты ничего не узнала. Обвел тебя вокруг пальца Латродмакса! И я спасу ее вновь, если это потребуется. Полина, знай, что ее слабое место это страх…
(раздается выстрел)
… потерпеть поражение... это то, что она действительно боится больше всего… Полина… (дрожит всем телом)
(второй выстрел)
(Роберто Мирандо, выскальзывает из рук Полины и падает в пропасть. Полина Лорка медленно оглядывается назад и видит, что пистолет с глушителем в руках Елены Гальван и Эскобар стоит прямо за ней. Елена отдает пистолет в руки Эскобара)
ЕГ: Прости Херардо, но я думаю, что ты прав… Фарс затянулся…
ХЭ: Это точно! (мрачно выступает вперед, наводя дуло на Полину Лорка). Хеппиэнда похоже не будет. Вы умрете оба. Вас никто не спасет и никто вам не поможет… Полина… (пытается взгрустнуть, но в итоге ухмыляется) прости меня, если сможешь!
ЕГ: Все моя девочка. Это все pretty baby. Это все… Есть последние слова?
(Полина Лорка молчит).
ЕГ: (растерянно и устало) Ну же. Я жду! Терпение твоего мужа тоже на исходе.
ПЛ: (что-то шепчет одними губами, сначала неуверенно, а потом, резко повернувшись и глядя прямо в глаза Латродмаксе) ДА! Именно так…
Ты все равно проиграла. Я тебя больше не боюсь!

(Раздается выстрел, камера наезжает на стрелявших. Видно как Елена в гневе и в ярости вырывает пистолет из рук Эскобара, наставляет дуло прямо на него. Эскобар в ужасе падает и дергается. Гальван в омерзении бросает пистолет в сторону, закрывая лицо руками, как будто пережила сильнейший удар в своей жизни. Затем камера наезжает на обрыв… Тот же обрыв, но никого нет, как в первом фильме)

(конец)


Екатеринбург 15 мая 2014 – 6 сентября 2015


Кто сумел (нашел в себе силы) признать "законным" т. н. "референдум" в Косово, тот не имеет ни малейшего законного права НЕпризнавать референдум в Крыму.

#2 cheri

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 3 437 сообщений
  • LocationЕкатеринбург

Отправлено 11 Сентябрь 2015 - 10:04

Рекомендую перед прочтением посмотреть оригинальный фильм, продолжением которого является эта, написанная мною, пьеса.

http://1kinobig.ru/t...ushka-1994.html

Кто сумел (нашел в себе силы) признать "законным" т. н. "референдум" в Косово, тот не имеет ни малейшего законного права НЕпризнавать референдум в Крыму.





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных