Перейти к содержимому


Гражданская война не из-за рабов


Сообщений в теме: 5

#1 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 994 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 21 Май 2016 - 01:25

Изображение



Гражданская война не из-за рабов

Иван Зацарин


Изображение

21 мая 1856 года в Лоуренсе (Канзас) произошло столкновение сторонников и противников рабства.

Мы много и часто пишем о гражданской войне в России – одном из определяющих событий нашей истории. Её характер нередко определяет отношение к гражданским войнам в целом – как к конфликтам идеологий, противостоянию по поводу вопросов гуманистического характера. Нередко именно так трактуется и гражданская война в США (1861-1865), начавшаяся «потому что Север боролся за отмену рабства, а Юг – за его сохранение». 160 лет в США начались столкновения в Лоуренсе, предварившие начало гражданской войны, поэтому стоит поговорить о том, как красивые мифы заслоняют суровую реальность, но не отменяют её.

С чего всё начиналось

Это один из тех случаев, когда есть дата начала войны, но дату начала вооружённого конфликта установить непросто. Вероятно, он начал складываться уже в начале XIX века, поскольку именно тогда между Севером и Югом обозначились противоречия, неразрешимые путём переговоров и голосований. Поэтому их решили попросту заморозить в так называемом Миссурийском компромиссе (1820).

Изображение

Суть соглашения: а) рабство запрещалось на территориях, не организованных в штаты (на карте – Missouri territory); б) Штат Миссури (не путать с Missouri territory) был принят в США как рабовладельческий; в) в дальнейшим штаты должны были приниматься в США только парами (свободный и рабовладельческий).
В таком виде ситуация продержалась до принятия закона Канзас-Небраска (1854). В нарушение компромисса было решено, что жители новых штатов путём голосования определят отношение к рабству. Принятие закона привело к серии столкновений, известных как «Гражданская война в Канзасе 1854-1858 годов».

Во время одного из них сторонники рабства (вообще и в Канзасе в частности) напали на город Лоуренс, где проживали преимущественно их противники. Там они сожгли гостиницу, разграбили несколько домов и лавок учинили погром в редакциях газет. Нападение стало предметом обсуждения в Конгрессе – драка случилась и там. В ответ аболиционисты убили пятерых своих противников. Для успокоения ситуации федеральное правительство ввело войска. Успокоение заняло два месяца, в стычках погибло ещё 50 человек. В общем, в таком духе политическая борьба и протекала до голосования по конституции Канзаса (1859), которая запретила рабство в штате. Через год о выходе из состава США объявила Южная Каролина, позже её примеру последовали ещё 12 штатов, образовавших в начале 1861 года Конфедеративные штаты Америки. В апреле Север и Юг уже вели боевые действия.

Причины, по которым Юг не смог победить в войне, изложены Реттом Батлером, персонажем романа «Унесённые ветром»:

– Задумывался ли кто-нибудь из вас, джентльмены, над тем, что к югу от железнодорожной линии Мейкон – Диксон нет ни одного оружейного завода? Или над тем, как вообще мало литейных заводов на Юге? Так же, как и ткацких фабрик, и шерстопрядильных, и кожевенных предприятий? Задумывались вы над тем, что у нас нет ни одного военного корабля и что флот янки может заблокировать наши гавани за одну неделю, после чего мы не сможем продать за океан ни единого тюка хлопка?.. Вся беда у нас, южан, в том, что мы мало разъезжаем по свету или мало наблюдений выносим из наших путешествий... Что до меня, то я родился в Чарльстоне, но последние несколько лет провел на Севере. И я видел многое, чего никто из вас не видел. Я видел тысячи иммигрантов, готовых за кусок хлеба и несколько долларов сражаться на стороне янки, я видел заводы, фабрики, верфи, рудники и угольные копи – всё то, чего у нас нет. А у нас есть только хлопок, рабы и спесь. Это не мы их, а они нас разобьют в один месяц.

Здесь неточна лишь оценка длительность боевых действий, однако совершенно справедливо отсутствует упоминания рабства как причины войны или причина поражения.

Трудный вопрос

Вовсе не гражданская война поставила вопрос отмены рабства в Северной Америке: он существовал задолго до её начала. Считать южан жестокими работорговцами, а северян – убеждёнными сторонниками освобождения рабов было бы неправильно.

Следует отметить также, что движение за отмену рабства было весьма разнородным. Так, ещё в 1816 году в США возникло Американское колонизационное общество, занимавшееся выкупом рабов, которых затем отправляли в Африку – в сегодняшнюю Либерию, как раз ими и основанную. При этом члены этого общества вовсе не отстаивали прогрессивные и гуманные идеалы. Напротив, они были махровыми расистами, считавшими, что двум расам вместе не ужиться.

Кроме того, в семи северных штатах рабство отменили с 1777 по 1804 годы. Однако перед этим большинство рабов попросту вывели на Юг и продали тамошним рабовладельцам.

Противостояние двух Америк

Но это частности. В целом же сторонники и противники рабства противостояли друг другу в вопросах как текущей политики, так и развития государства

1. Северяне выступали за заградительные пошлины, которые бы защитили молодую промышленность США от дешёвого импорта (в первую очередь британского). Сырьевой Юг справедливо опасался, что ответным шагом станет введение пошлин в отношении американского экспорта, в в первую очередь против их собственных товаров;

2. Промышленность Севера постоянно нуждалась в рабочей силе и была готова платить независимо от цвета кожи. Однако рабский труд имеет известные пределы эффективности – дальше табачных, рисовых и хлопковых полей Юга она не распространяется. Поэтому в северных штатах не слишком спешили выдавать беглых рабов их хозяевам.

3. Отсутствие единой согласованной политики в отношении рабства не способствовало единству страны. Америк было как бы две.

4. Самое главное, что и стало причиной заключения Миссурийского компромисса, а затем его нарушения: распространение рабства на территориях, которые становились новыми штатами, могло изменить политический баланс и привести к политическому доминированию Юга.

И, конечно же, нельзя не вспомнить центральную фигуру – президента Линкольна, с именем которого и связан отказ США от рабства (1863): «Моя главнейшая задача в этой борьбе – спасти Союз [США], а не спасти или уничтожить рабство».

Однако в процессе выяснилось, что отмена рабства на федеральном уровне может стать хорошим тактическим ходом. Важный нюанс, о котором часто забывают: Линкольн освободил не всех американских рабов, а только в 13 штатах Конфедерации: северяне ждали массового восстания в тылу у южан, которого, впрочем, не произошло. Но свою роль решение выполнило. Страны Европы стали менее активно оказывать помощь конфедератам: помогать работорговцам на фоне социалистического террора в Европе было политически невыгодно и даже рискованно.

Таким образом, никаких высоких идей, всё предельно прагматично и рационально.

По итогам войны победил не взгляд северян на рабство, а взгляд северян на государство.

***
Отличие двух гражданских войн (в США и в России) состоит в том, что именно проблема (экономического) освобождения – рабочих и крестьян – изначально ставилась большевиками. И лишь когда оказалось, что это грозит России расколом, она параллельно переросла в новое собирание российских земель.
А вот то, что роднит не только российскую и американскую гражданские войны, но и любые таких войны вообще (при отсутствии внешнего вмешательства, конечно): побеждает в них тот, кто имеет или выступает за более эффективную модель государства. Гуманистические идеалы такую победу лишь украсят.

Источник

#2 ВОЛГАРЬ

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 2 690 сообщений

Отправлено 21 Май 2016 - 04:10

В гражданской войне Севера и Южанки, мне больше всего нравится музыкальное творчество их потомков. Всё остальное (за исключением вторжений) у американцев выходит каким-то большим и нелепо бутафорским, от улыбки до летающих макаронин.

#3 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 994 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 21 Май 2016 - 05:33

А мне нравится "Гекльберри Финн". А также О.Генри и Джек Лондон, и Синклер Льюис, и Стейнбек, и первые мастера детективов, и основоположники фантастики как настоящие американские писатели. (Ну, о душе другого народа, которая якобы "чужая и потёмки", судят по его, скажем так, "чистосердечным признаниям", то есть по книгам, которые писались прежде всего с целью высказаться, понять себя самого и свою страну, и место себя в своей стране, и место своей страны в мире, и просто своё место в мире - ну так ведь и о России ( "загадочной русской душе") за рубежом судят до сих пор по Толстому, Достоевскому и Чехову, - и по Стругацким, наверное, - и не так уж они неправы.

В этом отличие настоящей литературы от современного "продукта", который пишется прежде всего для рынка.

"Музыкальное творчество потомков американской Гражданской войны" - само собой. Кому ж не нравится хорошее кантри, и блюз, и свинг, и вообще старый добрый джаз...

И всё остальное у американцев до какого-то времени выходило даже очень неплохо. В кино (Орсон Уэллс, Чаплин), где они во многом были основоположниками, в литературе (целый ряд по-настоящему хороших писателей - причём чисто американских - от Марка Твена до Хэмингуэя, Дж.Стейнбека и Торнтона Уалдера). Музыка - комментарии излишни. Живопись - не знаю, по-моему, это вообще не их жанр... Архитектура - небоскрёбы, вообще весь современный облик больших городов . Техника - когда-то была самой передовой в мире.

Беда в том, что у них был шанс создать свою настоящую культуру, реально значительную и самобытную (и примеров тому масса), но - культ доллара не терпит конкурентов. В конце концов победило бабло, всё было отдано на откуп рынку И рынок сожрал всё. И продолжает пожирать и отравлять всё вокруг. Теперь ещё ко всему этому и политкорректность прибавилась. "Гекльберри" в некоторых штатах запрещают за то, что там негров называют неграми, зато в "бетселлерах" типа "Волк с Уолл-Стрит" (я про книгу) порнографические эпизоды в полный рост это нормально.

А что у них сейчас всё несколько бутафорское - так уже не одно поколение выросло на комиксах и голливудском кинематографе.

Покупать мозги на стороне можно, конечно, но до поры до временини...До тех пор, пока где-то ещё в мире существуют научные школы и просто хорошие средние школы...

#4 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 994 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 21 Май 2016 - 07:55

Из "Гекльберри Финна" - освобождение Джима (прекрасный перевод К.Чуковского)

Цитата


Делать эти самые перья было сущее мученье, да и пилу тоже; а Джим боялся, что всего трудней будет с надписью, с той самой, которую узник должен выцарапывать на стене. И все-таки надо было, — Том сказал, что без этого нельзя; не было еще ни одного случая, чтобы государственный преступник не оставил на стене надписи и своего герба.
— Возьми хоть леди Джейн Грэй, — сказал он, — или Гилфорда Дадли, или хоть старика Нортумберленда![82] А что же делать, Гек, если возни с этим много? Как же иначе быть? Ведь без этого не обойдешься! Все равно Джиму придется делать и надпись и герб. Все делают.
Джим говорит:
— Что вы, мистер Том! У меня никакого герба нету, ничего у меня нет, кроме вот этой старой рубахи, а на ней мне надо вести дневник, сами знаете.
— Ты ничего не понимаешь, Джим; герб — это совсем другое.
— А все-таки, — говорю я, — Джим верно сказал, что герба у него нету, потому что откуда же у него герб?
— Мне это тоже известно, — говорит Том, — только герб у его непременно будет, еще до побега, — если бежать, так уж бежать по всем правилам, честь по чести.
И пока мы с Джимом точили перья на кирпиче — Джим медное, а я из оловянной ложки, — Том придумывал ему герб.
Наконец он сказал, что ему вспомнилось очень много хороших гербов, так что он даже не знает, который взять; а впрочем, есть один подходящий, на нем он и остановится.
— На рыцарском щите у нас будет золотой пояс; внизу справа — косой червленый крест и повязка, и на нем лежащая собака-это значит опасность, а под лапой у нее цепь, украшенная зубцами, — это рабство; зеленый шеврон с зарубками в верхней части, три вогнутые линии в лазурном поле, а в середина щита — герб и кругом зазубрины; сверху — беглый негр, чернью, с узелком через плечо, на черной полосе с левой стороны, а внизу две червленые подставки поддерживают щит — это мы с тобой; девиз “Maggiore fretta, minore att”. Это я из книжки взял — значит: “Тише едешь — дальше будешь”.
— Здорово! — говорю. — А все остальное-то что значит?
— Нам с этим возиться некогда, — говорит Том, — нам надо кончать поскорее, да и удирать отсюда.
— Ну хоть что-нибудь скажи! Что значит “повязка”?
— Повязка-это… в общем, незачем тебе знать, что это такое. Я ему покажу, как это делается, когда надо будет.
— Как тебе не стыдно, — говорю, — мог бы все-таки сказать человеку! А что такое “черная полоса с левой стороны”?
— Я почем знаю! Только Джиму без нее никак нельзя. У всех вельмож она есть.
Вот он и всегда так. Если не захочет почему-нибудь объяснять, так ни за что не станет. Хоть неделю к нему приставай, все равно толку не будет.
Уладив дело с гербом, он принялся за остальную работу — стал придумывать надпись пожалобнее; сказал, что Джиму без нее никак нельзя, у всех она бывает. Он придумал много разных надписей, написал на бумажке и прочел нам все по порядку:
1. Здесь разорвалось сердце узника.
2. Здесь бедный пленник, покинутый всем светом и друзьями, влачил свое печальное существование.
3. Здесь разбилось одинокое сердце и усталый дух отошел на покой после тридцати семи лет одиночного заключения.
4. Здесь, без семьи и друзей, после тридцати семи лет горестного заточения погиб благородный незнакомец, побочный сын Людовика Четырнадцатого.
Голос Тома дрожал, когда он читал нам эти надписи, он чуть не плакал. После этого он никак не мог решить, которую надпись выбрать для Джима, — уж очень все они были хороши; и в конце концов решил, чтобы Джим выцарапал на стенке все эти надписи. Джим сказал, что тогда ему целый год придется возиться — выцарапывать столько всякой чепухи гвоздем на бревне, да он еще и буквы-то писать не умеет; но Том ответил, что он сам ему наметит буквы начерно, и тогда ему ничего не надо будет делать — только обвести их, и все. Потом он помолчал немного и сказал:
— Нет, как подумаешь, все-таки бревна не годятся: в тюрьмах не бывает бревенчатых стен. Нам надо выдалбливать надпись на камне. Ну что ж, достанем камень.

Изображение


#5 ВОЛГАРЬ

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 2 690 сообщений

Отправлено 21 Май 2016 - 08:53

В своё время было желание прочесть на каникулах Гекльберри Финна, но сначала Щит и Меч, потом Носов, БСЭ и времени на Марка Твена не осталось, а затем и забылось-расхотелось. Чего так от этих двух книжек все тащатся осталось загадкой, прочтённые отрывки ушли из памяти без следа и впечатлений.

Сообщение отредактировал ВОЛГАРЬ: 21 Май 2016 - 08:58


#6 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 994 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 21 Май 2016 - 11:00

Вы удивитесь и не поверите, но до сих пор некоторые и от Диккегса тащатся.

А вот "Щит и Меч" лучше всего было читать, вытащив эти четыре тетрадки из подшивки "Роман-газеты", которую выписывали бабушки-дедушки, летом, на сеновале, в омшаннике, или вообще на чердаке где-нибудь. Там (в дедушкиной "Роман-газете), кроме какого-нибудь "Кавалера Золотой Звезды" и прочего были ещё "Девчата", "Убить пересмешника", "Его батальон", «Белый ангел в поле", "В августе 44-го" ...

Не было ни телевизора, ни компьютера, приходилось поневоле питаться чем попадётся, что на этажерках стояло тогда дома и у соседей по улице. Хрестоматии, подшивки журналов, случайные романы, всякое-разное, и на удивление много книг о войне... Одним словом, суровое детство, деревянные игрушки))





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных