Перейти к содержимому


Беспокойные европейцы

Эдуард Лимонов

  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 Wolk

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 19 061 сообщений

Отправлено 02 Февраль 2019 - 08:45

Изображение
Беспокойные европейцы
Эдуард Лимонов
лекция первая из книги "Лекции о будущем. Мрачные пророчества". (ООО Издательство «Питер», 2019 )
Изображение
Беспокойные европейцы (тезисы)

Первый крестовый поход организовался в 1095 году, и в этой дате заключена определенная странность: через 1095 лет после рождения Христа европейцы вдруг бросились отвоевывать для себя Гроб Господень, святые земли Христа? Вероятно, Христос родился на тысячу лет позже, чем принято считать? Только свежая смерть могла сдвинуть массы европейцев. Но оставлю дату рождения Христа вне пределов повествования, в конце концов, освобождение Святой земли и Гроба Господня стало лишь предлогом к осуществлению захватнических экспедиций европейцев на Ближний Восток.

Судя по имеющимся у нас историческим фактам, ко времени Крестовых походов в Европе накопился приличный излишек населения. Европейцы заняли уже самые плодородные земли, до земель второго сорта руки у них ещё не дошли тогда. Ясно, что все классы европейского населения совокуплялись с одинаковой силой страсти, поэтому излишек был и среди благородных, и среди простых. Объединившим всю Европу сословием стали военные лидеры – рыцари, младшие сыновья. Раздел имущества после смерти отца в семьях, как благородных, так и крестьянских, происходил по принципу, который донесли до нас сказки: старшему сыну доставались усадьба и угодья, младшему – ну если не кот, то в лучшем случае меч и доспехи. Европа была под завязку набита младшими сыновьями, рыцарями-бандитами, и идея завоевать земли у соседей на Востоке, едва появившись, овладела умами европейцев. Утилитарное желание захвата было, впрочем, спрятано под камуфляжем религиозного порыва. Им противостояли на их пути восточные христиане Византии и плохо известный европейцам мусульманский мир. Поначалу европейцам многое удалось. Ну да, они потеряли мощных лидеров, таких как Фридрих Барбаросса. Однако разорили и захватили Константинополь и создали герцогства и даже Иерусалимское королевство. Но в целом затея захвата земель в Палестине им не удалась. Уже в XIII веке им пришлось откатиться и эвакуироваться. Агрессию пришлось обратить друг на друга: в Столетней войне между Англией и Францией, в наступлении германцев на Прибалтику, Псков и Новгородские земли осуществлялась их жажда экспансии. Поэтому они толкались и убивали друг друга.

Великие географические открытия

В конце XV века мореплаватели под португальским флагом открыли для европейцев новые два континента. Две Америки. Населяющие континенты народы оказались технически слабо вооружены и были быстро подавлены, многие были уничтожены. Земли были захвачены. Расплодившиеся лишние европейцы стали массами выселяться в так называемый Новый Свет. Среди европейских наций преуспели в бизнесе переселения самые богатые державы того времени: Англия и Испания. Потому мы, собственно, и имеем сегодня Северо-Американские Объединённые Штаты и Латинскую (точнее назвать её Иберийской) Америку, потому что у Англии и Испании было достаточно средств организовать массовое переселение излишков своих населений.

Право на завоевание территорий если обосновывалось, то сводилось к праву цивилизованных христиан занимать земли дикарей. Африка ввиду своего опасного климата не стала объектом массового переселения европейцев, за исключением той части Африки, где климат менее жесток, – на южную оконечность континента высадились голландцы. Они продержались там несколько столетий до самой эпохи антиколониального движения. Сегодня последние остатки потомков их выдавливаются с Чёрного континента чёрными. Африканцы оказались живучее коренных населений Америки. Африканцев и их могучее расовое здоровье не смогла уничтожить даже работорговля. Завезённые в Северо-Американские Штаты насильно, они прижились там, размножились и сегодня являются легитимной составляющей американского общества. Основанное европейцами, это общество особое, лишь наполовину уже европейское. В результате Великих географических открытий и выселения масс европейцев в Новый Свет у Европы образовались space-колонии. У англосаксов это США, Канада, Австралия. Новая Зеландия. Вместе со страной-мамкой, с Великобританией, сплоченная группа англо-саксонских родственников действует вместе (space-колонии – это территории, куда европейцы переселились в таком количестве, что преобладали над аборигенами). Иберийцам, как я уже говорил, досталась Южная Америка, где существуют множество испаноязычных государств и одно португалоязычное – Бразилия. Две группы space-колоний смыкаются в Центральной Америке: побитая и обобранная Соединёнными Штатами Мексика, государства – острова Карибского бассейна и небольшие государства Панамского перешейка между двумя континентами. По сути, они относятся к иберийской группе space-колоний. Почему у Германии нет space-колоний? Потому что Германия как единое государство образовалась только в 1870 году. Италия тоже возникла как единое государство в 1870-м, потому ей на короткое время досталась лишь Ливия – близкая, через пролив от Сицилии. Франция преуспела было в провинции Квебек, там в лучшие времена проживали до 6 миллионов французов, и в Луизиане. Франция также контролировала часть африканских стран, до 1960 года владела Алжиром, но не особо выселялась в климатически опасную Африку.

На территориях, где не образовались полноценные space-колонии, установилась колониальная система, позволяющая эксплуатировать коренные населения: африканцев, индийцев в Индии, арабов на Ближнем Востоке. Колониальная система обосновывала свою легитимность несколькими убедительными тезисами: 1) несём христианство – истинную религию язычникам-дикарям; 2) несём цивилизацию и промышленность нецивилизованным дикарям; 3) несём культуру и образование нецивилизованным дикарям; 4) принесли европейскую медицину беспомощным дикарям. Особенно сильно выглядел довод по медицине. Действительно, смертность младенцев у аборигенов резко уменьшилась. Приняв за аксиому тот факт, что в Европе, включая XIX век, постоянно был излишек населения, мы видим, как эти излишки населения находили себе место в «открытом» европейцами Новом Свете.

Потом были две мировые войны (по скорее абсурдным причинам свершившиеся), в которых взаимно уничтожались именно европейские населения. После Второй мировой войны произошло важнейшее событие. В Палестине образовалась европейская space-колония Израиль. Скрывшая свою европейскую сущность под личиной ретро национал-социалистического движения сионизма. Между тем, избавившись от излишков населения в эпоху, следующую за Великими географическими открытиями, всего за сто лет, например с 1815-го по 1915-й, за пределы Европы выехали 40–60 миллионов человек. Из Ирландии, в частности, выехала 1/2 населения. Потеряв на фронтах двух мировых войн десятки миллионов половозрелых молодых мужчин, Европа стала страдать от болезни старения населения. Для европейцев стал сбываться прогноз Вильяма Годвина (отца Мэри Шелли, ведущего радикала Великобритании своего времени), который предсказал ещё в конце XVIII века, что «сексуальное желание будет исчезать с прогрессом цивилизации». Возможно, что и так, ведь живущий в темпе системы «производство – потребление» Европе стало не хватать рабочих рук на её фабриках и заводах. Франция стала поощрять прибытие к себе молодых рабочих-арабов из Северной Африки, Германия пригласила на свои заводы турок. В однотонную белую толпу на улицах европейских городов встроились смуглые лица и иссиня-чёрные скальпы и бороды. Пока ещё небольшая часть европейской толпы состояла из смуглых лиц. Агрессивность, беспокойность – качества европейской цивилизации.

Успешно привив себе в результате русской революции Ленина некоторые элементы социалистической идеологии, в частности понимание всего человечества как братьев (интернационализм), европейские общества изменились и трансформировались. Расизм не исчез, но его спрятали под пришедшие с Востока левые идеи. Россия своим примером навязала Европе и равенство полов (к примеру, во Франции женщины получили право быть избирателями только в 1947 году, в то время как российские женщины получили такое право на 30 лет ранее, сразу после Революции). Напичканные левыми идеями и настроениями европейцы, однако, не перестали быть агрессивными. Но агрессия приняла у них новую форму, новую, но сходную по типу с обоснованием Крестовых походов.

Возник феномен «правозащитных войн». Термин здесь мой, я заявляю право на этот термин. Правозащитная война – это когда европейские государства, чаще всего совместно, в рамках НАТО или созданной для цели вторжения европейской коалиции, вторгаются в какую-либо страну под предлогом несоблюдения в этой стране прав человека. Классическими примерами правозащитных войн являются войны, проведённые коалицией во главе с США: в Ираке, в Югославии, в Ливии, и такой была (до вмешательства России в конфликт) война в Сирии. Правозащитная война проводится в несколько этапов. Война начинается с нападения журналистов на страну, предназначенную в жертвы. В европейских СМИ появляются во множестве статьи, указывающие на несоблюдение прав человека в данной стране. Лидер такой страны объявляется диктатором. СМИ готовят таким образом общественное мнение своей страны и Европы и США («всего цивилизованного мира») к нападению на страну-изгоя, где не соблюдаются права человека. Перед самым вторжением появляются шокирующие европейское общественное мнение якобы обнаруженные детали. Так, перед первым вторжением в Ирак в США и Европе показали фейковый ролик, где кувейтская медсестра (её играла дочь посла Кувейта в Лондоне) и врач-акушер (на самом деле эмигрант-стоматолог) свидетельствовали о якобы зверствах иракских солдат в кувейтском родильном доме. А непосредственно перед вторым вторжением США в Ирак сам премьер-министр Великобритании, потрясая некой пробиркой, уверил мир с телеэкрана, что у Саддама есть оружие массового уничтожения. В наше время войны в Сирии тема химического оружия, которое якобы употребляет сирийский лидер Башар Асад против гражданского населения, время от времени возникает. Но Россия, вмешавшись, прервала ход классической правозащитной войны в Сирии. Правозащитная война эта не удалась. Однако Сирия разрушена и ослаблена.

Прибыли колонизировать Европу

Правозащитные войны (Соединённые Штаты умело превратили агрессию правозащитных войн в стратегию «управляемого хаоса», которым они намеревались управлять в своё удовольствие) неожиданно дали побочный эффект, которого инициаторы этих сверхсовременных вторжений не ожидали. А именно они не ожидали, что вместо того, чтобы жить впроголодь в развалинах, жители разорённых ими в правозащитных войнах стран ринутся в богатую Европу. А они ринулись. Как бы наказывая европейцев за все их агрессии: и за агрессию Крестовых походов, и за агрессию захвата space-колоний, и за агрессию режимов просвещённого колониализма, и за яростную агрессию правозащитных войн. Из разрушенных государственностей Ливии, Ирака, Сирии, из истощённых стран Африки, бедолаги – жертвы и войны, и засух, и неудачного рождения в бедном мире, они попёрли в богатую Европу. Как правило, на утлых судёнышках, как первые крестоносцы, они прибывали и прибывают в Европу. Колонизируя её в свою очередь. И из осознанной мести за тысячелетие колонизации и угнетения. И без чувства мести, просто движимые инстинктом бежать туда, где лучше. Так случилось, что большинство этих миллионов беженцев, колонизирующих Европу, – мусульмане. Выяснилось, что ислам – религия бедных. В современном мире ведь предпочтительнее быть христианином. По крайней мере, предпочтительнее было быть.

Великие исходы

Приход спасшихся атлантов в долину Нила. Шли по побережью. Исход секты единобожников Моисея из Египта. Племён ариев в Индию. Темнокожие цыгане спасались от ариев на Западе (частность).

Великое переселение народов из глубин Азии в Римскую империю, завоевания Римской империи азиатскими племенами, возможно, теми самыми арийцами, которые в седой древности вторгались в Индию. Для сравнения – исход индейцев тупи-гуарани из Бразилии в Перу. Вышли 12 тысяч, дошли 3 тысячи. Великая современная миграция арабов, ливийцев, негров – в Европу, в поисках «земли, где нет зла». Собственно, так называемая экономическая миграция – это поиск и благосостояния, и безопасности. Новый тип invasion. В ответ на правозащитные войны.

Маркса победил Мальтус

Предыдущие страницы – это были тезисы. Потому я грубо набросал своё видение происходящего на планете. У вас появились вопросы, да? Я тут был 5 мая на передаче канала «Культура», посвящённой 200-летию рождения господина Карла Мордехая Маркса. До самого прибытия на съёмочную площадку (где было темно и холодно, потом врубили свет) я, клянусь, не знал, что за тему предстоит обсуждать. Ведущий – Швыдкой. Кроме него я опознал только господина Сванидзе. Остальные приглашённые были (ну, я их так охарактеризовал) – «профессора». Те, кто зарабатывает деньги на истории политики и её персонажах. Они все были «за» Маркса. Казалось бы, профессора буржуазной России должны были бы быть против Маркса и марксизма. Ведь он же, собственно, теоретически создал тот строй, который в России сломали в 1991 году. Ан нет, они были «за». Даже, казалось бы, радикальный либерал Сванидзе был «за». Только вот к сегодняшним дням (а сейчас самый конец мая) я понял, почему они «за». Потому что Маркс – неживой, мёртвенький, как бабочка или червячок в коллекции. Профессора любят безопасных мёртвых мыслителей. Поэтому они распинались «за Маркса». А против Маркса был я. Именно потому, что он мёртв. Я сказал, что Коммунистический манифест был нехотя, без страсти написан писателем Марксом в 1848 году. Неужели они считают, что идеологии не стареют? Ещё как стареют. Та структура общества, о которой писал Маркс, давно не существует. Да и писал он как писатель, как актёр, порою вживаясь в образ своих персонажей, порою – нет. «Маркс устарел» – сказал я им. Да и все системы, созданные в XIX веке, иные чуть раньше, – устарели. Ницше устарел, Фройд устарел, Эвола устарел, Дарвин (дарвинизм – подделка, которой сам Дарвин устыдился к концу жизни) – устарел. И Эйнштейн устарел постепенно, хотя всех их насаждали насильственно (в советской науке с определённого времени было фактически запрещено атаковать Эйнштейна). Сейчас основная проблема – отношения человека и планеты. А все вышеперечисленные создатели политических систем занимались проблемами между государствами, между классами, между личностью и массами. А вот бесплатной пресной воды через 15 лет на планете не будет. Её станет так немного, что, идя в гости, вы будете покупать не бутылку вина, но бутылку воды. Маркс что-нибудь писал о проблеме с пресной водой, о том, что ресурсы планеты будут исчерпаны? У него есть что-нибудь о нехватке пресной воды? Они молчали. Недолго, они бы нашли что сказать, что-нибудь бы состроумили. Победил не Маркс, сказал я. Побеждает Мальтус, скромный постный священник англиканской церкви из графства Сюррей. Только его система сейчас интересует человечество. Он предвидел истощение ресурсов. И это не экология. Это жизнь. Он выступал против помощи бедным.

Они меня обтекли. Ведущий Швыдкой обратился к одному из них с отвлечённым от обозначенной мною темы внимания к Мальтусу вопросом. Общими усилиями они увели нас от Мальтуса и продолжили восхвалять Маркса. Между тем я-то говорил дело. Пролетарии Маркса, где они? Их уже и на земле-то нет. Рабочий класс сейчас – состояние, нежелательное для человека и временное. Маркс, Ницше говорили не о том, не о главном, говорили всего лишь о ближайшем к ним будущем. Тогда как человечеству грозила и продолжает грозить не распря между людьми, но распря человека с nature.

Устаревшие системы В XVIII и особенно в XIX веке незаурядные, выдающиеся европейцы стремились каждый создать свою систему. Создание системы было вершиной трудов в каждой области деятельности. Первыми были религиозные реформаторы – Лютер был № 1 среди них. Далее – Кальвин, Цвингли, кажется, ещё один. Свои системы создали в естественных науках Линней, Бюффон, затем Дарвин. В экономике трудились прилежно Адам Смит, Рикардо, Карл Маркс. Последний постепенно влез из экономики в политику. В области сознания зачаровал мир своими фантазиями о сновидениях Зигмунд Фройд.

Неряшливо пел об отношениях человека и человечества Фридрих Ницше. Начав филологом, стал философом. Упорядоченным последователем Ницше, но всего лишь носителем морали Средневековья в современном мире был Эвола.

В физике и астрофизике сумел смести всех соперников Эйнштейн. В истории возобладала хронология Скалигера/Петавиуса.

Костенели и оформлялись таким образом знания. Объяснение мира шло в такой демагогической конкурентной борьбе, что выигравший битвы за внимание общества к своей системе и становился держателем правды в своей области.

На самом деле воздвигнутые системы не были знаниями, но догадками о знании, иной раз абсолютно ложными, по сути – гипотезами, возведёнными в ранг догматического знания. Они возвышались твердынями, эти системы, но не так долго, как хотелось бы их создателям.

К XXI веку системы XVIII и XIX веков стали сыпаться, и если торчат ещё полуразрушенными скелетами, то вера в них уже невелика.

Дарвин ныне неубедителен, потому что в эпоху Origins of the Spices науки как таковой ещё не было, доказательства «разума» у животных у Дарвина сплошь почерпнуты из наблюдений за домашними животными, более всего над английскими собаками. Недостающее звено между человеком и человекообразными обезьянами так и не было найдено, потому дарвинизм остался позади нас как одно из увлечений человечества.

Ницше, пылкий и страстный, на самом деле смешон со своим Заратустрой и, невзирая на красивые бравые афоризмы, съеден временем дотла. Он мог возбуждать только студенток и студентов начала XX века.

Крикливый и склочный Маркс, слившийся с Энгельсом в одну мыслящую и пишущую машину, авторитарный и неряшливый Маркс, стоял бы скромно в ряду философов-экономистов, если бы не наш Ленин, совершивший революцию по рецепту Маркса (как-то он ухитрился это сделать при отсутствии в России необходимых для марксовой революции ингредиентов). Ленин сделал Маркса пророком пролетарской революции и тем спас его от забвения.

Ну а Ленин кто? Возможно, реинкарнированный Эбер, вождь эбертистов, или Жак Ру – вождь «бешеных» санкюлотов ещё из Великой Французской революции.

Все системы политической мысли нескольких прошлых столетий оказались не нужны человечеству в XXI веке.

Кроме одной, и это система глубочайшего пессимизма и жесточайшего реализма, оглашённая в 1798 году англиканским священником Томасом Мальтусом.

Система Мальтуса – единственная, которая занялась не выяснением отношений между нациями и человеческими коллективами, не отысканием наилучшей политической системы для человечества или его отдельных стран, но занялась выяснением отношений человека с планетой, с ресурсами планеты.

И это так давно! В 1798 году!

ссылка
Homo homini lupus est





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных