Перейти к содержимому


Asia Times Online (Гонконг). Россия подталкивает Сирию к действиям

перевод Гонконг Сирия Россия

В теме одно сообщение

#1 Guest_Lookomore_*

  • Гости

Отправлено 29 Март 2012 - 10:53

Изображение
AsiaTimesOnline (Гонконг)

Россия подталкивает Сирию к действиям


М. К. Бхадракумар

23 марта 2012


Изображение

Заявление по Сирии Совета Безопасности ООН в среду стало поворотной точкой. Впервые за год проявилось единодушие мнений по поводу кризиса в Сирии – почему и как это произошло надо осознать.

Россия играет ведущую роль в выработке будущего ключевой ближневосточной страны. И это беспрецедентно, что сильно влияет на алхимию связей между президентством Владимира Путина и Западом. Да, «арабская весна» прежней не будет.

Но для начала о самом заявлении. Оно «рассекретило» первоначальное предложение из шести пунктов, представленное сирийским властям специальным представителем ООН и Лиги арабских государств Кофи Аннаном. Одобрение пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН – США, России, Франции, Соединённого королевства и Китая – означает, что от сирийского правительства ожидается работа с Аннаном.

План из шести пунктов требует:

Назначения сирийским правительством «уполномоченного по переговорам» для работы с Аннаном.
Прекращения любого насилия, в том числе немедленное прекращение передвижения войск и операций сил безопасности и их выхода из населённых центров под контролем механизмов ООН по наблюдению за «подтверждённым прекращением вооружённого насилия во всех формах и всеми сторонами».
Создания механизма координации предоставления гуманитарной помощи.

Скорейшего освобождения политических заключённых.

Освещения международными СМИ ситуации в Сирии.

Правовых гарантий мирной политической деятельности.

В целом, Сирия должна проводить политические реформы открыто и прозрачно, в условиях мира и контроля Советом Безопасности, который «рассмотрит дальнейшие соответствующие шаги». Заявление начинается с подтверждения «стойкой приверженности» Совета Безопасности суверенитету, независимости, единства и территориальной целостности Сирии.

Ситуация в Сирии сегодня – тема бурной полемики. Неудивительно, что возникает искушение ошибочно истолковывать позицию России и Китая как «отступление» после первоначальных отказов поддержать резолюции против Дамаска. Дело в том, что Москва проверяет свою дипломатическую позицию по Сирии после российских президентских выборов начала марта, которые в результате 7 мая вернут Владимира Путина на пост президента.

Облако риторики скрывает попытки Москвы направить Сирию в нужном направлении, в общих чертах – к переменам подобным Йемену, одновременно защищая собственные интересы.

Со 2 марта Путин уже начал регулировать российскую поддержку сирийского президента Башара аль-Асада. В интервью редакторам шести ведущих западных газет Путин сказал:
«У нас нет особых отношений с Сирией. Наши интересы – в поиске улаживания конфликта в Сирии. Решать, кто должен управлять страной – дело самих сирийцев.

Чтобы решить эту проблему, нельзя поддерживать одну сторону вооружённого конфликта или сторону одной из воюющих партий, простите за тавтологию. Надо смотреть на интересы обеих, усадить их рядом, достичь прекращения огня».

Достаточно сказать, что накануне заявления Совета Безопасности ООН министр иностранных дел Сергей Лавров пожелал обрисовать в СМИ политическое будущее режима Асада. Без дипломатических тонкостей он сказал: «Никто его в Москву не приглашал. Это было решение Асада. А он не станет принимать решение только потому, что кто-то в России попросил его об этом».

Но затем Лавров поразмыслил и о том, а почему бы западным и арабским политикам, подталкивающим Асада к уходу в отставку, сначала не «ответить на вопрос, как бы всё выглядело, и кто бы направлял процесс (передачи власти). Принимая во внимание большие разногласия среди сирийских оппозиционных сил, на этот вопрос до сих пор нет ясного ответа».

Очевидно, что российская дипломатия использует к своей выгоде «взаимосвязанные действия». Первое, Москва выстроила тесную координацию с Пекином и потому избежала дипломатической изоляции. Второе, со временем стало ясно, что США не стремились к военной интервенции Запада в Сирию.

Третье, начали появляться трещины и среди западных держав, и между ними и их арабскими союзниками. Четвёртое, Лига арабских государств снова плохо проявила себя в качестве региональной организации, благодаря упрямству Саудовской Аравии и Катара.

И наконец, тупик в Совете Безопасности возложил на Запад бремя поиска приёмов работы с Россией, а, не её обхода. Были и тревожные моменты, подобные тому, когда Россия вызывающим образом снабдила Асада оружием, разместила военные корабли в сирийском порту Тартус или поддерживала военную пропаганду, вызывая опасения возникновения в Сирии войны в ливийском стиле.

Однако реальные факты доказали верность оценок российской политики. Во-первых, сирийский режим показал свою неослабевающую силу. Во-вторых, сирийская оппозиция не сумела объединиться или представить какую-то содержательную политическую программу. В-третьих, влияние экстремистов в рядах оппозиции привело Запад в уныние, испугало «молчаливое большинство» самой Сирии, изолировало саудитов и катарцев, тайно осуществлявших помощь радикалам.

В-четвёртых, Сирия начала сдвигаться к полномасштабной гражданской войне, а такая перспектива встревожила международное сообщество, особенно Турцию. В целом, сегодня нет желающих поддерживать саудовское стремление к восстановлению ближневосточной политики в духе суннитско-шиитского раскола.

За прошедшие недели саудиты трижды резко высказывались о московских инициативах – король Абдулла обрушился на президента Дмитрия Медведева, Рияд проигнорировал вежливое требование Москвы о консультациях, а саудовский министр иностранных дел Сауд аль-Фейзал и Лавров сидели напротив друг друга в Каире за столом Лиги арабских государств и давали друг другу уроки истории.

Длинная веревка, чтобы повеситься

Но Москва была невозмутима, зная, что саудовский план состоял не в демократии или реформах, а был результатом беспричинной недоброжелательности и направлен на свержение Асада любой ценой. Кроме того, саудовцы перестали что-то значить, когда США стали подталкивать Россию взять на себя ведущую роль по продвижению мирных изменений в Сирии. По сути, поведение, в некотором смысле, обратное бывшему в Йемене.

Каков же смысл такого сдвига парадигмы? Он был блестяще разъяснён в докладе Джулиен Барнс-Дейси, опытной «руке Сирии» в Совете Европы по внешним связям, озаглавленном «Сирия: к политическому решению». В докладе говорится: «При том, что … маловероятно, чтобы в ближайшее время Башар аль-Асад был отодвинут от власти, становится всё более необходимо найти политическое решение…, но… политическое решение, как минимум, зависит от российского согласия. Без давления Москвы режим никогда не уступит… и не начнёт политический процесс. Таким образом, участие Москвы может оказаться единственным способом предотвратить кровопролитие».

Следовательно, Кофи Аннан должен начать политический процесс, в котором ведущая роль будет отдана России, и он начнёт прямые переговоры с режимом без предварительного условия немедленного отречения Асада… Со своей стороны Европа должна твёрдо поддерживать усилия Аннана. Так что Аннан направится в Москву «в течение следующих нескольких дней». И Москва сдвигается на новую позицию, поддерживая Аннана своим авторитетом. В записанном интервью, переданном во вторник радио «Коммерсант», Лавров был весьма критичен в отношении сирийского режима.

Всё это совсем не значит, что Москва «хоронит» Асада или что сирийский кризис продвигается к решению. Вполне вероятно, что Вашингтон дарит Москве длинную веревку, чтобы повеситься. Время покажет.

Факты говорят о том, что Москва – не единственный святой покровитель Дамаска. И Тегеран не может с лёгкостью отречься от сирийского режима. Да и Багдад ведёт сложную игру и готов взять на себя председательство в Лиге арабских государств. А ещё на ближневосточном ковре есть вездесущие «негосударственные игроки».

Так что в какой-то момент всё должно сдвинуться к формированию контактной группы держателей акций. Если Россия обладает в Сирии особыми интересами (которые могут совпасть со сферой её развивающихся отношений с Западом), а у неё – без сомнения – высокая мотивация, когда дело доходит серьёзного разговора о политических переменах в Дамаске, то многое будет зависеть и от региональных игроков.

Сложно недооценить их упорство, например, Турции или Ирана в обеспечении своих интересов. Немаловажно, что турецкий премьер-министр Рейджеп Тайип Эрдоган направляется в Тегеран 27 марта, прямо перед встречей «Друзей Сирии» в Стамбуле 1 апреля.

Остаётся ключевая проблема, а именно – отсутствие постоянного дипломатического участия Ирана, необходимого для преодоления огромного моря недоверия. Это не оставляет сомнений в том, что план Запада фактически состоит в принуждении к смене режима в Иране. Запад должен явно продемонстрировать желание привлечь Иран в полном объёме по кругу проблем региональной безопасности, затрагивающих его ключевые интересы.

Посол М.К. Бхадракумар был дипломатом индийского министерства внешних отношений. Его назначения включали Советский Союз, Южную Корею, Шри-Ланку, Германию, Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Кувейт и Турцию.

Скаут: sparling-05
Переводчик: sparling-05
Редактор: Aks

Оригинал статьи

#2 Radonezh

    Администратор форума

  • Администраторы
  • 1 848 сообщений

Отправлено 29 Март 2012 - 11:23

Бхадракумар как всегда в своем стиле.

Видимо Каддафи был совсем уж старой, хромой, хитрожопой "уткой" раз никто его не стал поддерживать.
Я нашел недостающее звено между обезьяной и человеком! Теперь осталось найти человека.





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных