Перейти к содержимому


Страна Фантазия

сказки рассказы

Сообщений в теме: 124

#16 vikru

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 818 сообщений
  • LocationСоединённые Штаты Америки

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 02:11

Нам конец. За один день две Таких темы открылось!
Русский, помоги русскому!

#17 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 12:49

Просмотр сообщенияvikru (22 Ноябрь 2011 - 02:11 ) писал:

Нам конец. За один день две Таких темы открылось!

Не-е-е, это только начало. ;)
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#18 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 12:51

Немного юмора.

КЛАВА ПРОТИВ ЗЛА

Клава стояла у балконной двери и нетерпеливо стучала ножкой о пол в ожидании, когда же ее любимица подпустит к себе кота. Мурка оказалась стервой - сидела на верхней полке небольшого книжного шкафчика, в котором Огурцова хранила банки и нисколько не обращала внимания на поющего серенады и слегка подвывающего кота, любезно одолженного за 5 баксов Симеоном Гдетомудровым, соседом сверху.
Клава злилась на кошку: вот дура, не понимает своего счастья. В какой-то момент даже захотелось схватить Мурку за шкварник и бросить к страдающему от неразделенных чувств коту, но не успела - соловьем запел звонок в прихожей.
- Кого там черт принес? - негромко проворчала Огурцова и неохотно поплелась открывать. Симеон ждал за дверью, свет коридорной лампочки бликовал от его лысины.
- Клавдия, Вы брали Вениамина на полчаса. Время вышло. Порода редкая, дорогая. Нервная система Вени утонченная и нежная. Пора ему отдохнуть от вспышек софитов. Надеюсь Ваша фотосессия с ним окончена. Кстати, а где он?!
Огурцова понимала, что правду Симеону рассказывать нельзя - не простит попытки скрещивания сфинкса-аристократа стоимостью в тыщу баксов с ее милой домашней, но абсолютно беспородной кошечкой.
- Сима!
Зрачки Симеона слегка расширились: каким образом Клава ухитрялась сокращать имена для него всегда было тайной за семью печатями. Из Гриши делала Гошу, из Дениса Диму, из Сергея Сеню… Это еще ладно. Любого Андрея могла, заливаясь от смеха, назвать геем - считала себя ужасно остроумной.
- Клавдия, воленс-ноленс следует… - не договорил, так как Огурцова начала заливаться алой краской негодования и как рыба беззвучно раскрывать и закрывать рот!
- Ты, как меня обозвал, индюк надутый?! Щаз как дам в лысину, кубарем с лестницы полетишь. Я дама нежная, несчастная, любой обидеть норовит, защитить некому. Вокруг одни дебилы и выскочки. Воображают о себе много, жизнь мне портют и портют. Вот чье животное вчера на коврик перед дверью кучу наложило?! - резкий голос Клавы звучал еще громче, чем обычно, прорываясь нотками вечной обиды и злости на окружающих, - Знаю, кто всех настраивает против меня и кто гадкое животное подучил гадить на мой коврик. Шурка со второго этажа! Подумаешь, звезда! Через губу здоровается. И смотрит на меня так недобро, завистливо! Каждую ночь по соседям ходит, чтоб мне травлю организовать. Сволочь мстительная!

Сделала секундную паузу, чтобы набрать новую порцию воздуха и продолжила:
- Вчера какие-то малолетние дебилы в лифте нарисовали слово непечатное! Точно, она подстроила этот акт вандализма. Меня хотели оскорбить. Пойду к участковому: сто двадцать жалоб уже накатала на стерву Шурку, а он и не чешется. Кому только не писала! В ЖЕК, в управу, в КГБ, в ГКЧП, Президенту, в ООН и в Страсбургский суд. Всех Шурка, злобная тварь, очаровала и против меня настроила, завидует по-черному. Сосед по площадке ходячей катаклизьмой вот назвал! Ее происки!
Симеон начал переминаться с ноги на ногу. Клаву знал давно и понимал, что остановить фонтан красноречия сложно, но можно, главное, не противоречить, Огурцова в гневе была подобна стихии: неудержимая и сносящая все на своем пути лавина бледнела по своим последствиям перед разгневанной Клавой.
Выждав, когда в страстной речи об обидах причиняемых Клаве интеллигентной и тихой библиотекаршей Шурочкой, возникнет пауза, сказал:
- Вы знаете, дорогая соседка, с каким почтением я отношусь к вашей эрудиции и уму. Понимаю, Вам тяжело сносить столь тяжкие обиды. Есть у меня знакомая, уверен: она решит все ваши проблемы. Дендрария Кордебалетова, бывшая графиня ле Гран Бюст дю Буфет. Подлинная аристократка духа. Мир познает интуитивно. Знания получает напрямую из космоса. Владелица кабачка «Три поросенка», в котором продает разбавленное божоле с плантаций своей свекрови из Закавказского Лангедока. Впрочем, здешние посетители другого и не заслуживают. Вы меня понимаете! В свободное время гадает на торсионных полях и выступает с паранормальными фокусами в качестве медиума Великого Сетха. Живет на Малой Урюпинской, 12, квартира 13. Это почти по соседству. Думаю, Вы с ней сойдетесь на взглядах.
Клава застыла. Ай, да Симеон, ай да голова!
- Проводите?! - она улыбнулась ему, как можно умильнее склонив голову на плечо и захлопав ресницами.
«Хлопай ресницами и взлетай» - мелькнуло в его голове.
- Прекрасная монашка, не могу, извините. Меня ждут исследования тончайших материй вселенной, подвергнутой воздействию сублимальной индукции путем фотонной бомбардировки. Занят. Кстати, где Вениамин?!
Клава встрепенулась и хотела метнуться, чтоб побыстрее притащить сфинкса с балкона. В этот момент на балконе раздался звон посуды. Забыв про гостя, Клава побежала к балкону, решив, что в ее квартиру через разбитое стекло пытаются вломиться злоумышленники. Тем хуже для них!
Симеон последовал за ней, переживая о судьбе любимца.
Звенели банки, рассыпаясь сотнями осколков на бетонном полу. Когда Клава и Гдетомудров добежали до балконной двери, звон прекратился.
Ряд банок сильно поредел. Наверху шкафчика в позе египетского сфинкса сидела Мурка, свысока поглядывая на Вениамина, сидящего на полу. Вся рожа у кота была расцапарана до крови.
- Клава, что здесь происходит?! - философ забыл о том, что к жизни нужно относиться со стоицизмом и выглядел взбешенным.
- Как что?! Ваш кот домагивался до моей кошки, но получил заслуженный отпор. Я буду жаловаться!
Клава где-то вычитала, что лучшая защита - это нападение, и свято придерживалась этого жизненного принципа.
Симеон попытался что-то сказать, потом глянул на Клаву, махнул рукой, затем распахнул балконную дверь, подхватил лысого кота, который сходу начал вылизывать лоб хозяину и бережно понес его к выходу подальше от места, где любимец получил ужасную психическую травму, размышляя, как это скажется на его дальнейшей сексуальной жизни и эмоциональном состоянии.
- Понятно, почему твоя лысина сверкает! Кот вылизал до блеска! - бросила вслед Клава. Последнее слово должно было остаться за ней.
Громко хлопнула дверь.

Клава пожала плечами, с чего психонул?! Подумаешь! Ведь это она пострадала - придурковатый кот перебил все банки, а он еще и обижается. Симеон ей теперь должен все десять баксов.
- Погоди у меня, я на тебя в суд подам! За оскорбление личности - воленосом меня обозвал, подлец. - Она стояла на балконе и бессильно трясла кулачками в сторону прихожей, вслед Симеону. И этот поезд ушел.
Убрала осколки, ругая кошку последними словами. Гадина, не могла отдаться без битья посуды!
Затем начала собираться к Дендрарии Кордебалетовой, то есть к мадам ле Гран Бюст дю Буфет. Малая Урюпинская находилась рядом. Натянула любимую мини-юбку, каблуки и прозрачную блузку. Возможно, по пути встретит своего принца, надо очаровывать, не отходя от кассы.
Сопливые подростки провожали жадными взглядами, но разве могут они увлечь стопроцентную женщину?!
Дома Дендрарии не оказалось, пришлось тащиться в кабак.
В «Трех поросенках» было изрядно накурено. Несколько мужчин восточной внешности проводили ее томными взглядами.
За стойкой бара находилась сама хозяйка. Будь Клавдия мужиком, то не смогла бы отвести взгляда от внушительного бюста, а будучи женщиной только хмыкнула, прикинув на глаз, сколько силикона было закачано в имплантаты. Вес получился внушительный! Торжество силикона было подчёркнуто крупным золотом крестом, долженствующим будто перстом указать как на глубину святости, так и на прелесть телес мадам.
- Не-ет, - подумала Клава, - мой-то крестик поинтеллигентнее будет. Но тоже - подчёркивает
- Мадам ле Гран Бюст дю Буфет, у меня к Вам конфиденциальное дело! – с трудом договорила фразу, загодя записанную на ладошке. – Меня зовут Клавдия Огурцова.
-Можете не продолжать, душа моя. Я и так вижу, что привело Вас ко мне, алмаз моего сердца?! Вас не ценят?! Не понимают вашей тонкой душевной организации?! О, Великий Сетх, как же слеп и жесток этот мир! Не оценить такую красоту!
- Вах, - раздался за спиной Клавы голос с кавказским акцентом, - Какой- такой нэгодай пасмэл нэ цэнит такой пэрсык! Дэвушка хады к нам! Пыть будэм, гулат будэм, потом в сауна паедым – тыба ценит будэм!
Клава сразу поняла, чего именно мерзавцам надо.
- Отвали, козел, пока морда лица целая!
- Дэвушка, такой красывый, а такой нэвоспитанный!
- Маньяк! – не осталась в долгу Клава.
Мадам ле Гран Бюст дю Буфет примирительно сказала:
- Дорогой, я тебе других девушек приглашу красивых и сговорчивых, хоть с приватными танцами. Деньги есть?
Кавказец сунул мадам деньги и пошел к столику, проворчав что-то под нос о шалавах, которых не отличить от нормальных дам.
Вытерпеть такое оскорбление Клава не смогла: все ее жажда справедливости восстала и закипела в крови, мириадами мурашек побежала по спине.
С криком: «Всех убью, одна останусь», - запрыгнула кавказцу на спину и начала царапать и кусать изо всех сил.
Он громко заорал, как будто в него вцепилась акула или стая пираний.
Дальнейшее Клава помнила плохо: ярость затуманила ее сознание и придала нечеловеческие силы. В кабаке истошно орали посетители, летели стулья, ломались столы, звон и грохот были слышны на улице. Лишь подъехавшему наряду ОМОНа удалось растащить дерущихся.
Пришла в себя Клава только в обезьяннике. Кровоподтеки и синяки украшали лицо и руки, все тело болело. Блузка висела лохмотьями. Юбка вообще пропала невесть куда. Из одежды уцелели лишь стринги и бюстгальтер. Жалостливый лейтенант милиции бросил ей какую-то робу и потертые спортивные штаны.
В обезьяннике продержали до позднего вечера. Не понравилось.
Наконец, вызвали на допрос. Сказала, что защищала свою честь и достоинство.
Кавказцы на очной ставке демонстрировали, кто вывернутую челюсть, кто кусочек откушенного уха и выбитые зубы, но никто из милиционеров не поверил, что все это могла сделать одна хрупкая блондинка по имени Клава Огурцова.
- Так Вам и надо сволочам, - злорадно думала она, выдавливая слезы из глаз и кокетливо поглядывая на ментов.
Домой отвезли на машине с проблесковым маячком.
Клава с удовольствием помылась в ванной, почистила зубы и отправилась спать с четким осознанием того, что день прошел недаром.
:)

Сообщение отредактировал Tai: 22 Ноябрь 2011 - 12:57

Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#19 Rostam

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 482 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 08:49

Просмотр сообщенияTai (22 Ноябрь 2011 - 01:11 ) писал:

И дань моде - вампир-стори. Только не ищите в ней благородных вампиров. :)


- Спи, кроха! Темный ангел не даст тебя в обиду. К взаимной выгоде.
А когда кроха подрастёт он научит кроху вампирить. Передаст опыт следующему поколению.
Вот они, здоровые инстинкты.. даже у вампиров :D

Сообщение отредактировал Ice: 22 Ноябрь 2011 - 08:50


#20 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 11:54

Просмотр сообщенияIce (22 Ноябрь 2011 - 08:49 ) писал:

А когда кроха подрастёт он научит кроху вампирить. Передаст опыт следующему поколению.
Вот они, здоровые инстинкты.. даже у вампиров :D
Усе может быть. :D К взаимной выгоде. )) Вампиры иначе не умеют.
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#21 Rostam

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 482 сообщений

Отправлено 23 Ноябрь 2011 - 12:13

Ну посудите сами: Пока крошка подрастёт, добрый вампир к ней привыкнет, привяжется, научит каким-то вампирским ценностям, будут вместе ходить в кино и смотреть кино из серии Другой Мир, будут они вместе сражаться и с вервольфами и прочей, ещё более жуткой нечистью за души людей...
Крошка выучит ремесло, будет помогать, будет опорой уже старенькому, немощному вампиру...
Ну разве это не по человечески? И вампиры - люди. Только вот зубки у них поострее... Да и люди не созданы травоядными на самом деле, не та у них физиология чтобы травой питаться.

Сообщение отредактировал Ice: 23 Ноябрь 2011 - 12:20


#22 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 23 Ноябрь 2011 - 12:33

Просмотр сообщенияIce (23 Ноябрь 2011 - 12:13 ) писал:

Ну посудите сами: Пока крошка подрастёт, добрый вампир к ней привыкнет, привяжется, научит каким-то вампирским ценностям, будут вместе ходить в кино и смотреть кино из серии Другой Мир, будут они вместе сражаться и с вервольфами и прочей, ещё более жуткой нечистью за души людей...
Крошка выучит ремесло, будет помогать, будет опорой уже старенькому, немощному вампиру...
Ну разве это не по человечески? И вампиры - люди. Только вот зубки у них поострее... Да и люди не созданы травоядными на самом деле, не та у них физиология чтобы травой питаться.
Или вампир ее схомячит, как только она подрастет. )) Я бы не сказала, что он добрый, этот вампир. )) Хотя вполне может быть, что привяжется к крохе по-своему, как к питомцу. )) Да и не стареют вампиры (вроде бы), они ж уже мертвецы. ))
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#23 Rostam

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 482 сообщений

Отправлено 23 Ноябрь 2011 - 12:47

Просмотр сообщенияTai (23 Ноябрь 2011 - 12:33 ) писал:

Или вампир ее схомячит, как только она подрастет. )) Я бы не сказала, что он добрый, этот вампир. )) Хотя вполне может быть, что привяжется к крохе по-своему, как к питомцу. ))

Такое может быть, особенно когда крошка достигнет переходного возраста и ей захочется всё делать наперекор.
Переходный возраст - самый опасный для крошек. :D

Цитата

Да и не стареют вампиры (вроде бы), они ж уже мертвецы. ))
стареют, при неблагоприятных условиях, не соблюдая технику безопасности, так сказать.
Потому им и нужна кровь - в ней жизненная сила. Кровь их молодит.
Вурдалаки - это ожившие мертвецы. Вампиры же - гораздо более продвинуты в эволюции видов чем эти недоразвитые мычащие бестии, никакого сравнения. Их часто путают, конечно, но это по незнанию, а не от того что эти виды похожи.

Сообщение отредактировал Ice: 23 Ноябрь 2011 - 12:51


#24 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 23 Ноябрь 2011 - 03:07

Просмотр сообщенияIce (23 Ноябрь 2011 - 12:47 ) писал:

Такое может быть, особенно когда крошка достигнет переходного возраста и ей захочется всё делать наперекор.
Переходный возраст - самый опасный для крошек. :D
Ога, пубертат хоть кого хошь доведет.

Цитата

стареют, при неблагоприятных условиях, не соблюдая технику безопасности, так сказать.
Потому им и нужна кровь - в ней жизненная сила. Кровь их молодит.
Вурдалаки - это ожившие мертвецы. Вампиры же - гораздо более продвинуты в эволюции видов чем эти недоразвитые мычащие бестии, никакого сравнения. Их часто путают, конечно, но это по незнанию, а не от того что эти виды похожи.
Пора ветку открывать Вурдалаковедение или Зомбилэнд. :)
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#25 Opa

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 781 сообщений
  • Locationкор-во Нидерланды

Отправлено 23 Ноябрь 2011 - 12:37

Просмотр сообщенияTai (21 Ноябрь 2011 - 06:21 ) писал:

Червону руту не шукай вечорами…

Лина то шла, то бежала по лесной дороге к речке Неясить. Все вокруг было словно в тумане, как не пыталась, не могла унять слезы.
У березы, аркой нависшей над дорогой, она свернула на узкую тропинку, которая должна была вывести ее прямо к избе бабки Антониды.
Старуха была известной травницей и шептуньей, болтали, что она и с нечистым знается.
...
- Омар, верни меня домой. Пусть Мишка с Любкой будут счастливы. На чужом несчастье счастье не построишь. Хотя… Нет, стой. Не нужно.
Полина прижалась к джину, поцеловала его в щеку, затем резко отпрянула и побежала к русалкам:

На Купала да на Яна
Траву-зелье я копала,
Траву-зелье я копала
Беды-горюшки не знала…


ноябрь 2011
Чудо, чудо дивное! Спасибо - в пояс кланяясь..! Нам всем очень нужны ТАКИЕ свет излучающие произведения!

Не я первый, не я последний, но от души желаю Вам много-много свободного времени для вашего удивительного творчества, а таланта вам, матушка, не занимать... Вот и раздаёте его всем "по строчечке" от доброты сердца своего... :wub: Прикрепленный файл  bouquet05.jpg   24,46К   0 Количество загрузок:

Сообщение отредактировал Opa: 23 Ноябрь 2011 - 12:38


#26 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 23 Ноябрь 2011 - 01:22

Просмотр сообщенияOpa (23 Ноябрь 2011 - 12:37 ) писал:

Чудо, чудо дивное! Спасибо - в пояс кланяясь..! Нам всем очень нужны ТАКИЕ свет излучающие произведения!

Не я первый, не я последний, но от души желаю Вам много-много свободного времени для вашего удивительного творчества, а таланта вам, матушка, не занимать... Вот и раздаёте его всем "по строчечке" от доброты сердца своего... :wub: Прикрепленный файл bouquet05.jpg
Спасибо за добрые слова. Изображение Засмущалась вконец. Изображение
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#27 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 23 Ноябрь 2011 - 03:34

Михрюткины заботы или Сказка о заморском царевиче и лягушках.

Вечерело. Солнце готовилось нырнуть за линию горизонта. Легкой прохладой потянуло над водой. Тени, незаметно расползаясь, становились всё гуще.
Тонкая берёза, шелестя листочками-ладошками, о чём-то шепталась с ветром.
Серый соловушка, пристроившись на ветке старой раскидистой ивы, самозабвенно пел.
Михрютка, убаюканный птичьими трелями, мирно дремал под своей корягой на небольшом островке посреди болота.
Тихо, убаюкивающе, шуршали камыши и осока. Время от времени издали доносилось приглушенное уханье - то кикиморы обменивались последними новостями. Болото жило своей привычной жизнью.
Михрютка спал, то поскуливая от ужаса, то резко дёргая покрытыми рыжеватой шерстью ногами: за ним по пятам крался его кошмар.
Идёт он по тропе заповедного леса. Багровое солнце поблёскивает из-за туч. Деревья тянутся голыми ветками к мрачно нависшему небу. Тишина. Отчего-то жутко. Сердце гулко колотится, норовя вырваться из тесной клетки рёбер. Кажется вот-вот оно разбудит нечто хищное. От этого становится ещё страшнее. Меж стволами деревьев мелькают смутные тени, а в густых кронах вспыхивают алыми точками глаза неведомых чудищ.
От каждого шороха сердце бухается в пятки.
«Хрясь» - треснула ветка за спиной. Сейчас он обернётся и…
Он приготовился встретиться со своим страхом лицом к лицу. Пережить, одолеть – и с кошмарами будет покончено навсегда.
- Выходи! – беззвучно взмолился он к своему мучителю.
Ужас ответил донельзя буднично:
- Ква-а-а-ак!
Михрютка резко дёрнул головой и проснулся. Полежал, глядя широко раскрытыми глазами вверх. Перевернулся на левый бок и только прикрыл веки, чтобы вернуться в сон и победить страх, как снова раздалось громогласное:
- Ква-а-а-а! Ква-а-а-а!
Утробные голоса лягушек подняли бы даже мертвеца.
Он попробовал было сунуть голову в мох, чтобы заглушить кваканье. Тщетно.
- Ква-а-а!
Понял, что уснуть не удастся, и выполз из-под коряги.
Со всех сторон неслось ликующее и жизнерадостное:
- Ква-а-а! Ква-а-а! Ква!
Михрютка залез на корягу и осмотрел свои владения: то тут, то там на кочках сидели лягушки и самозабвенно квакали.
Особенно старались самцы. Раздували защёчные мешки-резонаторы, стараясь квакнуть громче соперника, чтобы произвести впечатление на зеленых подружек.
Самочки не отставали: отчего ж не посплетничать в вечерний час, у кого слизи на коже больше, кто из лягушек-соседок уродливее и глупее?!
Михрютка ужасно не любил такие разговоры, но поделать ничего не мог.
- Лучше бы дождь вызывали, как и положено приличным жабам! – проворчал он.
Присел на кочку и задумался о тяжёлой жизни болотного смотрителя.
Сплетницы даже голосов не приглушили:
- Ква-а-а! Михрютка, обормот такой, не гоняет аистов с болота. Так и норовят голенастые кого-то из нашей братии сцапать!
- Это ещё что! Давеча меня чуть змея не проглотила. Знаешь, что этот негодяй сказал?! «Змеям тоже надо кушать!». Ненавижу… Ты слышишь, Михрютка?! Ненавижу!
Он тихо вздохнул и негромко сказал в сторону кваканья:
- Да слышу, слышу. Хватит так орать. Могу и запретить. Переходите на растительную диету. Мухи да комары на вас жалуются, что лопаете их в три горла. Ну, так что? Прогнать аистов?!
Обычно лягушки любое замечание встречали возмущённым кваканием, лишь бы пошуметь. Но тут - замолчали, задумались, переваривая услышанное.
На ветку берёзы устало опустилась сорока, кивнула Михрютке и прикрыла веки.
«Наивная, тоже хочет вздремнуть», - хмыкнул про себя смотритель болота.
Как в воду глядел, лягушки снова заквакали.
Самая толстая, а потому наиболее авторитетная из них, басовито заявила:
- Не понимаю, что мы делаем в этом болоте?! Мы - умные, красивые и обаятельные - и в этой грязище сидим. Фи!
Вторая лягушка, с длинными голенастыми лапками, которыми несказанно гордилась, согласно квакнула:
- Наше место определённо не здесь. Мои стройные ножки достойны лучшего!
Третья, кокетливо растянув рот до ушей и поочерёдно моргая круглыми глазищами, добавила:
- Эх, а раньше на болоте царевичи невест искали. Вот времена были!..
Сорока неодобрительно покосилась в сторону лягушек и громко сказала:
- Девочки, что ж вы здесь время теряете?! У восточного края болота, возле сломанной ивы, царевич бродит с луком и стрелами. Царевну-лягушку, поди, ищет.
Три подружки переглянулись и наперегонки, с кочки на кочку, поскакали на восток к долгожданному королевичу. Допрыгали до протоки, бултыхнулись в воду и с громким хлюпаньем понеслись навстречу мечте. Брызги летели во все стороны.
Михрютка посмотрел вслед зелёным кокеткам, помахал им вслед мохнатой рукой, помолчал немного и с искренней признательностью в голосе проговорил:
- Спасибо тебе, белобока, уважила, отвлекла этих сплетниц. Трещат и трещат без умолку. Хорошая придумка.
- Какая придумка?! Есть там царевич. Штаны исподние в обтяжку, камзол с кружевным воротником, меч вроде прутика на боку болтается и шапка с пером. Чудной царевич какой-то. Что-то непонятное лопочет – «пуркуа», «амур», «тужур»...
У Михрютки аж ноги подкосились:
- Батюшки светы! Иноземец какой-то к нам пожаловал. Надо бы за жабами -то приглядеть.
Тяжко вздохнул и, торопливо перепрыгивая трясины да лужицы грязи, двинулся по кочкам.
Поскользнулся. Упал в болотную жижу. Встал, отплёвываясь, и продолжил свой путь.
С трудом добрался до восточного края болота и застыл: на берегу ярко пылал костёр, а заморский принц жарил лапки трёх лягушек.
- Тьфу, пропасть! Не успел, - тяжело вздохнул Михрютка.
Посидел, пытаясь в себя прийти от потрясения, и начал собираться в обратную дорогу, чтоб предупредить болотных обитателей об опасности.
- Что так тяжко вздыхаешь?
Обернулся на голос. Голенастый аист пытливо смотрел на него глазами-бусинками.
- Лягухи мои, понимаешь… Глупые совсем… Вот же ж незадача - не уберёг!.. Не остановил. Сорока говорит, мол, царевич. И они - наперегонки! Так все втроём на вертел и попали...
Рассказ Михрютки был сумбурен и путан, но аист всё понял:
- Охолонь. Ты не виноват. Я их тоже предупреждал. Кричал, кричал, не вняли. В царевны захотели. А принц - француз. Они у себя во Франции своих лягух всех слопали. А эти дуры зелёные кукиши мне крутили, завистником обозвали, сами в руки ему прыгнули. Эх…
Михрютка и аист понимающе переглянулись и помолчали.
Тем временем лягушки и черепахи начали высовывать из воды любопытствующие носы.
Хранитель болота посмотрел на подглядывающих зевак и съехидничал:
- Ну, кому тут ещё заморский царевич нужен?!
Любопытные носы скрылись в воде. Болото притихло. Но вряд ли надолго.
До следующего переквака о своём высоком предназначении.
Или до следующего принца.

Сообщение отредактировал Tai: 23 Ноябрь 2011 - 03:43

Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#28 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 24 Ноябрь 2011 - 02:46

Вампиры must die.

Эпиграф:
- Что такое принципиальность?
- Остаться убежденным грибником после восьмого отравления бледной поганкой. (с)

Степан до боли в руке сжимал осиновый кол и тревожно оглядывался по сторонам.
Сегодня он вышел на тропу войну. Кровососы узнают, почем фунт лиха. Он им еще покажет!..
Прошлый раз не в счет: он тогда плохо подготовился. А может и день не его был?! Тьфу ты, точно не его, тем более это вовсе и не день был.
Поперся как последний идиот на кладбище под утро.
Чему удивляться, что ни одного упыря не нашел?
Дурак! Сам виноват. Надо было загодя разузнать про их привычки.
В ночи кто-то громко ухнул, по спине пополз неприятный холодок.
Замер на месте, тревожно оглядываясь. Снова послышалось зловещее:
- Угу- угу! Ух-ух!
Тьфу ты! Это ж филин. Нашел, балда, кого пугаться.
Степан презрительно сплюнул и глянул на часы.
Время шло к полуночи. На кладбище стояла мертвая тишина.
И то верно: кому тут шуметь?!
Мертвецы, как им и положено, тихо лежали в своих могилках.
Какой-то скрежет и щелканье челюстей заставили его помертветь от испуга. Застыл как вкопанный. Сердце колотилось, как бешеное. Ужас цепко держал его в своих удушающих объятиях.
Через минуту послышалось рычание и шум. Твою ж дивизию!
Бродячие собаки грызутся за кость.
Страх отпустил, стало легко и где-то даже весело.
Луна просто необыкновенная! Огромная. Очень похожа на бледный недопеченный блин, такие обычно печет баба Груня, которой он приходился дальним родственником. Это она дала ему заговоренный кол и просила принести то, что останется от убитых кровопийц – щепотку праха. Для чего – не объяснила, но обещала дать зелье для тещи, чтоб не грызла его, как одичавшая собака кость.
Ох, как же его допекла женина мать: достала до самых печенок. Едва до смертоубийства не довела. Спасибо Груне, отвела от греха.
Редкие приблудные облака время от времени скрывали ночное светило от пылающего гневом взора Степана.
Ему надо было подготовиться к убийству кровопийц.
- Вампиры must die! – тихо, как клятву, нашептывал он.
Не то, чтобы вурдалаки да упыри ему чем-то особенно мешали или пили его кровь. Теща, Анжела Олеговна, была гораздо более зловредной особой, чем все живые мертвяки вместе взятые.
Все время шипит и шипит на него: то он много лежит на диване, то мало зарабатывает, да еще и не олигарх. Змеюка!
Главное, жена, Настька, к мамочке прислушивается. Чуть что, вдвоем шипеть начинают.
Если так пойдет, они ж разбегутся из-за этой гадины.
Разводиться не хотелось. Настя – баба хорошая, когда ее мамули рядом нет. И сынишку жаль, затюкает его дорогая тещенька.
Вот и надумал к бабке за помощью сходить, а Груня его на кладбище с колом в руках погнала. Сказала, если он дело сделает, теща онемеет, а жена крепче любить будет.
Это ж сколько счастья сразу!
Степан устал прохаживаться и присел на скамеечку, настроение улучшилось.
За спиной треснула ветка, он обернулся и чуть не обомлел: в лунном свете показалось два силуэта. Бомжи? Или все-таки упыри?
Он затаил дыхание, боясь шевельнуться: вдруг повезет и его примут за памятник?
Кровососы неторопливо уселись на могильную плиту почти напротив его скамейки.
- Ох-хо-хо-нюшки, - тяжело вздохнул один.
- И не говори! – добавил второй.
Вурдалаки совсем не походили на бледных гламурных красавцев из фильмов, скорее на комиков: один - маленький и толстый, второй – худой, как щепка.
Толстяк чем-то напомнил ему Карлсона из детского мульта. Такой же рыжий. Второй походил на классического Кощея Бессмертного. Лысина слегка поблескивала в лунном свете.
- И когда Грунька успокоится? Вон, опять очередного недотепу прислала нас убивать! – грустно проговорил в меру упитанный мужчина.
Кошей повернул голову к Степке и тихо, но с едва заметной ноткой угрозы сказал:
- Выходи ужо, шпиён. Маздай, понимашь. Сердце бьет как набат. Всех соседей перебудишь. Сейчас все повылазят, чтоб их трясця взяла. Поговорить спокойно не дадут!
Зубы Степана выбивали громкую чечетку, когда он, вцепившись мертвой хваткой в осиновый кол, попробовал встать и подойти к покойникам.
- Эй, мужик, ты че, спужался?! Нас не боись. Груньку боись. Та еще ведьма. Я – ее первый муж, - проговорил толстяк, - теперь уже бывший. Экс-муж, так сказать. Авдеичу не повезло вторым стать. Не, ты прикинь, грибами нас отравила. Он эти поганки есть отказался, так она его сковородой по голове того…
Упыри тяжко вздохнули.
Кощей, подумав, добавил:
- Ты, че мужик, думаешь, мы от хорошей жизни бродим?! Или считаешь, что мать - сыра земля из-за грехов тяжких нас не принимает?
Упырь помолчал, пытливо зыркая на Степку в ожидании возражений. Горе-охотник на вурдалаков только нервно сглотнул.
- Не! Не! Ты не думай, мы правильные покойники, – мертвец решительно помахал сухим пальцем с длинным черным когтем перед носом Степки, - Миссия у нас. Важная. Всех живых мужиков предупреждать, чтоб не клюнули на Грунькины чары. Она третьего мужа найти никак не может, от и бесится. Нам убийц подсылает. Мы эти, как их, санитары общества. А ты нас маздаями обзываешь. Слово-то какое мерзпакостное придумал! Лучше б выматерил по-доброму.
Упырь сплюнул черной густой слизью под ноги.
Клыки в лунном свете опасно поблескивали.
Степан развел руками:
- Звиняйте, мужики. Тут такое дело. Я бы сам никогда…. меня мои бабы заели: жена да теща.
Неожиданно его понесло. Сидел и изливал душу вампирам. Те слушали, кивали и в нужных местах поддакивали.
Увлекся, дернулся, в кармане звякнула о ключи поллитровка, которую прихватил для храбрости и для сугреву.
Упитанный вурдалак насторожился и протянул когтистую лапу:
- Чего там у тебя? Серебряные пули? Святая вода?
Мутные глаза сверкнули алым.
- Та не, мужики, это пузырь водки. Для крепости духу.
Кощей молча протянул когтистую лапу, Степан отдал бутылку. В последний момент рука непроизвольно сжалась, но он сразу же овладел собой: не драться же с трупом?
Вурдалак откупорил пузырь, нюхнул и блаженно сощурился. Его упитанный приятель достал из кармана мятый пластиковый стаканчик, худой плеснул туда малую толику и протянул Степке:
- Ну дык чо, сообразим на троих. Ты первый. Вдруг что подмешал.
Незадачливый охотник покрутил пальцем у виска:
- Вы что, сбрендили? Я ж ее для себя же держал! - затем решительно опрокинул водку в рот, крякнул и занюхал рукавом.
Упитанный торопливо отобрал стакан и налил до краев:
- Ну, Авдеич поехали. Не чокаясь!
Хекнул и одним глотком осушил пластмассовую посудину. Тощий жадно присосался к бутылке.
Степка только вздохнул: сейчас налакаются, а закуска уже тут как тут, рядышком сидит. Хоть бы придушили сначала.
- Ты вот че, Степка Маздай, принеси завтра водовки. Бутылки две-три, а лучше ящик. Стресс у тебя. Надыть культурно отдохнуть. И это… Слушай нас, мы мужики опытные, дурному не научим: увози ты бабу свою от тещи… Квартиру, что ль, сними. Она враз роднее станет. С женой, гляди, все наладится. Точно говорим, усе будет хорошо. Главное, к бабке больше не ходи. Грунька ведьма та еще. Злобности неимоверной.
- Добро, мужики. Завтра здесь же, в этот же час, - Степка повеселел, сообразив, что закусывать им не будут.
- Да ладно! Выпить принес, за жисть поговорил, все честь по чести. Уважаем. Нормальный мужик. Хоть и обозвал нас маздаями. А то сюда все больше лезут убивцы да маньяки: глаза бешенные, круглые, орут, как резаные: «Бей упырей! Мочи кровососов!».
Второй задумчиво добавил:
- Не любим мы этого. Впечатлительные шибко. Как услышим, что кто-то дурниной орет, так клыки чешутся. Невмочь просто. Выпьешь сгоряча из придурка всю кровь до капельки, и думаешь себе, а мог бы еще и пожить на свете, недотепа. Поговорил бы как человек… Мы ж не звери… Все понимаем.
Проводили Степана до кладбищенской калитки, напомнив напоследок про «водовку»:
- Стаканы не тащи. Мы и сами сгоношим.
Степан заторопился домой, вспоминая добрым словом компьютерные игры: из аглицкого языка и помнил то всего ничего: show must go on, must die и еще с пятого класса стишок про фазе и мазе, которые сидят на унитазе. Озадачил упырей новым словом, да так что сразу нападать не стали.
Достал из кармана осиновый кол, усмехнулся и забросил в кусты. Доброе слово и упырю приятно.

Сообщение отредактировал Tai: 24 Ноябрь 2011 - 02:46

Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#29 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 24 Ноябрь 2011 - 04:02

Хранитель сказок.

Летняя ночь рассыпала пригоршни звезд по тёмному бархату неба, выкатила мячик луны и мягко легла на лесные озера, на полноводные реки, да на тихие заводи.
Над Тёмным бором, Серебристым озером и топями Тайнолесья зазвучали трели соловья да стрекотанье многочисленных цикад.
Серая волчица, усевшись на большой скале, вытянула длинную морду и присоединила к общему хору свою протяжную песню.
Луна благосклонно внимала ночным певцам, щедро одаривая всё вокруг серебристым рассеянным светом.
В домике Хранителя сказок весело трещала лучина, серые тени трепетно метались по стенам, а сам хозяин склонился над большим, окованным серебряными полосами, сундуком и, перебирая доверенные ему сокровища, невесело приговаривал:
- Что ж теперь делать-то? Старые сказки совсем прохудились, а новых и вовсе нет…
Бережно приподнял истончившуюся и почти невесомую сказку о матушке Зиме и батюшке Морозе и разочарованно присвистнул: бумажная птаха смотрела на него печально, краешки её крыльев истончились и рассыпались в руках.
- Не рассыпайся, милая! – прошептал, чуть не плача, Хранитель. – Вот ведь горе горькое, не уберёг я вас: скоро все трухой развеетесь, тогда и моя жизнь закончится.
Тяжко вздохнул и, качая головой, присел на деревянную скамью рядом с сундуком.
- Как же так?.. И от солнца берёг, и от лунного света укрывал, в волшебном сундучке прятал, а вы, птички мои, на глазах таете...
Посидел немного, одолеваемый невесёлыми думами, затем поднялся и бережно уложил птицу-сказку в отдельное гнёздышко, с тоской наблюдая, как истлевшие края бумаги на глазах обращаются в пыль.
Тихий звук у двери отвлёк его. Хранитель сказок обернулся и прислушался: скрипело крыльцо. И тут же снаружи кто-то несмело постучал.
«Хм, кого там лешие привели в наши глухие места?» - удивился старик, зная, что чужие в заповедном краю не бродят.
Осторожно закрыл тяжёлую крышку сундука, накинул сверху кружевную салфетку и протянул руку к короткому мечу в кожаных ножнах, висящему над сундуком. Хоть и не тревожил Хранителя никто в Тайнолесье, и клинок давно запылился, но сейчас - мало ли: вдруг нежить сунется или лесные разбойники.
- Кто пожаловал, назовись! – голос Хранителя звучал громко и уверенно.
Вязь, выгравированная на клинке, не светилась зелёным, приветствуя друга, но и не пылала алым, предупреждая о враге.
- Дяденька, пустите, страшно тута! – раздался тонкий голосок. - Волки воют, меня съесть хотят!
Хранитель сунул меч в ножны, отбросил щеколду и сильно толкнул дверь.
- Ой, Вы зачем дерётесь, дяденька? Больно же!
Малого света лучины едва хватило, чтобы увидеть, что пришедший - мальчишка: исцарапанный и грязный, волосы всколочены, глаз подбит, на лбу наливалась свежая шишка.
- Сам виноват, разиня! Не стой под дверью. Ты кто?
- Кто, кто… Принц в пальто! – неожиданно дерзко заявил странный ночной гость. - Ты меня, добра молодца, в бане попарь, накорми, напои, а потом расспрашивать будешь!
- Не дерзи! Выпорю – будешь знать, - сурово проговорил Хранитель сказок. - Банька у Яги, а она бабка с принципами: ежели молодец непочтительный - сразу в печь, на жаркое... Понял?! В дом-то заходи, но не испытывай моё терпение. А ну-ка, рассказывай подобру-поздорову, кто таков да зачем пожаловал, или ступай, откуда пришёл.
Мальчишка присмирел, переступил порог и снова затянул жалостно:
- Дяденька, не бейте, всё скажу: сиротинушка я горемычная, горькою слезою умываюся, дырявою дерюжкой укрываюся, вода на завтрак, чёрствая краюха на весь день. В лесу заблудился, страху нажился. Пустите переночевать, дайте хлебушка пожевать!..
Мелкий поганец пустил слезу и, растирая кулаками грязь по лицу, продолжал причитать, ноя на одной ноте, словно внутри у него был механический органчик.
Хранитель сказок хотел было указать хитрецу на дверь, но вспомнил заповедь: «Гостя не гони, врага лицом к лицу встречай, друга не предавай». Вздохнул и проговорил:
- Что ж, гость ночной, нежданный, присаживайся к столу.
Призадумался на миг, вспоминая, что там из съестного осталось, потом полез в печку, достал горшок с тёплой кашей, нарезал хлеба и выставил всё на стол.
Проголодавшийся оборвыш жадно набросился на еду, не забывая, однако, быстрыми взглядами озирать нехитрое убранство жилища.
Поев, улёгся на лавку и мгновенно уснул.
Хранитель сказок устроился на печке, поворочался с боку на бок и тоже затих.
Спал крепко, словно кто сны нашептал, наколдовал.
Когда проснулся, солнце стояло уже высоко. Мальчишки в доме не было.
- Убёг и убёг! – почему-то огорчившись, прошептал Хранитель сказок.
Привычно посмотрел в сторону заветного сундука и вздрогнул: салфетка на пыльном полу валяется, крышка открыта.
Холодея сердцем, заглянул внутрь - все гнёзда пустые.
- Ограбили! Тать ночной, подлый вор, не сносить тебе головы!..
Сорвал со стены меч и ринулся за дерзким похитителем, у порога споткнулся и через крыльцо кубарем полетел в траву. Встал, потирая ушибленный бок, и замер с открытым от изумления ртом: на полянке у дома сидел мальчишка, а вокруг него светлым облаком порхали сказки, мельтеша новыми, целыми, сверкающе-белыми листьями-крыльями.
- Дяденька, ничего, что я Ваши сказки покормить и погулять вынес?
Хранитель растерянно кивнул, а странный гость вытянул руку, на нее сразу же уселась одна из сказок, мальчишка улыбнулся ей, бережно погладил и заговорил речитативом:
- В некотором царстве, в некотором государстве жили-были…

***

- Ты кто? – снова спросил Хранитель у мальчишки, когда птица-сказка порхнула в небо.
- Я Сказочник, помощник госпожи Ночи. Она обеспокоена, что сказки перестали навещать малышей.
Хранитель сказок посмотрел на удивительного гостя и расплылся в довольной улыбке: значит, нужны ещё сказки!.. и он сам, выходит, нужен…
- Малыш, ты их ещё покорми, а я схожу тут недалече, попрошу Ягу тебе баньку истопить. Потом птичек наших в гнёзда вместе уложим.
Сказочник серьёзно посмотрел на Хранителя и тихо сказал:
- Сказки нельзя в сундук – погибнут. Мы их на волю отпустим, пусть людей радуют.
Посмотрел на окаменевшее лицо владельца волшебного сундука и ободряюще подмигнул:
- Ты не волнуйся, дяденька, поутру птицы-сказки к нам вернутся, а к ночи снова разлетятся по всему миру детей и взрослых радовать. Разве ты не знаешь, что сказки только среди людей живут?
Хранитель сказок приуныл:
- А я… я зачем тогда…
Сказочник улыбнулся:
- Ты мне поможешь новые сказки сочинять и в мир отправлять.
Впервые за много дней тоскливая тишина и уныние оставили маленький домик на лесной поляне: там то и дело слышался озорной смех юного Сказочника, а с лица Хранителя не сходила ласковая улыбка.
День у них выдался хлопотный – успели придумать две новые сказки и вспомнить десяток старых, а когда первые звёзды драгоценными огнями проступили на небосводе, они вдвоём вынесли волшебный сундук на крыльцо, и Хранитель бережно поднял крышку…
Птицы-сказки белым облачком взлетели в небеса, покружились в вышине и понесли на своих крыльях волшебство, которое так нужно людям.
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#30 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 25 Ноябрь 2011 - 11:30

Сказка о рыцаре и драконе

Так уж повелось испокон веков, что всякий уважающий себя рыцарь должен был убить дракона во имя Прекрасной Дамы. Традиция, освящённая веками и воспетая приключенческими романами, свято соблюдалась всеми паладинами.
А Ральф Роллан, хоть и намеревался сразиться с драконом, но свою Прекрасную Даму пока не нашёл, так как был слишком юн да и посвятили его в рыцари буквально на днях.
Суровый наставник Донован Доннэр на плацу рыцарской школы объявил безусым выпускникам, что курс обучения окончен и, возложив меч на плечо каждого новоиспечённого героя, торжественно объявил их рыцарями со всеми вытекающими из этого звания правами и обязанностями.
А перед тем юноши слегка охрипшими от волнения голосами произносили клятву юного рыцаря:
"Клянусь своей честью истреблять монстров, чудовищ и прочую нечисть, способную причинить вред Прекрасной Даме, на расстоянии не менее десяти миль в любую сторону от оной, служить неземной красоте её всю оставшуюся жизнь и отдать во имя победы над троллями, драконами и прочими мерзкими гадами и не жалеть крови своей во имя победы над троллями, драконами и прочими мерзкими гадами, и во славу великих традиций рыцарства!»
У Ральфа срывался голос, но он ни разу не сбился. В своём воображении видел себя бравым рубакой, украшенным боевыми шрамами. Фантазия вела его за собой всё дальше, в некие заоблачные дали.
Вот уже Прекрасная Дама не сводит с него восхищённого взгляда и дарит белоснежный батистовый платочек с ажурными кружевами по краям. Ральф падает ниц к её ногам и покрывает поцелуями тонкую нежную ручку. Принцесса - а его Прекрасная Дама, конечно же, настоящая принцесса - не сводит глаз с его мужественного профиля. На этом месте фантазия резко иссякла: на щеках юного рыцаря вспыхнул яркий румянец, украшая заливая не только щёки, но и уши и даже шею.
После торжественной церемонии молодые люди получили экипировку: боевых коней, мечи, копья и доспехи.
Вооружение было, увы, далеко не новым и не от лучших мастеров, но предполагалось, что достойное обзаведение юноши найдут на пути рыцарской славы.
Затем юные рыцари бросили жребий: кому в какую сторону отправиться. Ральфу достались какие-то никому не известные Дикие горы. Но оспаривать жребий не полагалось, и он, внимательно ознакомившись с картой, отправился совершать подвиги.
Путь был долог и скучен. Бесконечные просёлки, трактиры, деревни да ничем не примечательные городишки сливались в один монотонный пейзаж. Время от времени конь взбрыкивал, показывая норов, но чаще плёлся со скоростью черепахи.
Наконец, Ральф добрался до деревни Большие Крыши, от которой до назначенной местности рукой было подать.
Грубоватые крестьяне во все глаза пялились на рыцаря и охотно указывали кратчайший путь. За спиной старушки да сердобольные молодки украдкой вытирали слёзы и приговаривали:
- Бедненький, молоденький-то какой. Мальчик совсем. Пропадёт, как есть пропадёт…
Ральф ничего не замечал и радовался, как ребёнок, тому, что местные жители щедро его одаривали съестными припасами: кто кругом сыра или свежим хлебом, а кто кислым вином или сладкими наливками: в дороге и без того нетугой кошелёк юноши совсем опустел, и припасы были весьма кстати.
Нигде ещё он не встречал таких радушных и щедрых людей.
Горы встретили его мелким дождём. Холодные порывы ветра выдували остатки тепла из его тощего тела новоиспечённого рыцаря.
Скоро вечер. В горах темнеет быстро. Бродить в сумерках сомнительное и опасное удовольствие.
К тому же Ральф зверски замёрз в доспехах и, мечтая о тепле и отдыхе, остановился на привал.
Снял сбрую с коня, стреножил и пустил пастись. Только расположился у уютного костерка, как услышал чей-то жалобный плач. Ральф всегда был добрым и отзывчивым молодым человеком. В его пылком воображении возникла душераздирающая сцена: где-то рядом в холодной пещере несчастная юная принцесса мается в плену коварного дракона, ожидая помощи. Ящер смотрит на неё с плотоядным интересом, истекая слюной, а несчастная красавица безутешно рыдает, уже и не надеясь на спасение.
Вот и наступил его звёздный час. Пришло время для подвига!
Выхватив из ножен меч, юноша ринулся на поиски страдающей принцессы.
Картины в его воображении быстро сменяли друг друга: вот он убивает дракона, спасает прекрасную деву и...
Возможно, спасённая красавица, очарованная его доблестью и храбростью, будет горько рыдать над его холодеющим телом.
Нет, пожалуй, не так, он убьёт чудовище, а девушка в знак благодарности отдаст ему руку, сердце и всё прочее, что полагается отдавать в подобных случаях. Интересно, а что следует делать с половиной королевства?! Корона и мантия будут в комплекте прилагаться?
Мечтая о столь возвышенных предметах, Ральф под ноги не смотрел, поскользнулся, шлёпнулся наземь и очень неизящно съехал с горки на том, на чем обычно сидят.
Плач раздавался совсем рядом. И тут у кустов боярышника Ральф увидел маленького зелёного дракончика. Малыш горько скулил и весь трясся от холода.
Поднимать меч на детёныша было бы не по-рыцарски, и он решительно вложил оружие в ножны. Зелёный кроха вздрогнул и заныл еще пронзительнее. Ральф подхватил дракончика на руки и потащил к месту привала. Заблудиться было трудно: собственные следы и запах дыма благополучно вывели его к месту стоянки.
Костёр почти погас. Ральфу пришлось потрудиться, чтобы он снова разгорелся. Малыш, согревшись, перестал плакать и начал жевать седло боевого коня. Пришлось юноше накормить дракончика вяленым мясом и сыром. Кроха чихал и морщился ась, но послушно ел непривычную пищу.
Темнело здесь быстро. Уставший Ральф скоро уснул, нежно прижимая к себе зелёного малыша.
Ночью проснулся от того, что кто-то громко пыхтел рядом. Спросонок показалось, что его подопечный простудился. Потом понял, что не в этом дело. Малыш тихо посапывал рядом.
Вглядевшись в полумрак, Ральф с ужасом увидел огромную тушу. Её бока мерно поднимались и опускались. Меч и прочие вещи были погребены под огромным и массивным телом.
- Ну, вот и всё. Приехали. Придёт рассвет, и закончится моя жизнь.
Ральф чуть не плакал от того, что его рыцарская карьера так глупо и нелепо оборвётся. Ни тебе подвигов, ни Прекрасной Дамы…
Драконий малыш зашевелился во сне, и его голова оказалась на груди юного рыцаря. Он обнял детёныша и погладил по прохладной коже.
Через некоторое время юноша устал бояться будущего и незаметно уснул.
Утром пробудился от того, что драконыш дёргал его зубами за сапог.
Огромная мамаша притащила оленью тушу, бросила и начала облизывать своего детёныша.
Ральф в ожидании неминуемой гибели обреченно следил за тем, как огромная пасть приближается к нему:
- Вот и смерть пришла. До чего же она уродливая!
Шершавый язык обслюнявил ему голову и плечи. Рыцарь чуть не задохнулся от зловония из огромной клыкастой пасти. Дракониха выдохнула из ноздрей струйку пара и заботливо подтолкнула его огромной когтистой лапой к туше оленя.
Юноша, бледный от пережитого ужаса и лёгкого недосыпа, развёл костер и пожарил себе пару кусков парной оленины.
Дракониха с любопытством наблюдала за его действиями, но вмешиваться не стала. Смотрела на него свысока, ни на миг не упуская из виду ни своего детёныша, ни его спасителя.
Ральф начал кормить дракончика.
Чешуйчатую мамашу это неожиданно умилило: она склонила голову и пристально наблюдала за каждым его движением.
Через некоторое время юный рыцарь собрался покинуть место стоянки. Стараясь не делать резких движений, осторожно оседлал коня, привязал к седлу нехитрую поклажу. Погладил дракончика и сунул ему в пасть пару-тройку кусков едва прожаренного мяса. Тот проглотил их, не пережёвывая, и довольно заурчал. Ральф вскочил на жеребца и пустил его лёгкой рысью. Ящеры потрусили следом. Боевой конь слегка было заартачился, но огнедышащая зверюга так красноречиво облизнулась и рыкнула, что упрямое животное рвануло вскачь.
От чешуйчатой компании избавиться ни в этот день, ни впоследствии не удалось.
В скором времени менестрели начали распевать красивую балладу о юном рыцаре, чью жену и сына злые колдуны превратили в драконов и о его верности брачным клятвам.
Так Ральфу первому из своего выпуска удалось войти в легенды.
Увы, Прекрасные Дамы предпочитали любоваться им издали, так как дракониха обладала весьма горячим нравом. Струя её огненного пламени била прицельно метров на тридцать.

Сообщение отредактировал Tai: 25 Ноябрь 2011 - 11:31

Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных