Перейти к содержимому


mercouris.wordpress.com (США) Россия, Сирия и Запад

перевод США Сирия Россия

Сообщений в теме: 3

#1 Radonezh

    Администратор форума

  • Администраторы
  • 1 848 сообщений

Отправлено 01 Август 2012 - 09:31

Изображение

mercouris.wordpress.com


Россия, Сирия и Запад

Александр Меркурис

Изображение

За прошедшие несколько дней на нас обрушился поток информации о Сирии и России. Буря критики о продажах российского оружия в Сирию. Вскоре после поступления, непроверенных сообщений об использовании Сирийским правительством для атак повстанцев боевых вертолётов, государственный секретарь США Хиллари Клинтон осудила то, что она назвала продажей таких вертолётов Россией Сирии. В настоящее время, британская страховая компания, отозвала страховое обеспечение российского корабля (именуемого должностными лицами «кораблём смерти»), который предположительно перевозит вертолёты в Сирию. В средствах массовой информации проскальзывали сообщения, некоторые из которых попали в российскую прессу о выдвижении в Сирию российских военных кораблей для развертывания там морских пехотинцев. Был даже невероятный рассказ о российских планах по проведению военных манёвров в Сирии с предположительным участием 90 000 войск, наряду с кораблями и самолётами, привлечённых не только из Сирии, но также из Китая и Ирана.

Эти сообщения возникли наряду со спекуляциями о том, что Россия проводит секретные переговоры с Соединёнными Штатами по урегулированию сирийского кризиса. Предположительно, это подразумевает соглашение России на смещение президента Сирии Башара Аль Ассада в обмен на гарантии Западом защиты российских интересов в Сирии. Эти сообщения имеют тенденцию фокусироваться на российской военно-морской базе в сирийском порту Тартус.

Я читал комментарии в Американской прессе о возможной «деловой» природе российской внешней политики, намекающие на то, что Россия была бы готова заключить сделку, если бы цена была правильной. И аналогичные комментарии появились в Британской прессе, включая те, что были написаны бывшим Министром иностранных дел Дэвидом Оуэном, и комментатором Гардиан Саймоном Тисдолом.

Этим спекуляциям была придана правдоподобность мнимыми подтверждениями существования этих переговоров представителем Государственного Департамента США и министром иностранных дел Франции Лораном Фабиусом. При этом часто ссылаются на прецедент, якобы предоставленный Йеменом, где закулисное давление иностранных держав, в данном случае Соединённых Штатов и Саудовской Аравии, привело к устранению от власти многолетнего лидера страны президента Салеха. Высказывания по этому поводу различных российских политиков, включая как российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, так и российского правящего тандема Медведева и Путина о том, что Россия не поддерживает Ассада, используются в качестве , как в примере с британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном на саммите Большой Двадцатки в Мехико, свидетельства Российского безволия при рассмотрении этого вопроса.

Всё это идёт рука об руку с постоянным барабанным боем и гневной критикой в адрес России за её поддержку правительства Сирии, часто принимающей форму риторического вопроса «сколько ещё сирийцев должно умереть» прежде чем Россия подготовится к сдаче Ассада. Эта критика идёт параллельно с давлением и кампаниями написаний писем, включая две последние, организованные Эмнести Интернешнл, с целью оказать давление на Россию, чтобы та изменила позицию по Сирии в Совете Безопасности и прекратила поставки оружия в Сирию.

Когда же вся эта критика и всё это давление, и все эти переговоры, секретные или наоборот, не достигают цели, состоящей в том, чтобы заставить Россию поменять позицию по Сирии, это объясняется целым рядом причин, которые неизменно разъясняют политику России в очень циничных выражениях.


Самые распространённые объяснения российской политики, которые я встречал, включают следующие:

1. Предполагаемая важность для России её отношений с Сирией и её военно-морской базы в Тартусе. При этом часто ссылаются на то, что Сирия – «последний союзник» или «единственный союзник», или «последний оставшийся союзник» России в арабском мире, а Тартус – «единственная» военно-морская база России в Средиземном море;
2. Предполагаемая выгода от продаж российского оружия Сирии;
3. Раздражение России в отношении Запада в связи с тем как Россия была обманута Западом в Ливии;
4. Желание России и в частности Владимира Путина повторно заявить Россию в качестве великой державы, создав препятствия для Запада на Ближнем Востоки и продемонстрировав, что Россия является силой, с которой необходимо считаться;
5. Своего рода пакт диктаторской солидарности между российским и сирийским диктаторами. Последнее часто идёт вместе с утверждением, что российское правительство якобы обеспокоено тем, что в случае падения Ассада, «вирус демократии» распространится на Россию.
6. Предполагаемая вера россиян в доктрину неограниченного государственного суверенитета, согласно которому правительства якобы имеют право вести сябя как хотят, если делают это в пределах границ собственных государств.

Неизменной чертой этих комментариев является то, что филантропия западных намерений принимается без доказательств. Действительно, часто натыкаешься на выражения разочарования, что Россия из-за циничного мировоззрения не может видеть или понять это. Также часто натыкаешься на заявления, что придерживаясь такой политики, Россия, якобы, действует не в своих интересах, потому что, она, якобы, ставит в ущерб хорошие отношения с другими арабскими государствами и ставит в ущерб свои интересы в Сирии, поскольку падение Ассада считается неизбежным.

Все эти комментарии неверны и выдают фундаментальное непонимание российской политики. До недавнего времени я предполагал, что, несмотря на всю эту риторику, истинные мотивы российской политики были достаточно хорошо понятны. После недавней встречи Обамы и Путина на саммите Большой Двадцатки в Мехико я в этом не настолько уверен.

Поэтому я решил заново открыть свой блог, чтобы объяснить, что собой представляет российская политика. Делая это, я не выражаю своего мнения о российской политике. Российская политика неоднократно разъяснялась российскими дипломатами и представителями власти, включая высших членов российского руководства Путина, Медведева и Лаврова. Все что я собираюсь сделать в этом сообщении – это предоставить краткое изложение того, что они говорят в контексте с окружающими событиями.

Прежде всего, необходимо отметить, что хотя основное внимание уделяется России, политика Китая по отношению к Сирии во всех отношениях идентична российской. Очевидного объяснения, почему Россия подвергается гораздо большей критике за свою позицию по Сирии, чем Китай, не существует. Я встречал разные объяснения, например, что политика Запада заключается в том, чтобы расколоть Россию и Китай, или что Россия подвергается большей критике из-за того, что западу она кажется как-то слабее, или потому что считается, что Россия в Сирии имеет больше влияния, чем Китай. По моему мнению, истинная причина этого в том, что на Западе враждебность по отношению к России всегда больше, чем по отношению к Китаю, критиковать Россию для Запада всегда как-то легче и естественней, чем критиковать Китай. Поскольку всё это спорно, а этот пост о российской политике, я не предполагаю обсуждать этот вопрос здесь далее.

Чтобы понять политику России, необходимо взглянуть на то, что произошло в международных отношениях с момента окончания Холодной Войны. Если сделать это, то станет ясным, что небольшая группа государств, а именно США и Британия, а также изредка Франция и некоторые другие союзники США (но, следует обратить внимание, не Германия) присвоили себе лицензию на свержение правительств, которые они не одобряют. Они делают это самыми разными методами, такими как финансирование и поддержка оппозиционных движений и партий (так называемое «содействие демократии»), как это случилось в Югославии в 2000 году, вооружение мятежников, как это произошло в прошлом году в Ливии и в этом году в Сирии, и, в конечном счёте, нанесением военных ударов и даже вторжением в ряд стран, чьи правительства они хотят сбросить. Примерами могут служить Югославия в 1999, Афганистан в 2001, Ирак в 2003 и Ливия с Кот-д`Ивуар в 2011.

Вооруженные нападения и вторжения в другие страны для свержения их правительств, конечно же, были чертой международных отношений с начала истории. Что уникально в нынешней ситуации, это то, что Соединённые Штаты и их союзники стали думать об этой лицензии, которую они сами себе дают на свержение правительств, как о праве, которым они якобы обладают. Это право, которым они наделяют только себя, и которое они заявляют на основании своей якобы более совершенной демократической добродетели, как добродетели западных демократий. Периодически это право даже провозглашается «обязанностью» низвергать правительства, которые по утверждению США и других западных держав плохо себя ведут. Политика, вытекающая из осуществления этого якобы права или обязанности, иногда называется «либеральным» или даже «гуманитарным» интервенционизмом.

Это право не согласуется с нормами международного права, традиционно считающими вооружённое нападение на государство с целью свержения его правительства агрессивной войной. Это было определено как преступление против мира. Более точно, в 1945 году Лондонской хартией Международного Трибунала, чьи принципы воплощены в Уставе ООН. Точнее, Лондонская хартия говорит что «планирование, подготовка, начало или проведение военной агрессии или войны в нарушение международных договоров, соглашений или уверений» является преступлением против мира».

Для того, чтобы обойти это препятствие, США и их союзники постарались использовать полномочия Совета Безопасности ООН по узакониванию своих агрессивных войн. Соответствующие полномочия предусмотрены статьёй 39 Устава ООН, гласящей «Совет Безопасности определяет существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делает рекомендации или решает о том, какие меры следует предпринять ….. для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.»

Хотя право свергать правительства теперь считается само собой разумеющимся правительствами Соединённых Штатов и Британии, а некоторые члены правительств даже искренне в него верят, его существование решительно отвергается другими правительствами, в частности России и Китая. Эти две страны, а также многие другие, видят в этом угрозу политической независимости государств, включая, в конечном счёте, свои собственные.

Позиции России и Китая вполне обоснованы с точки зрения международного права. Статья 2(4) Устава ООН гласит: «Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства…“

В своём определении агрессии, Комиссия Международного Права говорит, что агрессия – это «применение властями какого-либо государства вооруженной силы против другого государства, с какой бы то ни было целью, кроме национальной или коллективной самообороны, или исполнения решения, или рекомендации компетентного органа Организации Объединённых Наций». В дальнейшем Резолюция 3314 Генеральной Ассамблеи ООН определила агрессию как «вторжение или нападение вооруженных сил ,бомбардировка, блокада, предоставление другим государствам своей территории для совершения актов агрессии и засылка нерегулярных сил или наемников для осуществления актов агрессии». (данная цитата, на самом деле сильно сокращённая автором версия настоящего определения, прим. перев.) Если таковая агрессия совершается с длительными намерениями, она становится агрессивной войной, которую Лондонская Хартия Международного трибунала определила как преступление против мира.

Другим словами, ведение войны против государства с целью свержения его правительства, за исключением целей самообороны и без разрешения Совета Безопасности – агрессивная война, являющаяся преступлением против мира.
Возражения России и Китая не имели бы никакого значения, если бы не тот факт, что это могущественные страны, обладающие, к тому же, правом вето в Совете Безопасности. Это даёт им возможность отказать США и их союзникам использовать полномочия Совета Безопасности в таких случаях, когда США и их союзники намереваются использовать силу для низвержения неугодных правительств. Это привело к череде ожесточённых конфликтов в Совете Безопасности между США с их союзниками и Россией и с Китаем. Такое происходило, к примеру, в 1998 году, в связи с американскими бомбардировками Ирака («операция Пустынный Лис»), в 1998 и 1999 годах, в связи с нападением НАТО на Югославию, и наиболее ярко проявилось в 2002 и 2003 годах в связи с вторжением в Ирак под предводительством США. Это почти произошло в прошлом году по отношению к нападению запада на Ливию. Это происходило в многочисленных других, менее известных случаях, в связи с попытками Запада получить от Совбеза полномочия на проведение акций против правительств различных государств, включая Иран, Северную Корею, Бирму, Зимбабве и Судан. Конфликт между США и Россией с Китаем по поводу Сирии просто последний в этой цепочке.

В течение многих месяцев, а в особенности после обсуждений в Совете Безопасности в октябре 2011го, было очевидно, что целью Запада является свержение правительства Сирии. Суть проектов резолюций, предоставляемых на обсуждение в Совет Безопасности в октябре 2011 и в феврале 2012 года, сводилась к подготовке почвы для проведения военных действий по свержению правительства Сирии. Как я уже рассматривал в своем многословном посту, написанном мной во время дебатов по первой резолюции в октябре 2011, и что в равной степени касалось резолюции, предложенной в феврале 2012, обе они были разработаны с целью узаконивания военных действий в конечном итоге. В последние месяцы, западные правительства в открытую требовали отставки президента Ассада и это же самое было требованием Лиги Арабских, основные члены которой, Саудовская Аравия и другие страны Персидского Залива, являются союзниками Соединённых Штатов и Запада.

Российское или Китайское неприятие этого требования исходит не от какого-либо русского или китайского желания сохранить власть президента Ассада и его правительства. Она происходит от их фундаментальных разногласий с притязаниями США и их союзников на право свергать правительства, включая правительство президента Ассада. Как говорят российские и китайские лидеры – не США и их союзникам, или кому-то ещё постороннему, решать оставаться ли президенту, поскольку это решение, которое должна принять Сирия и её народ.

У России и Китая чрезвычайно веские причины для занятия этой позиции. Во-первых, право, которое США и их союзники требуют для себя, представляет собой в высшей мере экстраординарный опасное отклонение от международного права, в том виде, в каком оно понималось и применялось после окончания Второй Мировой войны. Во-вторых, оно дает привилегии небольшой группе государств над всеми остальными. Более того, что особенно важно, из этой группы исключены Россия и Китай. В-третьих, это право, которое слишком явно направленно против России и Китая. И это не ускользнуло от внимания России и Китая, даже если большинство людей на Западе и не заметило, что правительства западных держав нацелились на свержение правительств, являющихся друзьями и союзниками России, и Китая. И последнее, возможно самое важное, поскольку за последние двести лет обе страны тяжело пострадали от западной агрессии, Россия и Китай никогда не согласятся на какое-либо изменение международного закона, которое могло бы позволить или узаконить это право.

Представители России и Китая изо всех сил старались разъяснить позицию своих стран. Но их комментарии либо игнорировались, либо понимались неправильно. Так, когда российский и китайские лидеры объясняли, как они часто это делали, что они не поддерживают Ассада и что решение вопроса кто будет править Сирией – дело самих сирийцев, это не рассматривалось как то, чем это являлось, простым подтверждением позиции России и Китая, но вместо этого интерпретировалось как знак того, что поддержка Ассада Россией и Китаем ослабла и/или находится в процессе демонтажа.

За всем этим, кажется, скрывается высокомерное допущение, что российская и китайская политическая линия так или иначе не серьёзна, и русские с китайцами на самом деле имеют ввиду не то, что говорят. Кажется само собой разумеющимся, что Россия специально проводит политику в цинично, или (используя модный ныне термин) «по-деловому». Это даёт повод повторяющимся, систематически не оправдывающих надежд предположениям, что Россию можно подкупить или запугать, или сбить с толку, или уговорить изменить своё решение. Так Блэр думал, что он сможет убедить Россию поддержать вторую резолюцию Совбеза, узаконивающую возглавляемое США вторжение в Ирак; Гордон Браун думал, что уговорил Медведева согласиться с резолюцией Совбеза, подготавливавшую почву для свержения правительства Зимбабве; а Саркози допустил ту же ошибку, пытаясь заставить Россию и Китай принять резолюцию Совбеза, нацеливавшуюся на военный режим в Бирме.

Как только станет понятна истинная мотивация политики России в отношении Сирии, станет понятна ошибочная сущность обыкновенно даваемым ей толкованиям. У России многолетние отношения с Сирией и там у неё небольшая военно-морская база. Однако Россия перестала активно вмешиваться в ближневосточные дела в 1970-х и больше не имеет значимых интересов в этом регионе, и думать что Сирия – ключевой союзник России - несколько неестественно. Как правильно указал представитель России, в последние годы политические и коммерческие отношения Сирии были гораздо больше ориентированы на Западную Европу, чем на Россию. Что касается базы в Тартусе, Средиземное море было американским озером со времен Второй Мировой Войны и предполагать, что Россия со своим относительно малым военно-морским флотом будет надеяться противостоять США в этом регионе со своей маленькой базы – за пределами разумного. База в Тартусе – фактически наследие Холодной Войны, которому было позволено до недавнего времени разрушаться в забвении. Рассматривать её в качестве важного стратегического объекта абсурдно. Российские военные поставки Сирии никогда не превышали 10% от общего объема российской торговли оружием. В любом случае, торговля оружием сегодня составляет незначительную долю от общего объема торговли России. То, что Россия может поставить под удар свои отношения с США, Западной Европой и государствами Персидского залива из-за страха потерять прибыли от продажи оружия Сирии – абсурдно. Как и не нуждается Россия в использовании Сирии, чтобы заявлять о себе как о великой державе (что бы ни думали об этом некоторые на Западе) – она итак ей является. Что же касается заявлений, что правительство России боится, будто россияне могут заразиться «вирусом демократии», если Ассад падёт, то они раскрывают фундаментальную неспособность понять Россию со стороны тех, кто делает такие заявления. Эти заявления в любом случае опровергаются тем фактом, что политика правительства России в отношении Сирии широко поддерживается даже оппонентами власти. Даже так называемая «демократическая» или «несистемная» оппозиция, стоящая за недавними уличными протестами публично не критикует её, что является верным признаком народной поддержки. Что касается заявлений, что Россия верит в некую доктрину неограниченного суверенитета, при которой правительства якобы имеют неограниченный патент делать всё, что хотят, на своей территории, ничто из того, что Россия когда-либо говорила или делала, не придаёт веса таким заявлениям. Только в прошлом году Россия позволила пропустить через Совет Безопасности резолюции, целью которых была защита захваченного войной гражданского населения Ливии, которому якобы угрожало правительство. Россия неоднократно критиковала сирийское правительство за непропорциональное применение силы и за жёсткие действия, предпринимаемые им для подавления мирных протестов. Россия также использовала своё влияние для давления на правительство Сирии, с целью проведения демократических реформ и ведения диалога с оппозицией. Даже если отклонить всё это как декорирование окон, это вряд ли говорит о некоей вере в доктрину неограниченного суверенитета.

Поскольку политика России в отношении Сирии основана на фундаментальных принципах, которыми Россия руководствуется в международных отношениях в целом, и которые Россия видит как жизненно важные, и являющиеся частью её национальных интересов, из этого следует, что широко распространённое западное допущение о том, что Россию можно запугать, или подкупить, или уговорить изменить политику в отношении Сирии - является неуместным. Заявления о секретных переговорах между США и Россией по смещению Ассада по типу того, как это было сделано в Йемене, просто неверны и были гневно отвергнуты российскими представителями. Предложения гарантировать России продолжение использования военно-морской базы в Тартусе и расширение её интересов в Сирии аналогичным образом далеки от истины. Дело в том, что даже если бы эти активы были так важны, как утверждается, и даже если бы Россия была столь цинична, как пытаются представить, Россию всё равно не заинтересуют такие гарантии, поскольку предыдущий опыт показывает, что такие гарантии ничего не стоят.

Последний аргумент приводит меня к важному вопросу доверия. Готовы ли западные лидеры принять этот факт, или нет, но на самом деле доверие между Россией и Западом катится по наклонной с момента окончания Холодной Войны, а после того, что произошло в прошлом году в Ливии, всё ещё остававшееся доверие между Россией и Западом в Совете Безопасности совершенно исчезло. Россия позволила в прошлом году провести через Совет Безопасности две резолюции, которые были предназначены для защиты гражданского населения в Ливии путём установления зоны свободной от полётов и эмбарго на поставки оружия. Западные державы использовали эти резолюции как прикрытие своей кампании по силовому свержению ливийского правительства, на что резолюции не давали полномочий. При этом западные державы нарушили условия резолюций самым отъявленным образом, снабжая оружием ливийских повстанцев, развёртывая в Ливии войска и наёмников, проводя компанию обширных бомбардировок (хотя резолюции просто разрешили установление зоны свободной от полётов), и предотвращая переговоры между правительством и повстанцами, хотя Резолюции и требовали напрямую проведения таких переговоров, а правительство Ливии совершенно определённо согласилось на них.
После такого опыта совершенно не удивительно, что Россия больше не готова одобрять подобные резолюции. И это не из-за детских обид. А скорее неизбежное следствие крушения доверия, которое однозначно должно было произойти, когда резолюциями Совета Безопасности злоупотребляют подобным образом. То, что западные державы совершенно очевидно мало озабочены фактом своего нарушения тех резолюций, которые они с таким трудом выхлопотали, лишь подсыпает соль на рану.

В результате стало крайне трудно проводить через Совет Безопасности резолюции, которые на первый взгляд могли бы улучшить положение в Сирии. Например, теперь очень трудно ожидать, что Россия согласится на резолюцию Совбеза, накладывающую эмбарго на поставки оружия в Сирию. Ливия очень отчётливо продемонстрировала, что произойдёт, если резолюция, накладывающая эмбарго на поставки оружия будет когда-нибудь принята. Западные страны будут использовать мандат, который, как они будут утверждать, Резолюция предоставила им для установления блокады Сирийских границ и побережья. Одновременно они расширят свои поставки оружия повстанцам. События в Ливии (а до этого в Югославии) показывают, что то обстоятельство, что эмбарго запрещает это, ни в коем случае их не остановит. Поэтому резолюция Совета Безопасности, накладывающая эмбарго на поставки оружия в Сирию вызовет поток оружия для усиления вооруженности повстанцев, но не правительства.

Учитывая это российские и китайские лидеры, и их представители очень чётко объяснили позицию своих стран по сирийскому кризису. И аргументы в пользу того, что эту позицию хорошо понимают на Западе и что встречающиеся лживые и заведомо ложные комментарии являются продуктом хронически больной журналистики, сдобренной некоторым количеством пропаганды, я приводил ещё несколько дней назад. События на саммите сделали меня не таким уверенным.

Сплетни о продаже Россией вертолётов Сирии, русских кораблях и военных, посылаемых в Сирию, а также о России, заинтересованной в секретных переговорах по Сирии и возможном готовящемся для неё йеменском варианте, распространившиеся в международных изданиях, показались мне артподготовкой накануне предстоящей встречи Путина с Обамой и Кэмероном на саммите Большой Двадцатки. Читая между строк совместное американо-российское заявление, сделанное Обамой и Путиным по итогам переговоров, а также читая некоторые наиболее взволнованные комментарии, появившиеся в британской прессе по итогам встречи Кэмерона и Путина (естественно предоставленные прессе членами окружения Кэмерона) мне показалось что Обама и Кэмерон представили Путину предложения по решению Сирийского вопроса. Совершенно очевидно, они были сделаны исходя из предположения «деловой» природы российской внешней политики. Предложения представляли собой в высшей степени заманчивую сделку, посредством которой Россия должна была уговорить Ассада уйти, в рамках своего рода урегулирования по типу йеменского, взамен гарантий США и Британии в отношении интересов России в Сирии и её военно-морской базы там.

К негодованию Обамы и смущению Кэмерона Путин ответил «нет». Журналисты заметили угрюмую мимику и сдержанную злобу на совместной пресс-конференции Обамы и Путина. В то время, как Сирия была всего лишь одной из многих тем их дискуссии (которая продлилась целых два часа), совершенно ясно, что она была из числа наиболее спорных. Последние репортажи из России даже наводят на мысль, что дискуссия по Сирии заняла треть всего времени встречи, что означает, что она продлилась удивительных сорок минут. Кэмерон, являющийся, кажется, искренним сторонником улучшения отношений с Россией, в свою очередь неверно истолковал утверждения Путина о том, что политика России не направлена на поддержку Ассада. Как я сказал, и на что министр иностранных дел России вынужден был обратить внимание, это всего лишь подтверждение той политики, которую Россия проводила всегда. Кэмерон, однако, сделал обычную западную ошибку, расценив этот коментарий как знак того, что российская поддержка Ассада ослабляется. Такая интерпретация была дана представителями Кэмерона британской прессе, вызвав раздражённый ответ Лаврова, выступившего с опровержением на российском радио.

Я не понимаю, почему политику России по сирийскому вопросу так трудно понять. Несомненно, США и Британия считают трудным принять «нет» в качестве ответа. Как бы то ни было, в глубине души я подозреваю, что западные лидеры и дипломаты не способны прийти к пониманию, что правительства таких стран, как Россия и Китай более привержены международному праву, чем они сами.

Ни что из этого, конечно, не означает, что атака на Сирию исключена. Бомбардировка Югославии в 1999 и вторжение в Ирак в 2003-м показали, что США и их союзники в конечном итоге готовы действовать и без одобрения Совета Безопасности, при достаточно большом желании. Действия таким образом, конечно, будут незаконным, но это не мешало им предпринимать такие действия в прошлом, и нет оснований думать, что это помешает им действовать таким же образом в будущем. Русские и китайцы как реалисты это очень хорошо понимают. Однако что русские и китайцы могут предпринять, так это убедиться, что когда акция будет проводиться, она будет проводиться без санкции Совета Безопасности. Они и дальше не одобрят её, и акция останется незаконной. Для русских и китайцев это имеет бОльшее значение, чем предотвращение самой акции.


Источник



Скаут: sphynx
Переводчик: sphynx
Редактор: Triff11
Я нашел недостающее звено между обезьяной и человеком! Теперь осталось найти человека.

#2 keyser

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 4 490 сообщений

Отправлено 01 Август 2012 - 09:55

\...небольшая группа государств, а именно США и Британия, а также изредка Франция и некоторые другие союзники США (но, следует обратить внимание, не Германия) присвоили себе лицензию на свержение правительств, которые они не одобряют. Они делают это самыми разными методами, такими как финансирование и поддержка оппозиционных движений и партий (так называемое «содействие демократии»), как это случилось в Югославии в 2000 году, вооружение мятежников, как это произошло в прошлом году в Ливии и в этом году в Сирии, и, в конечном счёте, нанесением военных ударов и даже вторжением в ряд стран, чьи правительства они хотят сбросить. Примерами могут служить Югославия в 1999, Афганистан в 2001, Ирак в 2003 и Ливия с Кот-д`Ивуар в 2011.\
\...Как бы то ни было, в глубине души я подозреваю, что западные лидеры и дипломаты не способны прийти к пониманию, что правительства таких стран, как Россия и Китай более привержены международному праву, чем они сами.\ - как это верно!

#3 Финист

    Активный пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 2 907 сообщений
  • LocationРоссия

Отправлено 01 Август 2012 - 10:32

Цитата

Кэмерон, однако, сделал
обычную западную ошибку, расценив этот
коментарий как знак того, что российская поддержка Ассада ослабляется. Такая
интерпретация была дана представителями
Кэмерона британской прессе, вызвав раздражённый
ответ Лаврова, выступившего с опровержением на
российском радио.
Повторение - мать учения, поэтому Кремль сегодня продублировал Лаврова:

В Кремле опровергли сведения о согласии Путина с уходом Асада - Интерфакс.
http://www.interfax....s.asp?id=258528

#4 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 10 103 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 02 Август 2012 - 12:51

Изображение





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных