Перейти к содержимому


Иран-Израиль: Противостояние

Иран Израиль

В теме одно сообщение

#1 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 10 030 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 24 Август 2012 - 09:42

Иран-Израиль: Противостояние



Изображение



Иран: бить или не бить?


После некоторого затишья, связанного с проведением очередных раундов переговоров в формате «пять плюс один» в Стамбуле, Багдаде и Москве, ситуация вокруг Ирана вновь начинает разогреваться. С конца июля главной темой в израильских СМИ является вопрос о нанесении удара по иранским ядерным объектам.
Дело вроде не новое. Всплески воинственной риторики и в Тель-Авиве, и в Тегеране случались и ранее. Назывались даже сроки израильского удара, но они проходили, и ничего, к счастью, не случалось. В результате мир начал привыкать к тому, что словесная война между Израилем и Ираном становится как бы ритуальной, лишенной смыслового содержания частью ближневосточной «головоломки» в том смысле, что угроза применения силы используется Израилем в качестве средства давления на Тегеран и, возможно, американцев, не склонных ввязываться в прямую конфронтацию с Ираном. Слишком велики, и по сути, неприемлемы риски, связанные с силовым сценарием.

С точки зрения формальной логики вывод правильный. Но Ближний Восток – это своего рода Зазеркалье, пространство Лобачевского, где не действуют законы евклидовой геометрии. Параллельные линии в нем иногда пересекаются, а дважды два не обязательно даёт в сумме четыре. В зависимости от обстоятельств могут быть и другие варианты.

Если взглянуть на противостояние Израиля и Ирана под этим углом, то трудно не увидеть в нем много такого, что не укладывается в рамки обычной логики, устоявшихся подходов к урегулированию конфликтных ситуаций. Так, с точки зрения глобальной безопасности иранская ядерная программа (ИЯП) – это, прежде всего, проблема нераспространения, которую необходимо решать с использованием соответствующих международных механизмов (СБ ООН, МАГАТЭ, «шестёрка»). Однако переговоры «шестёрки» с Ираном идут трудно, с длительными перерывами.

Иранцы заявляют, что борются за мирный атом, но на деле, похоже, убеждены в том, что после Ирака и Афганистана только ядерное оружие может гарантировать им сохранение суверенитета и территориальной целостности в условиях происходящей ломки Большого Ближнего Востока. К тому же иранцы ведут себя довольно вызывающе, чтобы не сказать провокационно.

Израильтяне, хотя и не являются непосредственными участниками переговорного процесса, имеют сложную историю отношений с ООН и поэтому в принципе не склонны к «интернационализации» своих проблем с соседями по региону. В подобных вопросах они полагаются прежде всего на себя и на своего стратегического союзника – Соединённые Штаты. Ситуацию не упрощает и то обстоятельство, что Израиль, заявляющий, что атомная бомба у «режима аятолл» представляла бы опасность для его существования, сохраняет «конструктивную двусмысленность» в отношении собственного ядерного потенциала.

Новый момент, придающий особо тревожный характер проходящим в Израиле дискуссиям, – убежденность большинства их участников в том, что премьер-министр Б. Нетаньяху и министр обороны Э. Барак планируют нанести удар по Ирану уже в ближайшее время, ещё до президентских выборов в США.

Между тем армия обороны Израиля продолжает готовиться к вероятным боевым действиям. Военные пересмотрели планы распределения запасов продовольствия и боеприпасов на складах. Военные полагают, что следующая война будет идти одновременно на нескольких фронтах, вдобавок значительную роль будут играть ракеты. Военные базы, где хранятся продовольствие и боеприпасы, наверняка подвергнутся обстрелам ракетами, поэтому армия решила распределить эти запасы на как можно большее количество складов.

Израильское руководство считает, что будущая война против Ирана продлится не более 30 дней, о чем поведал миру бывший министр по защите тыла Матан Вильнаи. «По нашим данным, война будет вестись на несколько фронтов и продлится 30 дней», – отметил он в интервью газете «Маарив», добавив, что страна готова к военным столкновениям «как никогда прежде в истории государства». Главный вопрос состоит в необходимости боевых действий. Начало войны – это такая вещь, которую стоит лучше отложить и как следует взвесить. США являются нашим лучшим другом, и мы всегда должны координировать такие вещи с ними», – подчеркнул бывший член израильского правительства.

Одновременно мэрия Тель-Авива одобрила программу, в рамках которой 60 подземных автостоянок, общей площадью 850000 кв. м, будут приведены в соответствие с нормами Управления тылом и смогут использоваться в качестве бомбоубежищ. План переоборудования парковок в бомбоубежища позволит в случае ракетной атаки предоставить убежище 800 тыс. израильтян. Идея использования подземных парковок в качестве общественных бомбоубежищ была впервые опробована во время реконструкции театра «Габима». На территории подземной парковки у театра находятся четыре бомбоубежища (по одному на каждом подземном этаже). Этот комплекс способен в случае ракетной атаки принять 1600 чел. В соответствии с планом муниципалитета, бомбоубежища появятся под новым автовокзалом, Дизенгоф-центром, торговым комплексом «Азриэли», «Ган а-Ир», «Рамат-Авив» и др. В настоящий момент в Тель-Авиве имеется 241 бомбоубежище, 111 из которых оборудованы системой вентиляции на случай химической атаки.

Чтобы уж окончательно приучить израильтян к мысли о нападении на Иран и ответных ударах, руководство страны договорилось о соответствующих мероприятиях с сотовыми операторами страны, в соответствии с которыми в Израиле прошло испытание системы оповещения о ракетных ударах по СМС. Сообщения будут рассылаться на четырёх языках: иврите, арабском, английском и, конечно, русском. Работа системы оповещения будет находиться в ведении Командования тыла Израиля. Правда, пуск ракет с территории Ирана израильские радары засекут за 15 минут до взрыва, что достаточно для израильтян принять соответствующие меры. Однако в случае с ливанской «Хезболлой» эсэмэски могут и опоздать, поскольку ракеты небольшой и средней дальности, стоящие на вооружении у арабских боевиков, долетят до Израиля за считанные минуты.

В свою очередь иранский телеканал «Фарс» передал следующую информацию: «Иран готов к любой провокации или эскалации против него. Если какая-либо из западных стран вздумает атаковать, Иран применит силу, и военная мощь будет куда выше той, что ожидают от страны. Принято решение о немедленном переходе к режиму повышенной военной готовности». Данная мера последовала после того, как 10 августа премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху и министр обороны Эхуд Барак заявили, что хотели бы атаковать ядерные объекты Ирана предстоящей осенью.

Изображение
Основные ядерные установки Ирана


Таким образом, противостоящие страны пока заявляют о своей решимости решать вопросы только военным путем. Если Израиль и США усиленно говорят о том, что они рано или поздно атакуют Иран, то Тегеран также твердо заявляет об акции возмездия.

16 августа американский блогер Ричард Сильверстайн раскрыл секретный план Израиля по нападению на Иран. Об этом стало известно после того, как он опубликовал в своем блоге «Тикун Олам» соответствующую запись, сообщив, что он получил ее из «израильских военных источников».

В плане, который опубликовал Сильверстайн, первым пунктом значится масштабная кибератака, предназначенная для того, чтобы парализовать иранские системы связи — Интернет, телевидение, телефон, радио и спутники связи.

Второй пункт — десятки баллистических ракет, которые должны обрушиться на страну. Обстрел должен вывести из строя ядерные объекты и уничтожить военные цели, способные атаковать Израиль: арсеналы, командные участки и пусковые шахты ракет «Шихаб».

Изображение

После этого следует вступить силам разведки, которые через спутники наблюдения установят, какие объекты требует еще одной атаки. Финальный аккорд остается за самолетами Израиля.

В противовес заявлениям блогера идет публикация плана на израильском форуме «Фреш», сделанная несколько дней назад. По словам автора материала, информацию о нападении он получил из зарубежные источники. Сильверстайн согласился с тем, что записи во многом схожи, но заявил, что документ был передан одновременно израильскому автору и ему.

Конечно, в достоверности этой информации можно сомневаться, но известно, что подробно разработанные планы такого нападения существуют. И Иран, и Израиль просчитывают свои действия в случае возможного конфликта. Сценарии могут быть такие.

В новом докладе Oxford Research Group, озаглавленном «Военные действия против Ирана: воздействие и последствия» (15 июля 2010 года), делается попытка прояснить эти вопросы и дать рекомендации. Отправным моментом анализа является то, что Израиль за последние несколько лет обрел возможности для нанесения авиационных ударов на большие расстояния. Для нанесения ударов по территории Ирана таких возможностей хватит вполне. Он также прилежно и уню работает над улучшением отношений с двумя граничащими с Ираном государствами – с Азербайджаном на севере Ирана и с иракским Курдистаном на западе. Оба могут оказаться полезными в случае военных действий против Тегерана.

Израиль в настоящее время обладает большим арсеналом самых современных и передовых вооружений: это более 120 закупленных в США истребителей-штурмовиков F-15I и F-16I; большое количество модернизированных самолетов-заправщиков; крупная группировка беспилотных летательных аппаратов, часть которых несет на борту системы оружия; это бомбы для уничтожения подземных целей, которые могут сбрасываться с самолетов; это баллистические ракеты средней дальности, а также (возможно) крылатые ракеты, запускаемые с подводных лодок.

Такой арсенал свидетельствует о том, что Израиль сегодня способен осуществлять против Ирана боевые действия в таких масштабах, которые даже в 2006 году были невозможны (см. «Israel’s shadow over Iran» (Тень Израиля над Ираном), 14 января 2010 г.). Более того, он может предпринимать данные действия, даже не пересекая воздушное пространство Ирака. Таким образом, Израиль не станет напрямую нарушать воздушное пространство, контролируемое Соединенными Штатами, в связи с чем Вашингтон будет непричастен непосредственно к такой операции.



Соединенные Штаты почти сразу узнают о том, что Израиль совершает нападение. Тот факт, что оружие американского производства в больших масштабах применяется против Ирана, отметит весь регион. Но при этом США должны иметь возможность опровергнуть свою причастность и участие в таких действиях, в том числе, перед собственной общественностью и народами других западных стран. Это тем более необходимо, поскольку израильские действия будут включать не только «войну против недвижимости», предусматривающую налеты на конкретные ядерные объекты, такие как центр обогащения урана в Натанзе, предприятие по переработке урана возле Исфахана и новый исследовательский реактор в Араке.

Израиль в плане угроз для собственной безопасности беспокоят не только иранские ядерные объекты, но и разработка Тегераном твердотопливных ракет средней дальности. В связи с этим ключевыми целями для нанесения ударов станут объекты по разработке и созданию ракетного оружия. Люди, которые проектируют, разрабатывают и производят ракетно-ядерное оружие, а также учебная база по подготовке таких специалистов важны не меньше, чем сами объекты инфраструктуры. Поэтому на линии огня окажутся также жилые кварталы вокруг ракетно-ядерных предприятий, ключевые исследовательские центры, заводы и даже университетские кафедры, готовящие ученых и инженеров.

Поэтому на практике военные действия будут не узконаправленными, а широкомасштабными. Там не обойдется без налетов на Тегеран и его окрестности; и в целом это будет больше похоже на войну против всего государства, нежели на ограниченные бомбардировки в удаленных районах.

Расчеты Ирана


Многие прозападные страны Персидского залива на уровне элиты будут втайне приветствовать действия Израиля против Ирана. Но их значительные по численности шиитские меньшинства, а также большинство арабов во всем регионе будут придерживаться совершенно иной точки зрения. Многие сунниты заодно с шиитами выступят решительно против этого нападения, считая его очередной агрессией мощного западного государства против мусульманской страны и её народа.

Однако важнейшим переменным фактором в этой ситуации станет отношение к израильскому нападению со стороны самого иранского государства. Внутри страны оно будет обладать огромной свободой для манёвра. Нападение Израиля автоматически приведет к усилению политической поддержки непопулярного правительства Махмуда Ахмадинежада и к сплочению народа вокруг него, поскольку граждане всегда сплачиваются против конкретной внешней угрозы. Вся видимая оппозиция будет оттеснена с политической сцены, а «зеленому движению» придётся уйти в глухую оборону.

В то же время, режим, которому придаст смелости его превращение в центр националистического неповиновения, может сразу и не пойти на открытые военные (или полувоенные) действия (об этом говорится в докладе Oxford Research Group). Да, он может попытаться запустить несколько ракет по территории Израиля, но это станет скорее символическим жестом, и последствия таких ударов будут носить в основном психологический характер. Гораздо более вероятно то, что Тегеран сразу объявит о своем выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), отменит режим проверок МАГАТЭ на своей территории (после обязательного в таких случаях уведомления за 90 дней), а также быстро попытается создать силы ядерного устрашения.

Изображение

На начальном этапе вполне возможно, что Тегеран будет воздерживаться от резкой реакции, дабы усилить своё влияние, собрать урожай нравственного превосходства жертвы нападения, а также со всей энергией взяться за активное наращивание собственного ракетно-ядерного потенциала. А это значит, что он не будет нападать на американские объекты в Афганистане и Ираке, и даже предпримет меры для предотвращения столкновения «Хезболлы» и Израиля до тех пор, пока не придёт его время.

Изображение

Но Иран будет думать и о долгосрочной перспективе. Наверняка режим уже просчитывал возможность возникновения конфликта на каком-то этапе, соизмерял различные его аспекты и готовил планы ликвидации последствий – включая сооружение подземных военных укреплений, которые можно будет быстро ввести в действие (см. статью Уильяма Броуда (William J. Broad) «Iran Shielding Its Nuclear Efforts in Maze of Tunnels» (Иран прячет свои ядерные объекты в лабиринте тоннелей), New York Times, 6 января 2010 г.).

И вот здесь начинает прослеживаться истинный эффект военных действий против Ирана, а именно: если они начнутся, то последствия будут разнообразными, сложными и неконтролируемыми.


Глобальная ответственность


Даже самое мощное израильское нападение не будет решающим. Через несколько месяцев Израилю придется возобновить свои бомбардировки, чтобы завершить незаконченную работу. И на этом этапе Иран будет готов к более решительным и масштабным ответным действиям. Они могут включать провоцирование мирового нефтяного кризиса. Способность Ирана сорвать поставки нефти из Персидского залива говорит о том, что сделать это ему будет несложно. Экономические последствия таких шагов будут огромны (см. «Asymmetric war: Iran and the new normal» (Асимметричная война: Иран и новая норма), 8 июля 2010 г.).

В докладе Oxford Research Group «Военные действия против Ирана: воздействие и последствия» делается вывод о том, что война, направленная на обуздание иранских ядерных амбиций, «приведёт к затяжному конфликту и региональной нестабильности», и что она «вряд ли предотвратит превращение Ирана в ядерную державу, и может даже подтолкнуть его к этому». Таким образом, «следует исключить военные действия против Ирана как ответ на его возможные ядерные устремления».

Кризис, который спровоцирует израильское нападение на Иран, может стать не менее разрушительным, чем войны последнего десятилетия в Ираке и Афганистане. Тот факт, что Соединённые Штаты и сам Израиль прибегают к неопределенной угрозе применения военной силы для усиления дипломатического давления на Тегеран, на самом деле усложняет использование иных методов. Если мы хотим, чтобы этот регион и мир в целом избежал катастрофы, нам надо смело искать выход из этой сложной ситуации и без промедлений применять творческое мышление.

Звучит невероятно. Что это – блеф или подготовка общественного мнения к близкой войне?
Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, рассмотрим ряд внутренних и внешних факторов, влияющих на принятие руководством Израиля соответствующих решений.


Vox populi


В начале августа 2012 г. израильская газета «Маарив» провела опрос общественного мнения по тематике ИЯП. На вопрос, можно ли предотвратить создание Ираном атомной бомбы с помощью санкций и международного давления, но без удара по его ядерным объектам, 41% респондентов ответили отрицательно. Правда, проведение военной акции в одиночку поддержали только 35% (из них 40% евреев и 12% арабов), тогда как за то, чтобы «оставить это дело США», высказались 39% (из них 35% евреев и 46% арабов). О настроениях части израильтян можно судить, например по статье,опубликованной в израильской газете "Haaretz" "Мы должны бояться своих лидеров, а не Ирана".

Расклад мнений в высших эшелонах израильской политэлиты несколько иной. Идея нанесения удара по Ирану в одиночку, без политической поддержки и военной помощи со стороны США, воспринимается как чрезмерно рискованная, если не авантюрная (хотя, по преобладающему мнению, необходимыми военными средствами для этого Израиль располагает).

Категорически против осуществления военной операции собственными средствами в начале 2011 г. высказались ушедшие в отставку руководители израильского генштаба и силовых структур. Аналогичную позицию, по данным израильской прессы, занимают действующие начальник генштаба, руководители военной разведки, Моссада и службы внутренней безопасности. По их мнению, удар, даже в случае успешного осуществления, не даст желаемых результатов и лишь отсрочит на 1,5–2 года реализацию Ираном его ядерной программы. Последствия такого развития событий будут гарантированно крайне тяжёлыми как для региона (масштабный конфликт с перспективой его разрастания в случае перекрытия нефтяных коммуникаций), так и для самого Израиля. Помимо реальной опасности ракетного обстрела территории Израиля с севера (Хезболла) и юга (ХАМАС), действия в одиночку могут критически осложнить его отношения с США и привести к международной изоляции.
В принципе для начала боевых действий требуется решение правительства, но на практике система принятия решений в Израиле выстроена таким образом, что в вопросах такого уровня мнение премьер-министра имеет решающее значение. В связи с этим израильская газета «Едиот Ахронот» описала следующий возможный сценарий: на срочно созванном заседании правительства Б. Нетаньяху и Э. Барак объяснят, что говорить о деталях военной операции на столь широком форуме из-за неизбежных утечек информации невозможно. С учетом серьёзности вопроса они могут получить мандат на то, чтобы продолжить подготовку и назначить возможную дату военной операции. В день «Х» они соберут министров силового блока и по примеру «операции Энтеббе» (освобождение израильскими спецподразделениями заложников в аэропорту Уганды в 1976 г.) скажут: «Наши самолеты взяли курс на Иран, но их ещё можно вернуть на базы в Израиль, если вы примете такое решение». По мнению газеты, в подобных обстоятельствах ни один министр не сможет выступить против.
В Израиле хорошо помнят, что в 1981 г. М. Бегин, возглавлявший в то время правительство, принял решение о бомбардировке иракского ядерного реактора, несмотря на оппозицию руководства Моссада и военной разведки. Однако тогда начальник генштаба и командующий авиацией поддержали премьер-министра. Сегодня все силовики, включая военных, считают, что риски от удара по иранским ядерным объектам без поддержки США неприемлемо высоки.

Израильские обозреватели отмечают ещё одну особенность нынешней «военной тревоги». Решения об ударах по Ираку в 1981 г. и по сирийскому объекту в Дейр аз-Зор в 2007 г. премьер-министры М. Бегин и Э. Ольмерт принимали в обстановке абсолютной секретности. Сейчас же публично и даже демонстративно обсуждаются самые чувствительные детали возможной операции, включая маршруты самолётов и объекты, по которым будут наноситься удары. Неудивительно, что часть израильских экспертов видит в этом элементы блефа. «Барак и Нетаньяху уже приняли решение. По крайней мере, это то, что они хотят нам внушить. Или, что даже более важно, они хотят убедить в этом Обаму», – делает вывод израильский обозреватель Т. Бен Овадиа.

Фактор американских выборов


Нынешний виток дискуссий вокруг Ирана совпал с визитом в Израиль в конце июля 2012 г. М. Ромни, кандидата в президенты США от Республиканской партии. И совпал, по-видимому, не случайно. М. Ромни, жёстко критиковавший в Израиле Б. Обаму за готовность «толкнуть Израиль под идущий автобус», фактически поддержал идею нанесения удара по иранским ядерным объектам. Говорить о том, что высказывания М. Ромни были тепло встречены в Израиле, – значит преуменьшить резонанс, который они произвели.

По оценке, пожалуй, наиболее известных в Израиле комментаторов Н. Барнеа и Ш. Шиффера, после визита М. Ромни американское и израильское правительства напоминали «два локомотива, мчащиеся навстречу друг другу». Подтекст этой метафоры более или менее ясен: отношение к возможному израильскому удару по Ирану стало существенным, если не решающим фактором успеха в президентской гонке.

Вслед за М. Ромни в начале августа в рамках региональной поездки в Израиле появился министр обороны США Л. Панетта. От имени Б. Обамы он заверил израильтян в том, что США не допустят появления у Ирана ядерного оружия, но твёрдо высказался против начала военной операции в ближайшее время. Глава Пентагона аргументировал свою позицию, опять же по утечкам информации в прессу, так: после принятия политического решения о создании бомбы (американцы исходят из того, что оно ещё не принято) иранцам потребуется не менее полутора лет для выполнения этой задачи, так что времени, чтобы разобраться с Ираном, ещё достаточно.
Как утверждают израильские эксперты, ни Б. Нетаньяху, ни Э. Барак не согласились с этой логикой. По их мнению, уже к декабрю 2012 г. Иран настолько продвинется в процессе обогащения урана и в создании других компонентов атомной бомбы и средств её доставки, что войдет в так называемую «зону иммунитета», когда военная операция станет неэффективной и даже опасной. Кроме того, американскому эмиссару напомнили, что Б. Клинтон давал в своё время обещания не допустить появления ядерного оружия у Северной Кореи, но не сдержал их. «Если США могут сосуществовать с ядерным Ираном, то Израиль нет», – резюмировали израильские собеседники.

Столь жёсткая позиция Б. Нетаньяху и Э. Барака имеет свои объяснения. Прежде всего, практически во всех арабо-израильских войнах израильтянам приходилось иметь дело с противником, превосходящим их по экономическому и военному потенциалу. Однако израильтяне выиграли эти войны, за исключением Суэцкой кампании 1956 г., в которой они выступали в качестве «младшего партнера» Англии и Франции. В результате у них сформировался своеобразный «комплекс Давида», по определению побеждающего Голиафа.
Кроме того, в отношениях правого правительства Б. Нетаньяху с администрацией Б. Обамы накопился груз острых проблем, связанных с различными подходами к стратегии и тактике ближневосточного мирного процесса, к «арабской весне», которая по понятным причинам не вызывает у Тель-Авива того же энтузиазма, что и в Вашингтоне. Камнем преткновения стала и поселенческая политика Израиля, фактически сорвавшая миссию сенатора Дж. Митчелла, с которой в Белом Доме связывали надежды на разблокирование израильско-палестинских переговоров. В результате в последние три года практически все визиты Б. Нетаньяху в Вашингтон проходили «на грани фола».

Как видим, нынешний виток израильско-американских разногласий достаточно органично вписывается в общую картину.

Так бить или не бить?


Думается, что ответа на этот гамлетовский вопрос нет пока ни у кого. Ни в Тель-Авиве, ни в Вашингтоне.
Картина сложная, достойная пера Шекспира. Поведение вовлеченных сторон определяют не только не поддающиеся однозначной оценке политические и военные расчеты, логика предвыборной борьбы (в Израиле тоже поговаривают о досрочных парламентских выборах), но и психология лидерства, моральной ответственности перед страной, своим народом, а также финансово-экономические факторы. Один день регионального конфликта будет стоить Израилю, по предварительным оценкам, около 1,5 млрд. шекелей (328 млн. долл.).
С точки зрения формальной логики, здравого смысла воевать нельзя. Риски, – региональные и глобальные, – неприемлемо высоки.

Но, напомним, мы говорим о Ближнем Востоке, пространстве Лобачевского. Причём в эпоху крутых перемен.

Использованы материалы РСМД (Петр Стегний, д.и.н., член РСМД, Чрезвычайный и Полномочный Посол России), а также российских и зарубежных СМИ

#2 Финист

    Активный пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 2 907 сообщений
  • LocationРоссия

Отправлено 25 Август 2012 - 01:21

Иногда, при обострении врожденного гуманизма, мне думается: сколько жизней можно сохранить и каким мирным, спокойным и даже скучным станет Ближний Восток, если взорвать всего одну, но правильную бомбу над одним поганым городком...





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных