Перейти к содержимому


Asia Times Online (Гонконг). CША усваивают тяжёлые уроки азиатской «точки опоры»

перевод Asia Times Online Гонконг США Китай Геополитика

  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 Guest_Lookomore_*

  • Гости

Отправлено 03 Ноябрь 2012 - 01:36

Изображение
Asia Times Online (Гонконг)




CША усваивают тяжёлые уроки азиатской «точки опоры»

Питер Ли

27 октября 2012

Реальным событием в китайско-американских отношениях на этой неделе стала отнюдь не вполне ожидаемая словесная перепалка вокруг Китая во время третьих дебатов между президентом США Бараком Обамой и республиканским претендентом Миттом Ромни 22 октября во Флориде: им стал прошедший в то же время мало афишируемый визит в Азию команды высокопоставленных отставных американских дипломатов.

Перед двухпартийной командой с участием Ричарда Армитеджа, Стивена Хэдли, Джеймса Стейнберга и Джозефа Ная стояла сложная задача.

С санкции Госсекретаря Хиллари Родхэм Клинтон этой уважаемой в азиатских делах полуофициальной делегации предстояло продемонстрировать, что стратегия администрации Обамы по Азии – знаменитая «точка опоры» военных сил, дипломатической и экономической инициативы и стратегического внимания – может обеспечить эффективное дипломатическое взаимодействие с Народной Китайской Республикой, а не просто раздразнить припёртую к стенке и рассерженную китайскую панду.

Задача команды, вероятно, невыполнима – возможно, потому, что предпринята группой отставников, а не восприимчивых к резкостям правительственных чиновников. КНР не жаждет поддерживать претензии США быть единственным и неповторимым честным маклером* в регионе. Пекин жаждет наказать США за «точку опоры», которую он рассматривает не иначе как крен в сторону от Китая.

Это – напряжённое время для «точки опоры». КНР проверяет стратегию США оказавшимся неожиданным ходом: оставить США в одиночестве, и избирательно наносить удары по американскому союзнику – Японии – в вопросе островов Сенкаку/ Дяоюйдао. А это тот вариант, к которому США оказались не готовы.

В конце сентября в длинном интервью со старшим сотрудником Центра Восточной Азии Майком Чиноу из Университета Южной Калифорнии Курт Кэмпбелл представил «точку опоры», как разумный сценарий американского искусного управления государственными делами.

Китай больше не рассматривается в оптимистическом ключе как растущая сила, которую либерально-демократическая эволюция будет вести по пути экономического роста, пусть и с отставанием в несколько лет. Неоднократные разочарования – от изменения климата отношений с Северной Кореей до переоценки валюты – убедили администрацию Обамы, что ради практических целей КНР должна позиционироваться как авторитарное государство, чья элита сообразно складу ума не близка США и их целям.

Кэмпбел стоит на стороне Японии. Его восхождение на пост помощника Госсекретаря по Восточной Азии – и более поздний его уход из-под руки главы Госдепартамента по Китаю Джеймса Стейнберга – считался проявлением значительного сдвига в стратегическом мышлении администрации Обамы в противостоянии с континентальным Китаем.
Связи с Китаем, другими словами, были не вопросом притягательности общих ценностей и интересов; вместо этого потребовались морковки и палки. Уход Джеймса Стейнберга и – из Совета Национальной Безопасности – Джеффри Бейдера. И приход Курта Кэмпбелла, и «точка опоры».

В сентябрьском интервью Кэмпбелл подаёт точку опоры, как безусловный выигрыш для Китая и всей планеты таким обнадёживающим, умеренным баритоном, который вызывает ассоциации с директором похоронного бюро, продающего великолепный гроб богатой и нервной вдове. Кэмпбелл делает упор на избитый аргумент о том, что нервные соседи Китая приветствовали бы американское «возвращение в Азию».

Кроме того, он выдвигает несколько спорных утверждений, – что «точка опоры» разрабатывалась с прицелом на благоденствие Китая, что многогранные китайские двусторонние территориальные споры в ASEAN были предприняты ради того, чтобы выручить Пекин, что возобновление дружественных отношений США с Мьянмой не было направлено против Китая, и что «Воздушно-Морской Бой» – план военного Армагеддона с помощью обычного оружия против КНР – стал всего лишь выражением «многовековой» естественной «непокорности» американского флота.

Обращаясь к неудобному вопросу «разногласий по суверенитету» – Китай расходится во взглядах с соседями, воодушевлёнными «точкой опоры» – Кэмпбелл с надеждой считает, что китайские руководители осознают первостепенную значимость установления хороших отношений с США и потому заглядывают дальше текущих неприятностей.

Как он выражается:

Мы полагаем, что (будущий президент Си Цзиньпин) – это человек, приверженный сохранению крепких связей между Китаем и США… (будущий премьер) Ли Кэцян … был вполне недвусмысленен в своей решимости сохранить твёрдый курс американо-китайских отношений… Потому я считаю, что у нас есть уверенность в том, что руководство будет действовать соответственно… И всё же мы считаем, что в китайских интересах серьёзно и глубоко укрепить хорошие отношения с США… и мы считаем, что у следующего руководства ( приходящего в ноябре) в оценках, вероятно, будет преобладать хладнокровие… [1]


Помимо уверенности Кэмпбелла в том, что китайское руководство посчитает абсурдной попытку отвечать на каждое мельчайшее движение Соединённых Штатов, существует вероятная надежда на цикл эффективного роста (в США), который даст положительные результаты, если Китай не потеснится.


Идеальный план… но нет.

Я не верю, что Кэмпбелл и компания считаются с эволюционной адаптацией Китая к серии провокаций по островам, совершённых Вьетнамом, Филиппинами и Японией, или его решимостью восстать против того, что считается недвусмысленными тренировками США в сдерживании.

Усвоив урок по специфике действий западного командования на поле сражения – дипломатическом и международной торговли – в первом унизительном скандале из-за капитана Чжан Киксонга и споре об островах Сенкаку/ Дяоюйдао в 2010 году, КНР переключилась на стратегию использования внутренних народных демонстраций и бойкотов для экономического и политического давления на Японию.

В качестве примера подходов Китая к таким вопросам стоит вспомнить, что покупка японским правительством Сенкаку была задумана в существенной мере как часть акта примирения, призванного не дать шанса критикующему Китай ксенофобу Синтара Ишихара купить острова и использовать их для серии провокаций против Китая.

При таких обстоятельствах, возможно считая, что администрация Обамы не жаждет разогревать конфликт с Китаем посреди президентской гонки, КНР решила ухватиться за сам факт покупки и разжечь народный гнев ради жёсткого, но выверенного удара по японским интересам в Китае, при этом избегнув официальных действий, которые можно было бы истолковать как военную или экономическую агрессию против Японии или системы мировой свободной торговли.

В китайском министерстве иностранных дел всё крутится вокруг Дяоюйдао. Режим пояснил, что не отступит в этом вопросе, независимо от того, что скажут иностранцы насчет ущерба региональному положению Китая, его экономике или его будущему как любимой во всём мире привлекательной, мягкой, но сильной панды.

Эта экономическая враждебность, наносящая ущерб китайским интересам, определённо не приветствуется в Японии. При в общем-то, унылом положении в экономике, невозможно отделить проблему Сенкаку от вопросов международной торговли и инвестиций.

Как бы то ни было, японский экспорт в Китай упал на 14,3% в годовом исчислении, что внесло свой вклад (наряду с пагубным спадом экспорта в евро зону) и довело ежемесячный торговый дефицит Японии до предпоследнего места впервые за последние 30 лет. Японские промышленники воздерживаются от инвестиций в Китай по вполне понятным причинам: время покажет, ударит ли это по Китаю или откроет больше возможностей для не-японских конкурентов. В любом случае, бурный конфликт из-за незаселённых островов Сенкаку не принесёт японским корпорациям никакой финансовой прибыли. [2]

В 2012 году тщательно выверенным движением, направленным против Японии, КНР навязала США неприятную роль беспомощного гиганта, неспособного задействовать военную мощь, престиж или доминирование в ключевых многосторонних дипломатических и финансовых организациях для давления в японских интересах.

Итак, лига супер-героев, состоящая из отставных и удалившихся от дел дипломатов была отозвана из консультативных советов и вызвана из величавых поместий ради полёта в Токио и Пекин.

В команду вошли два республиканца: Ричард Армитедж, заместитель госсекретаря при Джордже Буше-младшем и близкий соратник бывшего Госсекретаря и председателя Объединённого комитета начальников штабов Колина Пауэлла, и Стивен Хэдли, ещё один чиновник из администрации Буша, обладающий явно выраженными неконсервативными наклонностями и считающийся близким советником Митта Ромни по иностранным делам.

К ним присоединились двое демократов – Джеймс Стейнберг, бывший прокитайским лоббистом в администрации Обамы, и Джозеф Най, либеральный консультант и родоначальник концепции «мягкой силы».

В Токио их миссия состояла в том, чтобы сообщить японскому правительству, что ничего драматичного в крене США по китайским проблемам не будет даже в случае избрания президентом Ромни.

Поскольку Ромни обещал с Китаем вести себя жёстче, чем президент Обама, можно предположить, что целью двухпартийной делегации было донести до японского правительства, что тому не стоит ожидать какого-либо изменения американской военной или дипломатической поддержки позиции Японии по островам Сенкаку, если мистер Ромни станет Президентом Ромни.

Возможно, команда и смогла передать послание президенту либерально-демократической партии Синзо Абе. При том, что правительство премьер-министра Йошико Нода обладает лишь 18%-м уровнем поддержки, Абе – подбросивший своих дровишек в костер Сенкаку недавним визитом в храм Ясукуни – имеет хорошие шансы следующим летом, а то и того раньше, стать премьер-министром.

Армитедж уже высказал интересное – и с точки зрения Японии не очень позитивное – мнение по вопросу Сенкаку в интервью «The Japan Times», показав, что правительство США, если у него будет возможность, не будет принимать слишком серьёзно японские требования:

По словам Армитеджа, США решили не принимать ничью сторону по данному вопросу после возвращения Окинавы под контроль Японии в 1972 году, поскольку и Китай, и Тайвань в то время просили Вашингтон не признавать японский суверенитет над островками. [3].



Делегация «получила удовольствие» от возрождающейся ярости из-за военного присутствия США на Окинаве – ядра, от которого зависит «точка опоры» США – из-за возмущения изнасилованием местной девушки американскими военнослужащими, недовольства размещением конвертопланов «Скопа» и растущего гнева из-за затяжки обещанной передислокации сил США, показавшими действительную политическую цену этого стратегического гамбита, оторванного от реальности и демонстрирующего, что только Китай будет нести реальные расходы в ничего не значащей психологической дуэли с США.


В Пекине делегация, видимо, рассчитывала убедить власти КНР, что нанесение ущерба Японии вызовет серьёзные последствия**… последствия вроде грандиозного похода авианосца «Джордж Вашингтон» в Южно-Китайское море и приглашения подняться на борт, отправленного вьетнамским официальным лицам, чтобы они наглядно могли убедиться в вызывающей трепет мощи корабля.

Конечно, вьетнамские – и китайские – официальные лица могли припомнить и времена, когда эта внушающая трепет мощь безуспешно бросалась против Вьетнама, что несколько притупило эффект… Особенно, если вспомнить, что КНР имеет массу подходов к воздействию, притеснению и наказанию своего южного соседа, которые не включают столь уязвимой позиции в Южно-китайском море под прикрытием «Джорджа Вашингтона».
КНР ясно показала, что не жаждет приветствовать США в качестве участника в вопросе Сенкаку, и уж тем более в форме полуофициальной делегации.

22 октября китайское министерство иностранных дел заявило:

(Делегация) приглашена Ассоциацией иностранных дел. Мистер Стивен Хэдли, советник Национального Совета Безопасности при прежней администрации и другие уважаемые отставные правительственные персоны нанесут визит в Китай 22-24 октября, чтобы обменяться мнениями по вопросам китайско-американских отношений, вызывающим взаимную обеспокоенность. Эта делегация не обладает полномочиями заниматься так называемым «вмешательством с целью примирения» или «посредничеством».

На случай, если кто-то вдруг не заметил этого события, «Global Times» выпустила статью под заголовком «Китай избегает попыток посредничества делегации США по Дяоюйдао»:

Пресс-секретарь Министерства иностранных дел Китая Хонг Лей в понедельник заявил, что внимание делегации будет сфокусировано на китайско-американских отношениях.

«Замечания Хонга показывают, что Китай не примет посреднических усилий США, которые до сих пор не продемонстрировали искренности при урегулировании спора вокруг островов Дяоюйдао» заявил во вторник «Global Times» Ванг Пин из отдела изучения Японии Китайской Академии Социальных Исследований. [4]

Чтобы ещё более опорочить статус Америки, как честного маклера, «Global Times» насмехалась:

«В то время, как США суетливо мечутся ради предотвращения военного столкновения двух азиатских гигантов с тем, чтобы не нанести ущерба себе самим, они ещё и пытаются приложить все силы для поощрения Японии в усилении её обороны с целью сдерживания Китая» – говорит Ванг.

Государственный Советник Дай Бингуо и будущий премьер-министр Ли Кэцян встретились с группой и, воспользовавшись хитрым приёмом джиу-джитсу, превратили встречу в обсуждение ограничения китайских инвестиций Соединёнными Штатами, выдвигая убедительные доводы о том, что китайско-американские отношения слишком важны для США, чтобы не принимать всерьёз их прежние заявления о драгоценной «точке опоры», и никак иначе.

Что касается островов Дяоюйдао, они были упомянуты мельком:

Ли также подтвердил твёрдую позицию Китая по вопросу островов Дяоюйдао, подчеркнув, что международное сообщество должно общими усилиями защитить итоги победы во Второй Мировой Войне и послевоенный мировой порядок. [5]

Такая конструкция ставит США во многом в то положение, в котором их желает видеть Китай: неэффективного нарушителя спокойствия, неспособного защитить своих союзников или сдержать противников.

Китайские СМИ радостно нарисовали картину Японии, тяжело переживающей неопределённость своего положения в вопросе с островами, неспособной получить европейскую поддержку и даже делающей маловероятный шаг обращения к России – и это притом, что Токио завяз в споре с той же Россией из-за Курил:

«Несмотря на призыв к мирному разрешению спора о Дяоюйдао, на прошлой неделе во время визита министра иностранных дел Японии Коичиро Гемба во Францию, Британию и Германию Япония не приложила усилий для обсуждения своих претензий на острова. Во время этих визитов был получен лишь холодный ответ на поднятый вопрос, сообщила японская газета Mainichi Shimbun, отметив, что ни одна из трёх стран не обозначила своей позиции. На вопрос о том, была ли получена поддержка во время поездки, Гемба не дал прямого ответа, упомянув лишь, что все три страны находятся в различной ситуации и не может быть раскрыто никаких подробностей» – сообщает Киодо.

Киодо отмечает, что Гемба питал большие надежды на поездку, но ему оказалось сложно получить поддержку в странах, которые он посетил.

В тоже время Токио начал разворачиваться к Москве. На российско-японской встрече, прошедшей в Токио в пятницу, японцы попросили, чтобы Россия продемонстрировала понимание японской позиции по островам Дяоюйдао.

Японская газета Sankei Shimbun отмечает, что китайское присутствие в океане расширяется, и что Япония и Россия имеют «схожий взгляд на сдерживание Китая». [6]

Всемирная обеспокоенность ростом Китая и укрепление анти-китайских настроений в Японии, возможно, не обеспечат Китаю чистой и убедительной победы над Японией. Однако прежние оценки, по которым КНР – всего лишь бумажный тигр, несклонный и неспособный ответить на удар каким-либо эффективным способом, необходимо пересмотреть.

Такое развитие событий, вероятно, не спровоцирует переоценку основной политики архитекторами «точки опоры», Госсекретарем США Хиллари Родхэм Клинтон и помощником секретаря по Восточной Азии Куртом Кэмпбеллом.

Вместо этого она будет рассматриваться, как показатель американской решимости проводить политику – «проверки на вшивость» – хотя настоящие «внутренние детали» того, о чём идёт речь, покоятся в дряблости японской экономики – и почти неизбежно, что администрация Обамы «удвоит ставки в игре», а не «будет пасовать».

Изначально спровоцированная «точкой опоры» поляризация воспринималась, как деталь, а не как сбой стратегии. Япония, всё больше отдаляясь от Китая, могла бы с большим энтузиазмом и эффективностью упрочить связи с США.

Но поскольку Япония и Китай методично нагнетают напряжённость вокруг Сенкаку/ Дяоюйдао, возможности США удерживать, обуздывать, использовать или управлять враждебностью соответствующим образом снижаются.

В Японии критика Китая уже стала своеобразной политической «дорогой жизни», а не дипломатической стратагемой. В Китае критика Японии становится вопросом национальной принадлежности.

Бизнесмен Юичиро Нива, смещённый с поста посла в Китае из-за умеренной позиции «не раскачивать лодку» в вопросе Сенкаку (он всё ещё временно на службе, поскольку назначенный преемник умер от сердечного приступа прежде, чем занял пост) печально заметил:

«Теперь в китайских телевизионных программах постоянно показывают японский флаг и мое фото. И по телевидению просто говорят, что Япония – вор, укравший китайскую территорию. Даже дети в начальной школе могут сложить воедино флаг, кражу и моё фото. В Китае я чувствую себя зачинщиком всего этого».

Нива заявил, что многие японские добровольцы, преподающие японский язык или работающие по уходу за больными и немощными по программе японского агентства международного сотрудничества, тоже чувствуют большую напряжённость.

«Они впервые отмечают такую ситуацию с момента моего прибытия в Китай», – сказал Нива, ставший послом в Китае в 2010 году. [7]

Фундаментальный порок стратегии «точки опоры» признал и сам Кемпбелл, когда коснулся роста враждебности между Японией и Китаем, конечно же, порождённой факторами и прошлого, и настоящего, но обострённой «точкой опоры».

«Нас тревожит, что постоянный высокий уровень напряжённости разрушает китайско-японские добрососедские отношения, и в значительной степени влияет на связи между народами, культурами, бизнесом… это возбуждает негативные чувства обеих сторон…. Мы осознаём причинённый ущерб, и нас он тревожит.

Эти народы усваивают уроки ненависти по отношению друг к другу, чему есть и современные, и исторические причины, и США немногое могут сделать в этом вопросе».

Вот это и может оказаться самым долговременным последствием «точки опоры».

Примечания:

* – прозвище Бисмарка.

** – «последствия», «чем дело кончилось?» (салонная игра; по кругу пускают листок, на каждый играющий пишет какую-либо фразу и загибает написанное; в конце игры листок прочитывается вслух).


Ссылки:

1. Conversation with Kurt Campbell: The US and Asia - A Status Report, University of Southern California, Sep 29, 2012.
2. Japanese exports tumble on eurozone crisis and China dispute, The Guardian, Oct 22, 2012.
3. Boost deterrence to China, Armitage advises, The Japan Times, Oct 3, 2012.
4. China avoids Diaoyu mediation attempts by US delegation, Global Times, Oct 24, 2012.
5. US Urged to Ease Restrictions on Chinese Investment, China Radio International, Oct 23, 2012.
6. Ex-security officials to try easing tensions, China Daily, Oct 22, 2012.
7. Niwa: Japan-China ties faces worst crisis in 40 years, Asahi Shimbun, Oct 21, 2012.


Питер Ли пишет о событиях в Восточной и Южной Азии и их пересечении с внешней политикой США.

Оригинал статьи

Скаут: sparling-05
Переводчик: sparling-05
Редактор: Lookomore





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных