Перейти к содержимому


Кровавое «волшебство» (Продолжение 2)

История Латвия ВОВ

  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 Triff11

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 206 сообщений
  • LocationЛатвия. Рига

Отправлено 22 Февраль 2013 - 10:44

Кровавое «волшебство»
Из истории латышских полицейских батальонов и «команды Арайса»

ДОКУМЕНТЫ

Сообщение высшего руководителя СС и полиции «Остланд» и «Россия-Север» обергруппенфюрера СС Еккельна командирам групп Шредеру и Кнехту об участии полиции безопасности и СД в операции «Зимнее волшебство»
15 февраля 1943 г.


В рамках операции «Зимнее волшебство» начальник полиции безопасности и СД должен заниматься наряду с проведением разведки и очистки уже прочесанных районов от всех оставшихся бандитов и подозрительных лиц, также сбором сельскохозяйственных и других продуктов. Обеим группам выделены особые команды полиции безопасности и СД, которым командиры групп должны оказывать всяческое содействие и поддержку.

При группе Шредера состоит команда из 115 человек, командир — оберштурмфюрер СС Краузе. Время прибытия в Бигосово 15.2.43 г.
При группе Кнехта состоит команда из 95 человек, командир — гауптштурмфюрер СС Кауфман. Время прибытия в лагерь Аполи 15.2.43 г.

Для охраны скота, зерна, фуража и др. сельскохозяйственных продуктов выделены особые отряды. Командиром в группе Шредера является сельскохозяйственный референт Тонфельд, в группе Кнехта — заместитель окружного управляющего по сельскому хозяйству Штромберг.
Сборный лагерь: Росица—Бигосово.

Руководители бандитов или их сообщники, которые могут сообщить о количестве, вооружении и планах бандитов, ни в коем случае не расстреливаются, а немедленно передаются для допроса СД.

Приказ о сожжении деревень и отдельных крестьянских дворов может быть отдан офицером, командиром роты. При этом следует обратить внимание на то, что из предназначенных для поджога крестьянских дворов выводится весь живой и мертвый инвентарь. Достаточно, если этот инвентарь будет оставлен на небольшом расстоянии от крестьянского двора для дальнейшего вывоза.
Этот порядок не распространяется на деревни и крестьянские дворы, которые должны браться с боем, где все средства оправданы, чтобы уничтожить врага без собственных потерь.

Бандитов и подозрительных принципиально расстреливать. Все остальные лица, если они пригодны к труду, включая детей, могут быть оставлены при всестороннем согласовании СД и воинских частей. Я ожидаю, что боевые части в зависимости от боевой обстановки предоставят силы в распоряжение команд СД.
После прочесывания района и охраны линии Сарьянка все последующие дни использовать для очистки района операции. Ответственность за это несет начальник полиции безопасности и СД. Для быстрого решения своей задачи он использует команды, предоставленные боевыми частями.

Обергруппенфюрер СС и генерал полиции Еккельн

ГАВО. Ф. 2831. Оп. 1. Д. 2. Л. 20—20об. Перевод с немецкого. Немецкий текст: ГАВО. Ф. 2831. Оп. 1. Д. 1. Л. 147—147об. Копи
я.

Распоряжение командира группы Кнехта 276-му, 277-му, 278-му, 279-му латышским полицейским батальонам о порядке производства расстрела населения
18 февраля 1943 г.


Необходимые казни следует по возможности осуществлять силами СД. Расстрел производится так, чтобы не оставлять следов. Если потребуется произвести расстрел силами войск (в случае отсутствия в непосредственной близости полиции безопасности и СД) — казнь должна осуществляться в домах. Трупы надлежит покрыть соломой или сеном и сжечь вместе с домами.
Группа Берта

ГИАЛ. Ф. Р-82. Оп. 1. Д. 7. Л. 22. Копия. На немецком языке.

Телеграмма № 363 штаба Руно командирам групп Шредеру и Кнехту о сожжении деревень в приграничной зоне латвийско-русской границы
19 февраля 1943 г.
Секретно


По сообщениям пограничной службы деревни, располагающиеся непосредственно вдоль латвийско-русской границы, не охвачены акцией по зачистке. Особое внимание следует уделить тому обстоятельству, что все русские деревни на границе с Латвией, которые в первую очередь образуют опорные пункты для нападений со стороны бандитов, следует полностью сжечь.
Группы проводят эту операцию совместно с СД. Дата — 20.2.43. Сообщение о ходе операции в дневном донесении.
Руно

ГИАЛ. Ф. Р-82. Оп. 1. Д. 5. Л. 33. Телеграфный бланк. На немецком языке.

Донесение команды полиции безопасности и СД при группе Кнехта («Цаункениг») о достигнутых результатах в ходе операции «Зимнее волшебство» с 25 февраля по 5 марта 1943 г.
д. Великое Село
5 марта 1943 г.


а) Убитых в бою бандитов — 1.

б) Подвергнуто особой обработке — 633 [чел.].

в) Эвакуированы: 1) отправлено маршем в сборный лагерь в Дриссу мужчин — 57, женщин — 89, детей — 54, всего — 200; 2) передано в качестве рабочей силы в распоряжение штаба группы Кнехта и батальонов — 26 чел.; 3) оставлено в качестве рабочей силы при трех разведгруппах команды Цаункениг — 8 чел., всего — 34 чел. Итого — 234 чел.

г) Захвачено скота: угнано в Дриссу крупного рогатого скота — 76, телят — 12, овец — 246, лошадей — 1, жеребцов — 12; передано группе Кнехт (штабу и батальонам) крупного рогатого скота — 46, телят — 8, овец — 27; передано ландвиртшафтсфюреру фон Штрамбергу овец — 65; итого крупного рогатого скота — 122, телят — 20, овец — 338, лошадей — 1, жеребцов — 12.

д) Сожжены селения: Бучаново, Борково, Сухоруково, Добреники, Рубаны, Сахоново, Шавраки, Давыденки, Салино, Шлыки, Жеребцово, Затлойщина, Демидово, Дубровы, Осетки, Попелушево, Кураши, Червонцы, Дедино, Марково, Рагелево, Мозолевщина, Церковно, Гальковщина, Огурки, Селище, Городиловичи (большая его часть), Великое Поле, Плющик, Нища, Дуброво, кроме того, много отдельных хуторов, а также кирпичный завод 70/08.

е) Захвачено оружие, боеприпасы и другое вооружение, 1 противогаз.
ж) Прочие трофеи — около 1650 кг зерна.

з) Собственные потери — нет; расход боеприпасов — 2 тыс. патронов.

Группа Цаукениг

НАРБ. Ф. 1440. Оп. 3. Д. 926. Л. 146—147. Перевод с немецкого. Немецкий текст: ГИАЛ. Ф. Р-82. Оп. 1. Д. 9. Л. 19. Подлинник. Опубликовано: Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии 1941—1944. Минск, 1963. С. 66.

Акт штаба Освейской партизанской бригады имени М.В. Фрунзе о преступлениях, совершенных немецкими оккупантами в Освейском районе с 16 февраля по 22 марта 1943 г.
30 марта 1943 г.


30 марта 1943 г. настоящий акт составлен штабом партизанской бригады им. Фрунзе Освейского района Витебской области БССР на основании актов комиссии по расследованию фашистских зверств над мирным населением Освейского района Витебской области БССР, с 16.2.43 г. по 22.3.43 г.
За указанный период гитлеровской фашистской разбойничьей бандой произведены следующие зверские расправы над мирным населением района:

1. Сожжено полностью деревень 156
2. В них домов жилых 3423
3. Районный центр м. Освея с числом домов около 500, в т.ч. все здания культурных учреждений

4. Домов соц. культуры 9
5. Школ средних 12
6. Школ неполных средних 90
7. Больниц 6
8. Ветеринарных лечебниц 2
9. Мельниц 3
10. Детских домов 4
11. Машинно-тракторных станций 3
12. Церквей 2
13. Костелов 2
а также сожжены подчистую все остальные нежилые постройки района, которые не подсчитаны
14. Уничтожено мирного населения
в т.ч. 3639 чел.
а) детей до 12-летнего возраста 2118 чел.
б) стариков, мужчин и женщин 710 чел.
15. Уведено в лагерь гитлеровскими головорезами
2615 чел.
16. Забрано лошадей до 500 штук
17. Забрано крупного рогатого скота до 1500 голов, а также весь мелкий скот
18. Разграблено большое количество хлеба и
домашнего имущества населения

Ниже приводятся отдельные факты зверских издевательств фашистских палачей над мирным населением:

1. Мальчику 8 лет из семьи Юхневич (д. Беляны) фашистские палачи вырезали пятиконечные звезды на груди и спине и бросили в огонь, девочка Вера, 7 лет, зарезана ножом, мальчик Женя, полтора года с разбитой головой и вырванными пальцами брошен в огонь; мать их также зарезана ножом, у нее фашистские бандиты вырезали груди, изрезали ее всю и сожгли на огне.

2. В деревне Борисово семью Шкутова сожгли в огне живьем.

3. Из этой же деревни, у семьи Юхневич у взрослых и детей, у живых выкрутили руки и головы и бросили в реку Свольна.

4. В деревне Городиловичи, семья Жорова на грудях и шеях были вырезаны пятиконечные звезды, после чего вся семья была утоплена в реке Свольна.

5. Отмечены случаи, [когда] фашистские изверги в своем зверином неистовстве маленьких детей насаживали на колья изгороди.

6. Зарегистрировано много случаев, когда фашистские гады перед своей зверской расправой над девушками, предварительно подвергали их изнасилованию.
Установлено, что большая часть погибшего населения, гитлеровскими извергами подвергалась пыткам и издевательствам, и только после этого или сжигались, или топились в реке, и лишь меньшая часть расстреливалась.

Всех этих диких фашистских издевательств и зверств белорусский народ никогда не забудет и отомстит проклятым фашистским извергам за их подлые и гнусные издевательства над нашим народом.

Акт подписали члены комиссии и граждане района:
1. Комиссар отряда им. Симацкого тов. Николенко
2. Командир п/отряда им. Орджоникидзе тов. Ахмедьяров
3. Гр-н дер. Малашково тов. Мороз В.
4. Председатель колхоза «Победа» тов. Болтрушевич
5. Председатель Задеженского с/совета т. Болтрушевич
6. Гр-ка д. Буды тов. Янковская Л.
7. Гр-н дер. Борисово тов. Юхневич В.С.
8. Гр-ка дер. Борково тов. Медюта Наталия
9. Гр-н д. Видоки тов. Ясюкевич Антон

НАРБ. Ф. 1336. Оп. 1. Д. 52. Л. 24. Заверенная копия. Опубликовано: Трагедия белорусских деревень. 1941—1944. Минск; М., 2011. С. 128—130.

Отчет об участии 282-го латышского полицейского батальона в операции «Зимнее волшебство»
2 апреля 1943 г.


1. Участки фронта были слишком велики как с точки зрения защиты, так и с точки зрения атаки.

2. Уровень подготовки офицеров и унтер-офицеров хороший. Боевая подготовка солдат обнаруживает, однако, большие пробелы. В состав батальона, сформированного в Риге лишь 5.3.43, входят бойцы, которые прежде не были солдатами и потому не проходили соответствующего обучения.

3. Опыт применения авиации, артиллерии, зенитных орудий отсутствует, так как названное вооружение в зоне действия батальона не применялось.

4. Батальон был крайне связан в своих действиях в связи с отсутствием средств связи.

5. Служебные собаки батальоном не использовались.

6. Боевые действия не привели к каким-либо потерям.

7. При батальоне имеется латвийский врач и 2 санитара. Этого количества санитаров для батальона, состоящего из трех рот, не достаточно. Если они окажутся не в состоянии выполнять свои обязанности, замену им обеспечить будет невозможно. Уровень заболеваемости был низким.

8. Ветеринары и кузнецы при батальоне отсутствовали.

9. Сотрудничество с СД и подразделениями снабжения вермахта носило положительный характер.

10. Нехватка транспортных средств давала себя знать – перемещение батальона в зоне сосредоточения было крайне медленным.

11. На вооружении у батальона имеются русские винтовки, чешские ручные пулеметы (26 t), немецкие станковые пулеметы (08/15) . Вместо пистолетов и автоматов офицерам и взводным в Риге были выданы 10 русских полуавтоматических винтовок, в результате чего часть офицеров и командиров взводов были вынуждены обходиться обычными винтовками. Отсутствие пистолетов и автоматов вызвало некоторое беспокойство среди офицеров и взводных. Поскольку в Риге батальон получил лишь 175 штыков, при прочесывании леса этот недостаток стал очевиден. Заметным препятствием была нехватка сигнальных пистолетов и боеприпасов (в распоряжении батальона всего лишь три сигнальных пистолета). Легкие гранатометы, а также легкие зенитные пушки в распоряжении батальона полностью отсутствовали.

12. Батальон одет в немецкую полицейскую униформу, частью обмундирования являются английские ранцы, а также патронные сумки. С приходом дождей возникла необходимость в плащ-палатках: бойцы полностью промокли.

13. Обеспеченность продовольствием в период проведения операции была хорошей, однако с приходом дождей возникла потребность в брезенте – это позволило бы уберечь продукты питания от намокания.

По поручению
Мейстер охранной полиции

ГИАЛ. Ф. Р-999. Оп. 1. Д. 13. Л. 23. Подлинник. На немецком языке.

Из информации надзирателя Екабпилсского окружного пункта латышской вспомогательной полиции безопасности и СД Эдгарса Карабановса к обзору политического положения и настроений жителей за период 20 марта – 20 апреля 1943 г.
г. Екабпилс
14 апреля 1943 г.


[…] После возвращения латышских стражей порядка с акции по зачистке от бандитов на востоке начались разговоры между прибывшими и местными жителями. Много говорилось о впечатлениях от боев, однако часто можно было слышать разговоры, в которых обсуждались многие беспорядки в латышских полицейских батальонах во время акции по зачистке.

Более всего упоминалось плохое обеспечение, которое в последние недели сократилось настолько, что в нормальных условиях человек не смог бы выжить. Норма сигарет и так была мала, но в конце она настолько уменьшилась, что иногда выдавались по одной или две сигареты на весь день. Было замечено, что батальонный снабженец, в чьем ведении была кухня, свободно распоряжался большими запасами водки и сигарет, продавая или спекулируя ими.

Среди солдат зародился плохой настрой и недовольство своими командирами, поскольку те не ликвидировали данные обстоятельства, да и не хотели этого делать. Возникло впечатление, что руководство латышского батальона погрязло в общих спекулянтских интригах с немецкими офицерами – снабженцами – заведующими кухнями.

Было замечено, что в распоряжении командира батальона, в штабе батальона, имелась целая канистра с искусственным медом, между тем в батальоне приходилось довольствоваться ничтожным кусочком в день. Прикомандированные к штабу батальона могли лакомиться из канистры с медом сколько пожелают, остальным же приходилось довольствоваться парой намазанных медом кусочков хлеба.

Таким же смехотворным был и сырный паек, который даже невозможно было разделить между собой из-за его ничтожности. Таким было положение с обеспечением Абренского батальона, да и, наверное, в других батальонах было не лучше, поскольку всюду появлялись неизвестные, которые пользовались случаем, чтобы поживиться за чужой счет и отправить или увезти домой лишний килограмм сала.

Похожий показательный случай произошел в одной роте, когда некий служащий нес погибшего товарища из соседней роты и попросил проезжавшего мимо офицера, который был из одной роты с погибшим, и в распоряжении которого было достаточно лошадей, чтобы он взял тело погибшего с собой, но тот ответил, что ему некуда его положить. Все упряжи были полны — не выбрасывать же свинину. Возы были нагружены забитыми свиньями из какого-то села.

Плохое впечатление осталось от командира батальона полковника-лейтенанта Вейса, поскольку он очень поверхностно проверял фактическое состояние дел в батальоне, однако постоянно докладывал, что в батальоне все в порядке. Он понимал высшее руководство и не интересовался благосостоянием солдат.

Иное впечатление осталось от командира людей из СС майора Арайса, который везде и всегда делился впечатлением со своими подчиненными. Очень хорошим был начальник полиции Шредер, руководивший всеми полицейскими силами группы, который всегда берег живую силу своих батальонов, и после завершения акции по зачистке стражи порядка вернулись на родину, как он и обещал им.

Трудности доставило плохое вооружение, поскольку ни у одного автоматического оружия не было запасных частей. Не выдавалось масло для чистки оружия и глицерин для пулеметов, и это приводило к печальным последствиям во время стычек с врагом, когда, например, из 4-х пулеметов у 3-х случился отказ в работе. Слабой была и медицинская помощь, поскольку малые запасы медикаментов и наспех обученные санитары не могли в полной мере исполнять свои обязанности. Весьма радикально оказывалась помощь раненым – транспортировка самолетом, благодаря этому многим спасли жизни.

Полицейские из Екабпилсской волости, участвовавшие в этой акции по зачистке от бандитов, плохо отзывались о начальнике Екабпилсской волости, который не старался хоть как-то облегчить жизнь своим людям. Иные же начальники волостей не просто стояли во главе своих подчиненных, а дальновидно призывали жителей волостей жертвовать на содержание солдат.

Неприятие вызвало обстоятельство, когда на восток на акцию по зачистке была выслана большая часть бывших полицейских, однако армейские офицеры и инструкторы выискивали врачебные справки или еще как-то увиливали от поездки.

В целом же беспорядок был настолько большим и повсеместным, что нет желания больше принимать участие в подобных мероприятиях.

ГИАЛ. Ф. P-252. Оп. 1. Д. 44. Л. 18 об.—19. Копия. Машинопись. На латышском языке.

Из донесения генерального комиссара Латвии О. Дрехслера рейхскомиссару «Остланда» Г. Лозе о ходе и «негативном пропагандистском воздействии» операции «Зимнее волшебство»
13 июля 1943 г.
Конфиденциальное донесение


Для обороны границ бывшей Латвии от вторжений партизан из областей Белоруссии Высший начальник СС и полиции в Остланде генерал Еккельн с начала февраля 1943 г. до середины апреля с. г. проводил кампанию по созданию ничейной зоны шириной в 40 км. В этой зоне, без людей и возможностей укрыться, партизаны лишались бы опорных пунктов. Размещение сил для переходов на латвийскую территорию пришлось бы отдалить на 40 километров.
Кампанией лично руководил генерал Еккельн. Войска были разделены на две группы:

Группа генерала Шредера: 3 латышских батальона, 1 украинская рота,
1 литовская рота.

Группа полковника Кнехта: 4 латышских батальона.

Были отряжены также специальные подразделения. Общие силы достигали примерно 4000 человек при около 700 транспортных средствах.
Область [проведения] операции на юг простиралась до Дриссы, на север через Зилупе до Свольни. Вследствие партизанской опасности около года назад немецкие комендатуры оставили эту область. Пояса вдоль железных дорог (шириной 5 км) остались под контролем вермахта. Уходя, немецкие комендатуры давали мужскому населению свободный выбор – отправиться с ними или остаться на местах. Значительная часть ушла с ними, и после этого большинство из них служило в шуцманшафте.

Кампания разворачивалась следующим образом: входя в село (вначале не было никакого сопротивления), тотчас расстреливали подозреваемых в партизанской деятельности. Таковыми считались почти все мужчины в возрасте от 16 до 50 лет. Предлогом было то, что они не явились своевременно в комендатуру. Сразу [за воинскими частями] шло СД, которое действовало приблизительно так: расстреливало всех остальных подозреваемых. Стариков и немощных, которые отставали в пути, расстреливали. Остальным, в большинстве своем женщинам и детям, предстояло пройти так называемую «вторую фильтрацию». Тех, кто не в силах были продолжать путь, расстреливали. Из сборных лагерей людей пересылали в другие лагеря, например, Саласпилс около Риги. Там женщин разлучали с детьми, потом отправляли их на работу в Германию. Детей (от младенцев до 16 лет) раздавали латышским жителям.

Деревни грабили и сжигали еще до прибытия хозяйственных команд, занимавшихся доставкой ценностей в безопасное место. Таким образом погибли большие запасы мяса, льна, шерсти, зерна, лесоматериалов и т.д. По ходу кампании сопротивление все нарастало: в отдельных случаях были настоящие бои, в которых партизаны использовали даже артиллерию. При этом партизанам удавалось почти всегда отойти после боя и даже забрать с собой раненых и погибших. В конце кампании все чаще оказывалось, что села уже были оставлены и сожжены русскими. Были [в итоге] уничтожены несколько сотен сел, некоторые с населением в несколько тысяч человек. Сохраняли только 5-километровые пояса вдоль железных дорог. Бывало и так, что из двух рядом расположенных деревень по указанной причине во время акции уничтожали одну, а вторую оставляли нетронутой. Жителями обеих деревень были родственники или лица, незадолго до того времени переместившиеся из одной деревни в другую.

Сопротивление партизан усиливалось – их численность постоянно росла. В конце акции уже констатировалось, что это в военном отношении организованные части. Партизанская бригада Калининской области, отряд «Молодой коммунист», «Котович», «Латышский», обходя войсковые подразделения, зачастую их преследовали. Генерал Еккельн, пролетая на «шторхе» через Моторино, спустя уже 2 часа после его сожжения и «зачистки» был так сильно обстрелян, что поврежденный самолет едва спасся. В области еще тогда, когда там были войска, кишмя кишели партизаны (к ним присоединялись все спасшиеся жители). Все поля хорошо ухожены. В лесах выстроены хорошо замаскированные землянки. Давление банд на границу Латвии многократно увеличилось.

Вместе с тем, цель кампании – защитить границу Латвии от банд – не была осуществлена.

Негативное пропагандистское воздействие кампании не поддается никакому измерению. Не будем забывать о тысячах людей, которые рассказывают о случившемся; о, примерно, 700 возницах, которые все видели и теперь вернулись по домам, об украинской роте, которая с ужасом наблюдала акцию – мужчины рыдали, как дети, — и латышских шуцманах, которые, вернувшись с богатой добычей, похваляются своими «славными делами». Особенно трагичной является судьба тех людей, которые в свое время последовали за комендатурами [в тыл немецкой армии]. Эти люди во время акции явились за своими семьями, у них на руках были свидетельства комендатур о верной службе в шуцманшафте. Порой для перевозки пожитков им даже выделялись грузовики комендатур. Мольбы этих людей отвергались. Их семьи и дворы уничтожались вместе с другими.

Далее упомяну об одном характерном инциденте, который раскрывает характер акции: в селе Кахановичи некая местная пожилая образованная попадья на хорошем немецком языке обратилась к немецким органам с просьбой пощадить ее жизнь и имущество. Ее мужа – священника большевики выслали в Сибирь, однако ее мольбу не приняли во внимание. В селе Колесово некая пожилая семейная пара представила доказательства того, что их сын, как враг большевиков, отправлен в штрафной лагерь в Архангельской области (Кирилл Индюков, Архангельская область, Плесецкий район, почта Новолоцкая) и дочка отправилась добровольно на работу в Германию (Любовь Индюкова, Эммендинген/Баден, Баумгартенштрассе 58). Семейная пара просила пощадить их жизни и имущество. Они указали, что в Колесово бандитов никогда не было. В их мольбах было отказано.

В селе Мушино всех жителей – женщин и детей – расстреляли в большом сарае.

Некоего 71-летнего крестьянина обвинили в принадлежности к бандитам, и он перед расстрелом ответил, что тот, кто 20 лет верой и правдой прослужил своему царю, бандитом быть не может. Крестьянина расстреляли.
В настоящее время ведутся подготовительные работы к повторению кампании.

Печатается по: Антинацистские партизаны в Латвии. 1942 – 1945. Рига: Jumi, 2008. С. 94 — 96; PSRS kaujinieki Latvijā (1941 – 1945). II daļa. Dokumenti un materiāli. Sast. H. Strods. Rīga, 2007. 326. – 327. lpp. Перевод с немецкого.

Акт о расправе карателей с населением деревни Сеньково Освейского района
20 марта 1945 г.


Мы, нижеподписавшиеся, председатель Сеньковского с/с Родик Семен Прокофьевич, нар. следователь Освейской прокуратуры Савейко, колхозники Савлук Антонина Ивановна, Кадыш Ефросинья Тимофеевна. Настоящий акт составлен указанной комиссией о зверских отношениях немецко-фашистских извергов с населением д. Сеньково. Население было согнано в один дом и группой расстреляно. Трупы их сожжены. Зарыты на том месте, где и сожжены. Усяго убито 36 человек, из них: мужчин — 3, женщин — 21 чел., детей до 16 лет — 12 чел.

В чем и подписываемся Родик
Савейко
Савлук
Кадыш
ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 92. Д. 218. Л. 22. Подлинник. Рукопись.

Источник
Изображение





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных