Перейти к содержимому


The Archdruid Report. Как это может случиться. Часть 4. Пересекая черту


Сообщений в теме: 4

#1 Triff11

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 206 сообщений
  • LocationЛатвия. Рига

Отправлено 22 Февраль 2013 - 12:28

Изображение

The Archdruid Report. Как это может случиться. Часть 4. Пересекая черту

Продолжаем следить за судьбой полюбившихся героев ;)

Предисловие автора: Этот пост является четвертой частью из пяти фантастического рассказа, прослеживающего сценарий американского имперского поражения и коллапса. Война закончена, настало время платить по счетам – и их уплата подтолкнет уже расколотые Соединенные штаты к кризису, который мало кто из граждан мог недавно представить.

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвёртая
Часть пятая


Изображение


***

Церковные колокола звонили всю ночь; совершенно незнакомые люди обнимались и целовали друг друга или, в зависимости от склонностей, падали на колени и вместе молились; бэби-бум девять месяцев спустя показал как много американцев отпраздновали внезапное открытие того, что жизнь будет продолжаться. По всему миру персонал ракетных шахт, баз бомбардировочной авиации и команды подводных лодок с облегчением вздохнул, когда получили приказ, отменяющий боевую готовность. В Соединенных Штатах немногие оставшиеся охранять заграждения и государственные объекты полицейские и гвардейцы растворились в ликующих толпах. Угроза ядерной войны миновала.

Холодное серое утро вставало над Вашингтоном и Джеймсон Уид, уронив голову в ладони, думал о том, что осталось от его президентства. Команда переговорщиков должна была скоро отправиться в Женеву на встречу с китайской и танзанийской стороной, чтобы прийти к соглашению по мирному договору. Не важно как хорошо над ним поработали пиарщики, он знал, что этот договор будет означать для Америки горькое поражение, а глубокое понимание реалий американской политики точно говорило ему, кого будут в этом обвинять.

Договор оказался удивительно щедрым. Никто не должен был признавать вину или платить репарации; Соединенные Штаты просто должны были принять статус-кво в Восточной Африке и передать свои права на о-в Диего-Гарсия – который в любом случае был британским – Китайской Народной Республике. Договор был подписан в начале октября и ратифицирован подавленным Конгрессом тремя днями позже.

Но прежде, чем это случилось, два события подтолкнули страну ещё глубже в кризис. Первым событием стал сенсационный показ одной из телевизионных компаний сюжета о постигшей флот катастрофе. Отчасти это был политически мотивированный ход – телекомпания поддерживала тесные связи с наиболее вероятным кандидатом в президенты от другой партии – отчасти просто обычный бизнес новостных СМИ, но он нанес сокрушительный удар по моральному духу нации. Журналисты нашли выживших членов команд, эвакуированных в Европу перед падением Момбасы, и привели свидетельства аналитиков, десятилетиями пытавшихся предупредить флот о том, что авианосцы устарели в век крылатых ракет. Остальные новостные СМИ быстро подхватили эту тему и раздули истерию.

Второе событие, однако, было более серьезным. Как только мир стал догадываться о том, что Соединенные Штаты больше не являются самой сильной страной мира, инвесторы стали продавать номинированные в долларах активы. Продажи начались с наиболее рискованных спекулятивных бумаг, но быстро распространились на остальные, отправив доллар глубоко вниз. Отчаянные попытки центральных банков остановить коллапс рухнули перед лицом самоподдерживающейся паники, когда инвесторы во всем мире и Америке бросились любой ценой избавляться от доллара. Когда доллар упал по отношению к иностранным валютам, цены на бензин резко выросли до 12 долл. за галлон и продолжили движение вверх, а многие другие импортные товары стали недоступны по любой цене.

Потом, за неделю до подписания договора, один из самых больших инвестиционных банков страны разорился. Его трейдеры использовали инсайдерскую информацию об американской политике чтобы занять значительные позиции на рынке деривативов, которые окупились бы в случае смены режима в Танзании. Возможность того, что Соединенные штаты могут проиграть никогда не приходила им в голову и рискованная ставка привела к безнадежным убыткам. Банкиры поспешили в Вашингтон лишь для того, чтобы обнаружить, что печатание триллионов долларов для бейлаута, когда доллар уже в свободном падении, больше не является выходом из положения. В следующую пятницу, после закрытия рынков, исполнительный директор «Голдман Сакс» с мрачным лицом объявил о том, что его компания банкрот и уходит с рынка. В течение следующих шести недель фондовый рынок США потерял треть своей стоимости, уничтожая десятки триллионов долларов бумажного богатства, а восемь других больших финансовых компаний, считавшихся слишком большими, чтобы рухнуть, рухнули все равно.

Задолго до того, как все это закончилось, у страны появился новый президент. Через два дня после ратификации мирного договора, когда самолеты с американскими военнопленными покидали аэропорт Найроби и начали путешествие домой, Джеймсон Уид в последний встал перед президентской трибуной чтобы подать в отставку. Его последняя речь была простой и исполненной достоинства; он взял на себя полную ответственность за ошибки, сделанные в период его президентства, выразил абсолютную уверенность в своем вице-президенте и преемнике, и попросил Божьего благословления для народа. Закончив речь, он ушел в личные покои, достал револьвер из ящика стола и выстрелил себе в голову.

***

Новый президент, Леонард Гурни, был, возможно, не самым подходящим человеком для той трудной работы, которая так неожиданно ему выпала. Одаренный публичный политик, способный прочувствовать аудиторию и направить её, многое мог бы сделать в подобных обстоятельствах, но Гурни не обладал подобными талантами. Отпрыск богатой семьи, получивший должность для умиротворения влиятельной фракции в его партии, он плохо разбирался в практической политике и не имел понятия об удручающем положении, в котором оказалось большинство американцев после Восточно-африканской войны. Для него решающим вопросом было восстановление полномочий исполнительной власти и финансирование военного строительства, которое позволило бы вернуть лидерство у китайцев и восстановить глобальное превосходство.

Эта повестка дня была безнадежно оторванной от реальности. Бурно ликующие толпы в Пекине приветствовали новый мировой порядок, в котором Америка больше не была единственной сверхдержавой, и вообще могла не быть сверхдержавой ещё очень долго. В результате Восточно-африканской войны растущее число бывших союзников США попросили о выводе базирующихся на их территории американских частей и сделали попытки примирения с китайцами. По этой причине, наравне с резким падением налоговых поступлений, крахом доллара и продолжающимся медвежьим рынком казначейских векселей, Соединенные Штаты больше не могли себе позволить базы по всему миру, а авианосные ударные группы, бывшие ключевым элементом американской мощи, устарели подобно парусному «Old Ironsides». Гурни и его советники не моги этого понять и требовали денег у почти обанкротившейся нации для финансирования грандиозных военных проектов, которые, как они думали, смогут восстановить американскую мощь. Тем временем Китай списал свой единственный авианосец и развернул новый флот небольших, быстрых и легко заменимых судов – ход, быстро скопированный такими восходящими державами как Индия и Бразилия.

Хуже того, усилия Гурни пришлись на то время, когда экономические вопросы заняли центральное место в умах большинства американцев. Крах доллара и высыхающий поток импортных товаров разрушили экономику обоих побережий; в то время как фермерский пояс переживал скромный бум, а производственные компании, делавшие товары для внутреннего рынка, обнаружили себя вновь прибыльными, всё это не могло сбалансировать обнищание десятков миллионов американцев, чье состояние так или иначе зависело от лопнувшей финансовой сферы. От пенсионеров с фиксированным доходом до семей из высшего класса с унаследованным богатством – все, чье состояние зависело от бумажных активов, погрузились в нищету.

Еще до войны вокруг американских городов стояли палаточные городки, но как только осень сменилась зимой их количество, как и число проживающих в них людей, значительно выросло. В СМИ стали появляться истории о умерших от холода и недоедания. Вкупе с проигранной войной, Трентонской бойней и полностью неадекватной политикой новой администрации, продолжающийся крах американской экономики подтолкнул страну к кризису легитимности – кризису, который Гурни и его советники, по-видимому, даже не заметили. Речь за речью президент настаивал на том, что решением экономического кризиса станут рабочие места в оборонке и восстановление американской мощи в мире, что вызывало негодование и, что ещё хуже, презрение.

В отсутствие осмысленного лидерства со стороны Белого дома, давление на Конгресс сделать что-то с быстрым ростом бедности, или хотя бы сделать вид, стало слишком большим, чтобы его игнорировать. Межпартийный клинч, результат вознаграждения избирателями отказа от компромисса, оставался застывшим без движения, и хотя речи становились все более резкими по мере углубления кризиса, мало что существенного было приемлемо для обеих сторон. Одна партия настаивала на повышении расходов, другая на понижении налогов, но медвежий рынок казначейских векселей все отчетливей давал понять, что старые дни безграничного роста долга и бюджетных затрат невозможно вернуть без превращения продолжающегося снижения доллара в смертельную спираль.

В атмосфере этого отчаянного межпартийного тупика двухсторонней комиссией был разработан Новый Американский Акт о Процветании (НААП). Он был толще, чем лос-анджелесская телефонная книга, и полон лазеек, служащих мириадам заинтересованных сторон, но ядром предлагаемого закона была новая дорогая программа социального обеспечения, расходы на которую почти полностью переложили на плечи штатов.

Необеспеченные мандаты – программы, навязанные штатам федеральным правительством без соответствующего финансирования – были яблоком раздора на протяжении десятилетий. НААП, возможно, был не более обременителен для штатов, чем принятые ранее необеспеченные мандаты, но он появился в тот момент, когда многие из них приостановили выплаты по своим долгам, а некоторые даже с трудом платили зарплаты. Правительства штатов приложили максимум лоббистских усилий, чтобы закон отклонили, но безуспешно; НААП был принят Палатой представителей в январе, Сенатом в начале марта и через несколько дней подписан президентом Гурни. Неделей позже в законодательном собрании штата Арканзас единодушно прошла резолюция, призывающая собрать Конституционный конвент и принять поправку, объявляющую необеспеченные мандаты вне закона.

***

Первой реакцией вашингтонского истеблишмента и национальных СМИ на арканзасский законопроект была насмешка. Американская конституция давала законодательным собраниям штатов право созвать конвент при условии поддержки двумя третями штатов, и принять итоговую поправку при одобрении тремя четвертями штатов, но это положение никогда не использовалось; более столетия прошло с тех пор, когда в последний раз попытались это сделать. Шутки о переписывании конституции на арканзасском диалекте обошли все ночные ток-шоу.

На следующей неделе в Монтане и Нью-Гемпшире прошли идентичные резолюции и шутки прекратились. Эксперты стали штамповать эссе, объясняющие, почему правку конституции следует оставить Конгрессу, если уж вообще стоит это делать. Заранее заготовленные опросы настаивали, что большинство американцев выступают против конвента. Но законодательные собрания штатов их проигнорировали. У них были свои способы узнать настроение публики и они слышали, что люди хотят видеть конституцию исправленной. Дело было не только в необеспеченных мандатах: где-то в течение последнего года большинство американцев пришло к убеждению, что властвующая система сломана и требует гораздо большего, чем косметические изменения.

Четыре законодательных собрания призвали к созыву конвента на следующей неделе и ещё пять неделей позже. После этого как прорвало – правительства штатов осознали, что им выпал реальный шанс что-то изменить. Двумя неделями позже магическое число в 34 штата было почти достигнуто.

В этот момент Конгресс запаниковал, аннулировал НААП и стал разрабатывать собственный проект поправки, которая бы ограничила, если не отменила совсем, необеспеченные мандаты. Но это было слишком мало и слишком поздно. Идея основательного пересмотра конституции проникла повсюду; политики на уровне штатов выступали в пользу тех или иных реформ; некоторые члены Палаты представителей чувствуя, куда дует политический ветер, присоединились к агитации. Президент Гурни неоднократно осудил предлагаемый конвент в своих еженедельных интернет-выступлениях на сайте Белого дома, но его мало кто слушал.

24 апреля Орегон стал 34-м штатом, призвавшим к созыву конституционной конвенции; ещё пять присоединились к нему в последующий месяц, делая проблематичной любую попытку оспорить его на легальных основаниях. Вашингтонский истеблишмент отстаивал Филадельфию как место проведения конвента, но проиграл; делегаты решили собраться в Сент-Луисе, Миссури, в начале сентября. Конгресс воспользовался своим правом и издал предписание, гласящее, что любая новая поправка должна быть ратифицирована минимум тремя четвертями штатов, а не законодательными собраниями, в надежде, что это поможет заблокировать захват власти правительствами штатов. Это был катастрофический просчет, хотя ясно это станет лишь спустя несколько месяцев.

Митинги, выступления и демонстрации сопровождали выборы, на которых, штат за штатом, были избраны 250 делегатов, наделенных ответственностью переписать конституцию. Более двухсот книг, настаивающих на той или иной реформе конституции, увидели свет в эти безумные месяцы. Люди самых разных политических взглядов возлагали на конвент огромные и совершенно несовместимые друг с другом надежды, вплоть до самых диких левых и правых фантазий. Годы спустя слухи утверждали, что политические партии сознательно поддержали взрыв крайних взглядов и помогли экстремистам быть избранными в качестве делегатов в надежде на то, что это приведет конвент в тупик. Если это правда, то это был ещё более катастрофический просчет.

***

Конституционный конвент открылся 5-го сентября под пристальным вниманием мировых СМИ. Поначалу все шло гладко; поправки, запрещающие необеспеченные мандаты и ещё ряд других злоупотреблений федеральной власти в отношении штатов были предложены, рассмотрены и приняты. Лидеры умеренных фракций внесли предложение объявить конвент закрытым и разъехаться по домам.

Предложение со значительным перевесом было отвергнуто. Подавляющая часть делегатов, приехавших в Сент-Луис, как и их избиратели дома, желали большего – гораздо большего. Проблема, всплывшая на поверхность по мере продолжения конвента, заключалась, однако, в том, что люди желали настолько разные вещи, что найти общий язык было невозможно. Красные штаты хотели упрочить право на обладание оружием; синие штаты желали его отмены. Одни американцы хотели сделать право на аборт священным, другие желали поправки, гарантирующей права нерожденных. Почти каждая линия разлома, проходящая через американское общество, широко раскрылась в ходе дебатов. Новые вопросы – жесткие ограничения власти президента вести войну без согласия Конгресса, жесткие ограничения власти Конгресса принимать законы без согласия штатов или народа, и многие другие – были подняты, чтобы присоединиться к уже существующим разделениям, и вызывали ожесточенные споры.

Так получилось, что делегаты конвента были рассажены по штатам, в алфавитном порядке. В результате, один из делегатов от Юты сидел рядом с делегатом из Вермонта. Поздним вечером 18-го числа, после целого дня тяжелейших дебатов, делегат из Юты откинулась в своем кресле и устало сказала:

- У меня идея. Почему бы нам просто не распустить Союз и пусть все делают то, что хотят.

- А что, я не против, - отрезал делегат от Вермонта.

Она посмотрела на него долгим немигающим взглядом.

- Я начинаю думать, что многие были бы не против.

После обеда в тайском ресторане они поработали над деталями в пустой переговорной. Оба были депутатами законодательных собраний штатов со степенью в области юриспруденции, кроме того, каждому делегату была предоставлена копия конституции со всеми поправками, поэтому времени на то, что впоследствии станет 28-ой Поправкой, ушло немного:

Статья I. Настоящим Союз штатов считается распущенным и штаты свободны предпринимать все, что сочтут необходимым для своего благосостояния.

Статья II. Вся собственность прежнего федерального правительства в каждом штате, на момент ратификации данной поправки, становится собственностью штата.

Статья III. Вся собственность прежнего федерального правительства за пределами территории штатов должна быть разделена согласно договоренности между всеми штатами.

Следующим утром предлагаемая поправка была представлена соответствующему комитету обоими делегатами. Ответом им была гробовая тишина. Поскольку поправка формально соответствовала всем критериям, слушания были назначены на следующий день. Задолго до того, как это произошло, все участвующие в конвенте от делегатов до работников кухни в конференц-центре почувствовали, что произошло что-то значительное. Граница была пересечена и обратного пути не было.

Источник
Изображение

#2 Bravo@

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 2 896 сообщений
  • LocationНАТО

Отправлено 22 Февраль 2013 - 12:38

О, супер! Спасибо Володя! Буду читать чуть попозже B)

#3 Badger

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 665 сообщений
  • LocationРоссия

Отправлено 22 Февраль 2013 - 01:04

Фашингтон должен быть разрушен ©! :)
Изображение

#4 Bravo@

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 2 896 сообщений
  • LocationНАТО

Отправлено 22 Февраль 2013 - 03:33

Блин, интрига-то какая! Я за последующие две недели ожидания 5 кг сброшу от неизвестности. Или на английском прочитаю...
Спасибо!

#5 Мечтательная

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 510 сообщений
  • LocationСанкт-Петербург

Отправлено 22 Февраль 2013 - 07:23

Супер!!!!! Буду с нетерпением ожидать пятую часть...
Изображение





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных