Перейти к содержимому


СпортЛИЧНОСТИ России (СССР)


Сообщений в теме: 282

#1 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 21 Май 2013 - 08:08

Идею этой ветки предложила и подсказала мне уважаемая sparling 05. По названию (а главное-по выделенному) видно и понятно, что эта ветка посвящена отдельным спортсменам. ЛИЧНОСТЯМ, которые прославили и себя и нашу страну своими победами. Начну эту тему с великой спортсменки прошлого, настоящей спортивной звезды Удмуртии, Галины Кулаковой, затем великого борца начала 20-го века Ивана Поддубного, и первого русского олимпийского чемпиона Николая Панина-Коломенкина.
Тема открыта, и начну я её потихоньку заполнять. Одно только у меня не получится, ну нету у меня желания втискивать сухую краткую биографию. Мне что нибудь с художественным изыском подавай. Чтобы лучше ощущать дух этих ЛИЧНОСТЕЙ. :rolleyes:
И так. Я начинаю!

#2 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 21 Май 2013 - 08:09

Галина Кулакова
Изображение
Многократная чемпионка СССР; десятикратная чемпионка мира; обладательница Кубка мира; четырехкратная олимпийская чемпионка
«МНЕ НУЖЕН СНЕГ...»


На лыжах она начала ходить с детства, и отнюдь не из-за какой-то особой любви к ним: просто иначе в расположенную в трех километрах от деревни школу зимой было не попасть. Да и лыж как таковых не было, их заменяли обыкновенные доски. Но и на них она умудрялась каждый день отмахивать по десять километров. И поскольку никакой другой секции в совхозе «Боткинский» больше не было, Галя стала заниматься в ней.
Время от времени ее посылали на различные соревнования, но особых лавров она на них не снискала. Так было и на соревнованиях сельских спортсменов в Свердловске, где Галя выступила крайне неудачно.
По дороге домой она заехала к жившей в Воткинске сестре Лиде, и та уговорила ее выступить на лыжном первенстве района вместо нее. Галина согласилась и заняла второе место. А вскоре за ней в ее родное Степаново приехал мастер спорта Петр Наймушин, готовивший команду Воткинска к городским соревнованиям. И кто знает, как сложилась бы ее жизнь, если б не те соревнования в Воткинске да недомогание сестры...
Галина Алексеевна Кулакова родилась 29 апреля 1942 года в деревне Степанове, в тридцати километрах от города Воткинска. Ее отец погиб на фронте, и детство у Гали было тяжелое, как и у всех оставшихся без кормильца семей. Но Гале пришлось особенно тяжело, ведь помимо нее в семье было еще шесть девочек и два мальчика, и всех их растила одна только мать, женщина, которая своим трудолюбием удивляла даже повидавших виды крестьянок и сумела не только выстоять в тяжелейшие военные и послевоенные годы, но и сохранить душевное тепло и веселый нрав. Несмотря на холод и голод, семья Кулаковых жила на редкость дружно, с ранних лет дети учились не только выживать, но и помогать друг другу.
Как и все ее сверстницы, Галя рано приобщилась к тяжелому крестьянскому труду и в семнадцать лет стала дояркой. В четыре часа утра она была уже в коровнике, а после тяжелого трудового дня возвращалась домой и принималась за бесконечные домашние дела. Но девушка не роптала: коровы, за которыми она ухаживала, кормили всю деревню. И, несмотря на лишения, Галя росла очень крепкой девушкой.
К радости нашедшего ее Наймушина, Галя удачно выступила на областных соревнованиях. Да, ее бег был далек от совершенства, и тем не менее уже тогда в нем чувствовалась та редкая сила, которая и заставила тренера обратить на Галину пристальное внимание. И хотя работа отнимала у Галины много времени и сил, никакие трудности не могли заставить ее, уже по-настоящему полюбившую лыжи, пропускать тренировки. Прекрасно понимая, что она пока очень многого не знает, девушка засела за специальную литературу по технике и тактике лыжного бега, постоянно советовалась с опытными спортсменами и много тренировалась, благо входила теперь в группу Наймушина. Всего через год она выиграла гонки на пять и десять километров на первенство ЦС «Труда», в 1967 году пришли победы на всесоюзных соревнованиях, и ее включили в олимпийскую команду СССР.
Она уже тогда была очень сильна, и только несчастный случай не позволил ей стать чемпионкой в беге на пять километров. За пятьсот метров до финиша, когда практически все было уже сделано для победы, Галина упала на вираже и потеряла драгоценные секунды. Они позволили безнадежно отстававшей от нее шведке Густафсон обогнать нашу лыжницу. Было от чего прийти в отчаяние, и первые дни после столь драматически сложившейся для нее гонки Галина не находила себе места и с трудом сдерживала слезы. Да и что ей была серебряная медаль, когда всего несколько шагов отделяли ее от золота!
Но переживания переживаниями, а жизнь продолжалась, и через несколько дней Галина получила свою вторую олимпийскую награду в эстафете три по пять километров. Правда, только бронзовую. С Олимпиады она вернулась обогащенная не только бесценным опытом, но и пониманием того, что причиной ее неудачи была не только секундная рассеянность, но и несовершенная техника. И она принялась работать над этой самой техникой так, что Уже очень скоро ее бег был признан образцовым, а кинограмму с ним стали изучать во всем мире. А Галина продолжала творить чудеса и после столь памятного для нее Гренобля не проиграла ни одного соревнования в сезоне. Правда, теперь она работала с Виктором Александровичем Ивановым. Новый тренер стал уделять еще больше внимания «физике», и теперь Галину можно было видеть даже на байдарке. Продолжалась работа и над оттачиванием ее неповторимой, восхищавшей всех специалистов техники.
Перед первенством мира 1970 года в Высоких Татрах ей заранее «отдали» все мировое золото, но случилось непредвиденное. Прямо с трассы гонок на Кубок СССР Галину увезли в одну из свердловских клиник, где ей сделали операцию, после которой она долго не могла прийти в себя. А когда пришла, начала заново учиться ходить! И чего ей стоили эти первые шаги от кровати к тумбочке и назад, знали лишь сама Галина да ее лечащий врач Галина Ивановна Тарасова, боровшаяся за жизнь своей знаменитой пациентки целых двенадцать бессонных ночей. Ни о каких лыжах не могло быть и речи, поскольку после подобных операций надо было лежать около трех месяцев и набираться сил. Но Галина не могла столько ждать и делала все возможное и невозможное, чтобы как можно быстрее вернуться в строй. В своем страстном желании поскорее выйти на лыжню она демонстрировала такую силу воли, что видавшая на своем медицинском веку разных больных Тарасова только качала головой.
Вопреки всем прогнозам и законам, Галина встала уже через несколько недель и приступила к тренировкам, несказанно изумив ведь медицинский персонал больницы. Правда, у нее хватило ума не бросаться сломя голову в погоню за потерянным и восстанавливать былые навыки постепенно. И когда она выиграла свои пять километров на первенстве мира в Чехословакии, мало кто знал, чего стоило ей эта фантастическая с точки зрения традиционной медицины победа.
И все же главной ею целью по-прежнему оставались Олимпийские игры. Конечно, золотые медали чемпионата СССР, Европы и мира стоили дорогого, но все же они не шли ни в какое сравнение с олимпийским золотом. И именно в Саппоро в битве с такими грозными соперницами, как финки Марьята Кайосмаа и Хилька Кунтола, олимпийские чемпионки норвежки Ингер Айфлус, Верит Мардре-Ламмедаль и подававшая большие надежды Аслаут Даль, чешка Хелена Шиколова и немка Рената Фишер, можно было проверить себя по-настоящему. Да что там говорить, ее соперницы были очень сильны, и все же до Кулаковой им было далеко. Что она убедительно доказала уже на «десятке», на которой с ней смогла соперничать лишь одна Кайосмаа.
А вот на «пятерке» ей пришлось-таки понервничать. Вместе с неугомонной финкой в погоню за ней пустилась и ее подруга Шиколова, взявшая старт минутой позже. Как казалось самой Галине, она шла в хорошем темпе, и тем не менее следивший за графиком ее бега тренер то и дело недовольно выкрикивал: «Минус одна!» Она прибавила скорость и снова услышала ту же самую фразу! И тогда Галина пошла, что называется, ва-банк. Она ничего не видела вокруг себя, перед глазами стояли какие-то оранжевые круги, она задыхалась и все-таки продолжала эту сумасшедшую гонку! И когда у нее уже не оставалось ни физических, ни душевных сил, чтобы продолжать бег, она финишировала и стала чемпионкой. Наблюдавшие за гонкой специалисты недоуменно разводили руками. И было от чего. Выиграть на последнем километре у прекрасно бежавшей финки целых шесть секунд — это дорогого стоило. Но тогда, в горячке, она как будто даже не поняла, что кричит ей тренер Иванов. А он, бросившись к ней, восторженно воскликнул: «Да ты хоть понимаешь, что сделала?» После гонки Галину спросили, не опасалась ли она своих подруг по команде. Она недоуменно пожала плечами и улыбнулась: «Если я кого и опасалась, то только Кайосмаа. А наших чего опасаться? Ведь это наши».
Напрасно журналисты уговаривали ее открыть им главный секрет ее блестящей победы. Галина так ничего им и не сказала. Да и что было говорить? Ведь тогда бы ей пришлось рассказывать всю свою жизнь. Да и не очень-то она любила говорить. Ведь сама специфика лыжного спорта, а гонки проходят по большей части в молчаливом лесу, не способствует говорливости и суете. Пусть лучше за нее говорят ее результаты. И они говорили, да еще как. На следующий день Галина выиграла вместе с командой эстафету и стала трехкратной олимпийской чемпионкой.
После такого блестящего выступления Галина не собиралась почивать на лаврах — она успешно выступила на чемпионате мира 1974 года в Фалуне. Там ей пришлось хорошо потрудиться, хотя сражалась она за победу не с знаменитой Кайосмаа, мечтавшей о реванше за поражение в Саппоро, а с лыжницей, имени которой она до той минуты даже не слышала. Когда Кулакова узнала, что пригрывает какой-то Бланке Паулу, то поначалу подумала, что ослышалась.
Но увы, так оно и было на самом деле. Бланка бежала как заправский мастер, и Галине оставалось уповать только на те самые подъемы, на которых она всегда отрывалась от соперниц и Уходила вперед. Так случилось и на этот раз, и после очередного подъема она наконец-то услышала куда более привычную для себя фразу: «Плюс пять!» Галина выиграла, но опередила грозную чешку всего на секунду с небольшим, и теперь все предвкушали напряженнейшую борьбу на «десятке». Однако борьбы как таковой не получилось. Бланка, не имевшая достаточного опыта и, надо полагать, сил, лишь поначалу пыталась бороться с Галиной на равных, а потом не выдержала предложенного ей Ураганного темпа и отстала на целых двадцать пять секунд. Ну а после того как Галина вместе с подругами одолела в эстафете грозную команду ГДР, исполнилась ее заветная мечта — она выиграла сразу все золото мира! Но ей и этого показалось мало, она была весьма решительно настроена стать первой и в олимпийском Инсбруке, благо в то время она находилась в самом расцвете своих сил и таланта.
Но увы. В Австрии Кулакова почувствовала себя плохо и, завоевав на «десятке» только бронзу, оказалась в центре скандала. Экспертиза на допинг показала в ее организме наличие запрещенного эфедрина, входившего в состав галазолина, которым Галина лечилась от простуды. Восемнадцать врачей занимались «делом» Кулаковой и в конце концов признали Галину виновной в применении запрещенного препарата. И Галина только покачала головой: нет, не случайно накануне гонки ей приснился бык, извечный предвестник ее неудач. Вернувшись из Инсбрука, Галина быстро набрала форму и тут же выиграла Кубок мира 1979 года. Ну а когда она отправилась на свои очередные Олимпийские игры в Лейк-Плэсид, специалисты даже не сомневались в том, что основная борьба развернется между нею и Сметаниной.
Но увы, Галина и на этот раз выступила неудачно, заняв всего-навсего пятое место в индивидуальных гонках и проиграв эстафету лыжницам ГДР. Что ж, спорт есть спорт, и вечно выигрывать в нем невозможно. Да и нельзя было Кулаковой жаловаться на свою судьбу, о чем она прекрасно сказала сама. «Я ни о чем не жалею. Спорт дал мне все — славу, уважение, финансовое благополучие и многое другое. Но если бы случилось чудо, и я смогла бы прожить свою жизнь заново, я в ней ничего бы не поменяла!»
Конечно, ни о каком новом олимпийском цикле уже не могло быть и речи, и тем не менее перед своим уходом из спорта Галина очень хотела выиграть свою юбилейную сороковую награду в лыжной эстафете на чемпионате СССР. И снова не получилось. Правда, не по ее вине. Слишком уж слабая лыжница бежала впереди, и даже такой испытанный боец, как Кулакова, не смогла наверстать упущенного. Она ушла, и ей сразу же предложили переехать в Москву. Но оставшаяся верной себе Кулакова только покачала головой. «Я лыжница,— усмехнулась она,— и мне нужен снег!»
Что же, все правильно, и как трудно представить себе артиста, всю жизнь прослужившего в театре, без сцены, так же невозможно представить себе нашу великую лыжницу без лыжни. Галина Алексеевна и по сей день продолжает жить активной и очень насыщенной жизнью и собирается организовать свой музей, где сможет встречаться со всеми желающими познакомиться с нею и показывать им огромное количество наград, которые она завоевала за свою спортивную жизнь.

http://ngif.net/?p=41

#3 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 21 Май 2013 - 08:12

ЧЕМПИОН ЧЕМПИОНОВ
Изображение
Иван Максимович Поддубный – известен всему миру, его имя овеяно красивыми легендами.
Сын хлебороба, простой черноморский грузчик, он со временем стал "королем цирковой арены", боролся на крупнейших манежах Европы, Азии, Африки и Америки. На протяжении десятков лет Поддубный одерживал блистательные победы почти над всеми сильнейшими профессиональными борцами мира, за что и был признан "чемпионом чемпионов". Это звание ему присудила народная молва, его называли так благодарные ценители его таланта. Много громких имен давали ему его поклонники: "Иван непобедимый", "Гроза чемпионов", "Человек–гора"...


ДЕТСТВО
Поддубный родился 26 сентября (8 октября по новому стилю) 1871 года в небольшой деревеньке Красионовке на Полтавщине, в бедной крестьянской семье. Вместе с отцом Максимом Ивановичем и братьями будущий чемпион с мальчишеских лет пахал землю, молотил рожь, метал стога. Простота крестьянского уклада жизни, нелегкий физический труд заложили в характере мальчугана необыкновенное упорство, помогли накопить могучую силу, которыми впоследствии прославился русский самородок.
Когда минуло семнадцать, Иван покинул родные места, отправился на заработки, стал в Севастопольском порту грузчиком. Здесь даже самые бывалые из его коллег разевали рты от изумления, когда он взваливал на плечи громадный ящик, что не под силу было и троим, поднимался во весь свой огромный рост и шагал верх по дрожащим сходням.


НАЧАЛО ПУТИ
В 1896 году Поддубный волею случая оказался в Феодосийском цирке Бескаравайного, на арене которого выступали очень известные в ту пору атлеты – Лурих, Бороданов, Разумов, итальянец Паппи. Два дня 25–летний грузчик завороженным взглядом следил за их поединками на манеже, а на третий, не выдержав, направился за кулисы и попросил разрешения испробовать свои силы я схватках с чемпионами.
Разрешение было дано и – случилось чудо. Со всеми знаменитостями он расправился мгновенно. Даже Лурих не смог противостоять Поддубному и был туширован за две минуты.
С того самого момента и началась его карьера борца. Был в цирке Труцци, в труппе Никитиных. И вдруг – срочный вызов в Петербургское атлетическое общество. Оказалось, что уже в течение двух лет оно внимательно следило за успехами нескольких профессионалов, среди которых был и Поддубный. И когда Парижское спортивное общество совместно с французским журналом "Спорт" предложило петербуржцам прислать своих представителей на турнир 1903 года, выбор пел на Ивана Максимовича.
Тут следует сказать о характере этого турнира. Он тоже носил звание "чемпионата мира". И хотя этот ранг никем не был подтвержден официально, соревнования в Париже и в самом деле были похожи на то, чем их называли: они неизменно привлекали всех сильнейших профессионалов планеты, были традиционными, проводились в довольно строгой последовательности.
В 1898 году первым победителем стал Поль Понс, двухметровый богатырь, бывший слесарь. Он в решающей схватке тушировал чемпиона Америки англичанина Тома Кеннона, который незадолго до этого изобрел новый прием, названный им "нельсоном" – в честь знаменитого английского адмирала. Понсу был вручен специальный пояс и присвоено звание "чемпиона мира". В дальнейшем все победители парижского турнира считались обладателями этого звания.
1899 год. В Париж приезжают турки. Могучий Кара–Ах–мет побеждает Понса и становится "чемпионом мира". 1900 год – чемпион француз Лоран Бокеруа. 1901 год – год триумфа "русского льва" Георга Гаккеншмидта. 1902 год – снова Поль Понс.
Теперь Гаккеншмидт был болен и готовиться к труднейшему испытанию предложили Поддубному. Он дал согласие.
Начались обмеры и взвешивания. Рост – 184 см. Вес – 120 кг. Окружность груди – 134 см! ("Невероятно,–говорили специалисты,– и это не напрягаясь на выдохе"). Бицепс – 45 см, предплечье – 36 см, запястье – 21 см, шея – 50 см, пояс(талия) – 104 см, бедро – 70 см, икры – 47 см, голень(основание) – 44 см.
(В 1904 году, на конкурсе силачей,чего он вообще не любил делать, сгибая руки опущенные вдоль тела, поднял на бицепсы вес 120 кг !)
Ивану Поддубному выделили лучшего тренера общества Эжена де Пари. Он много проработал со своим учеником в городе на берегах Невы, а за два месяца до начала соревнования привез в Париж. Здесь начались тренировки необычайной для той поры интенсивности.
"В продолжение целого месяца,– писал в своих воспоминаниях Поддубный,– я ежедневно тренировался с тремя борцами: с первым – 20 минут, со вторым – 30 и с третьим – 40 – 50 минут, пока каждый из них не оказывался окончательно изнуренным до такой степени, что даже не мог владеть руками. После этого 10 –15 минут я бегал, держа пятифунтовые гантели, которые к концу становились непосильным грузом для моих рук..."


МИРОВОЕ ПРИЗНАНИЕ
На чемпионат прибыли 130 борцов. Среди них были такие, как серб Антонич (по прозвищу "великан"), бельгиец Омар де Бульон, датчанин Иеес Педерсен, немец Вебер, француз Рауль Буше, представитель Австро–Венгрии поляк по национальности Станислав Збышко–Цыганевич... Состав участников и в самом деле под стать чемпионату мира самой высокой пробы. Поддубный лелеял мечту быть здесь первым и только первым.
Но ей не суждено было сбыться. Одержав 11 побед подряд, Поддубный затем встретился с могучим 19–летним Раулем Бушем и проиграл ему всего одно очко. Справедливости ради следует сказать, что молодой соперник русского богатыря прибегнул к недозволенному приему: накануне схватки он смазал тело специальным раствором, позволявшим ему буквально выскальзывать из цепких "объятий" соперника. Но судьи остались слепы к этому вопиющему нарушению правил. Эжен отправил в Петербург телеграмму с изложением всех обстоятельств... Атлетическое общество, которое возглавлял граф Рибопьер, тотчас ответило. Оно предлагало Раулю Буше бороться с Поддубным вне чемпионата, гарантировав французу приз в 10 тысяч марок в случае победы. Рауль наотрез отказался.
Многим казалось, что неудача в Париже надолго, если не навсегда, выбьет Поддубного из колеи. Но Иван Максимович вернулся домой, питая надежды на реванш. С огромным желанием стал снова тренироваться, поражая всех энергией и настойчивостью. И ровно через год на арене цирка Чинезелли, в Петербурге, он выигрывает крупнейший международный турнир с участием семи сильнейших русских борцов и 23 иностранцев, в том числе двукратного "чемпиона мира" Поля Понса и своего "обидчика" Рауля Буше. Поддубный выиграл первый приз и денежную премию в 55 тысяч рублей!
Поддубный продолжал тренироваться. Соблюдал строгий режим. Ежедневно делал утреннюю зарядку, обливался холодной водой, занимался с гирями. Заказал себе металлическую трость для гуляния, с которой ежедневно гулял. Не пил, не курил.
И снова Париж. Год 1905–й. 140 участников прибыли на очередной "чемпионат мира". Нелегок был путь к финалу. Но, сокрушая всех, Поддубный завоевал право на участие в главной схватке, где за 1 час 36 минут положил на лопатки знаменитого датчанина Иееса Педерсена. Русскому богатырю были вручены золотая медаль, алая лента "чемпиона мира" и приз в 10 тысяч франков.
Столица Франции горячо приветствовала победителя. Чемпионат разбудил невиданные доселе страсти. Парижане, по воспоминаниям очевидцев, просыпались и засыпали со словом "борьба". Борцами интересовались все. На решающих схватках чемпионата неизменно присутствовал президент республики. Во всех витринах были выставлены портреты Поддубного, выглядевшего очень живописно – в папахе и черкеске. На других портретах, где наш богатырь был изображен в трико, с поднятыми руками и напряженными мышцами, красовалась надпись: "Спина его феноменальна". Французы считали его полубогом, буквально осаждали, добиваясь знакомства. Это был настоящий триумф нашего богатыря, триумф России.
Успех открыл ему путь к новым состязаниям, устроители которых считали за честь участие в них "чемпиона мира". Поддубный одерживал победы во Флоренции, Венеции, Турине, Вероне, Милане, Палермо, Алжире, Тунисе, стал героем крупных турниров в Льеже, Берлине, и только в апреле 1906 года вернулся на родину.
Яркий взлет спортивной карьеры Поддубного, его слава способствовали необычайной популярности борьбы в России. Известный историк цирка Е. М. Кузнецов писал а одной из своих работ: "Спустя какие–нибудь два–три года, успех таких чемпионатов возрос с чудовищной силой.
Тысячные толпы проявляли лихорадочный интерес к борцам, заполняя цирки к десяти часам вечера, когда куцая программа оканчивалась и начинался чемпионат. Чемпионаты растягивались до трех недель, до полутора месяцев, до трех месяцев, наконец.."
А "Иван Великий" продолжал свое триумфальное шествие по планете. В том же 1906 году он выигрывает открытый чемпионат Бухареста. В ноябре – опять в Париже, где вновь выигрывает тот же "чемпионат мира", победив в решающей схватке немца Эберле, которого европейская пресса называла "ярким олицетворением лучших физических достоинств своей нации". В Милане он снова кладет на лопатки Педерсена. Затем блестяще борется в Лондоне, Брюсселе, Амстердаме, Аахене, вновь выигрывает в блестящем стиле парижские "чемпионаты мира" 1907, 1908 и 1909 годов...
Победы, победы, победы... За ними вырисовывалось нечто совершенно грандиозное. Имя Поддубного долгие годы буквально не сходило со страниц европейских газет. После парижского "чемпионата мира" 1908 года, где Иван Максимович в шестичасовой схватке одолел и своего соотечественника Григория Кащеева (рост 218 см, сила невероятная), парижская газета писала: "В снежных просторах России рождаются великие спортсмены. Они обладают великолепной техникой и темпераментом. Европейским атлетам стоит поучиться у таких борцов, как Поддубный..."
В 1910 году Иван Максимович женился, купил дом в своей деревне, и попробовал жить спокойно на лоне природы. Но все чаще и чаще он вспоминал о цирке и, в конце концов, возвратился на манеж.
После Октябрьской революции Иван Поддубный , активный пропагандист нового, советского, спорта. В 1922 году он как посланец Страны Советов выступает во многих международных турнирах, и вновь судьи поднимают вверх его руку. Еще через три года пятидесятилетний богатырь совершает гастрольное турне по США. Летят на ковер и впечатываются в него лопатками известные американские борцы – гиганты Колоф, Гешто, Тормвши, Фогель, Тафсальпос, Томпсон... Выступления Ивана Максимовича буквально потрясли Америку. Поддубного стали уговаривать остаться за океаном навсегда, обещали роскошную жизнь. На все предложения он отвечал одно и то же:

– Господа, вы не знаете душу русского человека. Он ни на что не променяет Родины. Верность Отечеству лежала и в основе всех его успехов, – побеждал потому,– говорил Иван Максимович,– что меня поддерживали и согревали любовь к Родине, желание отстоять честь и достоинство русского спорта.
В 1924 году едет на гастроли в Германию, где одерживает победы над всеми соперниками, большинство из которых было моложе его. В 1925 году отправляется в Америку. Изучает вольную борьбу, в которой разрешаются захваты ног, подножки и приемы, проводимые ногами. Через месяц Поддубный был готов сразиться на ковре с американскими борцами. Первые схватки проходили в Нью–Йорке. Поддубный одного за другим раскладывает на лопатки своих противников и получает титул "Чемпион Америки". После этого возвращается на родину и продолжает выступать на манеже до 1941 года.
О чудо–богатыре с большим уважением отзывались Чехов, Шаляпин, Блок, Есенин, Подвойский. Максим Горький говорил Ивану Максимовичу: "Вы – олицетворение силы нашего народа. Вы – русский богатырь. Вот вы кто! И это надо чувствовать и гордиться этим надо".
В 1939 году Ивану Максимовичу Поддубному присвоено звание "Заслуженный артист РСФСР", а в 1945 году – звание "Заслуженный мастер спорта". Иван Максимович послужил прообразом героя фильма "Борец и клоун" (1957 г.)
Умер Иван Максимович Поддубный 8 августа 1949 года. Он похоронен в Ейске, в городском парке, ныне носящем его имя. Здесь же установлен памятник ему, а неподалеку расположены музей И. М. Поддубного и спортивная школа его имени.


Фильм:"ТРАГЕДИЯ СИЛАЧА. ИВАН ПОДДУБНЫЙ"
Да, истинная жизнь атлета полна коллизий и разочарований! Страна так до конца не оценила и не поняла, кто приносил ей славу.
Смотрите фильм по этой
ссылке
http://www.bodysekre...ts/poddybn.html

#4 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 21 Май 2013 - 08:14

ПАНИН-КОЛОМЕНКИН Николай Александрович (1871/1872-1956)
Изображение

Выдающийся русский советский спортсмен, тренер и педагог Н.А. Панин-Коломенкин (настоящая фамилия - Коломенкин) родился 27 декабря 1871 года (8 января 1872), в селе Хреновое, ныне Бобровского района Воронежской области. О детских годах Николая известно очень мало. Есть сведения, что он с детства увлекался различными видами спорта, причем предпочтение отдавал гребле, тяжелой атлетике, велосипеду и стрельбе. Большой интерес он проявлял и к бегу на коньках, причем начинал он кататься на самодельных деревянных коньках с железным полозом.

В 1885 году, в возрасте 13 лет, Николай Коломенкин переехал вместе с родителями в Петербург. Он учился в гимназии, а по вечерам тренировался на одном из прудов Юсуповского сада под руководством А.П. Лебедева. В 1893 году, окончив гимназию, Николай поступил на отделение естественных наук физико-математического отделения Петербургского университета. Одним из его педагогов был П.Ф. Лесгафт, оказавший, по признанию Панина-Коломенкина, огромное влияние на его дальнейший жизненный путь. В 1898 году Николай окончил с золотой медалью Петербургский университет. Но еще до того, в 1897 году, выступая под псевдонимом Панин, молодой спортсмен получил звание чемпиона "Петербургского кружка любителей спорта" и организовал в Юсуповском саду юношескую школу фигурного катания на коньках.

После окончания университета Н.А. Панин-Коломенкин поступил на работу в финансовое ведомство при Петербургской казенной палате, однако занятий спортом он не прекращал. В 1901 году, в Гельсингфорсе, впервые участвуя в соревнованиях на звание "Лучший конькобежец по искусству", Николай Панин победил и получил большую золотую медаль с венком и звание лучшего фигуриста России. В общем зачете на этом турнире, в котором принимал участие знаменитый шведский фигурист, многократный чемпион мира Ульрих Сальхов, Панин занял третье место. Не забывал он и о других видах спорта. В 1902 году Панин-Коломенкин стал членом ведущего в России "Крестовского лаун-теннис-клуба". Спортсмен обладал еще и превосходным тренерским талантом, был одним из основателей "Донского кружка любительского спорта" (1898), культивировавшего водный спорт и легкую атлетику, членом "Царскосельского кружка велосипедистов" (с 1895), завоевавшего в 1895-1896 годах большинство призов в велосипедных гонках.
В 1903 году Николай Панин стал серебряным призером Чемпионата мира по "скорости и фигурам" (то есть по скоростному бегу на коньках и фигурному катанию), проходившего на льду Юсуповского сада и приуроченного к 200-летию Петербурга. На чемпионате Европы по фигурному катанию в 1904 году в Швейцарии Панин занял третье место.

Обратившись к истории, нужно сказать, что фигурное катание и бег на коньках стали популярными в конце XIX века. Родоначальником фигурного катания признан американец Джексон Хейнз (1840-1875), который впервые использовал для своих программ музыкальное обрамление, ввел в практику прыжки и вращения. Новинки подхватили в Англии, Австрии, Германии и России, где определилось два стиля: венский - с акцентом на изящное, элегантное катание в сочетании с рисковыми элементами и нордический, представители которого обожали скорость и сложные элементы. Аксель Полсен, Алоиз Лутц, Вернер Ритбергер и Ульрих Сальхов дали жизнь прыжкам, названным позже в их честь. В Российской империи имелись свои титулованные фигуристы. В 1896 году Георг Сандерс и Николай Подусков заняли соответственно третье и четвертое места на первом чемпионате мира (он проводился в мужском одиночном катании) в Санкт-Петербурге. А чемпионом стал немец Гилберт Фухс.

Международный союз конькобежцев (ИСУ) был основан в июле 1892 года в Шевенингене (Нидерланды). Несмотря на то, что чемпионаты Европы по фигурному катанию среди мужчин проводились ежегодно с 1891 года, еще четыре года результаты соревнований считались неофициальными, так как скандинавская и центрально-европейская группировки чиновников не могли прийти к единой системе подсчета очков. В 1895 году на конгрессе ИСУ было принято решение провести первый мужской чемпионат мира в Санкт-Петербурге в 1896 году, так как питерский Клуб конькобежного спорта входил в состав ИСУ с 1893 года и был его активным участником. Мировое первенство среди женщин дебютировало в 1906 году в Давосе. Но любопытно, что в порядке исключения на чемпионате мира 1902 года в Лондоне разрешили выступить представительнице слабого пола - англичанке Мэдж Сиерз, которая заняла второе место, уступив лишь Ульриху Сальхову, впоследствии олимпийскому чемпиону и десятикратному чемпиону мира. Спортивные пары включились в чемпионаты мира в 1908 году в Санкт-Петербурге, а танцевальные дуэты - в 1952 году в Париже.

В начале XX века сильнейшим российским фигуристом стал Н.А. Панин-Коломенкин. Он пять раз становился чемпионом России - в 1901, 1902, 1903, 1905 и 1907 годах. В феврале 1908 года Н.А. Панин-Коломенкин одержал победу в международных соревнованиях на кубок памяти Александра Паншина в Санкт-Петербурге, обыграв сильнейшего фигуриста мира шведа Ульриха Сальхова. А в октябре 1908 года Николай Панин представлял Россию на IV летних Олимпийских играх в Лондоне, в программу которых по решению олимпийского конгресса 1894 года организаторы впервые включили зимний вид спорта - фигурное катание на коньках. Победив в этих состязаниях, спортсмен стал первым в истории Российского спорта олимпийским чемпионом!

Лондонская Олимпиада начала свой рекордный 188-дневный бег 27 апреля 1908 года, став самой продолжительной в истории. Она оказалась последней из "выставочных Олимпиад" - после парижской 1900 года и заокеанской в американском Сент-Луисе 1904 года, проходивших в тени международных промышленных выставок. Лишь два с половиной месяца спустя на грандиозном стадионе "Уайт-Сити" состоялась церемония открытия праздника. Объявил об открытии Игр английский король Эдуард VII, только что вернувшийся из России, где в Ревеле встречался с царем Николаем II. По главной арене, над которой повис знаменитый туман, прошли посланцы 21 страны. На лондонской Олимпиаде впервые была представлена Россия. В заявке, посланной с берегов Невы на берега Темзы, значилось восемь имен.

Приехали, однако, всего шестеро. Двое из них - Николай Орлов и Алексей Петров, командированные Санкт-Петербургским атлетическим обществом, - завоевали серебряные награды в состязаниях по греко-римской борьбе. А еще один петербуржец - фигурист Николай Коломенкин, вновь выступавший под спортивным псевдонимом "Панин", - вернулся на родину олимпийским чемпионом.

Олимпийские состязания фигуристов проводили в Шеппард Буше - пригороде Лондона, где устроили Франко-Британскую выставку. Под сводами Машинного павильона выставки лондонский Prince Skating Club Rink построил первый в мире каток с искусственным льдом. На двухдневном турнире разыгрывались медали в четырех видах программы. Ни выступления женщин в произвольном катании (среди пяти участниц из трех лучшей признана англичанка Флоренс Сайерс), ни выступления пар (среди шести участниц из двух стран лучшей признана немецкая - Анна Хюблер и Хенрих Бюргер) не вызвали ажиотажа публики. Все ждали появления на холодном паркете мужчин. Особенно шведского виртуоза Ульриха Сальхова, чемпиона мира в произвольном катании. Король фигуристов превзошел восьмерых соперников. Впрочем, не без помощи судей, среди которых оказались два шведа и один швейцарец, его близкий друг. Сальхов намеревался взять еще одну чемпионскую медаль - в состязаниях по демонстрации специальных фигур. Эта специальная программа включала в себя катание по рисункам-фигурам на льду по выбору самого исполнителя и была очень сложным заданием. Из-за своей трудности эта номинация после 1908 года вообще была исключена из программы Олимпийских игр.

Но когда на следующий день чемпион увидел на льду российского мастера Панина-Коломенкина, исполнившего сложнейший авторский рисунок фигур, то тотчас отказался от спора за второй титул. Несомненно, Сальхов вспомнил тот февральский день того же 1908 года, когда в петербургском Юсуповом саду на международных состязаниях потерпел поражение от российского чемпиона. Представленный Паниным в судейскую коллегию рисунок программы с четырьмя специальными фигурами и пояснениями к нему арбитры попытались отвергнуть. По их мнению, одна из фигур невыполнима, если автором не допущена ошибка в чертеже. Фигурист из России возразил: все будет исполнено на льду по чертежу в точности. И он продемонстрировал это в четверг 29 октября 1908 года - за два дня до окончания Олимпиады.

При этом завершающая линия от конька Панина в точности слилась с начальной. И не видя его безупречного скольжения по ледяному зеркалу, невозможно было определять, с какой же точки фигурист начал исполнение фигуры.

В официальном отчете организаторов турнира о виртуозном катании россиянина, оцененном судьями 219 баллами из 240 возможных, написано следующее: "Панин (Россия) был далеко впереди соперников, как в трудности фигур, так и красоте и легкости их выполнения. Он вырезал на льду серию наиболее совершенных рисунков с почти математической точностью". За виртуозный лондонский ледовый автограф 36-летний Николай Панин-Коломенкин удостоился золотой олимпийской медали - первой в истории отечественного спорта. Однако в произвольной и обязательной программах Панин-Коломенкин не участвовал, и в общем зачете не смог войти даже в тройку призеров, а победителем стал Ульрих Сальхов.

После Лондонской Олимпиады Н.Панин-Коломенкин перешел на тренерскую, а позже на педагогическую деятельность. Талантливый популяризатор и пропагандист спорта, он стал автором первой в России теоретической работы об основах техники фигурного катания "Фигурное катание на коньках" (1909-1911). За этот труд он был дважды удостоен золотой медали "За выдающееся в области спорта научное сочинение по фигурному катанию на коньках". История знает этого человека и как выдающегося тренера и педагога.

Среди учеников Панина чемпионы России и СССР: К.Олла, К.Цезар, П.Чернышев, П.Орлов, Е.Алексеева, супруги Гендельсман. Еще в начале XX века Паниным-Коломенкиным впервые в мире была разработана и внедрена система спортивных разрядов, а его многие спортивные открытия живы и по сей день.
Н.А. Панин-Коломенкин прославился не только в фигурном катании. Будучи разносторонним спортсменом, в 1906-1917 годах он был 23-кратным чемпионом и рекордсменом России в стрельбе из пистолета и боевого револьвера. Занимался также легкой атлетикой, греблей, теннисом и велосипедным спортом. В 1915-1917 годах он был секретарем Российского олимпийского комитета.

С 1917 года, после Октябрьской революции, Н.А. Панин-Коломенкин работал в организациях Всевобуча, продолжал выступать во всероссийских соревнованиях по стрельбе и, по некоторым источникам, сотрудничал с ЧК.

В 1928 году Н.А. Панин-Коломенкин стал победителем первой Всесоюзной спартакиады в стрельбе из пистолета. С начала 1930-х годов он преподавал в Институте физической культуры им. П.Ф. Лесгафта в Ленинграде, позднее был руководителем Высшей тренерской школы фигурного катания при Институте физической культуры, работал в НИИ физкультуры в Ленинграде. В 1935 году с помощью Панина-Коломенкина в Высшей спортивной школе при Институте физической культуры было открыто отделение фигурного катания. В 1938 году за фундаментальные научные достижения и педагогическую деятельность ему было присвоено звание доцента и степень кандидата педагогических наук, а в 1940 году ему было присвоено звание заслуженного мастера спорта СССР. Активная деятельность спортсмена, тренера и педагога не прерывалась и в годы Великой Отечественной войны, даже в эвакуации, где Н.А. Панин-Коломенкин находился с 1942 по 1945 год.

Н.А. Панин-Коломенкин всегда был человеком удивительно молодым. Можно сказать даже, что ему удалось овладеть эликсиром вечной молодости, и он использовал его полной мерой - всегда и во всем. Его ученики учились у него и великолепному юному энтузиазму, и бескорыстной преданности своему виду спорта, спорту вообще и его умению парадоксально взглянуть на вечные проблемы жизни, искусства, спорта. Николай Александрович свободно владел несколькими иностранными языками, глубоко изучал спортивную литературу, выходящую за рубежом, и это помогало ему не только идти в ногу с веком, но и обгонять время, открывая все новые и новые педагогические приемы, изобретая невиданные ранее спортивные элементы. Некоторые его спортивные открытия живы и по сей день, а модель конька для фигурного катания остается эталоном до сих пор.

Единственный в дореволюционной России олимпийский чемпион в последние годы жизни очень болел. Своему давнему московскому другу он писал о своей жизни: "Очень благодарю за два приглашения, которыми, к сожалению, не мог воспользоваться, т.к. сильно болею и почти не хожу. Профессор прописал хорошее лекарство, но его в Ленинграде нет и не ожидается". Н.А. Панин-Коломенкин скончался 19 января 1956 года в Ленинграде, в 84-летнем возрасте, и был похоронен на Серафимовском кладбище. Всего девять дней Николай Александрович не дожил до первой победы соотечественницы на зимних Олимпийских играх в Кортина д`Ампеццо Любови Козыревой, ленинградской лыжницы.

В июне 2008 года, к столетию исторической победы Н.А. Панина-Коломенкина на Лондонской Олимпиаде, в Воронеже, на родине первого в истории олимпийского чемпиона-россиянина, был установлен памятник (скульптор Иван Дикунов).

http://funeral-spb.n...anin/panin.html

#5 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 22 Май 2013 - 09:16

Борис Лагутин
Изображение
(р. 1938)
Неоднократный чемпион СССР; двукратный чемпион Европы и Олимпийских игр
БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА


Когда в конце сороковых годов Боря Лагутин появился в знаменитом боксерском зале дворца «Крылья Советов» на Ленинградском проспекте, работавший там тренером В. Тренин, окинув скептическим взглядом стоявшего перед ним худого высокого парнишку с тонкими длинными руками, без особого радушия бросил: «Ладно, вставай в строй». Борис встал и... уже очень скоро тренер взглянул на него совсем другими глазами.
«Да,— вспоминал сам Тренин,— Борис пришел этаким гадким утенком. Он выглядел сутулым, нескладным, худым подростком. Не скрою, впечатления при знакомстве он не произвел. Однако через пару недель я обратил внимание на азарт в его глазах и большое желание овладеть разными приемами. Ему не нужно было объяснять почти ничего дважды. Все установки схватывал, что называется, на лету. И конечно, ему помогало прогрессировать трудолюбие. Дебют Лагутина оказался впечатляющим — двенадцать побед подряд». Но вряд ли даже тогда Тренин мог представить себе, что судьба подарила ему встречу с человеком, который станет третьим боксером в мире, который выиграет две золотые Олимпийские медали и чье имя будет вписано золотыми буквами в историю не только советского, но и мирового любительского бокса.
Борис Николаевич Лагутин родился 24 июня 1938 года на Красной Пресне в семье рабочего. Его детство мало чем отличалось от детства всего довоенного поколения. Тот же двор, те же игры, та же Москва-река и те же самые нехитрые забавы. Но уже тогда Борис всегда старался везде быть первым: больше всех отжаться от пола, глубже всех нырнуть и дальше заплыть, а когда он жил в деревне,— быстрее всех проскакать на коне. И конечно, он до самозабвения играл во дворе в футбол и хоккей. В бокс он попал случайно: как-то с приятелем они остановились у объявления, приглашавшего всех желающих в боксерскую секцию, и после недолгих колебаний отправились в боксерский зал. А когда о его неожиданном для всех увлечении узнали его родственники и знакомые, их удивлению не было предела. Уж кто-кто, а Борис с его мягким и застенчивым характером никак не подходил для такого сурового вида спорта, как бокс, где робким и слабым делать нечего. И все-таки он пошел в него. Впрочем, чему удивляться? Какой мальчишка не хотел стать сильным и смелым и походить на словно вылитых из бронзы, таких уверенных в себе чемпионов, которых Борис видел на параде участников Первой Спартакиады народов СССР в недавно построенных Лужниках. Борис загорелся желанием стать таким же, как они, но первые тренировки особой радости ему не принесли, показались нудными.
Однако все сразу изменилось, как только он попал к Тренину, который так и остался его первым и последним тренером. Нет, нельзя сказать, чтобы Борис с самого начала стал как-то выделяться среди своих одноклубников, хотя тренер заметил в нем нечто обнадеживающее. С техникой у него было все в порядке, но тренеру казалось, что его характер недостаточно жесток для боксера.
Моментом истины как для Тренина, так и для его воспитанника стало первенство Москвы 1957 года, на котором юноша в первом же бою попал на одного из лучших средневесов страны Виктора Меднова, принимавшего участие в Олимпийских играх в Хельсинки. К радости Тренина, Борис не дрогнул, проявив, наконец, то, что тренер так хотел в нем увидеть: умение держаться на ринге и, вопреки врожденному мягкосердечию, столь необходимую в боксе силу духа. А когда в следующем году Борис в тяжелейшем бою победил чемпиона страны Юрия Громова, всем стало окончательно ясно: в советском боксе появился еще один незаурядный мастер. Так что когда встал вопрос о том, кто поедет на Олимпийские игры в Рим, все специалисты были единодушны: Лагутин и только Лагутин!
Два законченных им досрочно боя вселили надежду в сердца тренеров и самого Бориса. Однако полуфинал с будущим чемпионом Игр американцем Мак-Клюром сложился для него неудачно. Чувствовавший себя в ближнем бою как рыба в воде, американец все время шел вперед, и Борис, как ни старался, не сумел удержать его на дистанции. И хотя бой, в котором боксеры выиграли по раунду, в целом был равным, судьи отдали победу Мак-Клюру. Конечно, Борис был расстроен, и напрасно утешали его товарищи по команде и тренеры: ссылки на то, что «русских засуживают», служили для него слабым утешением. Хотя, конечно, и бронзовая медаль для боксера, впервые выступавшего на таких соревнованиях, была далеко не самых худшим вариантом.
Из случившегося с ним в Риме Борис сделал два очень важных для себя вывода: он обязан учиться держать дистанцию и выигрывать так, чтобы даже у самых предвзятых судей не было поводов сомневаться в его победе на следующих Олимпийских играх! Вернувшись в Москву, он стал тренироваться как одержимый: часами работал на лапах, мешках и грушах, шлифуя свою и без того высочайшую технику, а потом боксировал по двенадцать-пятнадцать раундов с разными парнерами, начиная от «мухачей» и кончая «тяжами». Отработав «задание», он проводил свободный бой, в котором дрался уже по-настоящему.
Но даже здесь он оставался верным себе и постоянно сдерживал все возраставшую мощь своих практически невидимых для соперников ударов, не желая травмировать заметно уступавших ему в мастерстве партнеров. Закончив бой, он не спешил в душ и качался с гантелями, а затем проводил бой с тенью! Да, это была жестокая школа, но именно она сделал Бориса тем самым Лагутиным, которого все знали. И вскоре среди встречавшихся с ним практически не осталось такого боксера, который мог бы навязать ему свою манеру ведения боя.
Но прежде чем поехать в Токио, ему пришлось выступить на двух чемпионатах Европы: в Белграде и Москве. В первом бою на белградском ринге он встретился с любимцем хозяев чемпионата Томичем и, несмотря на отчаянное сопротивление решившего нокаутировать его югослава, постоянно держал его на дистанции. Его не вывел из равновесия даже страшный удар по затылку, нанесенный ему совершенно сознательно Томичем, который стремился любой ценой одолеть Лагутина. Он не кинулся мстить своему сопернику и в третьем раунде показал все, на что был способен.
Не было ему равных и в Москве, где его признали самым элегантным боксером мира, и многим уже начинало казаться, что в ближайшие годы он так и не встретит достойного соперника. И каково же было удивление специалистов, когда его место в сборной занял московский армеец Виктор Агеев. Конечно, теперь, по прошествии стольких лет, понятно, почему было сделано так, а не иначе — Агеев был одним из самых выдающихся советских боксеров и, если бы не его столь драматично сложившаяся жизнь, он выиграл бы все мировое золото. Борис прекрасно понимал, какого грозного соперника обрел в лице Агеева, но он не был бы самим собой, если бы сдался. Победить блестящего Агеева на чемпионате СССР в Хабаровске означало не только получить путевку в Токио, но и снова стать сильнейшим боксером-любителем в своем весе. Он победил его в тяжелейшем бою и, понимая, что утешать убитого поражением Агеева бессмысленно, сказал: «В Мехико поедешь ты!» Вряд ли это было сказано неискренне. Сам великолепный боксер, Лагутин не мог не понимать, что Агеев уже тогда был достоин звания олимпийского чемпиона и никого, кроме него, на своем месте в сборной не видел. Да и сам Виктор Петрович очень высоко ценил Лагутина и по сей день сохранил с ним прекрасные отношения.
«У него,— вспоминал он,— был весьма своеобразный стиль. Приноровиться к нему было очень не просто из-за неподражаемого «тягучего» удара правой. Вдобавок он умудрялся менять направление удара в момент его нанесения. Добавьте сюда универсальность Лагутина, которая выражалась в его умении менять темп боя по желанию, разнообразный атакующий арсенал, и вы поймете, как тяжело было ему противостоять. При этом Борис отличался удивительной человечностью. Помню случай, когда я, заболев на сборе в Баковке, не мог отправиться на турнир вместе с командой. Перед отъездом ко мне зашел Лагутин и, чтобы я не скучал, оставил радиоприемник. Таким же бескорыстным человеком, совершенно не думающим о личной выгоде, он остается до сегодняшнего дня, и я счастлив, что такая яркая спортивная звезда освещает именно боксерский ринг!»
Да, это были два самых наших великих боксера в своей весовой категории, и все споры о том, кто из них сильнее, просто-напросто бессмысленны. Когда они встречались друг с другом, ни о каком-то превосходстве в мастерстве не могло быть и речи, бой шел только на результат. Несмотря на ожесточенное соперничество, они и по сей день остаются хорошими друзьями, и далеко не случайно, навестив приболевшего Агеева в кардиологической клинике, Лагутин очень мягко попросил лечащего врача: «Будьте, пожалуйста, повнимательнее к нему! Ведь это самая настоящая легенда».
Но в Токио тогда все же поехал оказавшийся на тот момент сильнее Лагутин, избранный капитаном команды, и, конечно, этот выбор не был случайным — вряд ли в сборной нашелся бы другой человек, обладавший таким авторитетом и при этом такой добросердечный и общительный. Как вспоминали позже его товарищи, поистине отеческая забота их капитана о дебютантах советской сборной была просто трогательна.
На токийском ринге Борис выступил довольно легко, насколько, конечно, слово «легко» применимо к олимпийскому турниру. И все же это было так. Дело в том, что Борис значительно превосходил всех своих соперников, и по-настоящему ему пришлось поработать лишь в финале, где он встречался с французом Гонзалесом. Кстати, этот боксер до финала заявил на весь мир, что после победы над Лагутиным перейдет в профессионалы. И он действительно перешел в профессионалы, хотя у Лагутина так и не выиграл, несмотря на свою довольно жестокую манеру ведения боя. Но даже из поражения он умудрился сделать себе рекламу, сразу же превратившись в «прекрасного боксера, проигравшего великому Лагутину!»
В Токио Лагутин проявил себя не только как прекрасный боксер, но и как истинный рыцарь без страха и упрека. Побывавший в нокдауне малоизвестный аргентинец Хирино начал применять недозволенные приемы, и когда судья дисквалифицировал его за неспортивное поведение, разъяренный боксер кинулся на него с кулаками. И тогда на защиту рефери встал Лагутин. Конечно, он мог бы без особого труда нокаутировать зарвавшегося аргентинца, но, показав себя и здесь истинным джентльменом, ограничился тем, что подставлял под довольно мощные удары аргентинца свои перчатки, демонстрируя одновременно и блестящую защиту.
После победы на Олимпийских играх Борис начал подумывать о том, не пора ли ему оставить большой спорт. К тому времени он уже был студентом биологического факультета МГУ, учеба ему нравилась, и он собирался посвятить себя науке. Тренировался он мало, но как только сборная снова позвала его в свои ряды, он отложил книги и, несмотря на месяц напряженной экзаменационной сессии и жестокий двухнедельный грипп, вышел на московский ринг. И хотя он выиграл тот бой по очкам у молодого, отчаянно размахивавшего кулаками парня, Федерация бокса отменила решение судей, поскольку великий Лагутин не имел права на такие неубедительные победы! И вот тогда-то задетый за живое Борис заявил: «Не могу уйти побежденным!»
Он снова впрягся в тяжелейшие тренировки и летом шестьдесят седьмого года вернул себе принадлежавшее Агееву звание чемпиона страны, выиграв у него по очкам. И все же в Мехико поехал бы лучше подготовленный Агеев, если бы проводы на предолимпийский сбор в известном московском кафе «Лира» не закончились трагически для Виктора Агеева и всего любительского бокса и он, вместо Мехико, не отправился бы совсем в другом направлении. На этот раз многие были против кандидатуры находившегося не в самой лучшей форме Лагутина, но он все-таки поехал Мехико. Те, кто голосовал за него, не сомневались: Борис не подведет.
Он не подвел и в первом же своем бою послал испанца Фахардо в нокаут, а затем, несмотря на постоянную нехватку воздуха, одержал еще три победы. Финал в первом среднем весе ожидался с особым нетерпением: «великому Лагутину» противостоял молодой и очень сильный кубинец Гарбей. И поначалу он оправдывал выданные ему авансы, тесня Бориса по всему рингу и нанося ему огромное количество жестких ударов. Лагутина не смутили отчаянные атаки кубинца — после одной из них Гарбей оказался на полу, и только гонг спас его от неминуемого нокаута. За минуту перерыва кубинец сумел прийти в себя и, словно и не было потрясшего его удара, снова пошел на Бориса с открытым забралом. Впрочем, чему удивляться? Кубинец был моложе Лагутина на целых десять лет и горел страстным желанием стать олимпийским чемпионом.
Во втором раунде Лагутин только сдерживал Гарбея, и чего это ему стоило, знал лишь он один. Но в третьем, когда надо было драться уже через «не могу», он заработал так, словно скинул со своих плеч по крайней мере пять лет. Гарбей пропустил несколько сильных ударов и, уже понимая, что ввязался в беспримерный в его практике бой, начал остывать. Финальный гонг застал Бориса в атаке, все пятеро судей отдали ему победу, и первым его поздравил великий Валерий Попенчен-ко, который вел телевизионные репортажи из Мехико.
После своей второй победы на Олимпийских играх Лагутин ушел из большого спорта и стал работать в ЦК ВЛКСМ, продолжая демонстрировать великолепную выдержку и уважительное отношение ко всем, с кем сталкивала его судьба.
«Борис Лагутин,— говорил о нем по случаю шестидесятилетия великого боксера многолетний председатель федерации бокса страны и президент Федерации бокса России летчик-космонавт Павел Попович,— для меня всегда останется примером благородства в спорте. Его тактичность, коммуникабельность, умение находить правильный выход из любой ситуации не раз выручали нашу боксерскую дружину. Верой и правдой Борис Николаевич продолжал служить отечественному боксу и после расставания с рингом работал в апппарате ЦК ВЛКСМ и в президиуме Всесоюзной федерации бокса. Знаю, что он никогда не отказывал в просьбах встретиться с молодежью. Сам не раз видел, как мальчишки замирают от восторга, когда на детских турнирах в зале появляется Лагутин. После соревнований он терпеливо отвечает на все вопросы, «раскладывает по полочкам» по просьбе ребят тот или иной бой. В общем, ведет себя с ними на равных. Неудивительно, что подростки отвечают ему взаимностью и всегда рады новой встрече с нашим самым титулованным боксером».
Как говорят, в школьные годы у Бориса Лагутина висели в комнате три рукописных плаката. На одном из них было написано: «Труд создал человека», на другом — «Вечно надеяться и никогда не сдаваться», на третьем всего всего лишь одно короткое, но такое емкое слово «Надо!» И, как утверждают знающие Бориса Николаевича люди, он и поныне руководствуется этими принципами, сделавшими его тем самым Лагутиным, которым на протяжении стольких лет восхищался весь спортивный мир. И это не дежурные слова, ведь, согласитесь, не многие рискнут своей собственной жизнью, спасая тонущих людей, как в свое время это сделал Борис Николаевич Лагутин.

http://ngif.net/?p=43

#6 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 23 Май 2013 - 05:08

Лариса Латынина
Изображение

Родилась 27 декабря 1934 года в городе Херсоне на Украине. Отец – Дирий Семен Андреевич (1906-1943), участник Великой Отечественной войны, погиб в Сталинградской битве. Мать – Барабанюк Пелагея Анисимовна (1902-1975). Супруг – Фельдман Юрий Израилович (1938г.рожд.), в прошлом спортсмен, мастер спорта по велосипедным гонкам, генеральный директор НИИ Акционерной электротехнической компании «Динамо», академик Академии электротехнических наук, доктор технических наук, профессор. Дочь – Латынина Татьяна Ивановна (1958г.рожд.), в течение 15 лет танцевала в хореографическом ансамбле «Березка». Внуки: Константин, Вадим.
На долю Ларисы и ее матери выпали нелегкие годы вражеской оккупации и послевоенной разрухи. Чтобы прокормить семью, маме приходилось работать днем и ночью, – уборщицей, истопником. Тем не менее ее непоколебимый принцип: дочка должна воспитываться не хуже, чем у людей, действовал при любых обстоятельствах.
С детства Лариса мечтала о балете. «Сейчас я не могу уже и сказать, в какой момент я отчетливо представила себе огромную сцену и многоярусный зал. И весь этот многолюдный зал аплодирует мне, танцующей на сцене легко, уверенно, непринужденно, – вспоминает Лариса Семеновна. – У меня была мечта – танцевать, и обязательно хорошо, танцевать так, чтобы это нравилось людям». Однажды после уроков Лариса увидела объявление о том, что в Доме народного творчества открылась хореографическая студия. Обучение в ней стоило 50 рублей в месяц, что составляло существенную часть маминой зарплаты, но мама не задумываясь отдала эти деньги.
Изучать премудрости балетного искусства Лариса начала под руководством Николая Васильевича Стессо. По его протекции молодые балерины и в их числе Лариса, попали на выступление гастролировавшей в Херсоне великой танцовщицы Ольги Лепешинской. В первый раз девочка увидела, как зачаровывает, увлекает, заставляет позабыть обо всем женщина, не произносящая на сцене ни одного слова.
Было у Ларисы и еще одно увлечение: «Гимнастика мне очень нравилась, как нравятся движения любому ребенку и как искусство красивых движений – любой девочке. Я привыкла лазить по деревьям и чердакам, подтягиваться на импровизированных перекладинах из труб, пробегать бегом по каменным парапетам, прыгать со скакалочкой…».
Сложилось так, что Латыниной пришлось расстаться с танцами, и в пятом классе она записалась в школьную секцию гимнастики. Ее первым тренером стал Михаил Афанасьевич Сотниченко. Свою первую тренировку Лариса не запомнила, зато хорошо помнит она соревнования по разряду новичков, на которых одержала она впервые одержала победу. И первая грамота хранится у Латыниной до сих пор.
Гимнастика все больше входила в жизнь Ларисы Латыниной. Она уверенно продвигалась вверх по лестнице разрядов, приобретая тот запас силы, выносливости и скорости, которого впоследствии ей хватит на многие годы. В девятом классе выполнила норматив мастера спорта.
В 1953 году, окончив школу с золотой медалью, Лариса переехала в Киев, где продолжила тренировки под руководством Заслуженного тренера СССР Александра Семеновича Мишакова. Спорт настолько захватил ее, что из простого увлечения перерастал в дело жизни, и она перешла из Политехнического института в Институт физической культуры.
Обучение Латынина совмещала с выступлениями на соревнованиях различного уровня, и вскоре к ней пришел первый крупный успех: в составе сборной команды СССР в 1954 году в Риме она стала чемпионкой мира. В 1956 году Лариса Латынина дебютировала на Олимпийских играх в Мельбурне. Дебют оказался ошеломляющим – советская гимнастка стала абсолютной олимпийской чемпионкой, открыв счет своей уникальной коллекции олимпийских наград.
Когда выступала Латынина, спортивные журналисты не употребляли в своих репортажах такие выражения, как «яркий лидер сборной», «гимнастка, показывающая не только элементы ультра-си, но и завидную стабильность». Тогда писали просто и понятно: «Вчера на чемпионате страны неповторимая Латынина снова покорила публику».
Специалисты и любители спорта сразу отметили необыкновенный стиль выступлений советской гимнастки, особенно ей удавались вольные упражнения. Очевидно сказалось детское увлечение Ларисы балетом и хореографией. Будучи убежденной сторонницей сохранения женственности в гимнастике, она, как могла, сопротивлялась гимнастике трюков и трюкачек, считая вольные упражнения музыкой и душой гимнастики. Латынина всегда чувствовала, что именно в них заключается ключ к успеху – и командному, и личному. В ее композициях, а впоследствии и в программах ее лучших воспитанниц гармонично сочетались искусство и артистизм. Даже в наши дни, после прошедшего двадцатилетия, в выступлениях современных гимнасток болельщики могут видеть возрождение латынинской концепции «построения» образа Гимнастики.
В 1958 году в жизни Ларисы Латыниной произошло важное событие, – у нее родилась дочь Татьяна. Лариса Семеновна всегда шутит, что ее дочь уже с рождения – чемпионка мира. Она появилась на свет через 5 месяцев после того, как Лариса стала абсолютной чемпионкой на чемпионате мира, а через 7 месяцев спортсменка уже выступала на Спартакиаде народов СССР. Первые четыре месяца беременности о состоянии Латыниной не знал никто, даже ее тренер. Гимнастка продолжала готовиться к чемпионату мира…
В 1966 году Лариса Латынина завершила карьеру гимнастки, а уже в следующем году получила предложение возглавить сборную команду СССР. За десять лет под ее руководством команда трижды выигрывала золотые олимпийские медали (1968, 1972, 1976). С великой гордостью Лариса Семеновна называет имена своих лучших учеников, среди которых такие выдающиеся гимнастки, как Людмила Турищева, Любовь Бурда, Ольга Карасева, Лариса Петрик, Наталья Кучинская, Зинаида Воронина, Ольга Корбут, Тамара Лазакович, Русудан Сихарулидзе, Нелли Ким, Эльвира Саади, Антонина Кошель.
Большой спорт – нередко большие интриги. Не миновала чаша сия и Ларису Семеновну. Более того, она вкусила ее сполна. В 1977 году, устав от незаслуженных упреков, исходящих от спортивных чиновников, Л.С.Латынина подала заявление об уходе с тренерской работы. Но без дела не осталась: в течение четырех лет входила в Организационный комитет «Олимпиада-80″, затем отвечала за развитие гимнастики в Спорткомитете Москвы в качестве тренера сборной команды СССР по Москве. В 1990-1992 годах Лариса Латынина работала в Фонде милосердия «Физкультура и здоровье» в качестве заместителя директора, а в 1997 по 1999 годы – заместителем генерального директора совместного российско-германского предприятия «Гефест» по общим вопросам. С 1991 года и по настоящее время она – член бюро Союза спортсменов России.
Лариса Латынина – самая титулованная спортсменка планеты. Она двукратная абсолютная чемпионка Олимпиады (1956, 1960), чемпионка мира (1958, 1962), чемпионка Европы (1957, 1961) и СССР (1961, 1962), трижды становилась чемпионкой олимпийских игр в командном зачете и трижды – на вольных упражнениях (1956, 1960 и 1964). В ее уникальной коллекции наград – 18 олимпийских медалей (9 золотых, 5 серебряных и 4 бронзовые), 8 золотых медалей чемпионатов мира, 7 высших наград европейских первенств, а также 10 золотых медалей в отдельных видах многоборья на чемпионатах СССР.
Л.С.Латынина – Заслуженный мастер спорта (1957), Заслуженный тренер СССР (1969), Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации (1997). Она награждена орденом Ленина (1957), орденом Дружбы народов (1980), тремя орденами «Знак Почета» (1960, 1969, 1972), орденом Почета (1999), медалями. За выдающиеся заслуги президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч вручил Л.С.Латыниной в 1994 году серебряный орден Международного олимпийского комитета. «Детская» ветвь ЮНЕСКО – ЮНИСЕФ – наградила Латынину «Золотым камертоном». Имя Ларисы Латыниной внесено в уникальный американский список в Нью-Йорке – «Холл Олимпийской славы». В 2000 году на Олимпийском балу в номинации «Лучшие спортсмены России ХХ века» она включена в эту великолепную десятку, а по опросу ведущих мировых спортивных журналистов, Латынина, наряду с Александром Карелиным, была названа в числе 25 выдающихся спортсменов столетия.

Ее перу принадлежат книги «Солнечная молодость» (на украинском языке, 1958), «Равновесие» (1970, 1975), «Как зовут эту девочку» (1974), «Гимнастика сквозь годы» (1977) и «Команда» (1977). Латынина печаталась на страницах «Огонька», «Знамя», «Театр», «Физкультура и спорт», «Спортивная жизнь России», принимала участие в телевизионных программах.
У семейной четы Ларисы Латыниной и Юрия Фельдмана есть общее увлечение. С юности Лариса Семеновна любит петь, а Юрий Израилович в студенческие годы был солистом популярного вокально-инструментального ансамбля «Искатели». Ныне они поют дуэтом, чаще романсы, которые доставляют им несказанную радость.
Недавно супруги покинули город и поселились на даче, далеко под Москвой. Здесь Лариса Семеновна разводит цветы, не чурается любой, привычной с детства работы по саду и огороду, ухаживает за своими питомцами: собакой, четырьмя кошками, козой, коровой и бычком.
На протяжении нескольких лет вместе с мужем Латынина играет в теннис и бильярд. Среди других видов спорта выделяет, конечно, гимнастику, синхронное плавание, фигурное катание.
Ироничная Лариса Семеновна любит называть себя «бабушкой русской гимнастики», но ее свежие мысли о социальной роли спорта, о путях развития ее любимой гимнастики дают право назвать Латынину поэтом, романтиком прекрасного мира движений. Ей сродни по духу, по мыслям поэзия С.Есенина, Ф.Тютчева, И.Бродского. Она предпочитает музыку Рахманинова. Выделяет выдающихся мастеров балета – М.Плисецкую, У.Лопаткину, Р.Нуриева, М.Барышникова. Среди других ее увлечений – живопись и театр. Она является поклонником творчества Т.Шмыги, О.Остроумовой, Л.Гузеевой, В.Гафта, А.Миронова. Любимыми фильмами считает «Жестокий романс» и "Унесенные ветром".

http://www.bestpeopl...ersona/1648/bio

#7 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 23 Май 2013 - 05:24

Борис Шахлин
Изображение

(р. 1932)
Многократный чемпион СССР, мира и Олимпийских игр; чемпион Европы
ЕГО НАЗЫВАЛИ ЖЕЛЕЗНЫМ


Олимпийские игры в Риме складывались для Шахлина удачно. Перед последним упражнением на перекладине он уже завоевал «золото» на брусьях, коне и в прыжке. Учитывая, в какой блестящей форме он находился, вполне можно было ожидать, что он завоюет еще одну золотую медаль. После уже ставшей традиционной минуты медитации Борис уверенно начал упражнения, и, глядя на его отточенные, выверенные движения, мало кто сомневался в том, что выступает победитель. Но случилось непредвиденное: у Бориса лопнула кожаная накладка на руке, и по всем писаным и неписаным законам он имел полное право прекратить выступление, поскольку подобное происшествие грозило катастрофой. Возможно, кто-то другой именно так бы и поступил и не был бы никем обвинен в малодушии.
Превозмогая страшную боль, Шахлин замешкался всего на какие-то доли секунды и, крикнув тренеру, чтобы его страховали внимательнее, продолжал сражаться с перекладиной, которая мгновенно стала опасной. Несколько раз он чуть было не сорвался, но огромным усилием воли сумел не только удержаться на ней, но и весьма качественно закончить упражнение. А когда он соскочил и неожиданно для всех улыбнулся, давно уже чувствовавший неладное тренер в каком-то оцепенении смотрел на превратившуюся в сплошной кровавый мозоль правую ладонь Бориса.
Да, то, что совершил Шахлин, было самым настоящим спортивным подвигом, хотя, по правде говоря, тренер удивился бы еще больше, если бы Шахлин, которого он давно уже считал истинным рыцарем гимнастики, снялся с соревнований. Борис получил тогда только бронзовую медаль, но она была ему дороже многих золотых, ведь это была награда не столько за мастерство (да и какое могло быть мастерство у гимнаста, работавшего практически одной рукой), сколько за мужество и преданность выбранному делу.
Борис Анфиянович Шахлин родился в 1932 году в городе Ишиме, недалеко от Тюмени. Уже к десяти годам мальчик остался круглым сиротой и рано познал все прелести сиротской жизни, но никто и никогда не слышал от него жалоб и уж тем более нытья. Уже тогда Борис стал проявлять тот стальной характер, который в конце концов и сделал его «Железным Шахлиным», перед которым преклонялся весь спортивный мир. К гимнастике Борис приобщился во дворе, где стояла поставленная кем-то перекладина, и каждый день он с удовольствием крутился на ней, изобретая свои собственные упражнения.
Но по-настоящему он познакомился со спортом только осенью сорок четвертого года, когда стал ходить в гимнастическую секцию железнодорожной спортивной школы. Там он встретил Василия Алексеевича Порфирьева, очень сильного и волевого человека. После тяжелейшей болезни он не мог нагибаться, но продолжал работать тренером, что требовало терпения и мужества. Пример тренера действовал на его учеников, им, молодым и здоровым ребятам, было просто стыдно делать что-то спустя рукава в его присутствии.
Старался и Борис, и уже скоро он очень удачно выступил на Всесоюзной спартакиаде среди учащихся школ Министерства путей сообщения. Правда, «работал» он тогда всего по третьему разряду, но на достигнутом останавливаться не собирался, несмотря на определенные трудности из-за небольшого роста и плохой прыгучести. Ну и, конечно, ему был нужен другой тренер: каким бы прекрасным человеком ни был Порфирьев, для дальнейшего роста надо было иметь более квалифицированного наставника и более подходящие условия.
Да и о каких полноценных тренировках могла идти речь, если в том подвале, где стояли гимнастические снаряды, ребята то и дело задевали ногами потолок, а на кольцах можно было вообще заниматься только летом. С Эдуардом Федоровичем Рунге Борис познакомился в Свердловском физкультурном техникуме, куда приехал поступать. Обычный спортивный зал показался ему сказочным дворцом. Наконец-то попав в нормальные условия, Борис со свойственным ему упорством приступил к серьезным тренировкам и быстро прогрессировал. Но дело было, конечно, не только в кольцах и высоком потолке, ему несказанно повезло с тренером, и Борис так писал о нем в своей знаменитой книге «Моя гимнастика»: «Вспоминая прошлое, я понимаю, какую большую роль сыграл Эдуард Федрович Рунге в тот момент становления моего мастерства. Тогда для успешного освоения программы мастеров мне еще не хватало силы и выносливости, что особенно сказывалось в упражнениях на кольцах. Эдуард Федорович, прежде всего, очень помог мне тем, что не дал долго «засидеться» в перворазрядниках, своевременно предложил перейти к знакомству с программой мастеров».
С тренировками все было в порядке, но Бориса начинал мучить другой жизненно важный для него вопрос: что ему делать после окончания техникума. Ему очень хотелось стать педагогом, и Эдуард Федорович посоветовал ему поступать в Киевский институт физкультуры. Ну а на вопрос Бориса, почему именно в Киев, Рунге ответил очень просто: «Только потому, что там живет Мишаков!» И, заметив в глазах своего воспитанника недоумение, пояснил: «Александр Семенович Мишаков, мой близкий друг и прекрасный тренер, который сможет тебе дать все необходимое». К тому же, добавил он, в столице Украины живут такие асы гимнастики, как бывшие абсолютные чемпионы страны Михаил Дмитриев и Аджат Ибадулаев, у которых тоже есть чему поучиться.
Да и где совершенствовать свое мастерство, как не в одном из гимнастических центров страны? Борис поехал и уже очень скоро убедился в правоте своего бывшего наставника. Мишаков оказался тренером от Бога, и Борис быстро прогрессировал. Как и всякий большой воспитатель, Александр Семенович учил своего талантливого воспитанника не только спортивному мастерству, но и много более сложному искусству быть выдержанным и уверенным в себе человеком, несмотря ни на какие неудачи. Впрочем, здесь все было намного проще: рано оставшийся один и получивший суровую закалку послевоенного времени, Борис никогда не был нытиком и, не проявляя свою радость при победах, не падал духом после поражений, неизбежных в жизни любого спортсмена. Всего через год упорных занятий на лацкане его пиджака появился заветный значок «Мастер спорта СССР».
В Хельсинки его не взяли, а вот на первый чемпионат мира, в котором приняли участие советские гимнасты в 1954 году, Борис поехал. Но далеко еще не лидером. Да и о каком лидерстве могла идти речь, если команду возглавляли такие корифеи отечественной гимнастики, как Чукарин, Муратов и Корольков? Из молодых вместе с Борисом в Рим поехали подававшие большие надежды Азарян и Востриков. И задача перед молодежью была поставлена вполне посильная: помогать лидерам бороться за командное первенство.
Но ни Шахлин, ни Азарян не собирались довольствоваться отведенной им ролью статистов, и в то время как первый выиграл «серебро» на перекладине, Альберт стал чемпионом на кольцах, тех самых кольцах, которые еще очень долго будут связывать с его именем. Ну а затем оба получили по золотой медали за победу в командных соревнованиях. Вернувшись из Рима, Борис отправился в Харьков на чемпионат страны, где его основными соперниками являлись недавние товарищи по сборной. Ему очень хотелось доказать всем и в первую очередь самому себе, что он готов решать самые высокие задачи. И он доказал это, став абсолютным чемпионом СССР.
Затем последовал триумф на только что учрежденном Кубке Европы. Мастерство Шахлина росло от турнира к турниру, он по праву считался одним из сильнейших гимнастов планеты и в олимпийский Мельбурн приехал фаворитом. «К сожалению,— вспоминал позже Шахлин,— в силу разных причин мне не суждено было в тот раз бороться за победу в многоборье. У меня была только одна возможность завоевать медаль олимпийского чемпиона — на коне».
Но чтобы получить ее, Шахлину надо было обыграть знаменитого Такасио Оно, и Борис решил не просто победить великого японца, а выиграть у него по возможности красиво, а посему он включил в свое выступление очень сложную концовку, получившую название «вертушка Шагиняна». Да, это было рискованно, но кто не рискует, тот... не выигрывает золотых медалей! Несмотря на все опасения тренеров, Шахлин блестяще справился со своей задачей и стал олимпийским чемпионом.
Чемпионат мира 1958 года проходил в Москве, и ставший чемпионом СССР в многоборье Шахлин намеревался предстать перед своими зрителями во всем блеске. Тем более что советской команде снова предстоял тяжелейший спор за пальму первенства со сборной Японии, возглавляемой все тем же блестящим Такасио Оно. И он показал себя, снова став абсолютным чемпионом мира и выиграв «золото» за упражнения на коне, брусьях и перекладине. Казалось, все уже завоевано и уж теперь-то можно уходить на заслуженный отдых.
Но Шахлин и слышать не хотел об окончании своей блистательной карьеры и был намерен дать решительный бой на Олимпийских играх в Риме. Очень серьезно готовились к этому турниру и японские гимнасты, горевшие страстным желанием обыграть своих постоянных соперников. Ну а чтобы как можно лучше изучить противника, японцы принялись самым тщательным образом анализировать систему тренировок советских гимнастов.
Их труды не пропали даром, в Рим приехала прекрасно подготовленная команда, которая после первого вида вышла вперед. Лидировал в «обязаловке» все тот же Такасио Оно, опережавший Шахлина на 0,3 балла. Мало кто сомневался в том, что именно он станет на этот раз абсолютным чемпионом мира. Дело было за малым: обыграть Шахлина, который вовсе не собирался сдавать свои позиции. Чтобы остаться на них, ему было необходимо получить в каждом из заключительных выступлений максимально высокие оценки. И снова на первый план вышла психологическая подготовка, поскольку японцы уже имели заметное преимущество и были настроены весьма оптимистично. Шахлин собрался и получил на коне 9,75 балла.
Да, это была очень хорошая оценка, и все же решающий удар Оно намеревался нанести на кольцах, поскольку они никогда не были любимым снарядом Шахлина, о чем японцу было прекрасно известно. Чтобы лишить его самоуверенности, которая просто била в глаза, Шахлину надо было превзойти самого себя. «И вот я на кольцах,— вспоминал он о том историческом поединке в своей книге.— С первого движения с радостью чувствую, что упражнение идет четко, плавно, чисто, как говорится, без сучка и задоринки. Так же отлично выполняю соскок, четко приземляюсь. Наконец, оценка. Ого! Мне удалось удивить не только Оно, но и себя самого!» Не ожидавший ничего подобного, Оно занервничал. Да так, что сорвался на вольных и получил всего 9,55! Перед Шахлиным снова забрезжила надежда. Он исполнил прыжок блестяще и получил 9,75 балла и свою очередную золотую медаль! Ну а затем была перекладина и то самое драматическое в жизни великого гимнаста выступление, с которого мы и начали наш рассказ.
Да, Борис Шахлин долгие годы блистал на многих помостах мира и был одним из самых прославленных в мире гимнастов. Но все рано или поздно кончается, и на своем очередном чемпионате мира в 1962 году в Праге Шахлин уступил дорогу набиравшему силу Юрию Титову и молодому, очень способному японцу Юкио Эндо. Правда, он попытался было отыграться на чемпионате мира в Дортмунде, намереваясь обеспечить себе место в олимпийской команде на поездку в Мехико. Но его надеждам уже не суждено было сбыться, в Германии вне конкуренции был блестящий Михаил Воронин, который по праву и стал абсолютным чемпионом мира. И все-таки в Мехико Борис Анфиянович поехал, но теперь уже в качестве судьи.
Он долго не отходил от дел, работал доцентом кафедры гимнастики Киевского института физкультуры и в Спорткомитете Украины, стал вице-президентом технического комитета Международной федерации гимнастики.
С той поры много воды утекло, на гимнастических помостах блистают совсем уже другие спортсмены, но имя Бориса Шахлина и по сей день пользуется заслуженным уважением в спортивных кругах.

http://ngif.net/?p=96#more-96

#8 Triff11

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 206 сообщений
  • LocationЛатвия. Рига

Отправлено 23 Май 2013 - 05:25

Спасибо Иван!!!!!
Posted Image

#9 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 23 Май 2013 - 05:38

Лидия Скобликова
Изображение
(р. 1939)
Неоднократная абсолютная чемпионка мира; единственная в мире шестикратная олимпийская чемпионка
«Я НЕ ЖАДНАЯ...»


В январе 1957 года в Горьком проходило первенство России по конькам, и уже в одном из первых забегов внимание специалистов и зрителей привлекла симпатичная девушка с выбивавшимися из-под шапочки непокорными золотыми прядями. Но привлекла она его отнюдь не отточенной техникой бега, а весьма странной работой рук, которыми она размахивала с такой неимоверной силой, как будто пыталась взлететь. Ее тренер сорвал голос, крича своей воспитаннице, чтобы следила за руками, но, похоже, девушка не слышала его. Однако когда она пришла к финишу первой, тренерам ее соперниц было уже не до иронических улыбок, а бросившиеся к ней журналисты впервые услышали фамилию — Скобликова.
Лидия Павловна Скобликова родилась 8 марта 1939 года в Златоусте в большой рабочей семье. С самого раннего детства Лида отличалась от своих сверстниц какой-то удивительной быстротой. Подвижная и ловкая, она часами играла в баскетбол и волейбол, любила лыжи. Ей очень нравилось ходить по заснеженному лесу, слушать его удивительную тишину и вдыхать полной грудью вкусный морозный воздух. Только слишком уж медленным казался ей бег на лыжах, и в своей стихии она почувствовала себя лишь встав на коньки. Вот уж где было раздолье, и она без устали гоняла повсюду, где только был лед.
В середине пятидесятых Лида поступила в Челябинский педагогический институт и стала заниматься коньками уже серьезно, благо сил у нее хватало тогда на троих. А вот техники, как сразу же заявил своей новой воспитаннице Борис Алексеевич Кочкин, не было и в помине. Но Лида особенно не огорчалась. Да и откуда взяться технике, если с ней никто не работал? А вот желания постичь все премудрости бега на коньках у девушки было предостаточно, и она быстро превратилась в подававшую большие надежды бегунью.
Кочкин не мог нарадоваться на свою талантливую воспитанницу, и только одно его беспокоило — руки, которыми Лида продолжала размахивать, тратя драгоценные силы. Что, впрочем, не помешало ей победить на своем первом чемпионате в Горьком, с которого мы и начали наш рассказ.
Победа придала Лиде уверенности, и она стала тренироваться так, что даже видавший виды Кочкин не мог на нее нахвалиться. Легко и красиво она покоряла одну вершину за другой: мастер спорта, призер первенства СССР, чемпионка профсоюзов и, наконец, член сборной РСФСР. Тренер многого ожидал от нее, но первое выступление Скобликовой за рубежом закончилось падением на ее коронной трехкилометровой дистанции. Лед небольшого шведского городка Эстерсуна навсегда стал для нее неудачным.
Ровно через год она снова упадет на километровой дистанции на чемпионате мира, и это падение будет стоить ей лаврового венка чемпионки мира. Такие обидные, случайные поражения надолго выбивали из колеи даже закаленных спортсменов, но, к великой радости тренеров сборной, Лида долго не грустила и очень быстро брала себя в руки. Переживай не переживай, справедливо считала она, потерянного не вернешь, а на первые в ее жизни Олимпийские игры надо было ехать в хорошем настроении.
В Скво-Вэлли Лида намеревалась дать настоящий бой и тренировалась как проклятая. После того, как считавшаяся главной претенденткой на олимпийское «золото» на «полуторке» Валентина Стенина проиграла польке Серочинской, не дотянувшей до мирового рекорда всего две десятых секунды, вся надежда была только на Скобликову. Скользкий лед и сильный ветер очень осложняли и без того трудную задачу, и тем не менее Лида, полная решимости сделать все для победы, в первом же своем старте на Олимпийских играх установила мировой рекорд. На состоявшейся туг же импровизированной пресс-конференции какой-то шутник-журналист спросил ее, не предложил ли ей кто-нибудь руку и сердце, и Лидия с присущим ей юмором ответила: «А зачем мне чужие женихи, наши не хуже!»
У себя в номере Лида положила медаль под подушку и долго не могла заснуть. Возможно, бессонная ночь сказалась на ее форме — на следующий день она сумела занять лишь четвертое место на дистанции в тысячу метров и от всей души поздравила выигравшую «золото» Клару Гусеву. Накануне старта на три тысячи метров для нее весь вечер играл знаменитый Даниэл Поллак, и, уходя в сказочный мир Чайковского и Шопена, Лида на какое-то время забыла и о ревущих трибунах, и о натянутых как струна нервах, и о рвавшихся к олимпийскому «золоту» финской бегунье Эви Хуттунен и Валентине Стениной. Она хорошо отдохнула и бежала на следующий день на удивление легко и красиво, не дотянув до мирового рекорда Риммы Жуковой всего полсекунды. Но как бы там ни было, две золотые олимпийские медали стали достойным вкладом в «уральскую шкатулку с драгоценностям», с чем ее тут же и поздравили ее земляки.
Отозвавшись несколько пренебрежительно о чужеземных женихах, Лидия знала, что говорила. Учившийся с нею на одном курсе мастер спорта по спортивной ходьбе Александр Полозков давно имел на нее самые серьезные виды. Лида решила было выйти за него замуж еще на первом курсе, но сестры отговорили ее от этого в высшей степени безрассудного, как им тогда казалось, шага. Они считали, что замужество будет мешать не только ее занятиям спортом, но и учебе.
Но жизнь сама расставила все по своим местам, и в один прекрасный день Лидия с Александром перед самым экзаменом отправились в загс. Вот только медовый месяц длился недолго — преисполненная решимости стать чемпионкой мира, Лида отправилась в Каруидзаву. Свидание с Японией началось для нее печально: она сильно прищемила палец, через полчаса он распух и при малейшем движении причинял нестерпимую боль. Врачи боль сняли, но тут последовала новая напасть: Лидия сильно простудилась и от страшного насморка ничего не видела перед собою из-за обильно текущих из глаз слез.
Но отступать было некуда, и уже на первой дистанции Лидия весьма недвусмысленно показала, что у ее соперниц нет никаких шансов помешать ей стать абсолютной чемпионкой мира. Она легко выиграла «пятисотку», установив свой личный рекорд, а затем и «полуторку». И хотя на километровой дистанции Инга Воронина показала прекрасный результат, все с нетерпением ждали бежавшую в последней паре Скобликову. Лидия оправдала надежды многочисленных зрителей и специалистов и установила новый мировой рекорд. Судьба лаврого венка была решена, тем не менее Лидия выиграла и последнюю дистанцию, став таким образом второй после норвежской бегуньи Шоу-Нильсен спортсменкой победившей сразу на всех дистанциях на одном чемпионате мира.
Как ни странно, но после побед на Олимпийских играх и чемпионате мира у Лидии не наступил неизбежный в таких случаях спад, и в олимпийский Инсбрук Скобликова приехала фавориткой. Правда, уже на «пятисотке» ей пришлось проявить не только все свое недюжинное мастерство, но и волю. Ирина Егорова установила новый олимпийский рекорд, и стартовавшей в предпоследней паре Лидии пришлось изрядно постараться, чтобы превзойти свою подругу. А когда она финишировала и на табло зажглась цифра сорок пять, стадион ахнул от изумления: еще никому в мире не удавалось пройти эту дистанцию на невысокогорных катках с такой фантастической скоростью. Счастливая Лида отколола кусочек льда и... проглотила его, на счастье. Ну а затем она подошла к убитой горем Егоровой и... извинилась перед подругой.
«Мне,— скажет она потом,— очень хотелось, чтобы «золото» на этой дистанции досталось Ирине». И если это и в самом деле так, то остается только восхищаться Лидией, явившей всему миру пример не только великолепного спортивного мастерства, но и доброты, какую редко встретишь на соревнованиях столь высокого ранга. А когда не привыкшие к таким заявлениям западные журналисты осторожно заговорили о трех оставшихся медалях, Лидия снова поразила их. «Я очень люблю моих подруг и хочу, чтобы и они познали радость победы! Я,— с улыбкой закончила она,— не жадная».
Конечно, и эти слова могут показаться нынешнему поколению позой, но никакой позы не было и в помине. Все, кто знал Лидию Павловну, в один голос говорили о ее необычайных человеческих качествах. По их словам, порою даже не верилось, что это говорит великая спортсменка, на своем опыте познавшая всю сложность существовавших в большом спорте отношений, далеко не всегда добрых. Ну а у тех, кто сомневался в искренности Скобликовой, последние сомнения отпали при виде того» как она переживала поражение Евгения Гришина. А как она радовалась, когда другой ее товарищ, Антс Антсон в жесточайшей борьбе сумел-таки выиграть полтора километра. Не стесняясь присутствующих, она бросилась к нему на шею и одарила самым настоящим королевским поцелуем.
Но, человек искренний и добрый, Лидия Скобликова при этом оставалась прежде всего великой спортсменкой. Да, она могла, совершенно не кривя душой, желать своим подругам побед, но уступать эти победы не собиралась никому. И на льду Лидия уже мало напоминала ту добрую девушку, которая совсем
еще недавно так непосредственно огорчалась неудачами своих подруг. Здесь вступали в силу уже неумолимые, подчас весьма жестокие законы большого спорта, не существовало уже ни лид, ни ирин, а были только побежденные и победители. Полторы тысячи метров она прошла на одном дыхании и снова установила два рекорда: новый олимпийский и для невысокогорных катков. Да и на «тысяче» она никого не пропустила вперед себя. И теперь, когда оставались ее коронные «три тысячи», мало кто сомневался в том, что и здесь Лидия будет первой. Да и сама Лидия была не против еще одного рекорда.
Однако в день стартов испортилась погода, задул «фен», семь градусов выше нуля сделали лед чересчур вязким, поскольку почему-то перестали работать холодильные установки. В довершение всего Лидия бежала в седьмой паре, когда лед был уже порядком изрезан и напоминал собою, по ее образному выражению, мокрый сахар. Успевшая пробежать по еще относительно хорошему льду Валентина Стенина показала лучшее время дня, и дабы превысить его, надо было изрядно помучиться на «мокром сахаре».
Да и какой мог быть рекорд в таких условиях, когда все внимание было сосредоточено только на том, чтобы не упасть. Но она не упала и потом не могла даже толком вспомнить, как взяла старт и как закончила адски трудный бег. Она опомнилась лишь увидев свой результат, и ее охватила безудержная радость: она на целых три с половиной секунды обогнала Стенину!
Все были уверены, что золотую медаль получит Скобликова, но тут заработали холодильные камеры, лед с каждой минутой становился все тверже, и бежавшая в последней паре кореянка Пил Хва Хан с первого же круга заметно улучшила график ее бега. Но даже по отличному льду выдержать до конца немыслимую для нее скорость молодая девушка не смогла, и первое место осталось за Лидией. Снова посыпались поздравления, ее снимали, обнимали и целовали, а она с каким-то поразившим ее самое удивлением чувствовала в душе прежде незнакомую ей пустоту.
Да, все было празднично и радостно, и все же той остроты ощущений, какую она испытывала раньше, уже не было. Хотя чему было удивляться? Такое случается со всеми великими спортсменами, сжигающими свои нервы в тяжелых испытаниях. Скобликова просто очень устала. Настоящая радость пришла позже, когда президент Международного олимпийского комитета вручил ей четвертую золотую медаль, а все зрители поднялись со своих мест и принялись дружно скандировать: «Че-ты-ре, че-ты-ре!»
Растроганная Лидия расцеловала свои награды и по-русски низко поклонилась на все четыре стороны, чем вызвала у зрителей еще больший восторг. Ну а потом на королеву Олимпиады набросились журналисты, и какими только эпитетами не награждали ее в те, наверное, самые счастливые дни в ее жизни. «Золотая девушка России», «Царица медалей», «Королева беговой дорожки», «Уральский самоцвет» и «Уральский самородок» и, конечно же «Суперзвезда».
После Инсбрука Скобликовой было всего двадцать пять лет, возможно, самый прекрасный возраст для рекордов и чемпионства. И тем не менее, она перестала выступать. Ее можно было понять: после подобных феерических побед спортсмены, как правило, больше не способны продвинуться вперед, потому что исчезает мотивация, заставлявшая их прогрессировать, да и физическое и моральное состояние оставляет желать лучшего. Как знать, не стали ли решающими именно те минуты на инсбрукском пьедестале, когда Лидия почувствовала себя совершенно опустошенной. Ведь время неумолимо брало свое, появлялись новые имена и постоянно удерживаться на самом высоком уровне было нелегко даже ей, привыкшей к запредельным нервным и физическим нагрузкам. Тем более что теперь от нее ждали только побед и рекордов.
Как перенесла свой уход из большого спорта Скобликова? Да, наверное, так же, как и все великие спортсмены,— мучительно и трудно. Ведь там, за трибунами боготворивших ее стадионов, ее ожидала совсем иная жизнь, мало чем напоминавшая жизнь великой спортсменки и купавшейся в славе красивой женщины. Лидия Павловна стала тренером и очень скоро познала всю горечь тренерского хлеба.
Да, стремление доказывать свою правоту у нее осталось, да вот только уже не было под ногами привычного льда, и она все чаще и чаще срывалась. Ей, не привыкшей к копромиссам на ледовых аренах, было очень трудно приспосабливаться к ним на грешной земле.
В 1983 году президент Международного олимпийского комитета Антонио Самаранч вручил Скобликовой серебряный знак Олимпийского ордена «За вклад в популяризацию олимпийских идеалов и выдающихся достижений в спорте». Это была не пустая формальность. Благодаря Лидии Скобликовой, великой спортсменке, ее ярким победам на Олимпийских играх в Инсбруке, в Австрии стал бурными темпами развиваться до той поры почти неизвестный в этой стране скоростной бег на коньках.
Ну а что же сама Лидия Павловна? Она не потерялась в новой для нее жизни, стала кандидатом исторических наук, воспитала прекрасного сына и по сей день считает, что людей надо уважать не только за их прежние заслуги, но и за то, что они делают сегодня. И особенно, говорит она, это относится к олимпийским чемпионам, у которых не бывает приставки «экс».

http://ngif.net/?p=76

#10 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 27 Май 2013 - 07:10

Владимир Сафронов. Первый.
Изображение

Владимир Константинович Сафронов навсегда войдёт в историю отечественного спорта как боксёр, который первым завоевал золотую олимпийскую медаль. Произошло это на Олимпиаде 1956 года в австралийском Мельбурне. Впервые команда советских боксёров выступила на Олимпийских играх четырьмя годами ранее – в 1952-м в финском Хельсинки. Но тогда представлявшим Советский Союз боксёрам удалось выиграть две серебряные и четыре бронзовые медали, а вот до золотых наград добраться не удалось. Но через четыре года в Мельбурне советские боксёры добыли сразу три золота, и застрельщиком в этом деле стал Владимир Сафронов – боксёр, который лишь волей случая поехал на ту Олимпиаду, заменив травмировавшегося первого на тот момент номера сборной Александра Засухина. Уникальность триумфа Сафронова состояла ещё и в том, что на Игры Владимир отправился в звании всего лишь перворазрядника, а вернулся с золотой медалью и в статусе заслуженного мастера спорта. Такое случилось лишь однажды в истории отечественного спорта и вряд ли ещё когда-нибудь произойдёт.
Владимир Сафронов родился 29 декабря 1934 года и прошёл своё становление как боксёр в Сибири. Будучи уроженцем Иркутска, он начал занятия боксом в Улан-Удэ, куда переехал вместе с семьёй и где провёл военные и первые послевоенные годы. Начинал заниматься боксом Володя у тренеров Александра Ринчинова и Владимира Николаева, которые и обучили его азам кулачного искусства. После седьмого класса, осенью 1951 года, Сафронов вернулся в Иркутск, где поступил в художественное училище. Кроме бокса у Владимира была ещё одна, ставшая впоследствии его профессией, страсть – рисование. Но занятия боксом он не бросал. Под руководством своего нового, местного тренера Виктора Полодухина Сафронов продолжал совершенствовать своё мастерство. Владимир отличался хорошими природными данными, поразительным трудолюбием и целеустремлённостью на тренировках. "Коронкой" Сафронова были доведённые до автоматизма многоударные серии после нырка вправо и стремительного сближения. Также Владимир обладал сильным и отточенным ударом правой через руку – так называемым кроссом, от которого падали на настил ринга многие его противники. Плюс он отличался тактической грамотностью и гибкостью, при необходимости мог изменить рисунок боя, направить его в нужное для победы русло, что не раз помогало ему в сложных поединках. Успехи к Владимиру приходили постепенно: он становился чемпионом Улан-Удэ и Бурят-Монгольской автономной республики, после переезда в Иркутск побеждал на первенстве города среди юношей и на зональных соревнованиях Сибири и Дальнего Востока. В 1954 году к Сафронову пришёл и первый по-настоящему серьёзный успех – он стал чемпионом РСФСР, а через год в Москве Владимир победил на первенстве ВЦСПС, выступая в категории полулёгкого веса.
После этого Сафронов был призван в ряды Советской Армии. Сначала Владимир проходил какое-то время службу в Забайкальском военном округе в Чите, а потом был переведён в Москву, где стал выступать за ЦСКА. В 1956-м, олимпийском году Сафронов одержал победу на Спартакиаде народов РСФСР. После этого тренерский штаб сборной СССР по боксу во главе со старшим тренером Сергеем Щербаковым принял решение привлечь 21-летнего боксёра к предолимпийским сборам, которые проходили в Ташкенте. В полулёгком весе (до 57 кг) советской сборной тогда был "железный" первый номер в лице заслуженного мастера спорта Александра Засухина. Но, уже готовясь к Олимпиаде, он сломал палец руки во время игры в баскетбол, и тренерский штаб вынужден был искать ему замену. Кроме Сафронова на поездку в Мельбурн в тогдашней сборной СССР было достаточно хороших претендентов: Михаил Папазян, Юрий Соколов, Имант Энкузис, Виктор Каримов… Но наставники остановили свой выбор именно на Владимире, который лучше всех проявил себя на предолимпийских сборах. Естественно, от молодого дублёра никто не ожидал завоевания золотой олимпийской медали. Но упорный резервист просто поразил всех продемонстрированным в Мельбурне мастерством и настырностью. В первом бою Сафронов легко и непринуждённо, действуя в игровой манере с дальней дистанции, перебоксировал итальянца Агостино Коссиа. Совершенно в другом стиле Владимир провёл вторую схватку. Француз Андре де Соуза был просто смят и подавлен ураганным темпом и шквалом атак советского боксёра. Третий соперник Сафронова – опытный поляк Генрик Недзведский - был высоким длинноруким левшой. Бой против него был более сложным для Владимира, чем первые два поединка, но, сумев навязать поляку высокий темп, постоянно прорываясь на среднюю и ближнюю дистанцию и нанося свои фирменные пулемётные серии резких ударов под разными углами, Владимир одолел и его.
Но самый серьёзный оппонент ждал Сафронова в финале – чемпион Европы британец Томас Николлс. Перед боем Николлс заявил журналистам, что не воспринимает всерьёз русского боксёра и считает, что золотая медаль уже находится в кармане сборной Великобритании. Но Владимир был другого мнения на этот счёт. Не сумев поначалу приспособиться к манере мастеровитого британца, Сафронов проиграл первый раунд. Но, поменяв тактику и выложив все имеющиеся в своём организме функциональные резервы, взвинтив до предела темп и плотность действий, Владимир перехватил инициативу во втором раунде и сумел даже отправить грозного британца в нокдаун. В третьем раунде опомнившийся Николлс, понимая, что проигрывает, навязал, что называется, бой кость в кость. Но Сафронов был уже в своей стихии – он и сам зачастую предпочитал рубиться в высоком темпе. В итоге победу в этом зрелищном и напряжённом поединке судьи отдали советскому олимпийцу – со счётом 3:2. Таким образом, Владимир Сафронов стал первопроходцем в истории советского (и российского) бокса на Олимпийских играх. Воодушевлённые первой золотой медалью своего товарища ещё два советских боксёра стали чемпионами мельбурнской Олимпиады – примеру Сафронова последовали Геннадий Шатков и Владимир Енгибарян. Вернувшись на Родину триумфатором и заслуженным мастером спорта, Владимир, как говорят его друзья и коллеги, уже никогда не относился к занятиям боксом так фанатично, как прежде. Большое внимание Сафронов стал уделять учёбе в студии военных художников имени Грекова и, собственно, рисованию. Нет, Владимир не оставил бокс: в 1958 и 1962 годах он даже становился чемпионом СССР, чего ему не удавалось сделать до Олимпиады в Мельбурне, а также завоевал бронзовую медаль чемпионата Европы.
Но на Олимпийские игры он больше не ездил. Первыми номерами сборной в полулёгком весе становились уже другие боксёры: сначала Борис Никаноров, а затем Станислав Степашкин, которому удалось повторить достижение Сафронова, став олимпийским чемпионом на Играх 1964 года в Токио. Владимир Сафронов закончил активные занятия боксом с послужным списком из 316 боёв, в 294-х из которых он одерживал победы. В жизни после бокса первый советский олимпийский чемпион по боксу посвятил себя художественному творчеству, на протяжении многих лет он работал художественным редактором в издательстве "Физкультура и спорт". Владимир дружил со многими людьми искусства: знаменитым мультипликатором Вячеславом Котёночкиным, известными актрисами Ией Саввиной и Майей Булгаковой, которая была гражданской женой Сафронова в последние годы его жизни. К сожалению, Владимира не обошла беда многих закончивших выступления советских спортсменов – он страдал серьёзной алкогольной зависимостью, которая и послужила причиной его раннего ухода из жизни. Владимир Сафронов умер 29 декабря 1979 года, не дожив до своего 45-летия всего три дня. Похоронен он был, благодаря хлопотам его друга Виктора Агеева, на престижном Кунцевском кладбище. Но памятник выдающемуся советскому боксёру был поставлен лишь спустя 14 лет, благодаря всё тому же Агееву, когда Виктор стал президентом Федерации профессионального бокса России. На протяжении многих лет в Улан-Удэ проводится международный боксёрский турнир среди юношей памяти Владимира Сафронова.



Владимир Константинович Сафронов (316 боёв, 294 победы)

Родился 29 декабря 1934 года. Умер 26 декабря 1979 года.

Достижения: Выдающийся советский боксёр-любитель. Олимпийский чемпион 1956 года в полулёгком весе, бронзовый призёр чемпионата Европы 1957 года в полулёгком весе, двукратный чемпион СССР (1958, 1962) в полулёгком весе, заслуженный мастер спорта.

http://fightnews.ru/...safronov_pervyi

#11 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 27 Май 2013 - 07:34

Иван Удодов – наш первый олимпийский чемпион
Изображение

Дорога к победе
В марте 1952 года на арене Ивановского цирка соревновались 120 сильнейших тяжелоатлетов страны. Хотя формально спор между ними шел за медали чемпионов СССР, но все собравшиеся — и участники, и судьи, и зрители — прекрасно понимали, что на самом деле борьба ведется за путевки в Хельсинки, столицу XV Олимпийских игр. Путевок было всего семь: по количеству весовых категорий в те годы. До этого наши атлеты уже дважды выступали на чемпионатах мира, но одному лишь Григорию Новаку удалось завоевать там золотую медаль.
Чемпионат в Иванове позволил сформировать сборную страны из наиболее достойных спортсменов. В легчайшем весе под номером один готовился уроженец поселка Глубокого - Иван Удодов.
Детство его прошло в ростовском детдоме, а годы юности — в фашистском концлагере Бухенвальд. Оттуда его зимой сорок пятого вынесли на руках наши солдаты: идти самостоятельно Удодов не мог, поскольку от измождения представлял собой скелет, обтянутый кожей. На тот момент Иван весил 28 килограммов. Затем были госпиталь и санатории.
В конце концов заботы ростовских медиков дали свои плоды: Удодов ожил. Но полное выздоровление все же никак не приходило. И тогда врачи посоветовали Ивану заняться физкультурой. Удодов выбрал штангу. По вечерам ворочал гири в динамовском зале, а днем усердно изучал шоферскую профессию. И на курсах автоводителей, и в молодежной спортивной школе было нелегко. Тренер Марк Баев научил Ивана выполнять соревновательные упражнения — жим, рывок и толчок.
Иван окреп, причем настолько, что стал сильнейшим «мухачом» в Ростове. Штанга принесла Удодову полное выздоровление и много радостей. Прогрессировал он быстро. В 1948 году на Спартакиаде Юга России в Махачкале Иван набрал в троеборье 252,5 кг и занял второе место. Через год он был пятым уже на чемпионате страны с суммой 277,5 кг. В 1951 году Удодов перешагнул заветный для спортсменов легчайшего веса рубеж — 300 кг и впервые выиграл звание чемпиона СССР. В декабре того же года одержал победу в Баку на VI межведомственном чемпионате СССР с очень высоким по тем временам результатом в троеборье — 310 кг.


Рождение чемпиона
В июле 1952 года советские спортсмены дебютировали на XV Олимпийских играх в Хельсенки. Многим из них пришлось помериться силами с именитыми соперниками, столкнуться с предвзятым судейством и найти в себе силы для убедительной победы.
Бесспорным фаворитом среди тяжелоатлетов легчайшего веса считался трехкратный чемпион мира иранец М.Намдью. 28-летнего рекордсмена СССР И. Удодова газеты, ведшие спор о серебряном и бронзовом призерах, не упоминали.
Со временем этот метод психологического воздействия для наших спортсменов стал привычным, и каково было видеть тогда на страницах всех газет самоуверенно улыбающегося Намдью и читать: «У чемпиона нет соперников…». Такое могло надломить любого, но не Удодова.
В жиме Намдью и Удодов показали одинаковый результат – 90 килограммов. Вперед неожиданно вышел иранец Мирзаи, покоривший 95-килограммовую штангу. Когда в рывке Удодов зафиксировал, так же как и Намдью, 90 килограммов, судьи объявили: «Вес взят не по правилам!». Вторая попытка – то же самое …
- Слушай, Иван, ты можешь жать помедленнее, чтобы они не говорили, что это толчок? – с надеждой спросили товарищи. – Ведь снимут же с соревнований.
Долго-долго поднималась штанга в наливающихся свинцовой тяжестью руках и замерла над головой упрямо стиснувшего зубы атлета в алом трико.
- Опустить, - командует судья. Вес на этот раз засчитан.
Попытки участников в рывке заставили разочарованно смолкнуть болельщиков – Мирзаи показал 92,5 кг, Намдью – 95 кг. А Удодов, взявший этот вес с первого подхода, заказал 97,5 кг. Рванул, но судьи не засчитали. В третьем подходе Иван четко зафиксировал штангу. На помост выбежал громадный негр-тяжеловес из команды США и унес ростовчанина на руках.
- Мистер Дэвис просит сказать вам, что он сейчас унес будущего чемпиона, - поясняет переводчик.
Толчок Удодов действительно выиграл в чемпионском стиле. Мирзаи довольствовался 112,5 килограммами, что хватало для «бронзы». Намдью больше не улыбался, не махал трибунам – за «золото» пришлось бороться всерьез. 122,5 килограмма оба взяли с первой попытки, и Удодов попросил прибавить еще пять килограммов. Вес взят! Чем ответит Намдью, который оказался при взвешивании тяжелее нашего атлета на 200 граммов и теперь должен увеличить вес штанги?
Иранец заказал 132 килограмма. Но сил хватило лишь на то, чтобы поднять штангу до пояса …
- Иван, ты же теперь историческая личность! – воскликнул товарищ по команде. – Братцы, он же открыл счет олимпийским медалям нашим штангистам!


Славные победы продолжаются
С тех далеких лет и до настоящего времени советские штангисты в трудных поединках добыли еще немало золотых медалей олимпийского достоинства.
Иван Удодов и в следующем году — 1953 — выиграл золотую медаль чемпионата мира в Стокгольме. В 1954 и 1955 гг. он стал обладателем серебряных медалей мировых первенств в Вене и Мюнхене, а свою последнюю золотую медаль выиграл на I Спартакиаде народов СССР в 1956 году в Москве.
Но глубочанина вывела из строя тяжелая травма. Ему уже исполнилось тогда 32 года, и он принял решение оставить помост.
С тех пор прошло много лет, но имя Ивана Удодова осталось в истории среди имен тех, кто открывал «золотой счет» советских спортсменов на Олимпийских играх.
В память о замечательном спортсмене, нашем земляке, Иване Удодове ежегодно проводится турнир штангистов. С 1982 года он собирает всех сильнейших спортсменов страны. По стопам отца пошел сын Ивана Васильевича – Анатолий.
Но «золотом» до сих пор гордятся не только Удодовы. В 2004 году на родине первого олимпийского чемпиона прошли областные соревнования по тяжелой атлетике, посвященные 80-летней годовщине со дня рождения Ивана Васильевича. В 2002 и 2007 годах в Глубоком состоялись юбилейные торжества в честь тяжелоатлета. Свое мастерство демонстрировали мотоциклисты, легкоатлеты, борцы, футболисты. В сентябре этого года в Каменском районе вновь пройдет большой спортивно-театрализованный праздник, посвященный 60-летию завоевания И.В. Удодовым первой золотой олимпийской медали по тяжелой атлетике на Олимпиаде в Хельсинки.

http://kamray.donlan...76007&mid=48628

#12 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 27 Май 2013 - 07:52

ПОНОМАРЕВА НИНА АПОЛЛОНОВНА
Изображение

Пономарёва (Ромашкова) Н.А. – (27.04.1924 г. в пос. Смычка, Свердловской области) Заслуженный мастер спорта СССР по легкой атлетике (Москва, ВС)

Чемпион Олимпийских игр 1952 года в Хельсинки (Финляндия) в метании диска с олимпийским рекордом.

Бронзовый призер Олимпийских игр 1956 года в Мельбурне (Австралия) в метании диска.

Чемпион Олимпийских игр 1960 года в Риме (Италия) в метании диска с олимпийским рекордом.

Участник Олимпийских игр 1964 года в Токио (Япония), заняла 11 место в метании диска

Чемпион Европы 1954 года в Берне (Швейцария) и 1962 года в Белграде (Югославия)

Чемпион по метанию диска СССР 1951 - 1956, 1958, 1959 годы, серебряный призер 1950 года. Бронзовый призер 1949, 1957 годы. Бронзовый призер чемпионата СССР по толканию ядра 1959. Рекордсменка мира 1952 года в метании диска.

Нина Аполлоновна выдающаяся метательница диска, добившаяся крупных успехов в 50-60-е годы.

20 июля 1952 года в Хельсинки (Финляндия) завоевала в метании диска первую в истории советского спорта золотую олимпийскую медаль с рекордом Олимпиады 51,42 м.

Звание «Заслуженный мастер спорта СССР по легкой атлетике присвоено в 1952 году.

Нина Ромашкова родилась в посёлке Смычка Свердловской области в бараке гулаговского лагеря. Отец Аполлон Васильевич, маляр-художник, участник Великой Отечественной войны, был арестован за деда Нины, который был регентом церкви, а мать, Анна Фёдоровна, – как дочь кулака. В 1936 году, когда родителей освободили, семья обосновалась в городе Ессентуки Ставропольского края.

В спорт Нина Ромашкова попала, став третьей в комсомольском кроссе Спартакиады Промкооперации, разнарядка для участия в котором пришла в кооперативный продовольственный магазин города Ессентуки, где работала девятнадцатилетняя Нина. В 1948 году Нина поступила в Ставропольский педагогический институт и начала серьёзно заниматься лёгкой атлетикой. Изначально пробовала свои силы в беговых дисциплинах, позже переквалифицировалась в метательницу диска.

В 1949 году становится бронзовым призером чемпионата СССР, перебирается в Москву. На чемпионате СССР 1950 года становится серебряным призером, в 1951 году с третьей попытки выигрывает золотую награду первенства СССР.

В 1952 году в составе сборной СССР отправляется на Олимпийские игры в Хельсинки. Помимо Нины Ромашковой, на игры отправляются ещё две советские метательницы диска — Нина Думбадзе и Елизавета Багрянцева. В результате весь олимпийский подиум достался спортсменкам СССР, и первенствовала на нём с новым олимпийским рекордом — 51 метр и 42 сантиметра Нина Ромашкова. Таким образом, Нина стала Олимпийской чемпионкой всего за 3 года упорных тренировок, за что в зарубежной прессе получила звание «железной леди».

Сразу после Олимпийских игр на соревнованиях в Одессе спортсменка становится рекордсменкой мира, послав диск на 53 метра и 61 сантиметр. С 1952 года по 1956 годы, а потом и в 1958 и 1959 годах Нина Ромашкова чемпионка СССР. На Олимпийских играх 1956 в Мельбурне, спортсменка завоевывает бронзовую награду, причиной неуверенного выступления послужила травма, полученная за день до финальных соревнований. Зато на римских Олимпийских играх 1960 года, спортсменка вновь празднует успех, став чемпионкой с новым Олимпийским рекордом 55 метров 10 сантиметров. На играх 1964 года в Токио Нина Ромашкова стала лишь 11-й.

В 1966 году спортсменка перешла на тренерскую работу, переехала в Киев, где тренировала юных легкоатлетов. В настоящее (c 1998 года) время Нина Аполлоновна Ромашкова живет в России.

Неоднократно посещала свою Родину, приезжала в Екатеринбург и встречалась с юными легкоатлетами, тренерами и руководителями спорта.

Автор книги «Мой спортивный путь».

Награждена орденами Трудового Красного Знамени (1957) и «Знак Почета» (1960)

http://www.sportufo....pollonovna.html

#13 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 28 Май 2013 - 05:36

Юрий Сергеевич Тюкалов
Изображение
Родился 4 июля 1930 года в Ленинграде. Отец – Тюкалов Сергей Петрович (1897-1972), участник четырех войн. Мать – Вятских Клавдия Федоровна (1907-1983). Супруга – Подгорнова София Георгиевна (1947 г. рожд.), ткачиха.

Сын – Тюкалов Юрий Юрьевич (1954 г. рожд.), иконописец.

Свою первую медаль Юрий Тюкалов получил не за победу в спортивных соревнованиях. Юре было 12 лет, когда ему была вручена медаль «За оборону Ленинграда». Он пережил блокаду родного города с первого до последнего дня, со всеми ее страшными испытаниями. Пока у самого были силы, помогал ослабевшим, тушил пожары, зажигательные бомбы. Но потом его семья, по выражению блокадников, «легла». Это означало, что люди потеряли способность двигаться, после чего обычно начинались процессы необратимые…
Спас их отец, преподаватель кавалерийской школы. Его полк получил приказ выйти из Ленинграда, но на минуту Сергей Петрович успел забежать домой и оставить мешок с овсом и свой паек.
Возвращение к нормальной жизни у всех происходило по-разному. У Юрия же оно было связано с игрой в футбол, тренировками на лыжах (в обоих видах спорта он сразу же стал подавать большие надежды) и, наконец, с академической греблей, благодаря которой его и узнал весь мир.
Он стал нашим первым олимпийским чемпионом. Но раньше - и об этом знают немногие - Юрий Тюкалов проявил себя прекрасным командным гонщиком, с 1949 по 1951 год одержал по две победы на чемпионатах СССР в составах четверки распашной с рулевым и восьмерки. Но как-то он сел в одиночку и на этой первой тренировке понял свое истинное призвание в академической гребле. Кстати, на чемпионате страны 1951 года он сначала выступил на одиночке, стал сильнейшим с преимуществом в 9 секунд, а спустя час укрепил своим участием восьмерку «Красного Знамени» (Тюкалов выступал только за этот клуб) и получил еще одну золотую медаль.
О своей подготовке к Олимпиаде 1952 года в Хельсинки старые гребцы вспоминают с улыбкой - но это сейчас. А тогда трудности и нелепости предолимпийского сбора в Поти эти неизбалованные люди воспринимали спокойно, едва ли не как нечто естественное. Многие их них были фронтовиками, хватили лиха в окопах, другие тоже прошли суровые испытания.
Это было время секретов. Какие-то разговоры об участии в Играх среди наших спортсменов ходили, но ничего определенного никто не знал. Разговоры на эту тему усилились после того, как из призеров последнего чемпионата СССР по академической гребле скомплектовали сборную и на всю зиму (дело доселе неслыханное), отправили тренироваться в Поти. Все это происходило в спешном порядке, отчего трудностей на этом зимнем лодочном сборе, а то и нелепостей, хватало.
Нагрузки были огромные, а продуктов в столовой не хватало. Местные власти решили помочь крупой, консервами, сахаром, еще чем-то, сократив дотации детским садам и школам. Тут же сборная провела собрание, выразила благодарность, но и решительный отказ от этой помощи. Хлынули дожди - а у гребцов ни ветровок, ни шерстяной одежды, ни сушилок на берегу. Белье поэтому сушили на себе, и при этом - ни одного случая простудного заболевания. О культурной программе тогда и ведать не ведали, сами себя развлекали. У Тюкалова нашлась книга с пьесами А.Н. Островского, порепетировали, дали несколько представлений жителям Поти. Будущему олимпийскому чемпиону Ю. Тюкалову, кстати, особенно удалась роль Аркаши Несчастливцева.
Главным соперником Юрия Тюкалова стал австралиец Мервин Вуд, олимпийский чемпион 1948 года. Очень сильный физически, немногословный и уверенный в себе, Вуд – по профессии почтовый работник - справедливо считался главным претендентом на победу. Его шансы заколебались после предварительных гонок, где Тюкалов в качестве мистера Икс показал лучшие результаты. Не самый рослый и физически сильный среди лучших одиночников мира, он имел живой, острый гребок и замечательную выносливость: пробежать 50 км на лыжах на уровне первого разряда, а то и повыше, для Тюкалова было делом обычным.
В финале он и австралийский чемпион большую часть дистанции прошли, словно связанные невидимыми нитями. Ближе к трибунам Тюкалов дал своей «Ласточке» еще одно ускорение, и появившиеся полторы секунды преимущества он сохранил до финишного створа. Гонка на одиночках, где выявляется абсолютная сила, имеет особый интерес и смысл, поэтому успех в ней делает победителя самой популярной фигурой в мире гребного спорта. Первое поздравление Юрий Тюкалов получил от Президента Финляндии Паасикиви, который и вручил ему золотую олимпийскую медаль. (Победоносную лодку чемпиона потом долгое время хранили в родном для Тюкалова клубе «Красное Знамя».)

Судьба еще раз свела двух выдающихся гонщиков первых послевоенных лет. Четыре года спустя они стали соперниками на олимпийской регате в Мельбурне, но уже в классе двоек парных. Партнером Тюкалова стал московский динамовец Александр Беркутов, и появление этого экипажа стало плодом импровизации. В августе 1956 года оба проиграли восходящей звезде в классе одиночек Вячеславу Иванову, оба быстренько пересели в двойку и с огромным преимуществом выиграли последнее предолимпийское состязание.
Эта самая маленькая команда стала великой. Олимпийскую регату 1956 года в Мельбурне Тюкалов и Беркутов выиграли с преимуществом в три корпуса лодки - это порядка девяти секунд. Еще их ждали пять побед на открытых чемпионатах Европы, которые, по сути, собирали всех сильнейших гребцов мира. Тюкалов и Беркутов должны были выиграть и Олимпиаду 1960 года в Риме, но водитель автобуса на пути к месту финальной гонки заблудился и на озеро Альбано они прибыли, имея до старта несколько минут. Еще на берегу - в страшной спешке - Беркутов травмировал ногу, оба, разумеется, не успели размяться, что и обернулось поражением от гребцов из Чехословакии Козака и Шмидта, которых они до и после этой олимпийской гонки побеждали без особых проблем.
В общей сложности Тюкалов прожил в спорте около 20 лет. Затем он несколько лет трудился тренером - лучшие его ученицы неоднократно выигрывали чемпионаты мира и Европы; в активе его воспитанниц - второе место на олимпийской регате 1976 года в Монреале.

Главная профессия Юрия Тюкалова ныне – художник прикладного искусства, он стал одним из лучших мастеров в этой области в своем родном городе. Диплом с отличием Юрий защитил в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В.И. Мухиной. Защитил, нелишне добавить, вскоре после олимпийской победы в Мельбурне. И когда кочевая жизнь спортсмена приводила его в наши и чужеземные города, он всегда находил время заглянуть в музей, побродить по старым улицам и переулкам. Что-то запоминал, зарисовывал.
Поначалу он увлекался сюжетами из русских сказок, потом оформлением выставок и фасадов зданий, кают-компаний кораблей, в том числе и атомного ледокола «Арктика». Окончательно он нашел себя в работе, связанной с историей родного города. Особенно Юрий Сергеевич гордится своим участием в создании грандиозного мемориального комплекса, посвященного защитникам Ленинграда. Привлек его к этой работе знаменитый архитектор Сергей Борисович Сперанский, сам участник боев на Ладоге.
Эта работа захватила Тюкалова полностью. Он оформлял ключевой экспонат комплекса, рассказывающий о битве за Ленинград. В те дни он запирался в своей мастерской, отключал телефон и до глубокой ночи размышлял о работе, делал наброски, потом брал в руки инструмент и воплощал задуманное в металле... Человек разносторонне одаренный, он и раньше говорил, что высшая радость может прийти только через испытание всех душевных и физических сил человека.

Юрий Сергеевич - автор книги «От одного до восьми».

Ю.С. Тюкалов - Заслуженный мастер спорта, Заслуженный тренер СССР и РСФСР, 2-кратный олимпийский чемпион (1952, 1956), серебряный призер Олимпиады 1960 года, 6-кратный чемпион Европы (1954 - на четверке с рулевым, 1956-59, 1961 - на парной двойке), 13-кратный чемпион СССР, почетный гражданин города Санкт-Петербурга.

Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1957), медалями, в том числе «За оборону Ленинграда», другими знаками отличия.

Живет в Санкт-Петербурге.

http://www.ivsporte.ru/page_18.html

#14 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 28 Май 2013 - 06:24

Ломакин, Трофим Фёдорович
Изображение
Трофим Фёдорович Ломакин (2 августа 1924, Алтайский край, РСФСР, СССР - 13 июня 1973, Москва, РСФСР, СССР) - советский тяжелоатлет, олимпийский чемпион (1952), двукратный чемпион мира, заслуженный мастер спорта СССР (1952).

Биография

Cын шахтера из далекого сибирского села.

Занялся тяжелой атлетикой, когда ему было 18 лет, во время службы в Советской Армии на Дальнем Востоке. И хотя он был непревзойденным штангистом в своем регионе, его не замечали советские чиновники от тяжелой атлетики, пока он не переехал в Ленинград в 1949 году.

На своем первом чемпионате СССР в 1952 году Ломакин выиграл свой первый титул в полутяжелом весе и был выбран в олимпийскую сборную команду. На Олимпиаде в Хельсинки, однако, Ломакин соревновался на категорию ниже в среднем весе и выиграл золотую медаль. Трофим Ломакин оставался в среднем весе почти всю свою карьеру, перейдя обратно в полутяжёлый вес только перед завершением карьеры. Ломакин установил 10 мировых рекордов - два в жиме, пять в толчке, и три в общем зачёте. Пять из его мировых рекордов были взяты в полутяжелом весе и пять в среднем весе.

Карьере Ломакина как штангиста и его дальнейшей судьбе серьёзно препятствовал алкоголизм. Трофим не был выбран в советскую олимпийскую сборную 1956 года из-за пьянства и неуважительного поведения на предолимпийском сборе тяжелоатлетов в Ташкенте. Вскоре после окончания своей спортивной карьеры Ломакин был также бесславно уволен из Советской Армии из-за его проблем выпивкой.

После этого он был не в состоянии удержаться на любой работе и попал в плохую среду. В конце 1960-х годов Ломакин был задержан при попытке контрабанды золота из Советского Союза и был приговорен к пяти годам тюремного заключения. После трех лет заключения Ломакин был освобожден, но вскоре после его освобождения на рассвете 13 июня 1973 года его безжизненное тело было найдено под 20-ти метровой вертикальной стеной стадиона "Юных пионеров" в Москве. Милиция обнаружила, что Ломакин был сильно пьян, когда упал. Установить - сам ли он упал, или ему "помогли" его многочисленные уголовные элементы - не удалось.


Спортивная карьера
Важнейшие международные соревнования

Год ---Соревнование Место проведения--- Результат-- Сумма, кг ----Жим + рывок + толчок
1952 --ОИ (ЧЕ)--------- Хельсинки-------------- чемпион----- 417,5 ---------125 + 127,5 + 165
1953-- ЧМ (ЧЕ)--------- Стокгольм-------------- 2-е место--- 427,5--------- 132,5 + 132,5 + 167,5
1954-- ЧМ (ЧЕ)--------- Вена---------------2-е место (ЧМ), чемпион (ЧЕ) 427,5-- 137,5 + 130 + 160
1956-- ЧЕ---------------- Хельсинки-------------- чемпион----- -420------------135 + 125 + 160
1957-- ЧМ--------------- Тегеран------------------ чемпион -----450 -----------142,5 + 132,5 + 175
1958-- ЧМ (ЧЕ)--------- Стокгольм-------------- чемпион------ 440----------- 140 + 130 + 170
1960-- ОИ---------------- Рим ----------------------2-е место--- 457,5--------- 157,5 + 130 + 170



Чемпионат СССР
Год - Место проведения--- Результат--- Сумма, кг -----Жим + рывок + толчок
1952- Иваново-------------- чемпион------ 417,5----------- 130 + 130 + 157,5
1953- Таллин----------------- чемпион------ 415------------- 125 + 127,5 + 162,5
1954- Петрозаводск-------- 3-е место---- 395------------- 125 + 120 + 150
1955- Минск------------------ чемпион ------432,5------------130 + 130 + 172,5
1957- Львов----------------- -чемпион ------440-------------- 137,5 + 132,5 + 170
1960- Ленинград------------ чемпион ------457,5----------- 152,5 + 135 + 170


Награды
Орден «Знак Почёта»
http://ru.wikipedia....%F0%EE%E2%E8%F7
Один из явных примеров, когда чемпионом (а значит, является и лицом того государства которое он представляет) становится крайне недалёкий человек. И в спорт его привели офицеры в армии, и свою жизнь в буквальном смысле пропил. Тем не менее стоит всё же запомнить этого спортсмена. Один из первых наших олимпийских чемпионов же.

#15 russland

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 105 524 сообщений
  • LocationИжевск

Отправлено 28 Май 2013 - 06:30

Гуревич Борис Максович
Изображение
Спортивные достижения:
1958 Чемпионат Мира - золото
1955 Чемпионат СССР - золото
1953 Чемпионат Мира - золото
1952 Олимпийские игры - золото (52 кг)
1950 Чемпионат СССР - золото



Дата рождения: 23.03.1931

Борьбой начал заниматься в 1948 году.

Олимпийский чемпион 1952 года в весе до 52 кг.

Чемпион мира 1953, 1958 гг.

Чемпион СССР 1950,1955 гг.

Заслуженный мастер спорта

Награжден орденом «Знак Почета». Тренер А. Борзов




БИОГРАФИЯ БОРИСА ГУРЕВИЧА
Родился 23 марта 1931 г. в Москве. Живой, любознательный мальчик, легко и успешно учился в школе. Большую часть свободного времени проводил на улице среди таких же, как он московских мальчишек.

Целеустремленный и активный характер привел Бориса в зал гимнастики «Юный динамовец». Там, добившись хороших результатов, он стал участвовать в различный соревнованиях. По окончании семи классов школы Борис поступает учиться в техникум физкультуры в поселке Малаховка, Московской область, но по-настоящему талант Гуревича раскрылся на борцовском ковре, куда его привел счастливый случай.

В техникуме формировалась команда по классической борьбе для участия в первенстве ЦС ДСО \"Большевик\", куда и пригласили многогранно подготовленного \"мухача\". Борис успешно боролся, мало уступая много опытным борцам, и вскоре полностью перешел на занятия борьбой. В 1949 году он побеждает на ЦС ДСО \"Большевик\", в 1950 году выигрывает первенство ВЦСПС. В это время Б. Гуревич тренируется у А. Дякина и А. Борзова. Великолепный мастер борьбы в стойке и партере, Б. Гуревич в 1950 г. одерживает победу в чемпионате СССР и становится настоящим лидером в своей весовой категории.

В 1952 году команда СССР впервые принимает участие в Олимпийских играх, великолепная дружина борцов добивается на ХV Играх в Хельсинки убедительной победы. Б. Гуревич первым из советских борцов становится олимпийским чемпионом. Б.М. Гуревич 13 раз успешно боролся на чемпионатах Советского Союза.
За выдающиеся успехи в спорте Борису Гуревичу присвоено звание заслуженного мастера спорта, а в 1960 г. он награждается орденом «Знак Почета».

После окончания Ленинградского института им. П.Ф. Лесгафта и завершения выступления на борцовском ковре Б. Гуревич посвятил себя тренерской работе. Он создал дружный, творческий коллектив педагогов-единомышленников в спортивной школе РУНО Волгоградского района Г. Москвы.

За большой вклад в развитие детско-юношеского спорта, подготовку борцов высокой квалификации и воспитании целой плеяды талантливых тренеров-преподавателей, Б. М. Гуревичу было присвоено почетное звание «Заслуженный тренер России».

Его ученики и последователи, ставшие в последствии заслуженными тренерами, В.Фильштейн и Б. Берецкий, продолжая традиции школы борьбы на Юго-Востоке столицы, воспитали новых звезд борьбы - чемпионов Мира, мастеров спорта международного класса В. Остроумова, А.Савинкина и В.Малова.

Проведение турнира памяти Б.М. Гуревича стало логическим фактом работы его коллег тренеров СДЮШОР №64, где Борис Максович передавал свой богатый опыт юным спортсменам. Турнир дает возможность юным спортсменам соприкасаться с историей этого вида спорта, проверить себя на прочность, и подвиг великого мастера Гуревича является хорошим примером для подражания.

Юношеский турнир по греко-римской борьбе из некогда местного, в котором принимали участие лишь спортсмены спортивных школ системы образования, благодаря совместным усилиям Префектуры ЮВАО, Федерации борьбы и Спорткомитета ЮВАО в год Всемирных Юношеских Игр получил статус Международного.

http://www.wrestrus.ru/users/1151/





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных