Перейти к содержимому


Анатомия убийства президента

перевод США История

Сообщений в теме: 40

Опрос: Убийство президента Линкольна (12 пользователей проголосовало)

Считаете ли вы, что официальная версия убийства Линкольна в основном верна?

  1. Да, официальная версия верна (1 голосов [8.33%])

    Процент голосов: 8.33%

  2. Нет, всё наврали (5 голосов [41.67%])

    Процент голосов: 41.67%

  3. Мне всё равно (6 голосов [50.00%])

    Процент голосов: 50.00%

Голосовать Гости не могут голосовать

#1 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 31 Январь 2014 - 09:48

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли1 и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть I

Дэвид Мак-Гоуан

24 января, 2014


Чуть более года осталось до события, которое станет историческим 150-летним юбилеем, когда американский народ и, вероятно, люди во всём мире соберутся вместе в память о человеке, который был когда-то довольно нелепо описан биографом как "самый благородный, самый великодушный, наиболее христоподобный правитель всех времён". Этот человек, конечно, был Авраам Линкольн, якобы 16-й и самый любимый президент этих Соединённых Штатов.

Я говорю "якобы", потому что трудно понять, как кто-то может быть президентом образования, которое на самом деле не существовало. А реальность такова, что во время президентства Линкольна не было такого понятия, как "Соединённые" Штаты. Были Северные штаты, администрируемые из Вашингтона, и была Конфедерация Штатов, администрируемая параллельным правительством в Ричмонде, но, конечно, не было никаких "соединённых" штатов. Не было бы тогда столь же правильно назвать Джефферсона Дэвиса2 как 16-го президента Соединённых Штатов? Просто спрашиваю.

Я также говорю "якобы" потому, что Линкольн, безусловно, в течение своей жизни не был любимым человеком. Полстраны его сильно презирало, и он не был настолько уж популярен на севере. В 1860 году он получил всего лишь 40% голосов избирателей и мог бы, как отмечают более честные историки, быть очень легко побеждён, если бы Демократическая партия потрудилась выставить жизнеспособного кандидата. Но Линкольн, безусловно, был миропомазанник.

Как мы все знаем, вечером 14 апреля 1865 года (по случаю, это была Страстная пятница), во время посещения спектакля в театре Форда в Вашингтоне, округ Колумбия, Авраам Линкольн был убит известным актёром и сочувствующим южанам Джоном Уилксом Бутом. Всего пять дней назад генерал Роберт Э. Ли сдался генералу Улиссу Гранту в Аппоматтоксе, что явилось фактическим концом неимоверно кровавой Гражданской войны в США. Менее широко известно, что убийство Линкольна якобы было частью более крупного заговора, который должен был включать одновременные убийства генерала Гранта, вице-президента Эндрю Джонсона, госсекретаря Уильяма Сьюарда и военного министра Эдвина Стэнтона.

Изображение
Джон Уилкс Бут в масонской позе

Этот якобы заговор, являющийся частью официальной истории убийства Линкольна, очевидно вовлёк людей помимо Джона Уилкса Бута. Девять из них предстали перед судом в качестве сообщников; восемь перед военным трибуналом (Мэри Сарретт, Дэвид Герольд, Джордж Атцеродт, доктор Сэмюэл Мадд, Сэмюэл Арнольд, Майкл О'Лафлин, Эдвард Спэнглер и Льюис Пейн [или Льюис Пайн, или Льюис Пауэлл, в зависимости от того, кто рассказывает историю]), а один позже был судим в одиночку (Джон Сарретт). Четверо из них были казнены, трое получили пожизненное заключение, один шесть лет тюрьмы, а один был оправдан. Что касается Бута, то он был схвачен 26 апреля 1865 года и застрелен в сарае Гарретта и поэтому так и не предстал перед судом.

И это, в двух словах, официальная версия убийства Линкольна. Несомненно, это необычное повествование, потому что оно явным образом признаёт "заговор" вокруг смерти президента. Конечно, при рассказе многие детали, как правило, опускаются, что заставило многих думать о Джоне Уилксе Буте, как о ещё одном "сумасшедшем" одиночке-убийце. Но Бут едва ли был сумасшедшим одиночкой, и в центре убийства Линкольна на самом деле был заговор, хотя люди схваченные правительством не были настоящими заговорщиками; настоящие заговорщики были теми же людьми, которые организовали охоту на ведьм за козлами отпущения.

Но прежде чем мы перейдём к этому, давайте сначала проскочим вперёд и посмотрим на некоторые забытые последствия убийства, потому что всегда есть чему поучиться, исследуя судьбы в разной степени вовлечённых в политические заговоры, особенно те несчастные души, чьи имена по большей части выброшены в мусорные баки истории.

Изображение
Томас "Бостон" Корбетт

Начнём с сержанта Томаса "Бостон" Корбетта — Джека Руби3 убийства Линкольна. Если кого-то и можно назвать странным человеком, то это о Корбетте. "Насколько странным?" — спросите вы. Достаточно странным, чтобы, как сообщается, в примерно 1858 году кастрировать себя, а затем не обратиться за медицинской помощью, пока не закончить другое, по-видимому, более важное занятие. Достаточно неожиданно узнать, что большинство считало его психически неуравновешенным, и он часто говорил, что слышит бестелесные голоса. Однополчане в насмешку называли его "Слава божьего человека" в связи с его весьма неортодоксальными религиозными взглядами, которые он не стеснялся высказывать.

Из-за своего странного поведения и нежелания или невозможности выполнять приказы, Корбетт попал под трибунал и был уволен со службы. Хотя по какой-то необъяснимой причине в 1863 году ему было разрешено вновь поступить на службу, и он быстро дослужился до звания сержанта. В апреле 1865 года он был назначен в элитный отряд, который захватил Бута и, вопреки прямому приказу, он лично застрелил человека, который, как говорили, был Бутом. За свои действия Корбетт никогда не был наказан и не понёс дисциплинарной ответственности и, на самом деле, даже неплохо нажился, в течение многих лет разъезжая по стране, как "человек, который убил Бута".

В 1887 году Корбетт был принят на работу в законодательное собрание штата Канзас как клерк-швейцар. После этого его судьба не сложилась. По некоторым данным, в один прекрасный день он просто решил устроить там стрельбу, хотя другие сообщают, что он не стрелял, а лишь размахивал оружием и угрожал. В любом случае, его быстро упрятали в психиатрическую больницу. Однако вскоре ему удалось сбежать, и, возможно, он на короткое время всплыл в Техасе, после чего его никогда больше не видели и не слышали.

Изображение Изображение
Клара Харрис и майор Генри Рэтбоун

Давайте теперь обратим наше внимание на майора Генри Рэтбоуна и Клару Харрис — пару, которая была в президентской ложе в театре Форда вместе с Эйбом и Мэри Линкольн. В то время Рэтбоун встречался с Харрис, которая приходилась ему сводной сестрой и была дочерью сенатора США Айра Харриса. Как сообщается, Рэтбоун был сильно поранен, когда попытался разоружить и задержать Бута, который сбежал, перепрыгнув через перила на сцену.

Изображение
Мэри Тодд Линкольн

Позже Рэтбоун женился на Харрис, и они переехали в Германию, где Рэтбоун служил консулом США в Ганновере. Однако для Рэтбоун всё не так хорошо сложилось; в декабре 1883 года Генри пытался убить своих детей, и, когда эта попытка сорвалась, он выстрелил и жестоко порезал свою жену Клару, прежде чем обратить нож на себя. Как и Корбетт, он был отправлен в психиатрическую лечебницу, но в отличие от Корбетта, Генри Рэтбоун провёл там остаток своей жизни.

Поскольку парой абзацев выше я упомянул Мэри Тодд Линкольн, мне, видимо, следует отметить, что она также оказалась в сумасшедшем доме. И ранее немного ненормальная, после убийства Мэри стала намного более помешанной, демонстрируя всё более странное поведение и страдая от отчётливых галлюцинаций. В конечном счете, её упрятал её собственный сын Роберт Тодд Линкольн.

Изображение
Роберт Тодд Линкольн

Отметить, что у Роберта Линкольна были некоторые весьма необычные жизненные аспекты, будет довольно мягко сказано. Начнём, заметив, что он был единственным человеком в истории, имевшим отношение к трём убийствам президентов. Всего лишь двадцати одинго года от роду, когда был застрелен его отец, он впоследствии присутствовал при убийствах Джеймса Гарфилда в 1881 году и Уильяма Мак-Кинли в 1901 году. Он также был единственным сыном Линкольна, который пережил детство; его брат Эдди умер в возрасте 3 лет в 1850 году, брат Вилли в возрасте 11 лет в 1862 году, а брат Тэд едва добрался до 18 лет перед своей смертью в 1871 году.

Изображение
Братья Бут — Джон Уилкс, Эдвин и Джуниус,мл.

Согласно его собственному рассказу, в конце 1864, начале 1865 года, незадолго до смерти отца с Робертом Линкольном произошёл поистине странный инцидент. Младшего Линкольна спасли от серьёзных травм и возможной смерти, когда во время происшествия на железнодорожной платформе незнакомец оттащил его к безопасному месту. Оказалось, что этим незнакомцем был Эдвин Бут, старший брат Джона Уилкса Бута. Линкольн позже поддерживал многолетнюю дружбу и, возможно, роман с Люси Хейл, дочерью американского сенатора Джона Хейла и бывшей любовницей и невестой Джона Уилкса Бута. Думаю, что мир тесен.

Говоря об Эдвине Буте, 9 июня 1893 года, когда его гроб несли для погребения (он умер двумя днями ранее), театр Форда таинственным образом рухнул, убив 22 человека и ранив ещё 68. Здание было переоборудовано в государственный архив, и некоторые из документов об убийстве были потеряны под завалом. Всякое бывает.

Сестра Эдвина и Джона Розали Бут умерла при загадочных обстоятельствах в январе 1880; слухи в то время говорили о "таинственном нападении". Эдвин Бут Кларк, сын сестры Эйши Бут и поэтому племянник Джона Уилкса Бута, учился в Аннаполисе и стал военно-морским офицером США, но впоследствии он исчез в море. Официальная версия — покончил жизнь самоубийством, прыгнув за борт. А Джуниус Брутус Бут, патриарх клана Бут, как говорят, сошёл с ума.

Сенатор США Престон Кинг, которому приписывают вместе с несколькими другими якобы воспрепятствование подачи петиции президенту Эндрю Джонсону о помиловании от имени Мэри Сарретт, решил 12 ноября 1865 поплавать в Нью-Йорке с мешком пуль вокруг шеи. Официальная причина смерти — очень инновационный способ самоубийства. Американский сенатор Джеймс Лейн, другой человек, которому приписывают якобы препятствование подачи петиции Джонсону от имени Мэри Сарретт, 1 июля 1866 года выстрелил себе в голову во время выпрыгивания из повозки в Ливенворте, штат Канзас. Или он перерезал себе горло. Выбирайте нравящийся вам вариант.

Изображение Изображение
Сенатор Престон Кинг и сенатор Джеймс Лейн

Сенатор США Джон Коннесс, скорее всего, заговорщик и нёсший гроб на похоронах Линкольна, был помещён в сумасшедший дом, где он впоследствии скончался. В те дни происходило много такого рода вещей. Напичканное опиумом тело Уильяма Петерсона — владельца пансиона, куда сразу же после ранения поместили Линкольна, и где он умер на следующее утро — было найдено на территории Смитсоновского института. Само собой разумеется, его смерть был признана самоубийством.

Изображение
Сенатор Джон Коннесс

Полковник Уильям Браунинг, который был личным секретарём вице-президента Эндрю Джонсона, а также близким другом Джона Уилкса Бута (Браунинг утверждал, что Джонсон тоже был накоротке с Бутом), как полагают, был убит, хотя детали отрывочны. Менее отрывочны детали убийства Фрэнка Бойла и Уильяма Уотсона, оба имели несчастье быть похожими на Джона Уилкса Бута. Их тела были переданы военному ведомству переусердствовавшими дружинниками для получения предлагавшегося вознаграждения. Департамент Стэнтона сокрыл убийства, бесцеремонно избавившись от трупов, один из которых был сброшен в реку Потомак.

Фрэнсис Аделина Сьюард и Фрэнсис Аделина "Фанни" Сьюард имели несчастье быть свидетелями инсценированного нападения на Уильяма Сьюарда, госсекретаря и мужа Фрэнсис и отца Фанни. Фрэнсис умерла от сердечного приступа 21 июня 1865 года, в день летнего солнцестояния, всего через два месяца после убийства Линкольна и якобы покушения на её мужа. Фанни умерла в следующем году 29 октября 1866 года, как раз перед Хэллоуином. Ей был всего двадцать один год; причина её смерти остаётся неизвестной. Несколько лет спустя, в 1870 году Уильям Сьюард по закону "удочерил" свою молодую "партнёршу" Оливию Рисли, которая стала его "дочерью". В то время Рисли было 26, а Сьюарду 69.

Изображение
Уильям Сьюард в масонской позе с дочерью Фанни

Лафайет Бейкер, несомненно, был одним из главных заговорщиков, участвовавших в убийстве Линкольна. Как шпион "честного" Эйба и глава предтечи Секретной службы США НДП4, Бейкер установил правление террора, так же, как он ранее это сделал в качестве члена Комитета Бдительности в Сан-Франциско, грубо попиравшего конституцию США. При тираническом правлении Бейкера (и Стэнтона) было произведено 260 тыс. сомнительных арестов, и около 38 тыс. человек содержались под стражей без суда, как политзаключённые. Бейкер также ввёл в практику такие инновации как полуночные рейды, проникновение в дом без ордера, лишение свободы без выхода под залог и краткосрочные аресты.

Примерно в 1867 году Бейкер опубликовал книгу в которой сообщил о существовании, как тогда говорили, скрываемого дневника Бута. Впоследствии он забаррикадировался в своём доме и сказал друзьям, что тайная клика собирается его убить. С декабря 1867 по февраль 1868 сообщения прессы рассказывали о неоднократных попытках покушения на его жизнь; в него стреляли два раза, кололи ножом на его собственном крыльце, трое или четверо мужчин избили его и пытались похитить. Тем не менее, когда 3 июля 1868 года он оказался мёртвым, было сообщено, что причиной смерти был менингит, что потребовало немедленного и закрытого погребения. Хотя позже эксгумация показала, что причиной смерти на самом деле было отравление мышьяком. Бейкер оставил загадочные заметки, намекая на заговор стоявший за убийством Линкольна с участием одиннадцати членов Конгресса, двенадцати офицеров армии США, троих офицеров ВМС США, одного губернатора, пяти банкиров, трёх общенационально известных газетчиков и одиннадцати богатых промышленников.

Изображение
Лафайет Бейкер

Полицейскому Джону Ф. Паркеру выпала сомнительная честь быть человеком, который должен был охранять Линкольна во время убийства, но вместо этого он решил побродить по соседству, чтобы хорошо напиться. У Паркера была очень сложная история с департаментом, имея множество взысканий за поведение не приличествующее офицеру, матерщину, посещение публичных домов, неуместное применение оружия, сон и пьянство при исполнении служебных обязанностей. Тем не менее, он был назначен охранять президента — решение, которое историки не смогли объяснить. И он был назначен как раз вовремя, чтобы пренебрегать своими обязанностями, когда Линкольн был застрелен.

Паркеру не был объявлен никакой выговор за уход со своего поста, что сделало президента уязвимым. Более того, его вернули на службу в Белый дом — честь, как правило, оказываемая старшим офицерам с безупречным послужным списком. Однако он был уволен со службы в 1868 году, сразу после того, как Стэнтон оставил свой пост военного министра. С тех пор Паркера никто не видел и не слышал, и считается, что он либо был убит, либо скрылся, чтобы избежать смерти.

Далее идёт Эдвин Стэнтон, линкольновский военный министр и сильно невменяемый человек. До появления Стэнтона на общенациональной сцене, его наибольшим предметом гордости был оправдательный приговор для представителя США Даниэля Сиклса, обвинённого в убийстве. 27 февраля 1859 года Сиклс застрелил безоружного Филипа Бартона Кея II, генерального прокурора США по округу Колумбия и сына известного композитора Фрэнсиса Скотта Кея. Стэнтон привёл в защиту временную невменяемость — впервые в истории США.

Изображение
Эдвин Стэнтон

По-видимому, в те дни столь же коррумпированные, как и сегодня, СМИ в подавляющем большинстве поддержали Сиклса, в то же время понося как Кея, так и жену Сиклса, которая, как сообщалось, имела интрижку. Хотя и будучи судимым за уголовное преступление, Сиклсу было разрешено остаться в квартире его тюремщика, принимать неограниченное количество посетителей и, что самое удивительное, иметь при себе своё оружие. Как уже было сказано, Сиклс был оправдан, а затем ему было разрешено сохранить своё место в Палате представителей. Позже он стал генералом Гражданской войны и послом в Испании.

В другом месте биографии Стэнтона мы находим, что за время своей жизни он лично распорядился об эксгумации, по крайней мере, двух тел, одно из которых являлось его дочерью Люси, которая была выкопана около 1842 года. По имеющимся данным, по крайней мере, в течение года Стэнтон держал разлагающийся труп своей дочери в специальном контейнере у себя дома. Нет ничего такого, что бы заставило кого-то сомневаться в его пригодности служить военным министром.

Изображение
Лью Уоллес

Стэнтон стал общенациональной фигурой, когда он 20 декабря 1860 года был назначен президентом Бьюкененом в качестве генерального прокурора, за несколько недель до вступления Линкольна в должность. Он продолжал обладать значительной властью как в администрациях Линкольна, так и Джонсона. В самом деле, попытка Джонсона уволить Стэнтона привела непосредственно к процедуре импичмента, начатой против него. Однако 24 декабря 1869 года царствование Стэнтона пришло к концу, когда он умер по неустановленной причине (хотя некоторые сообщения намекают на самоубийство, так же, как якобы поступил его брат в 1846 году). Он был назначен президентом Грантом членом Верховного суда США и утверждён Сенатом США, но умер, не успев занять это место.

Это уж очень много трагедий, произошедших с таким большим количеством людей, которые знали больше об убийстве Линкольна, чем им следовало. Хотя был, по крайней мере, один человек, которому улыбнулась удача. Генерал-майор Лью Уоллес был членом неимоверно коррумпированного военного трибунала, который заседал по делу Мэри Сарретт и других. В 1880 году он стал гораздо более известен как писатель исторической беллетристики, когда написал и опубликовал бестселлер девятнадцатого века, роман "Бен-Гур". Более ста лет спустя, он всё ещё переиздаётся.

Продолжение следует...


1 Уильям "Билл" O’Рейли (William "Bill" O’Reilly; род. 1949) — американский журналист, политический обозреватель, ведущий телепрограммы "Фактор О’Рейли" на телеканале "Fox News Channel". Является также автором нескольких книг по социально-политическим проблемам США. Один из наиболее известных политических обозревателей на американском телевидении.
2 Джефферсон Финис Дэвис (Jefferson Finis Davis, 1808-1889) — американский военный и политический деятель, первый и единственный президент Конфедеративных Штатов Америки (1861-1865).
3 Джек Руби — владелец ночного клуба в Далласе, широко известный тем, что 24 ноября 1963 года застрелил в полицейском участке Ли Харви Освальда, задержанного по подозрению в убийстве президента США Джона Кеннеди. Согласно официальной версии, скончался в 1967 году в тюрьме от рака лёгких.
4 NDP (National Detective Police) — государственная сыскная полиция.

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part I

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 10 Май 2014 - 05:47

Изображение Изображение Изображение

#2 sphynx

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 3 638 сообщений
  • LocationСнежинск

Отправлено 01 Февраль 2014 - 08:44

Спасибо за очень интересный материал.

Автор опроса не предполагает варианта, что наврали не всё или не всё верно?

#3 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 01 Февраль 2014 - 08:57

Просмотр сообщенияsphynx (01 Февраль 2014 - 08:44 ) писал:

Автор опроса не предполагает варианта, что наврали не всё или не всё верно?
Предполагаю, поэтому и написал "в основном". А насколько в основном?
Ну, например, если Ли Харви Освальд всё-таки стрелял и попал в президента, и был маньяком-одиночкой, но, скажем, некоторые детали его биографии были сокрыты или, даже, Руби не самому пришла в голову мысль помочь следствию, то это будет "в основном верная версия". А вот если он не стрелял или даже стрелял, но заказчик был другой... Ну, в общем, думаю, понятно.
Изображение Изображение Изображение

#4 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 14 Февраль 2014 - 07:08

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть II

Дэвид Мак-Гоуан

9 февраля, 2014


Я знаю, что вы, должно быть, думаете: "Как, чёрт возьми, вы могли исключить из предыдущей статьи Фрэнсиса Тамблти? По сравнению с ним такие ребята, как Бостон Корбетт, Генри Рэтбоун и Эдвин Стэнтон кажутся совершенно нормальными. И чьё имя, как не достопочтенного д-ра Фрэнсиса Тамблти, в годы после убийства упоминалось в новостях в окружении странных аспектов? И кроме того, не заслуживает ли он почётного упоминания хотя бы за нелепый волосяной покров лица?"

Действительно, я не могу ничего из этого оспорить. Я думаю, что это, вероятно, было подсознательным упущением, чтобы у меня было что-то очень интересное для начала этой статьи. Потому что, как гласит повествование, история Фрэнсиса Тамблти чертовски интересна. И очень необычна. Но прежде чем приступить, я также должен сразу добавить в этот список отца Уигета. Не так много можно выкопать на его счёт, за исключением того, что он был назначен духовным наставником Мэри Сарретт во время краткого периода её пребывания в своей камере в ожидании казни, и что он вскоре скончался.

Переходим теперь к герою дня. Фрэнсис Тамблти был арестован 5 мая 1865 года, по подозрению в соучастии в заговоре с целью убийства Авраама Линкольна. Тамблти был партнёром — а по некоторым сообщениям когда-то и работодателем — казнённого заговорщика Дэвида Герольда. О его аресте распорядился военный министр Эдвин Стэнтон. Хотя чтобы быть справедливым к Тамблти, следует отметить, что он был всего лишь одним из примерно 2000 человек, арестованных в качестве возможных заговорщиков. Вот как всё это работает в условиях демократии, видите ли — сначала бросают в тюрьму, а потом задают вопросы.

Изображение
Достопочтенный доктор Фрэнсис Тамблти

В любом случае, Тамблти продержали почти месяц, прежде чем отпустить 30 мая 1865 года. До ареста он жил очень яркой жизнью. Родившегося около 1833 года и выросшего в Нью-Йорке, Тамблти многие считали шарлатаном и чудаком. Будучи ещё несовершеннолетним, он, по сообщениям, распространял порнографические материалы. Вскоре он превратился в шарлатана "индийского целителя", которого за мошенничество выгнали из многих местностей страны. В одном случае он был непосредственно ответственен за смерть "пациента", хотя и не понёс наказания за свои действия. По одной из версий, у него в Вашингтонском доме (округ Колумбия) была выставлена коллекция человеческих маток.

Спустя двадцать три года после своего ареста в Вашингтоне Тамблти снял жильё не где нибудь, а в пансионе в лондонском районе Уайтчепел. С тех пор многие исследователи называли Тамблти главным подозреваемым во всё ещё нераскрытых убийствах Джеком Потрошителем. После ареста 7 ноября 1888 года за "грубую непристойность", 20 ноября Тамблти бежал из страны под вымышленным именем и быстро вернулся обратно в США, где и умер примерно пять лет спустя.

Спрашивается, каковы шансы, что один и тот же человек будет подозреваемым в двух таких совершенно разных и, казалось бы, не связанных преступлениях? Два преступления разделённые огромным океаном и периодом в почти два с половиной десятилетия? Наверное, такие же шансы, что и у такого человека, как Джон Филлипс, иметь отношение как к убийству Чёрного Георгина, так и к кровавой бане Мэнсона.

*******************************************************


Ниже показан однозарядный крупнокалиберный пистолет, который, согласно всем нам хорошо знакомой легенде, использовал Джон Уилкс Бут для убийства президента Авраама Линкольна. Являясь одним из наиболее знаковых предметов исторической коллекции, которые только может предложить эта страна, в течение многих десятилетий он был выставлен напоказ, увиден миллионами и описан тысячами. Но и после 149 лет, похоже, никто не задался вопросом, почему Бут, по всем отзывам, умный и образованный человек, выбрал на дело такое нелепое оружие.

Изображение

Давайте представим, что это вечер 14 апреля 1865 года, и вы Джон Уилкс Бут. Ваша миссия — убить президента. В переполненном театре. В самом сердце Вашингтона, который в то время был сильно укреплён и военизирован. Потому что, знаете ли, идёт война. И база противника в Ричмонде, штат Вирджиния, который находится всего в 100 милях. Так что столица страны кишит вооружёнными военнослужащими, вооружёнными патрулями полиции и вооружёнными бандитами на службе Бейкера и Стэнтона.

Значит, ваша миссия не будет лёгкой. У президента вооружённая охрана, или, по крайней мере, она должна быть. Он также должен быть в компании генерала Улисса Гранта, который, как известно, всегда вооружён. Конечно, Грант случайно решил свалить к чёрту оттуда, всего за несколько часов до того, как он должен был сопровождать Линкольна в театр, но у вас нет никакой возможности узнать об этом, так же, как вы никоим образом не можете знать, что Паркер покинет свой ​​пост. И в театре Форда не будет нехватки других вооружённых людей, в том числе капитана армии Теодора Мак-Гоуана (не родственник), который сидит в непосредственной близости от двери ложи Линкольна.

Таким образом, вы должны полагать, что вам надо будет пройти мимо, по крайней мере, двух вооружённых спутников, и, возможно, большего числа, чтобы добраться до президента. И вам нужно будет сделать это без единого выстрела, так как у вас всего один, и вам его нужно приберечь для Эйба. А поскольку ваш единственный реальный шанс убить Линкольна из вашего страшно неточного оружия состоит в том, чтобы подкрасться к нему сзади и выстрелить в упор в голову, вам нужно будет пройти всех охранников без какого-либо шума. А так как Грант тоже якобы в списке на убийство, вам надо будете убить и его, что, я думаю, вы должны будете сделать отдубасив его вашим разряженным пистолетом. Это должно прекрасно сработать.

Изображение
Театр Форда, около 1865 года

И кстати, вы не с самоубийственным заданием, поэтому даже если вам каким-то образом удалось успешно убить президента, и, возможно, также генерала Гранта, перед вами всё ещё стоят несколько серьёзных проблем. Прежде всего, вам нужно будет сбежать из театра, полного людей, многие из которых вооружены. Потому что в апреле 1865 года — начале эпохи, которая будет мифологизирована как дни "Дикого Запада", пистолеты везде и при всех. А вы, конечно, уже отстрелялись и будете безоружным.

Если вам каким-то образом удалось убраться из театра, то вам придётся столкнуться с непростой перспективой, перебравшись через Потомак, выскочить из города. И, как я уже возможно упоминал, округ Колумбия кишит вооружёнными солдатами, вооружёнными шпионами и вооружёнными полицейскими, а также вооружёнными гражданами. А вашим единственным средством самозащиты будет кинжал, который, скорее всего, не будет очень эффективным.

Ваша цель — добраться до моста военно-морской верфи, который через Потомак доставит вас в относительную безопасность. Но даже если вы его и достигнете, вам всё равно надо преодолеть большое препятствие: на мосту строгий комендантский час, и у вооружённой охраны чёткий приказ не позволять никому пересекать его без разрешения. При попытке перебраться, вас, в любом случае, застрелят. Пистолет может пригодиться, но у вас его нет.

Изображение
Мост военно-морской верфи — путь Джона Уилкса Бута из города

Напомним, что вы поставили перед собой очень амбициозную цель. Вы должны сначала добраться до президента, который сидит в частной ложе в переполненном театре, в окружении, по крайней мере, двух вооружённых спутников. Затем вы должны одним выстрелом убить президента, потому что ваше оружие не даёт вам второго шанса, а также как-то убить генерала Гранта. А потом вы должны безоружным сначала сбежать из театра, а затем и из города, и вы должны пройти мимо вооружённой охраны на мосту. И вы должны сделать всё это всего с одной пулей. Трудно понять, как при таком гениальном плане что-то может пойти не так.

Конечно, не обязательно делать именно так. Есть и другие виды оружия. Оружие более подходящее для вашей задачи. И как якобы агент Южан, вы, безусловно, должны знать это. В конце концов, именно партизанские группы Конфедерации впервые применили тактику "шок и трепет", используя мощь подавляющего огня множества револьверов. Мы все видели образы стрелков Дикого Запада, отчаянно скачущие с вожжами в зубах и стреляющие с обеих рук шестизарядными револьверами. Вполне естественно отмести такие сцены, как избитые сюжеты Голливуда. Но как ни странно, на самом деле это не так. Соединения мятежников, такие как "Рейнджеры Мосби" и "Рейдеры Куантрила" действительно обучались делать именно это. И они носили сделанные на заказ кобуры, в которые вставлялось до шести револьверов — по три с каждой стороны. Это позволяло им сделать целых 36 выстрелов, прежде чем их ошеломлённые противники-северяне, вооружённые мушкетами, могли перезарядить и сделать всего лишь второй выстрел.

Эти полумифические фигуры в американской истории, известные нам, как Фрэнк и Джесси Джеймс, и Джим, Боб, Джон и Коул Янгеры, а также Билл, Грат, Боб и Эммет Далтоны, приобрели навыки, которые они позже применили как "преступники Дикого Запада", гарцуя вместе с такими как Уильям Куантрил и "Кровавый Билл" Андерсон. Но не в этом дело — суть в том, что револьверы легко достать, и они лучше послужат вам, чем почти никчёмный однозарядный "дерринджер". А по официальной версии, у вас определённо было, по крайней мере, два (на фото ниже).

Изображение

Также есть и другие вещи, о которых вы могли бы подумать, например, не совершать это преступление в качестве Джона Уилкса Бута. Ведь вы, в конце концов, известный театральный актёр, а это значит, что вы также специалист по гриму и костюмам. Потому что в ваши времена вы и ваши современники должны были сами заниматься этим, и значит вы путешествуете с парой больших чемоданов заполненных такими вещами, как парики и фальшивые бороды. Чтобы не быть легко узнаваемым, вам несложно убедительно загримироваться. И тогда вам не придётся беспокоиться о том, чтобы выбраться из города живым; всё что вам нужно сделать, это убраться из театра, быстро снять грим, а затем вы можете дать кругаля и присоединиться к толпе в Форде, вообще не вызывая никаких подозрений.

И вам, в конце концов, есть много чего терять. Даже если вам удастся выбраться из округа Колумбия, ваш образ жизни и карьера будут далекими воспоминаниями. Вся ваша слава, всё обожание женщин, весь успех, всё богатство ... всё это будет потеряно, если вы совершите преступление как Джон Уилкс Бут. Так что вам, возможно, следовало бы загримироваться. И заменить этот дерринджер на револьвер или даже два. А может быть, привести одного или двух сообщников для увеличения огневой мощи. У вас довольно большой выбор сообщников.

Вы также могли бы ещё раз подумать над тем, действительно ли театр Форда лучшее место для этого дела. Согласно многочисленным историкам, у Линкольна была дурная привычка игнорировать советы помощников и, время от времени, гулять по Вашингтону без сопровождения, тем самым опасно подставляясь. Это могло бы чуть помочь успешному осуществлению плана.

Изображение
Фанни Браун, одна из многих любовниц Бута

Таким образом, скорее всего, ваш наилучший шанс совершить покушение на жизнь Линкольна, когда он один и без защиты. И вам, вероятно, следует, на всякий случай, захватить с собой более впечатляющее оружие. Если вы определённо решились сделать это в театре, то вам не мешало бы изменить внешность и взять с собой ещё пару стрелков на случай, если один или двое будут убиты или не смогут добраться до президента. Вероятно, самый дурацкий вариант это пойти в одиночку, как Джон Уилкс Бут, и вооружиться одним дерринджером. Но, я думаю, победителей не судят ... не так ли?

Между тем, перед одним из ваших товарищей по оружию Льюисом Пейном/Пайном/Пауэллом тоже стоит сложная задача. Его цель — убийство линкольновского госсекретаря Уильяма Сьюарда, который выздоравливает в своей роскошной усадьбе в самом центре округа Колумбия после серьёзной травмы в результате падения из конного экипажа всего за девять дней до этого. У Сьюарда была сломана нижняя челюсть, правая рука, порвана связка ступни, и в сильных синяках большая часть тела.

Поэтому 63-летний секретарь физически уязвим, но убить его всё равно не просто. Для начала, Пейну нужно будет проникнуть в усадьбу. Затем ему надо будет найти Сьюарда, не зная плана дома или на каком этаже, или в какой из многих комнат находится секретарь. И ему надо будет пройти мимо многих людей, потому что в доме не менее восьми здоровых взрослых, пятеро из них мужчины и двое военнослужащие. И в доме есть наготове оружие. И как я, возможно, уже упоминал, по всему городу вооружённые патрули, и они вполне способны быстро среагировать на любые признаки тревоги в резиденции государственного секретаря.

Изображение
Вид на театр Форда сзади и "Аллею Крестителя"

Нападение на Сьюарда было практически полностью стёрто из наших учебников истории, но в 1865 году оно изображалось как неотъемлемая часть заговора против Линкольна, особенно во время показательного суда над предполагаемыми заговорщиками. В настоящее время оно упоминается лишь вскользь, если вообще упоминается. Вероятно потому, что эта история не имеет много смысла.

В доме: травмированный госсекретарь Уильям Сьюард; чёрный раб Сьюарда Уильям Белл; Фредерик Сьюард, сын Уильяма, а также его помощник госсекретаря; ещё один сын и кадровый офицер майор Огастус Сьюард (который через несколько недель будет повышен в звании до подполковника); личный дежурный Сьюарда рядовой Джордж Робинсон (который через несколько недель будет повышен в звании до сержанта); курьер Госдепартамента США Эмерик Ханселл; жена секретаря Фрэнсис Сьюард (которая очень скоро умрёт); его дочь Фанни Сьюард (которая довольно скоро умрёт); и, наконец, жена одного из сыновей Сьюарда.

Пейн, конечно, идёт в одиночку, как и Бут, по причинам, которые, по-видимому, никогда не требовали объяснений. Пять здоровых мужчин в доме (по крайней мере двое из них, скорее всего, вооружены) могут оказать физическое сопротивление. Три женщины будут представлять меньшую угрозу, но, скорее всего, одна или несколько выбегут на улицу, чтобы позвать близкие патрули. И даже только то, что на пути так много людей, сделает для Пауэлла чрезвычайно трудной задачу контролировать ситуацию.

Изображение
Ещё одна из любовниц Бута, на этот раз безымянная

Задача Пейна мало чем отличается от задания Бута; он должен войти в здание, не взирая на какое-либо сопротивление, проложить себе путь к цели, поразить цель, не взирая на какое-либо сопротивление, проложить себе путь назад из здания, а затем каким-то образом выскользнуть из Вашингтона. Но в отличие от Бута, у Пейна для работы не будет даже и одной пули. Вместо этого, он идёт на дело вооружённый только дубинкой и ножом. И он вернётся с пустыми руками.

Строго говоря, при нём будет пистолет, но он поломан и полезен только в качестве дубинки. Находясь в городе наводнённом оружием, Пейн решил принести с собой нерабочий пистолет. И это означает, что, к счастью для Сьюарда, никто не умрёт.

Однако как только Пейн попадёт в поместье, которое находится всего в полдюжине кварталов от театра Форда, он оставит за собой довольно разрушительный след. Фредерик Сьюард, как сообщается, получит серьёзное проникающее ранение в голову, и его череп окажется проломлен в двух местах. Майор Огастус Сьюард также получит тяжёлые травмы головы, а в одном источнике утверждалось, что он был наполовину скальпирован. Рядовой Робинсон тоже будет тяжело ранен, получив глубокое ножевое ранение в грудь. Эмерик Ханселл также получит, по крайней мере, одну глубокую и очень серьёзную грудную рану. И Фанни Сьюард будет ранена несообщавшимся способом. А Уильям Сьюард, лежавший в постели на спине и не имевший возможности себя защитить, будет жестоко поранен ножом в голову и шею, но, несмотря на его уже ослабленное состояние, чудом выживет.

*******************************************************


Трудно поверить, что нападение на государственного секретаря Сьюарда вообще имело место. Льюис Пейн якобы тяжело ранил шесть человек в рукопашном столкновении, четверо из них здоровые мужчины, и тем не менее, как показывают фотографии, сделанные вскоре после его ареста всего несколько дней спустя, на нём не было даже и царапины. Он якобы бросил свою шляпу, пистолет и нож, создав полезный доказательной след, но зачем ему оставлять своё единственное оружие? Он также якобы оставил в лесу, на границе округа Колумбия окровавленное пальто с перчатками и фальшивыми усами в кармане. Льюис Пейн, очевидно, предпринял очень продуманную попытку убийства.

Изображение
Льюис Пейн, апрель 1865

Описания ранений жертв поступили от трёх человек, которые первыми удачно прибыли на место преступления: военный министр Эдвин Стэнтон, министр военно-морских сил Гидеон Уэллс и врач генерал Джозеф Барнс. Действительно, типичная команда первого реагирования. Никто из них не сообщал о нахождении там Огастуса. Стэнтон поначалу утверждал, что только Уильям Сьюард, Фред Сьюард и Джордж Робинсон получили ранения; Огастус Сьюард, Эмерик Ханселл и Фанни Сьюард были позже добавлены в список потерпевших, по-видимому, чтобы у обвинения были подходящие свидетели. Прошёл целый месяц, прежде чем Фанни Сьюард выступила со своим рассказом о нападении.


Огастус был позже представлен на судебном процессе в качестве как жертвы, так и очевидца нападения — нападения, которое, по всей видимости, не имело места, в доме, где его на самом деле в то время не было. Его показания дико расходились с показаниями Робинсона и с показаниями обоих мужчин, утверждавших, что они были в комнате и лично видели нападение на Уильяма Сьюарда. Мало того, что их свидетельства существенно отличаются, но ни один не смог объяснить, почему находясь оба в комнате, а также с Фредериком и Ханселлом тоже в доме, они не смогли защитить секретаря.

Изображение
Этот замечательный снимок Пейна, сделанный в апреле 1865 года, был заботливо раскрашен

Невозможно определить, действительно ли это сомнительное нападение имело место, но оно выглядит крайне маловероятным. Кажется логистически невозможным для одного едва вооружённого человека сделать то, что Пейн, как предполагается, сделал. И кажется физически невозможным сделать это, не получив ни единого видимого повреждения. Нет реальных доказательств того, что Пейн когда-либо входил в дом. Единственными когда-либо существовавшими "доказательствами" являются сомнительные (и противоречивые) свидетельства якобы жертв и высокопоставленных чиновников кабинета, которые случайно первыми оказались на месте.

Давайте теперь кратко рассмотрим ключевые элементы этой истории: двое убийц; три цели; множество людей на пути к целям; много других людей на пути бегства с места преступления; город фактически на военном положении; и одна, только одна пуля. Кто-нибудь заметил что-то странное в этом сценарии?

Продолжение следует...


Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part II

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 10 Май 2014 - 06:37

Изображение Изображение Изображение

#5 skifbash

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 127 сообщений

Отправлено 02 Март 2014 - 11:34

Линкольн - это уже история. А вот как убили Машерова? Точнее, кто инициатор?
Что со смертью Ю.В. Андропова?
Кто, за что и как убил Рохлина?
Лебедя?
..............
Эти имена являются частью непосредственно нашей истории, и куда более важны для нас, чем заокеанские разборки давным давно...

#6 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 03 Март 2014 - 06:55

Просмотр сообщенияskifbash (02 Март 2014 - 11:34 ) писал:

Линкольн - это уже история. А вот как убили Машерова? Точнее, кто инициатор?
Что со смертью Ю.В. Андропова?
Кто, за что и как убил Рохлина?
Лебедя?
..............
Эти имена являются частью непосредственно нашей истории, и куда более важны для нас, чем заокеанские разборки давным давно...

Терпение. Через 100 лет узнаем.

Д.Мак-Гоуан «Хвост виляет лунным пёсиком», Часть I

Цитата

Вашингтону нет необходимости говорить правду, скажем, об убийстве Кеннеди. В конце концов, они лгали об убийстве Линкольна в течение почти ста пятидесяти лет, и всё сходило с рук.

Так что, возможно, и через 100 лет не узнаем. :)
Изображение Изображение Изображение

#7 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 12 Апрель 2014 - 11:55

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть III

Дэвид Мак-Гоуан

16 марта, 2014


Кто-нибудь заметил нечто странное на двух снимках Льюиса Пауэлла в моей предыдущей статье? Ну хоть что-то? Кроме, конечно, того, что один из них раскрашен, что делает его удивительно современным? Потому что это, несомненно, очень необычные фотографии.

Во всей задокументированной истории нет ничего подобного им, за исключением замечательных снимков большинства его якобы сообщников. И, возможно, теперь пришло время познакомиться с этими предполагаемыми заговорщиками, начиная с довольно стильного джентльмена на фото ниже — мистер Сэмюэл Блэнд Арнольд, который выглядит почти как актёр 21-го века, позирующий для рекламного фото своего последнего блокбастера.

Изображение

В момент убийства Арнольду было тридцать, и он работал складским клерком в крепости Монро, штат Вирджиния. Говорят, что раньше он был солдатом Конфедерации, хотя кажется весьма вероятным, что на самом деле он был шпионом северян (как представляется, то же самое справедливо почти для всех якобы сообщников Бута). Документы Бюро военного правосудия (бесспорно, не соответствующее действительности название) содержат следующие лакомые кусочки информации на Арнольда:

"Сэмюэл Б. Арнольд родился в Джорджтауне, округ Колумбия в семье весьма уважаемых родителей... Сначала его отправили учиться в Джорджтаунский колледж, откуда он был отправлен в округ Балтимор к преподобному Дж.Х.Дашилсу, когда его родители переехали из Джорджтауна в Балтимор. Один год он провёл в округе Рокингхэм, штат Вирджиния под присмотром преподобного мистера Гиббинса, а потом был отправлен в Санкт-Тимоти Холл в Катонсвилл, штат Мэриленд и помещён под начало преподобного Л.Ванбакелина".

Здесь нарисована картина хорошо образованного молодого человека, который получил довольно привилегированное воспитание в столице страны и её окрестностях. Не такой человек, от которого можно было бы ожидать, что он наденет форму Конфедерации, если только не сделал это как агент северян. Военный трибунал признал Арнольда виновным в соучастии в заговоре с целью убийства Линкольна, и он получил пожизненное заключение. Однако отбыл только четыре года, получил помилование президента Джонсона и был выпущен в 1869 году. Арнольд дожил до преклонного возраста семидесяти двух лет и скончался в день осеннего равноденствия 1906 года.

Далее идёт Майкл О'Лафлин (или О'Лафлен — оба варианта фигурируют в литературе об убийстве), который как и Арнольд оказался сурово красивым, хорошо одетым молодым человеком из состоятельной семьи. Всего лишь двадцати четырёх лет от роду в момент убийства Линкольна, О'Лафлин с детства знал Бута, когда они жили в Балтиморе через улицу друг от друга (Арнольд также был другом детства мистера Бута). Документы Бюро военного правосудия дают следующую информацию на О'Лафлина:

"Майкл О'Лафлин родился в Балтиморе... Он получил образование в школе, руководимой весьма уважаемым Учителем, на пересечении улиц Фронт и Лафайет и после окончания школы учился ремеслу отделочной штукатурки, а также приобрёл навыки гравировки. Компания, в которой он обычно вращался, была не такого свойства, чтобы человек несклонный ко злу сделал подобный выбор. Внешне он обычно выглядел благородно".

Изображение

В 1865 году О'Лафлин работал на своего старшего брата клерком в кормовом магазине в Балтиморе. Согласно правительственным документам, этот брат был членом Рыцарей золотого кольца1. Показания военному трибуналу указывают на то, что Майкл, скорее всего, тоже был их членом. Осужденный этим трибуналом, О'Лафлин был приговорён к пожизненному заключению, которое оказалось смертным приговором, когда он в тюрьме заболел жёлтой лихорадкой и умер, как ни странно, на осеннее равноденствие 1867 года или около того. Его останки преданы земле на том же Балтиморском кладбище, где находятся Арнольд и Бут.

Как Арнольд и О'Лафлин (и Бут), Дэвид Эдгар Герольд (часто в публикациях называется как Дэвид Геральд) был хорошо образованным молодым человеком из состоятельный семьи. Герольд родился в штате Мэриленд и вырос — где же еще — в Вашингтоне, округ Колумбия. Его отец был главным клерком в магазине Вашингтонской военно-морской верфи — та же самая Вашингтонская военно-морская верфь, охраняемый мост которой Буту и Герольду было необъяснимым образом разрешено пересечь в ночь на 14 апреля 1865 года.

Герольд учился в Джорджтаунском колледже, затем Риттенхауской академии, а затем в престижной Военной академии в Шарлотт-Холле. Позже он работал с несколькими фармацевтами и врачами, в том числе, с нашим старым знакомым "​​Д-ром" Фрэнсисом Тамблти. Однажды в 1863 году, когда его отправили в Белый дом, чтобы доставить бутылку касторового масла, Герольд имел честь лично встретиться с президентом Линкольном.

Изображение Изображение

Судимый вместе с семью своими предполагаемыми сообщниками, Герольд был признан виновным и приговорён к смертной казни через повешение. Этот приговор был приведён в исполнение 7 июля 1865 г., сразу после двадцать третьей годовщины со дня рождения Герольда. Как и следовало ожидать, он был похоронен на кладбище Конгресса в Вашингтоне, округ Колумбия.

Пока мы познакомились с четырьмя мужчинами (Бут, Герольд, Маклафлин и Арнольд), которые все выросли, жили и работали в Балтиморско-Вашингтонском регионе. Учитывая, что заговор с целью убить Линкольна, в том виде как он всеми признаётся, неизменно подаётся как заговор Конфедератов, похоже, в их группе было не слишком много южан. Однако был, по крайней мере, один — наш старый друг Льюис Торнтон Пауэлл.

Самый молодой из предполагаемых заговорщиков — всего двадцати лет на момент убийства — Пауэлл был также известен как Льюис Пейн, Льюис Пайн, Преподобный Вуд, Преподобный, Джеймс Вуд, Мосби и Кинчело; а также и под другими псевдонимами. Как подразумевает туман с его именами, по многим свидетельствам похоже, что он был разведчиком. Пауэлл вырос в Алабаме, Джорджии и Флориде, а его образованием занимался отец, преподобный Джордж К. Пауэлл.

Изображение

Льюис поступил на службу в молодом возрасте — шестнадцати или семнадцати лет, в зависимости от источника. Два старших брата Пауэлла тоже служили, все трое во 2-м Флоридском пехотном полку. Льюис был единственным из троих, выжившим на Гражданской войне. Раненый при Геттисберге в начале июля 1863 года, он был взят в плен и отправлен в госпиталь для военнопленных. После выздоровления его отправили на работу медбратом в больницу в Балтиморе, откуда он якобы сбежал, очевидно, просто выйдя через двери.

По словам историка Теодора Роско («Паутина заговора»), после этого его "передвижения трудно отследить". Писатель Джим Бишоп добавляет в книге «День, когда был убит Линкольн», что "В его (послужных) записях есть необъяснимое тёмное место". Согласно многим источникам, он стал работать с военизированными формированиями, служа под началом Джона Синглтона Мосби. В январе 1865 года он появился в пансионе в Балтиморе, штат Мэриленд и якобы стал заговорщиком в деле убийства Линкольна. 7 июля 1865 года он был повешен.

Существует мало свидетельств того, что Пауэлл вообще знал Бута, хотя апокрифические росказни часто говорят о встрече в театре очень молодого Льюиса с Бутом после выступления знаменитого актёра. Похоже, вообще нет никаких доказательств его связи к другим предполагаемыми заговорщиками. Однако он очень удачно сфотографирован.

Возвращаясь на север, мы далее знакомимся с незадачливым Недом Спэнглером, также известным как Эд Спэнглер, Эдвард Спэнглер, Эдман Спэнглер и Эдмунд Спенглер. В свои тридцать девять являясь старейшим из предполагаемых мужчин-заговорщиков, Спэнглер был подмастерьем плотника родом из Пенсильвании, хотя и провёл большую часть своей жизни в районе Балтимора. Во время Гражданской войны он жил в Вашингтоне, округ Колумбия, где в качестве плотника и рабочего сцены работал в театре Форда.

Изображение Изображение

Спэнглер познакомился с Бутом много лет назад, когда работал над семейным особняком семьи Бутов «Тюдор». После убийства Линкольна он был обвинён в помощи Буту с лошадью и пособничестве побегу актёра из театра. Однако эти обвинения, в лучшем случае, сомнительны. Приговорённый к шести годам лишения свободы — наиболее мягкому приговору, вынесенному военным трибуналом, через четыре года он был помилован президентом Эндрю Джонсоном. 7 февраля 1875 года Спэнглер умер, как сообщалось, от туберкулеза.

Далее идёт единственный иностранец в группе Джордж Эндрю Атцеродт, которого в возрасте восьми лет привезли в Америку из Германии. Выросший — где же ещё — в Мэриленде, Атцеродт и его брат владели мастерской по ремонту карет, где Джордж работал маляром. На момент убийства ему было двадцать девять.

Изображение Изображение

Военный трибунал утверждал, что Атцеродт отвечал за убийство только что избранного вице-президента Эндрю Джонсона, но он якобы потерял самообладание и не выполнил задание. По правде говоря, нет никаких реальных доказательств того, что Джонсон, который, вероятно, участвовал или, по крайней мере, знал о заговоре, когда-либо был мишенью. Как и со Стэнтоном, это был тот случай, когда заговорщики сами утверждали, что были потенциальными жертвами. Атцеродт был признан виновным в его якобы преступлениях и повешен 7 июля 1865 года.

Седьмым из названных заговорщиков был ещё один житель Мэриледа Сэмюэл Мадд. Как и многие другие, Мадд родился в большой обеспеченной семье и был хорошо образован, окончив Джорджтаунский колледж в округе Колумбия и медицинский факультет Университета штата Мэриленд в Балтиморе. Мадд работал земским врачом, содержал табачную ферму и, как сообщается, был рабовладельцем, который питал симпатии к южанам.

Изображение

В то время тридцати двух лет от роду, Мадд вместе с другими предстал перед судом по обвинению в пособничестве, подстрекательстве к заговору Бута и оказании медицинской помощи раненому актёру. О его фактической роли неистово спорят ортодоксальные историки, и все они сильно искажают обстоятельства убийства Линкольна. Трибунал приговорил Мадда к пожизненному заключению, но он был помилован Джонсоном всего четыре года спустя.

Теперь, познакомившись с семью из девяти человек, представших перед судом в качестве предполагаемых сообщников Бута, есть ли что-нибудь необычное, выделяющее снимки, украшающие эту статью? Хоть что-нибудь? И имейте в виду, что это официально заказанные для дела фотографии. Но они, несомненно, нисколько не похожи на какие-либо другие когда-либо сделанные для протокола снимки. Конечно, нет таких же снимков Ли Харви Освальда. Или Серхан Серхана. Или Шарля Гито. Или Леона Чолгоша. Или Джеймса Эрл Рея. Или Джона Хинкли. Или Марка Дэвида Чепмена2. Или любого другого обвинённого в убийстве или пытавшегося совершить громкое убийство. Или кого-нибудь арестованного по подозрению в совершении какого-либо преступления.

Видите ли, ни у кого другого не было одного из лучших профессиональных фотографов эпохи, снимавшего для криминального досье. Ни у кого другого не было красивого фона, профессионального освещения, лестных поз и ракурсов. И никто больше не был сфотографирован Александром Гарднером, человеком давно знаменитым своими последними известными снимками президента Авраама Линкольна.

Когда его позвали сфотографировать людей, обвиняемых в заговоре против президента, конечно, Гарднер оказался на высоте. Снимки предполагаемых Линкольновских заговорщиков, возможно, являются лучшей работой когда-либо сделанной этим фотографом Гражданской войны. По сравнению с ними, портреты жертвы заговорщиков, сделанные незадолго до смерти Линкольна, довольно тусклы.

Изображение Изображение

Тот же самый Александр Гарднер был также человеком, который всего через несколько недель после с душой сфотографированных предполагаемых заговорщиков, сделал снимки некоторых из этих же заговорщиков, которых привели к виселице и повесили. И тот же человек, который сделал официальные снимки похорон Линкольна. И тот же человек, который сделал единственный снимок, как утверждалось, трупа Джона Уилкса Бута, после того как актёр был якобы застрелен и перевезён в Вашингтон.

Изображение

Изображение

Слева направо: Мэри Сарретт, Льюис Пауэлл, Дэвид Герольд и Джордж Атцеродт.

Однако этот снимок не будет здесь показан по причинам, объяснённым писателем У.К.Джеймсоном («Возвращение убийцы»): "После работы комитета по опознанию тело был сфотографировано одним из его членов Александром Гарднером. Гарднер работал в присутствии детектива военного ведомства Джеймса А.Уорделла. Гарднеру было разрешено сделать всего один снимок, и его затем быстро препроводили в фотолабораторию для проявки. Уорделл всё время стоял рядом, а когда снимок был закончен, Уорделл забрал его вместе с пластиной... Спустя несколько секунд Лафайет Бейкер забрал фотопластинку у Уорделла. В ответ на последующие запросы правительство отрицало, что были сделаны какие-либо фотографии трупа... По сей день никто не знает, что случилось со снимком или с пластиной".

Теодор Роско добавляет, что "безусловно Гарднер дал стеклянную пластину Лафайету Бейкеру или Стэнтону. Но глава Секретой службы не упомянул об этом в своих записях. Стэнтон никогда не упоминал об этом. Записи военного ведомства как немые молчат на эту тему. Эта фотография никогда не публиковалась".

Во всём этом нет ни капли странности. Возвращаясь теперь к коллекции самых гламурных криминальных снимков, следует отметить, что даже за рамками просто их существования, есть и другие любопытные детали, касающиеся этих фотографий. Например то, что фото доктора Мадда, которое было официально опубликовано и приведено выше, на самом деле вообще не является его снимком. Похоже, что это двоюродный брат Джорджа Атцеродта Хартманн Рихтер, который никогда не был обвинён в каком-либо соучастии в заговоре с целью убийства. Настоящий доктор Мадд изображён ниже.

Изображение

И, наконец, человек на следующем снимке, официально сфотографированный как заговорщик, но так никогда и не обвинённый, не судимый и даже не опознанный. Правительство просто сделало вид, будто он никогда не существовал.

Изображение

Внешний вид предполагаемых заговорщиков на этих выдающихся снимках резко контрастирует с обращением с ними на протяжении всего их заключения, которое может быть описано только как варварское. Лодыжки и запястья подозреваемых держали в кандалах. Всё время, кроме нахождения в суде, их заставляли носить специально разработанные тяжёлые кожаные капюшоны. Капюшоны очень плотно сидели и имели накладки, которые чрезвычайно сильно давили на глаза заключённых, вызывая сильную боль и к тому же подвергая носящего длительной сенсорной депривации. Некоторые из заключенных также имели железные ошейники прикреплённые цепью к тяжёлому металлическому шару. Их они тоже должны были носить всё время.

Все подозреваемые содержались в крошечных одиночных камерах, оснащённых только тонким соломенным матрацем, изношенным армейским одеялом и открытой бадьёй в качестве туалета. К ним совсем не допускали посетителей, а их охранникам даже запретили говорить с ними. Всё время дежурили вооружённые часовые, чтобы совсем предотвратить общение заключённых. Каждому подозреваемому выделили группу из трёх камер, что гарантировало отсутствие соседей для общения. Широко ходили слухи, что их пытали и более явным способом, что, несомненно, так и было.

Подсудимым не предоставили адвокатов; они должны были нанимать своих собственных, несмотря на полную изоляцию от внешнего мира. И как следствие, некоторые из них начали процессуальные действия не имея представительства. Даже получив защиту, им не разрешили приватные консультации со своими адвокатами. Их не допустили к даче показаний и вообще к выступлению в суде, и они не могли делать какие-либо заявления.

Но за исключением всего этого и множества других факторов, которые будут обсуждаться позже, заговорщики получили справедливое судебное разбирательство. Давайте теперь завершим эту главу, познакомившись с последним из предполагаемых заговорщиков, которых судил военный трибунал — тот, кто, без объяснения причин, не был сфотографирован мистером Гарднером. Это, конечно, была Мэри Сарретт, первая женщина казнённая в этих Соединённых Штатах.

Изображение

Поразительно узнать, что Сарретт была уроженкой Мэриленда из довольно состоятельной семьи. Родившаяся примерно в начале 1920-х годов (никто, похоже, не знает когда именно), она получила образование в частной католической школе-интернате в Александрии, штат Вирджиния в то время, когда, как отмечал Теодор Роско, "среднее образование для женщин осуждалось как радикальное". В пятнадцать лет (или шестнадцати или девятнадцати) она вышла замуж за Джона Сарретта, с которым у неё было трое детей — Исаак, Анна, и Джон мл.

Семья Сарреттов в течение ряда лет преуспевала. В своё время Джону принадлежало целых 1200 акров земли и ряд предприятий, в том числе гостиница, таверна и пансион. Большая часть этой земли лежала на границе между округом Колумбия и Мэрилендом, всего лишь в тринадцати милях от центра Вашингтона, округ Колумбия. Посёлок скоро стал известен как Сарреттсвил, который, как часто утверждалось, принимал активное участие в шпионской деятельности Конфедератов.

Главный шпион Лафайет Бейкер в сопровождении примерно 300 солдат-северян подошёл к Сарреттсвилу в конце 1861, чтобы начать полное расследование семьи Сарреттов и ряда других подозреваемых в причастности к конфедеративному подполью. Согласно псевдо-историку Рой Чамли мл. («Убийство Линкольна»), группа Бейкера обнаружила убедительные доказательства обширной сети тайных операций Конфедерации. Однако они совершили лишь несколько точечных арестов, которые, учитывая что тысячи других были схвачены бандитами Бейкера в массовых арестах на основании гораздо меньших доказательств чем то, что было обнаружено в Сарреттсвиле, наводит на мысль, что операция в Сарреттсвиле не была на самом деле направлена на оказание помощи югу.

Как бы то ни было, Джон Сарретт умер в 1862 году, и для его вдовы наступили трудные времена. Тем не менее, в конце 1864 года она оказалась в состоянии оплатить дорогостоящий переезд в самое сердце округа Колумбия, вступив во владение пансионом всего в четырёх кварталах от театра Форда. Именно в этом пансионе Бут и другие якобы планировали сначала похищение, а затем и убийство Авраама Линкольна. Военный трибунал признал Мэри Сарретт виновной, и она была повешена 7 июля 1865 года.

Продолжение следует...


1 Рыцари золотого кольца — тайная полувоенная организация, действовавшая в 1850-1860-х годах на Среднем Западе США. Члены организации были сторонниками южных штатов и намеревались создать рабовладельческие штаты на территории Мексики, Центральной Америки и островов Карибского моря.
2 Согласно официальным версиям: Ли Харви Освальд — убийца президента США (1963) Джона Кеннеди. Серхан Бишара Серхан — убийца кандидата на пост президента США (1968) Роберта Кеннеди. Шарль Джулиус Гито — убийца президента США (1881) Джеймса Гарфилда. Леон Франк Чолгош — убийца президента США (1901) Уильяма Маккинли. Джеймс Эрл Рей — убийца американского борца за гражданские права Мартина Лютера Кинга мл. Джон Хинкли (младший) — покушавшийся на президента США (1981) Рональда Рейгана. Марк Дэвид Чепмен — убийца Джона Леннона (1980).

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part III

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 10 Май 2014 - 06:39

Изображение Изображение Изображение

#8 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 14 Апрель 2014 - 07:37

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть IV

Дэвид Мак-Гоуан

7 апреля, 2014


В последней главе мы познакомились с семью мужчинами и одной женщиной, которые предстали перед судом военного трибунала в связи с их подозреваемой причастностью к заговору с целью убийства президента Авраама Линкольна. Но было ещё двое участников якобы заговора: руководитель и убийца Джон Уилкс Бут и его якобы правая рука Джон Харрисон Сарретт мл., сын казнённой Мэри Сарретт.

Как и большинство его предполагаемых сообщников Сарретт был хорошо образованным и красивым молодым человеком из обеспеченной семьи Северян. Он родился в апреле 1844 года от Джона и Мэри Сарретт и был крещён в церкви Святого Петра — где же ещё — в Вашингтоне, округ Колумбия. Он получил образование в Сент-Чарльзском колледже, естественно, в Мэриленде. В нежном возрасте восемнадцати лет, после смерти отца Сарретт стал начальником почтового отделения Сарреттсвила. Ну а кроме этого, очень мало известно о ранних годах жизни человека, названного правительством главным сообщником Бута. Как писал Теодор Роско в «Паутине заговора»:

"Официальные документы на Джона Харрисона Сарретта мл. лишены деталей... Он движется по Вашингтону как тень. Его визиты в дом на улице H призрачны. Вот его заметили в Ричмонде. А затем в Канаде. Власти так и не смогли добраться до него, также как и историки. Из всех непосредственных членов группировки Бута менее всего известно о Джоне Харрисоне Сарретт мл."

Изображение
Джон Харрисон Сарретт мл., зарисованный художником для «Харперс уикли»1

Как и многие другие историки, Роско утверждает, что Сарретт "действовал в качестве шпиона и связного, переправляя депеши Конфедерации между Ричмондом, Вашингтоном и Монреалем в Канаде. К тому времени как в Вашингтоне успешно заработал пансион миссис Сарретт, Джон Х.Сарретт стал хорошо оплачиваемым и очень сведущим оперативником в Секретной службе КША (Конфедеративные Штаты Америки)". Может быть и так. Однако, учитывая различные обстоятельства дела, кажется гораздо более вероятным, что он был на самом деле оперативником Северян, выдававшим себя за разведчика конфедератов. Или, что две "стороны" были на самом деле одним и тем же, как кажется вероятным.

Из десяти предполагаемых заговорщиков Сарретт, который отпраздновал свой 21 день рождения всего за день до убийства Линкольна, был единственным, кто не был схвачен или убит в массовой облаве, которая последовала за убийством. Он быстро убрался в Канаду, где нашёл убежище у католического священника, в то время как его мать судили, приговорили и повесили. Он покинул Канаду в начале сентября, спустя около двух месяцев после казни. С этого момента правительство США, похоже, было хорошо осведомлено о его передвижениях и местонахождении.

Изображение
Джон Сарретт в форме папских зуавов2

4 марта 1867 года вашингтонская «Дейли Морнинг Кроникл» резюмировала итоги расследования судебного комитета Палаты представителей следующим образом: "Похоже, что в сентябре 1865 года Сарретт отплыл из Канады и 27-го числа того же месяца прибыл в Ливерпуль; и что о факте его прибытия было сообщено госсекретарю Сьюарду американским вице-консулом мистером Уилдингом. Ни президентом, ни госсекретарём не было предпринято никаких шагов для его ареста. Для его возвращения в эту страну в Англию не был послан запрос, и нет никаких свидетельств получения или попытки получение обвинительного заключения против него".

Сам Сарретт позже скажет: "В то время как я был в Лондоне, Ливерпуле и Бирмингеме, наши консулы в этих портах знали, кто я такой и сообщали нашему Государственному департаменту о моём местонахождении, но ничего не было сделано". Действительно, любопытное поведение правительства, которое всего несколькими месяцами ранее настойчиво судило и казнило менее важных заговорщиков.

24 ноября 1865 года, после двух месяцев спокойного отдыха Сарретта в Англии, военный министр Эдвин Стэнтон внезапно снял награду за голову Сарретта, четко дав понять Европе и другим странам, что США не слишком заинтересованы в аресте и судебном преследовании предполагаемого заговорщика. Само собой разумеется, Стэнтон не предложил никакого объяснения своим необычным действиям.

В апреле 1866 года Сарретт отплыл из Англии в Италию и по прибытии в Рим почти сразу же получил место в элитной военной охране Папы — папских зуавов. 21 апреля однополчанин-зуав Анри де Сент-Мари, который был его старым другом из Мэриленда, сообщил американскому послу в Риме генералу Руфусу Кингу о местонахождении Сарретта и его настоящем имени. Кардинал Антонелли сказал Кингу, что "если американское правительство желает выдачи этого преступника, то на этом пути не будет никаких трудностей". Однако Американское правительство решило пойти по-другому пути.

Снова возвращаясь к резюме выводов комитета Палаты представителей, мы обнаруживаем, что "сведения о присутствии (Сарретта) в Риме действительно достигли ушей посла Кинга. Кто-то другой кроме госсекретаря проинформировал его, что Сарретт был на военной службе Папы и сообщил об этом факте в его департамент в письме от 8 августа 1866 года. Несмотря на это, никаких шагов не было предпринято для идентификации или ареста предполагаемого заговорщика и убийцы..." (курсив мой)

Конечно, не было дано никаких объяснений почти четырёхмесячной задержке подготовки и отправки письма. 11 ноября 1866 года, после того как Сарретт семь месяцев занимался чем хотел в Риме, не предпринимая никаких усилий для своей маскировки, папские власти приказали его арестовать. После чего он якобы спрыгнул со скалы и скрылся, каким-то образом якобы пережив падение со 100-футовой высоты и убежав от, по меньшей мере, 50 солдат, которые сразу же стали его преследовать. Затем он легко пересёк Италию, продолжая носить пёстро окрашенную форму папских зуавов, чтобы не привлекать к себе внимания.

Изображение
Казармы в Вероли в Италии, откуда Джон Сарретт якобы сбежал

Добравшись до Неаполя, где местная полиция предоставила ему, не пассажиру приют и в течение трёх ночей позволяла спать на вокзале, он купил билет сначала на Мальту, а затем в Александрию в Египте. 27 ноября 1866 года он, наконец, был арестован властями США. Хотя пройдёт ещё почти целый месяц, прежде чем он будет отправлен обратно в США на борту американского военно-морского судна «Сватара», которое отправится в плавание на день зимнего солнцестояния 21 декабря 1866 года.

Этот обратный путь в Штаты продлился необычно долго, почти полтора месяца. Если бы имелся водный велосипед, Вашингтон, несомненно, выбрал бы его. По достижении берегов США, судно было задержано ещё на несколько недель, пока экипаж ожидал таяния льда на Потомаке. Были, конечно, и другие наличествующие порты, из которых Сарретта можно было бы быстро переправить по железной дороге в Вашингтон, но власти предпочли как можно дольше оттягивать его ​​приезд.

Как писал исследователь Воган Шелтон («Маска для измены»): "Когда папское правительство в Риме, в конце концов, разрешило вопрос, арестовав Сарретта, были применены все возможные меры для оттяжки его возвращения". Отто Эйзеншимл («В тени смерти Линкольна») согласился, отметив что "Стэнтон всеми средствами пытался вообще предотвратить возвращение Сарретта..."

4 февраля 1867 года Большое жюри округа Колумбия предъявило обвинение Джону Сарретту, который всё ещё заключался на борту «Сватара» в устье Потомака. 19 февраля «Сватара» наконец бросило якорь в Вашингтонской военно-морской верфи, и Сарретт впервые за почти два года ступил на американскую землю. В тот же день был выдан судебный ордер на его арест. Четыре дня спустя, 23 февраля Сарретт был доставлен в суд для разбирательства.

Изображение Изображение
Ведущий адвокат Джозеф Х.Брэдли (слева) и второй адвокат Ричард Т.Меррик (справа)

18 апреля 1867 года адвокаты Сарретта подали ходатайство о назначении даты начала судебного разбирательства, утверждая, что они полностью готовы. В тот же самый день офис окружного прокурора подал ходатайство об отсрочке. Это было лишь первым из многих попыток со стороны государства задержать начало судебного разбирательства. 19 мая 1867 года газета «Нью-Йорк Геральд» сообщала, что "юридические представители заключенного снова и снова сообщали, что они готовы, но, в отличие от общего правила, после шести месяцев подготовки прокуратура ещё не была в состоянии сказать ‘мы готовы приступить к суду’". Десять дней спустя «Балтимор Сан» добавляла, что "есть мнение, что по не обнародованным причинам суд над Сарреттом вовсе не желателен".

Вопрос, который скорее всего приходит на ум на протяжении всей этой постыдной главы в истории США, почему у правительства вдруг пропало желание настойчиво добиваться привлечения к суду последнего из подозреваемых линкольновских заговорщиков? Основной причиной является то, что с окончанием войны у Вашингтона больше не было оснований для установления "справедливости" посредством военного трибунала, и вместо этого ему придётся полагаться на гражданский суд. А это означало, что судебное разбирательство не может быть столь же управляемым и продажным, как и первое судилище.

Это поставило перед Вашингтоном огромную проблему. Без одетого на ответчика намордника, без массового лжесвидетельства и фальсифицированных доказательств, и с требованием соблюдения норм права у государства было мало шансов для вынесения обвинительного приговора. А учитывая, что восемь человек уже были либо казнены, либо сосланы в американский вариант Сибири, несмотря на то, что они играли меньшую роль в заговоре, будет не очень хорошо выглядеть, если Джон Сарретт выйдет из зала суда свободным человеком.

Кроме того, правительство устранило все препятствия для скорейшего упокоения этого политического убийства. Других обвинённых в заговоре менее чем за три месяца отловили, предъявили обвинения, судили, признали виновными, приговорили и казнили или бросили в тюрьму в первую очередь потому, что Вашингтон был заинтересован в скорейшем завершении дела, прежде чем смогут задать слишком много сложных вопросов. Последнее, что они теперь хотели бы, это вновь открыть дело для публичного внимания.

Однако учитывая небольшой выбор в этом вопросе, суд начался в июне 1867 года. И верное себе, государство сделало всё возможное для фальсификации слушаний. Как позже писал первый шеф американской Секретной службы Уильям П.Вуд, "Сарретт столкнулся с обилием лжесвидетельства". Ему также предъявили обилие фиктивных доказательств, в том числе документ, который до его обнаружения якобы в течение шести недель находился в воде, но у которого вообще отсутствовали какие-либо признаки порчи.

И ещё были смехотворно предвзятые инструкции присяжным заседателям, сказанные председательствующим судьёй Джорджем Фишером, который начал с бессмертных слов: "Кто прольёт кровь человеческую, того кровь прольётся рукою человека. Так говорил Всевышний". Стоило бы глубоко закопаться в анналы американской юриспруденции, чтобы найти более дико неуместные инструкции присяжным.

Изображение
Председательствующий судья Джордж П.Фишер

Чтобы гарантировать должный образ фальсификации судебного процесса, госсекретарь Уильям Сьюард для помощи стороне обвинения нанял Эдвардса Пьерпонта, старого друга военного министра Эдвина Стэнтона, хотя ни государственный департамент, ни военное ведомство не должны были иметь ничего общего с тем, что было якобы гражданским судом. Пьерпонт был потомком соучредителя Йельского университета Джеймса Пьерпонта. Также в помощь Пьерпонту Сьюард нанял Альберта Г.Риддла. В дневнике министра ВМФ США Гидеона Уэллса позже обнаружат, что Риддл "был нанят Сьюардом для того, чтобы раскопать или состряпать свидетельства против Сарретта".

Одним из самых странных аспектов дела Сарретта было свидетельство нашего старого знакомого Генри Рэтбоуна, который был вызван для свидетельских показаний, также как он был вызван и на военный суд, чтобы дать показания очевидца убийства Линкольна. Хотя это не комментировалось ни в то время, ни в течение нескольких десятилетий после, Рэтбоун явно не вспоминал события, как они произошли, а, скорее, цитировал свои показания по заученному сценарию.

Как представляется, этот сценарий был написан 17 апреля 1865 года, через два дня после смерти Линкольна, когда Рэтбоун предположительно дал письменные показания. Выдержка из этих якобы показаний гласит: "14 апреля 1865 года, вечером примерно в 20 минут девятого он вместе с мисс Кларой Х.Харрис оставил свою резиденцию на углу улиц Пятнадцатой и H и присоединился к президенту и миссис Линкольн, и поехал с ними в их повозке в театр Форда на Десятой улице... Когда группа вошла в ложу, мягкое кресло стояло в дальнем от сцены конце ложи и ближе всего к зрителям... Когда игралась вторая сцена третьего акта, и пока этот свидетель пристально наблюдал за действием на сцене, находясь спиной к двери, он услышал выстрел пистолета сзади и, оглянувшись, сквозь дым между дверью и президентом увидел мужчину... Свидетель мгновенно бросился и схватил его; тот вырвался из объятий и большим ножом сделал резкий колющий удар в грудь свидетеля. Свидетель парировал удар вверх и получил рану в несколько дюймов глубиной в левую руку, между локтём и плечом..."

Через месяц, 15 мая 1865 года Рэтбоун свидетельствовал перед военным трибуналом. За исключением дачи своих показания от первого лица, это было почти дословное цитирование сценария, подготовленного месяцем ранее, и оно звучало примерно так: "Вечером прошлого 14 апреля, примерно в 20 минут девятого я в компании мисс Харрис оставил мою резиденцию на углу улиц Пятнадцатой и H и присоединился к президенту и миссис Линкольн, и поехал с ними в их повозке в театр Форда на Десятой улице... При входе в ложу было большое кресло, которое находилось ближе всего к зрителям, дальше от сцены... Когда игралась вторая сцена третьего акта, и пока я пристально наблюдал за действием на сцене, находясь спиной к двери, я услышал выстрел пистолета сзади и, оглянувшись, сквозь дым между дверью и президентом увидел мужчину... Я мгновенно бросился и схватил его. Тот вырвался из моих объятий и большим ножом сделал резкий колющий удар в мою грудь. Я парировал удар вверх и получил рану в несколько дюймов глубиной в мою левую руку, между локтём и плечом..."

Немногим более двух лет спустя, 17 июня 1867 года Рэтбоун стряхнул пыль со своего сценария и дал следующие показания в суде над Джоном Сарреттом: "Вечером 14 апреля, примерно в 20 минут девятого я в компании мисс Харрис оставил мою резиденцию на углу улиц Пятнадцатой и H и присоединился к президенту и миссис Линкольн, и поехал с ними в их повозке в театр Форда на Десятой улице... При входе в ложу было большое кресло, находившееся ближе всего к зрителям, дальше от сцены... Когда игралась вторая сцена третьего акта, и пока я пристально наблюдал за игрой на сцене, я услышал хлопок пистолета сзади и, оглянувшись, сквозь дым между президентом и дверью смутно увидел очертания мужчины... Я немедленно выскочил и схватил его. Тот вырвался из моих объятий и в то же время большим ножом сделал резкий колющий удар в меня. Я парировал удар вверх и получил его в мою левую руку, между локтём и плечом, и получил глубокую рану..."

Изображение Изображение
Представители Госдепартамента и военного ведомства Эдвардс Пьерпонт (слева) и Альберт Г.Риддл

Однако, в конце концов, наглые попытки правительства подкупить разбирательство не окупились, и мнение присяжных разделилось 8-4 в пользу оправдания. Даже с явно лжесвидетельскими показаниями, сфабрикованными доказательствами и дико неуместными инструкциями присяжным, государство смогло обеспечить всего четыре осуждающих голоса. А Сарретт нашёл себе много новых поклонников. Как отмечал Эйзеншимл: "Вашингтонские дамы считали его весьма привлекательным и толпились в зале суда".

Джон Харрисон Сарретт вышел из зала суда свободным человеком, а государство по-тихому решило больше не добиваться обвинений. Пять лет спустя он женился на Мэри Викторина Хантер, троюродной сестре не кого иного, как Фрэнсиса Скотта Кея, убийство сына которого, как следует напомнить, защищал Эдвин Стэнтон. Кстати, праправнучка Кея Полин Поттер позже вышла замуж за Барона Филиппа де Ротшильда из печально известной семьи банкиров Ротшильдов.

Сарретт дожил до глубокой старости 72 лет и скончался, как ни странно, 21 апреля 1916 года, ровно 50 лет с того дня, когда он был обнаружен в Риме среди папских зуавов. Как говорят, он написал биографию, но якобы решил её сжечь за несколько дней до своей смерти. Аналогичным образом, Роберт Тодд Линкольн, как утверждают, сжёг все личные документы отца незадолго до своей собственной смерти, потому что, надо полагать, никто не захотел бы, чтобы правда об убийстве твоего отца стала известна общественности.


Продолжение следует...


1 Harper’s Weekly — американский политический журнал, печатавшийся в Нью-Йорке издательством Harper & Brothers в 1857—1916 годах.
2 Папские зуавы — воинское формирование, которое было сформированы в 1860 году французским генералом Луи де Ламорисьером для защиты Папской области.

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part IV

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 10 Май 2014 - 06:45

Изображение Изображение Изображение

#9 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 22 Апрель 2014 - 06:15

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть V

Дэвид Мак-Гоуан

19 апреля, 2014


Адвокат Джозеф Х.Брэдли, с которым мы познакомились в прошлой главе, обращаясь к присяжным и зрителям в ходе суда над Джоном Сарреттом, сказал следующее: "Кем был Джон Уилкс Бут? ... Он был человеком отполированной внешности, приятного обхождения, весьма уважаемый во всех отношениях, принятый в лучших кругах общества; люди добивались его общения; чрезвычайно смелый, учтивый и считавшийся излишне щедрым; горячий сторонник либеральных взглядов, человек, получивший репутацию на сцене".

Женщина, которая однажды в Филадельфии пожаловалась на него за изнасилование, и разгневанный ревнивый муж, когда-то сильно придушивший его в Сиракузах, штат Нью-Йорк, возможно, не согласятся.

Один из биографов Бута Фрэнсис Уилсон («Джон Уилкс Бут: правда и вымысел об убийстве Линкольна») задал следующий вопрос: "Каким образом Бут смог получить такую ​​власть над человеческой личностью, чтобы приказать ему совершить акт убийства и знать, что этот приказ будет с энтузиазмом исполнен?" Спустя чуть более века после убийства Линкольна, прокурор Винсент Буглиози задумается над тем же самым вопросом в связи с человеком по имени Чарли Мэнсон: "Я склонен думать, что есть нечто большее, некое недостающее звено, которое позволило ему так изнасиловать и извратить умы своих последователей, что они пойдут против самой твёрдой из всех заповедей — не убий — и с готовностью, даже рьяно, убьют по его приказу".

А друг детства Бута Джон Дири сказал, что Джон Уилкс Бут, которого он знал "околдовал большинство мужчин, с которыми был знаком, и, думаю, всех без исключения женщин".

Изображение
Джуниус Брутус Бут, отец Джона Уилкса Бута

Так кем же была эта харизматическая загадка по имени Джон Уилкс Бут — человек, известный в истории как, возможно, самый знаменитый ассасин, когда-либо живший на свете? Почти все знают, что он был актёром, одним из лучших и, вероятно, самым популярным из своего поколения. Но он был чем-то гораздо большим, чем только это — факт, завуалированный полутора веками акцентирования на Джоне Уилксе Буте-актёре. На самом деле, Джон Уилкс Бут и вся семья Бутов в целом, были очень глубоко связаны с властными структурами в Вашингтоне и Лондоне, и так было в течение очень, очень долгого времени. И это продолжается и поныне.

Самым известным предком Бута был, несомненно, его тёзка Джон Уилкс, живший с 17 октября 1725 по 26 декабря 1797 года. На протяжении всей своей жизни Уилкс был членом парламента, судьёй, журналистом и эссеистом, и лорд-мэром Лондона. Почитаемый как государственный деятель, Уилкс был также членом «Клуба адского пламени»1 и известным распутником (другие известные в истории распутники включают маркиза де Сад, Алистера Кроули2 и Антона Лавея3). Это был тот же самый «Клуб адского пламени», членом которого был «отец-основатель» по имени Бенджамин Франклин. И это тот же самый Бенджамин Франклин, в чьём лондонском доме из той эпохи обнаружили останки не менее десяти тел, и шесть из них были дети.

Изображение
Лорд-мэр Лондона Джон Уилкс

Кстати, это был тот самый «Клуб адского пламени», члены которого первыми изобрели фразу «делай, что хочешь», позже присвоенную Алистером Кроули. И это был тот самый «Клуб адского пламени», о котором ходили многочисленные слухи, что в период своего расцвета в нём проходили чёрные мессы и другие оккультные и сатанинские ритуалы, наряду с пьяными оргиями и многими другими актами разврата.

Джон Уилкс был также известен тем, что в течение жизни его считали самым уродливым человеком во всей Англии. Однако он никогда не страдал от нехватки общества красивых женщин. Помимо девятилетнего брака, Уилкс оставался холостым за время его 72 лет пребывания на этой планете и обоснованно считался ловеласом, став отцом точно неизвестного количества детей. Его потомок и тёзка Уилкс, очевидно, тоже умел "околдовать" женщин.

Изображение

Двумя другими известными предками Джона Уилкса Бута были первый граф Уоррингтона Генри Бут, который жил с 1652 по 1694, и его сын Джордж Бут, живший с 1675 по 1758 и ставший преемником своего отца в качестве второго (и последнего) графа Уоррингтона. За время своей жизни Генри Бут являлся членом парламента, членом Тайного совета Англии, известным писателем и мэром.

Джон Уилкс Бут также вёл род от Бартона Бута, жившего с 1681 по 1733, который описывался одним из биографов как «самый популярный в истории актёр английских королевских кровей». Много поколений спустя его тёзка, сын Джуниуса Брутуса Бута младшего Сидни Бартон Бут станет до некоторой степени известным актёром и писателем до своей кончины в 1937 году.

Изображение Изображение
Первый и второй графы Уоррингтона Генри и Джордж Бут

Дед якобы убийцы Ричард Бут был эксцентричным английским адвокатом, имевшим слабость к алкоголю — ту же слабость имели и его сын Джуниус Брутус Бут, и его внук Джон Уилкс Бут. Джуниус родился в Лондоне в 1796 году и в возрасте семнадцати лет уже выступал на сцене. В девятнадцать лет он женился на Мари Кристин Аделаид Деланнуа. Менее чем через пять месяцев она родила ему первого ребёнка, который умер в младенчестве, что случится и с другими детьми Джуниуса Брутуса Бута.

В июне 1821 года, в возрасте двадцати пяти лет Джуниус отплыл в Америку со своей любовницей Мэри Энн Холмс, бросив жену и единственного выжившего ребёнка Ричарда Джуниуса Бута. Джуниус и Мэри Энн в течение следующих тридцати лет будут выдавать себя за мужа и жену, произведя на свет не менее десяти внебрачных детей, четверо из которых умрут в детстве. Пара официально не распишется до 1851, когда Джуниус наконец разведётся со своей законной женой, и они поженятся всего за год до смерти Джуниуса в ноябре 1852 года.

В течение своей жизни Джуниус считался одним из лучших актёров своего поколения. Он также считался драматургом, учёным, философом и лингвистом. Названный в честь одного из самых известных убийц всех времен, однажды Джуниус дал прекрасный пример для сына Джона, отправив письмо тогдашнему президенту Эндрю Джексону, угрожая перерезать ему горло и/или сжечь на костре. И он специально подписал это письмо, включив свой обратный адрес. Тем не менее, письмо было проигнорировано как мистификация или шутка.

Изображение
Джон Браун

Джуниус и Мэри Энн купили имение в 150 акров в штате Мэриленд, в котором в итоге имелся большой бассейн, конюшни и готический дом, известный как «Тюдор Холл», попавший в Национальный регистр исторических мест. Джуниус начал строительство дома незадолго до своей смерти и поэтому никогда в нём не жил, хотя его потомки, в том числе Джон Уилкс Бут жили. Нед Спэнглер, как следует напомнить, участвовал в строительстве дома.

Джон Уилкс Бут, девятый из десяти детей Джуниуса и Мэри Энн, родился 10 мая 1838 года. Будучи хорошо образованным молодым человеком, он считался отличным наездником и стрелком, а также талантливым спортсменом. Как и его отец, он дебютировал в семнадцать в постановке 1855 года «Ричард III». К 1861 году он был одним из самых популярных актёров в Америке, и на его услуги был значительный спрос.

Изображение
Авраам Линкольн и Джон Уилкс Бут на второй инаугурационной речи Линкольна

2 декабря 1859 года Джон Уилкс Бут был среди солдат, стоявших на страже на эшафоте, когда был повешен предполагаемый агент-провокатор Джон Браун. Однако Бут не был солдатом — он якобы либо позаимствовал, либо украл форму ополченца и выдавал себя за солдата, чтобы находиться на том месте. 4 марта 1865 года Бут оказался на видном месте среди зрителей на второй инаугурационной речи Линкольна. Он был там как гость сенатора США Джона П. Хейла.

В то время ещё не было известно, что Бут был тайно помолвлен ​​с дочерью Хейла Люси Хейл. Сенатор Хейл работал в тесном контакте со своим коллегой сенатором Уильямом Сьюардом до назначения того на должность Госсекретаря. Примечательно, что Хейл был сенатором-северянином, представлявшим Нью-Хэмпшир и был известен как стойкий сторонник аболиционизма4. Тогда, конечно, имеет смысл, что его дочь была помолвлена с якобы агентом Конфедератов.

Изображение
Сенатор Джон П. Хейл

При жизни Джона Уилкса Бута был ещё один член клана Бутов-Уилксов, который добился значительной общественной известности. Чарльз Уилкс был морским офицером США, в конечном итоге получившим звание контр-адмирала, который также был знаменитым исследователем, с 1838 по 1842 год возглавлявшим исследовательскую экспедицию Соединённых Штатов. Он также был внучатым племянником Джона Уилкса, что делает его кровным родственником Джона Уилкса Бута и его многочисленных братьев и сестер.

Чарльз Уилкс был воспитан своей тётей Элизабет Энн Сетон, которая была женщиной со значительной социальной известностью и позже стала первой рождённой женщиной-американкой, канонизированной католической церковью. В 1820 году Уилкс причислил к числу своих соратников геноцидального5 Великого Мастера масонов по имени Эндрю Джексон — тот самый Эндрю Джексон, который был также, по некоторым данным, другом Джуниуса Брутуса Бута, человека, который «в шутку» угрожал убить его.

Изображение
Чарльз Уилкс

Много лет спустя 23 сентября 1954 года родился другой член клана Бутов Тереза ​​Кара Бут. Тереза ​​является прямым потомком Алджернон Бута — брата Джуниуса Брутуса Бута и дяди Джона Уилкса Бута. В 1976 году она стала адвокатом, а в 1995 году членом Королевской адвокатуры. Два года спустя Тереза ​​Бут, более известная как Шери Блэр, жена Тони Блэра, стала первой леди Даунинг-стрит. Ничего необычного в этом, я полагаю.

В период после убийства Линкольна по всей стране на актёров смотрели с большим подозрением. Весь актёрский состав спектакля «Наш американский кузен» был арестован, и на некоторое время было закрыто множество других постановок в связи с линчевательными настроениями, охватившими страну. Никто не был вне подозрений и, как отмечалось ранее, более 2000 человек были арестованы как возможные сообщники. Те у кого оказались даже малейшие связи с обвинёнными в заговоре, были арестованы и находились в заключении в течение разных сроков.

Двое из братьев Джона Уилкса Бута — Эдвин и Джуниус Брутус мл. были его коллегами-актёрами. Очевидно, что им светила вторая жёлтая карточка, и это должно было поместить их на самый верх правительственного списка облавы. И всё же в безумии арестов и обвинений ни один член клана Бутов не был арестован. Ни единый. Всегда полезно иметь друзей в высших эшелонах власти.

Изображение


Продолжение следует...


* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *


Полоса политических комментариев газеты «Лос-Анджелес таймс», по-видимому, сейчас работает, в том числе, и как форум бесплатной рекламы для произведений художественной литературы, утверждённых разведывательным управлением. Я говорю это потому, что всего несколько дней назад на этой полосе была опубликована на полстраницы, по существу, реклама совершенно мошеннического рассказа Джеффа Баумана о взрывах на Бостонском марафоне. А вчера на той же полосе была едва замаскированная реклама книги, написанной профессиональным лжецом по имени Мел Эйтон.

Эйтон, видимо, написал целую серию лживых книг о разных убийствах и покушениях на президентов. Его последняя книга «Охота на президента: угрозы, заговоры и покушения — от Рузвельта до Обамы» продолжает эту прекрасную традицию. Следующий абзац это выдержка из его жутко недостоверного опуса с полосы полит. комментариев:

"Линкольн был первым убитым американским президентом. Но мотивы, которые управляли его убийцей, не были, к сожалению, уникальны. Понимание природы тех, кто хочет убить президента, ведёт значительно дальше в объяснении убийств, чем рассмотрение причудливых теорий заговора".

Изображение
Шери Блэр, она же Тереза ​​Кара Бут

Давайте теперь посмотрим, что за «причудливую» теорию всучивает нам Эйтон: "желание Бутом славы и признания является общей темой среди политубийц. Изучая материал для книги об убийцах и потенциальных убийцах президентов, я обнаружил, что они, как правило, имеют определённые общие черты. В то время как некоторые из них лечились от психических заболеваний, ещё более превалирующей характерной чертой является то, что после постоянных жизненных неудач многие были разочарованы и обижены на американское общество. А у большинства также было жгучее желание славы. Большинство будущих убийц считали, что убийство президента США обеспечит им место в истории, сделав из «пустого места» «важную персону»".

Каждое слово из предыдущего абзаца может быть охарактеризовано только как полный бред собачий. Бут уже имел известность и признание, о которых не мог и мечтать. Он был очень далёк от «грязи». Напротив, он зарабатывал свыше $ 20 000 в год — ошеломляющая сумма в те дни — был любим, имел уважение и восхищение как мужчин, так и женщин по всей стране. Он был богат, красив, в высшей степени талантлив и жил очень красивой жизнью. А учитывая, что на момент убийства ему было всего лишь двадцать шесть лет, вряд ли правильно сказать, что он столкнулся с «постоянными» жизненными неудачами. По правде говоря, за свою короткую жизнь он вообще ни разу не испытал провала.

Работа маниакального лгуна Эйтона, к сожалению, типична для того, что за последние 149 лет было написано о Линкольне и его предполагаемом убийце. Ниже в порядке даты публикации перечислены несколько из наиболее честных книг (некоторые из них значительно лучше, чем остальные).
  • Финис Л.Бейтс «Побег и самоубийство Джона Уилкса Бута» (Bates, Finis L. The Escape and Suicide of John Wilkes Booth, J.L Nichols & Company, 1907).
  • Фрэнсис Уилсон «Джон Уилкс Бут: правда и вымысел об убийстве Линкольна» (Wilson, Francis John Wilkes Booth: Fact and Fiction of Lincoln’s Assassination, Houghton Mifflin Company, 1929).
  • Отто Эйзеншимл «Почему был убит Линкольн?» (Eisenschiml, Otto Why Was Lincoln Murdered?, Little, Brown and Company, 1937).
  • Отто Эйзеншимл «В тени смерти Линкольна» (Eisenschiml, Otto In the Shadow of Lincoln’s Death, Wilfred Funk, Inc., 1940).
  • Теодор Роско «Паутина заговора» (Roscoe, Theodore The Web of Conspiracy, Prentice-Hall, Inc., 1959).
  • Воган Шелтон «Маска для измены: судебный процесс по убийству Линкольна» (Shelton, Vaughan Mask for Treason: The Lincoln Murder Trial, Stackpole Books, 1965).
  • Дэвид Балсигер и Чарльз Сэльер, мл. «Заговор против Линкольна» (Balsiger, David and Charles Sellier, Jr. The Lincoln Conspiracy, Schick Sunn Classic Books, 1977).
  • У.К.Джеймсон «Возвращение убийцы» (Jameson, W.C. Return of Assassin: John Wilkes Booth, Republic of Texas Press, 1999).


1 Клуб адского пламени (Hellfire Club) — несколько закрытых обществ вольнодумцев из либеральных кругов аристократии Англии и Ирландии в XVIII в., которые тайно собирались в различных уголках Великобритании на протяжении XVIII века. Девизом этих кружков была раблезианская фраза «Делай, что хочешь».
2 Алистер Кроули (Aleister Crowley) 1875-1947) — один из наиболее известных оккультистов-каббалистов, чёрный маг и сатанист XIX—XX века, основатель учения телемы, автор множества оккультных произведений, в том числе «Книги закона», главного священного текста телемы. Подробнее о Кроули Д.Мак-Гоуан, «Лорел каньон» Глава VIII
3 Антон Шандор Лавей (Anton Szandor LaVey) (1930-1997) — основатель и верховный жрец организации «Церкви Сатаны», автор «Сатанинской Библии», известный как создатель авторского варианта сатанизма, один из «видных идеологов оккультизма и сатанизма».
4 Аболиционизм — движение за отмену рабства и освобождение рабов.
5 Видимо, имеется в виду закон о выселении индейцев, подписанный Джексоном в 1830 г., что узаконило этнические чистки населённых индейцами земель. В результате Пять цивилизованных племён были переселены на так называемые Индейские Территории (ныне штат Оклахома), многие погибли как по дороге, так и в новых местах из-за иных климатических условий и отсутствия привычных источников пищи.

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part V

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 10 Май 2014 - 06:46

Изображение Изображение Изображение

#10 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 17 Май 2014 - 07:53

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть VI

Дэвид Мак-Гоуан

7 мая, 2014


"Убийство президента Авраама Линкольна, всего через несколько дней после окончания войны, было страшной трагедией. Много было сказано о событиях до и непосредственно после убийства, но мало кто знает, что произошло на самом деле". Так говорит Билл О'Рейли на странице 1 своего тома об убийстве Линкольна. Но он не рассказывает читателям, что после прочтения его художественного рассказа, они по-прежнему не будут иметь понятия о том, что произошло на самом деле.

Одна из тем, которую О'Рейли решил полностью удалить из своей книги, это издевательский суд над предполагаемыми заговорщиками. Посвятив первые 276 страниц своей книги охвату периода с 1 по 26 апреля 1865 года (день, когда Бут был якобы застрелен в сарае Гарретта), О'Рейли затем резко перескакивает вперёд к 7 июля 1865, в день, когда были повешены четверо из якобы заговорщиков. Видимо, ничего существенного не произошло ни в мае, ни в июне 1865 года. Или, может быть, лучше слишком ярко не освещать одну из самых грязных глав в истории США.

Зафиксировано утверждение министра военно-морских сил Гидеона Уэллса о том, что военный министр Эдвин Стэнтон хотел, чтобы подозреваемые в заговоре были "осуждены и казнены до похорон президента Линкольна". Осуждения были делом само собой разумеющимся. Пожелания Стэнтона не исполнились — Линкольн был похоронен через девятнадцать дней после смерти, 4 мая 1865 года и как раз перед началом судебного разбирательства с заговорщиками, но, тем не менее, «правосудие» было очень быстро отправлено.

Стэнтон склонялся к военному трибуналу — курс действий, которому противились другие члены кабинета Линкольна, в том числе Уэллс и бывший генеральный прокурор Эдвард Бейтс, который заметил, что "если преступники будут осуждены на смерть трибуналом, хотя и действительно виновные, для половины человечества они будут выглядеть мучениками". Многие считали, что военный трибунал будет неконституционным, учитывая, что все подсудимые были гражданскими лицами. Тем не менее Стэнтон победил.

Однако позже было определено, что судебное разбирательство было неконституционным, как потому, что подозреваемые подверглись военному «правосудию», так и потому, что им отказали в праве на персональный суд. Тем не менее, это решение не воскресит пятерых предполагаемых заговорщиков, которые заплатили за это своими жизнями.

В ожидании, так называемого, судебного разбирательства заключенные содержались в ужасающих условиях на борту двух броненосцев «Монтаук» и «Согус» (за исключением Мадда и Сарретт, которых, как сообщается, содержали в другом месте, и которые были избавлены от мучительных капюшонов). По-видимому, особое внимание было уделено Льюису Пауэллу. На протяжении всего своего заключения Пауэлла лично охранял Томас Т. Эккерт, что, несомненно, было единственным разом в истории страны, когда действующий заместитель военного министра работал скромным тюремным охранником. Ещё более любопытно: несмотря на то, что Пауэлл был закован в кандалы, одет в капюшон, изолирован и подвергнут иным лишениям, тем не менее, ему, находящемуся в заключении, было позволено иметь нож. Также распространялись ложные сообщения, будто он был склонен к самоубийству.

Изображение
Томас Т. Эккерт

Оглядываясь назад, совершенно ясно, что у правительства был запасной вариант «самоубить» Пауэлла, если это будет необходимо.

1 мая 1865 года только что ставший президентом Эндрю Джонсон приказал, чтобы восемь предполагаемых заговорщиков предстали перед военным трибуналом из девяти человек. Все члены этого трибунала — семь генералов и два полковника, были подобраны Стэнтоном. Все, кроме двух, были неизвестны общественности, и ни один из них ничего не знал о, так называемом, «верховенстве закона», правилах доказывания или о процессуальных нормах. Однако это не оказалось проблемой — они просто составляли правила для трибунала по мере продвижения вперёд.

Как ещё в 1965 году писал Воган Шелтон: "Все, кроме одного или двух были почти столь же неизвестны тогда, как и сейчас. У всей группы не было примечательных военных достижений. По сути, только два имени могут быть узнаны обычным читателем — председательствующий офицер генерал-майор Дэвид Хантер и генерал-майор Лью Уоллес (позже написавший роман «Бен-Гур»), которые получили звания через политические связи, а их имена ассоциируются с военными поражениями на протяжении четырёх лет войны. Все они, казалось, отвечали требованиям, в основном, иметь предрассудки, совсем не знать право и подчиняться воле прокуроров. В Вашингтоне говорили, что военный комитет был собран с целью осуждения обвиняемых, а не для оценки существа их дел".

Совершенно не имея квалификации судить обвиняемых, как показывают фотографии, у состава судей было кое-что ещё общее: многие из них, а может быть и все, были масонами. Также как и прокуроры. И, по крайней мере, некоторые из адвокатов. И Эдвин Стэнтон. И Лафайет Бейкер. И Джон Уилкс Бут. И, по-видимому, почти все остальные, кто сыграл видную роль в заговоре убийства и сокрытия. И многие из генералов, руководивших действием на полях сражений Гражданской войны. С обеих сторон.

Изображение
Генерал конфедератов Альберт Пайк

Членами коллегии судей были генерал-майор Дэвид Хантер, по прозвищу Чёрный Дэйв, бригадный генерал Альбион Пэрис Хоу, подполковник Дэвид Рэмси Кленденин, бригадный генерал Томас Малей Харрис, бригадный генерал (внеочередное звание1) Джеймс Адамс Экин, генерал-майор Лью Уоллес, полковник (внеочередное звание) Чарльз Генри Томпкинс, бригадный генерал Роберт Сэнфорд Фостер и генерал-майор (внеочередное звание) Огастус Валентин Каутс. Главным обвинителем был бригадный генерал Джозеф Холт, тогда генеральный судья-адвокат армии Соединенных Штатов и бывший военный министр. Вместе с ним в качестве особых судей-адвокатов были Джон Армор Бингхэм — член палаты представителей от Огайо и будущий посол США в Японии и бригадный генерал (внеочередное звание) Генри Лоуренс Бернетт. Конечно, оба как Бингхэм, так и Бернетт были назначены Эдвином Стэнтоном.

Изображение
Все в ряд милые масоны: девять членов трибунала и три прокурора

Довольно неожиданно, но созванная коллегия «судей» выказала крайнюю предвзятость в течение семи недель разбирательства. Эта предвзятость проявилась, например, через отношение судей к возражениям. Адвокаты, большинство из которых, похоже, на самом были госслужащими, подали всего двенадцать возражений, и все они были отклонены. С другой стороны, прокуроры выразили пятьдесят четыре возражения, и пятьдесят один из них были приняты.

Заключённые были привлечены к суду на следующий день после прочтения им предъявленных обвинений, 10 мая 1865 года (Холт хотел утаить обвинения от прессы и общественности). Два дня спустя, 12 мая начались свидетельские показания. Подсудимым дали всего три дня на юридические консультации, которые они должны были получать будучи в буквальном смысле в намордниках. В конечном счёте для защиты были призваны капитан Уильям Достер, Фредерик Стоун, Томас Юинг мл., Уолтер Смит Кокс и полковник Фредерик Эйкен.

Похоже, что три члена этой группы были щедро вознаграждены за их «услуги» стране. Всего через два года после «суда» Стоун стал членом палаты представителей от штата Мэриленд. Юинг тоже занял место в Конгрессе США, представляя округ в штате Огайо. Кокс стал федеральным судьёй и, что наверно довольно впечатляюще, председательствовал на суде над якобы убийцей президента Шарлем Гито, всего через пару лет после того, как занял это место.

Изображение
Адвокат Фредерик Стоун

Эйкен, представлявший Мэри Сарретт после странного отвода её первого адвоката Реверди Джонсона, который был действующим американским сенатором, бывшим генеральным прокурором США и будущим послом в Великобритании, возможно, на самом деле работал на своего клиента. Примечательно, что после завершения суда у него была совершенно иная судьба, чем у Стоуна, Юинга и Кокса. В течение года юридическая практика Эйкена расстроилась, и он был арестован за не принятый к оплате чек. Он умер в 1878 году в сравнительно раннем возрасте сорока шести лет и был похоронен в безымянной могиле.

Очень мало что ещё известно об этом молодом адвокате. Как сообщает о нём статья в Википедии: "Сведения о ранних годах Эйкена в основном отсутствуют; дата его рождения, родной город и даже его полное имя разнятся в зависимости от источника". И "как и записи о его рождении, его военная служба также в основном неизвестна". Похоже, ещё меньше известно об эфемерном Уильяме Достере, которому было поручено защищать обоих Атцеродта и Пауэлла, и который тоже, возможно, не был полностью кооптирован.

Реальность, однако такова, что ни один адвокат, как бы не был он предан делу и опытен, не смог бы спасти никого из подсудимых от их судьбы. Всё что требовалось для осуждения это простое большинство в пять голосов — пять голосов из девяти человек коллегии, предрасположенной осудить ещё до начала суда. Только один дополнительный голос требовался для смертной казни. И заключение трибунала являлось окончательным; апелляция не дозволялась. Все это, конечно, было вопиюще неконституционным.

Изображение
Генерал северян Джордж Макклелан

Военное министерство Стэнтона не просто судило восемь подсудимых; вся Конфедерация была отдана под суд в бесстыдной попытке возбудить общественное мнение и разжечь кровожадность. Как отметил Шелтон, свидетели рассказывали сказки о "заговорах с целью сжечь города северян, посеять эпидемии, спровоцировать беспорядки" и осуществить другие гнусные поступки, в том числе отравить водопроводы, уничтожить исторические здания и заставить голодать военнопленных северян. Большинство из этих якобы заговоров так никогда и не были осуществлены. А даже если бы они и были осуществлены, ничто из этого не имеет никакого отношения к вине или невиновности подсудимых и не было бы принято в качестве доказательств ни в одном законном судебном разбирательстве.

Ещё одна проблема с такими показаниями в том, что большинство «свидетелей» на самом деле не существовали. Например, один из дававших показания свидетелей «Сэнфорд Коновер» был на самом деле Чарльзом Данхэмом, который также использовал псевдоним «Джеймс Уотсон Уоллес». Позже Данхэм был отправлен в тюрьму за лжесвидетельство в другом деле. Кроме того, позже выяснилось, что Данхэм заправлял так называемой «школой лжесвидетелей» в «Нейшнл Отель», где он учил других, как правильно давать лжесвидетельские показания.

Один из получавших образование был «Ричард Монтгомери», на самом деле взломщик из Нью-Йорка Джеймс Томпсон со множеством судимостей. Фигурировавший как «Генри Ван Стейнакер» был заключённым Гансом фон Уинклестайном, который был выпущен вскоре после дачи показаний. Канадец, представленный суду как «доктор» Джеймс Мерритт, был обвинён собственным правительством в мошенничестве и шарлатанстве. И так далее.

Изображение
Слева направо: Томас Харрис, Дэвид Хантер, Огастус Каутс, Альбион Хоу, Лью Уоллес и Джон Бингхэм

Адвокат защиты Достер, чьё резкое возражение против не относящихся к делу и подстрекательских показаний было отклонено, позже утверждал, что некоторые свидетели обвинения были на самом деле детективами сыскной полиции НДП, получавшими от правительства вознаграждение за свои показания. А позже выяснилось, что приказом главы НДП Лафайет Бейкера его подчинённым было поручено "принуждать к признаниям и добывать показания для сговора ... посредством обещаний, наград, угроз, обмана, силы или любых других эффективных мер".

Фактически, многим из свидетелей государства за их показания было щедро уплачено. Мерритт, например, получил $6 000 — что в сегодняшних деньгах более чем $150 тыс. Не плохо для одного дня работы.

Было много и других нарушений нормы в Процессе века 1865 года выпуска. Как мы уже видели, майор Генри Рэтбоун учудил, выступив со своими дословно заученными письменными показаниями. Для тех, кто забыл, отведайте ещё немного версии событий от Рэтбоуна, сначала из его письменных показаний 17 апреля 1865 г., а затем из его показаний перед трибуналом один месяц спустя, 15 мая 1865 года.

"Затем свидетель повернулся к президенту; его положение не изменилось; его голова была слегка наклонена вперед, а глаза закрыты. Свидетель увидел, что он был без сознания, и полагая, что он смертельно ранен, бросился к двери с целью вызова медицинской помощи. Добравшись до наружной двери коридора, как описано выше, свидетель обнаружил, что она заперта тяжёлым куском доски, один конец которой был прикреплён к стене ... Этот клин или брусок находился примерно в четырёх футах от пола. Люди снаружи колотили по двери, чтобы зайти. Свидетель убрал брус, и дверь открылась ..."

"Затем я повернулся к президенту. Его положение не изменилось: его голова была слегка наклонена вперед, а глаза закрыты. Я увидел, что он был без сознания, и полагая, что он смертельно ранен, бросился к двери с целью вызова медицинской помощи. Добравшись до наружной двери коридора, я обнаружил, что она заперта тяжёлым куском доски, один конец которой был прикреплён к стене ... Этот клин или брусок находился примерно в четырёх футах от пола. Люди снаружи колотили по двери, чтобы зайти. Я убрал брус, и дверь открылась ..."

Изображение
Генерал северян Уильям Текумсе Шерман

Рэтбоун явно «читал» свои показания с заученного сценария, что ставит очевидный вопрос: зачем? Зачем Рэтбоун так тщательно отрепетировал, что он мог повторить вслух по памяти своё письменное свидетельство практически дословно, даже без незначительных изменений в тексте?

Само собой разумеется, историки никогда не обращались к этому вопросу. Другим, так никогда и не заданным, был вопрос, почему фото Джона Уилкса Бута, которое использовалось на протяжении всего судебного разбирательства, не было на самом деле фото Джона Уилкса Бута; это был снимок его брата Эдвина Бута. Конечно, это означает, что каждый свидетель, который идентифицировал Бута как человека, которого они видели или слышали как он обсуждал, осуществлял или убегал с места убийства, на самом деле идентифицировал Эдвина Бута в качестве виновного. И опять же, встаёт очевидный вопрос, который так никогда и не был задан, и на который не был получен ответ: почему?

Адвокат защиты Достер пошёл на смелый шаг и вызвал в суд в качестве свидетеля действующего президента Эндрю Джонсона, но Джонсон надменно проигнорировали вызов, без каких либо правовых последствий. Многие другие свидетели, которые должны быть вызваны в суд, странным образом отсутствовали, такие как Мэри Тодд Линкольн и Клара Харрис — обе были очевидцами убийства Линкольна. А также Уильям Сьюард, Фредерик Сьюард, Фанни Сьюард, Фрэнсис Сьюард и Эмерик Ханселл — все они были якобы очевидцами предполагаемого кровопролития в доме Сьюардов.

Три очевидца, которые свидетельствовали о якобы нападении в резиденции Сьюарда — Уильям Белл, Джордж Робинсон и Огастус Сьюард — представили дико противоречивые и сомнительные свидетельства, которые сделал ещё более сомнительным тот факт, что, согласно всем ранним сообщениям, Огастус Сьюард на самом деле отсутствовал в доме на момент предполагаемого нападения.

Изображение
Генерал Конфедерации Роберт Э.Ли с другими генералами Конфедерации, 1869 год

Вероятно, ни для кого не будет шоком узнать, что в Америке 1865 года показания чернокожего имели значительно меньший вес, чем показания белого человека, особенно когда этими белыми были государственный секретарь, помощник госсекретаря и курьер Госдепартамента США. Почему же тогда государство отодвинуло в сторону Уильяма Сьюарда, Фредерика Сьюарда и Эмерика Ханселла (наряду с тремя женщинами Сьюарда), в то же время вызвав на показания двух чернокожих слуг — двоих мужчин, которые, будем здесь честны, всего на одну ступеньку выше раба в социальной иерархии того времени?

По имеющимся данным, было целых восемь очевидцев резни в особняке Сьюарда — шесть из них белые и пятеро члены семьи Сьюарда. Но из них восьми двоими вызванными были чернокожий «слуга», который не смог назвать свой возраст, когда его спросили в суде, и чернокожая сиделка. Единственный вызванный член семьи Сьюарда на самом деле не был дома и поэтому ничего не видел.

Изображение
Адвокат Томас Юинг, младший

Как отмечалось ранее, первыми прибывшими в дом после предполагаемого нападения были военный министр Эдвин Стэнтон, министр военно-морских сил Гидеон Уэллс и врач генерал Джозеф Барнс. Сразу за ними прибыл заместитель военного министра Томас Эккерт, который вскоре будет работать тюремным надзирателем Льюиса Пауэлла. Конечно, повисает вопрос, почему эти четверо известных людей собрались в доме Сьюарда, прежде чем кто-либо ещё приехал. И почему они вместо этого не помчались в театр Форда, где при смерти лежал президент.

Никто из них не упоминал о встрече в тот вечер с майором Огастусом Сьюардом. И показания трибуналу также указывают на то, что Огастуса не было дома вечером 14 апреля. И тем не менее, он был представлен в зале суда и для общественности в качестве главного свидетеля якобы резни.



1 Временное (внеочередное) повышение в воинском звании (Brevet) — существующая в армиях США и Великобритании практика временного присвоения воинского звания, обычно без прибавки к жалованию. Такие назначения были массовым явлением в армии США в XIX веке.

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part VI

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 17 Май 2014 - 08:33

Изображение Изображение Изображение

#11 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 31 Май 2014 - 08:26

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть VII

Дэвид Мак-Гоуан

7 мая, 2014


Согласно официальной версии, Пауэлл пришёл в дом Сьюарда ночью 14 апреля под предлогом доставки лекарств для больного Уильяма Сьюарда. Его встретил слуга Белл, мимо которого он якобы проследовал, настаивая, что должен лично вручить лекарства. Затем наверху лестницы Пауэлл столкнулся с Фредериком Сьюардом, который настаивал, чтобы Пауэлл оставил пакет ему и не беспокоил спящего госсекретаря. Тогда Пауэлл развернулся, чтобы уйти, сделал несколько шагов вниз по лестнице, а затем вытащил пистолет и попытался выстрелить в Фредерика. Когда пистолет дал осечку, он якобы бросился на Фредерика и жестоко избил его почти до смерти.

По версии событий Билла О'Рейли, "двое мужчин схватились, когда Пауэлл вскочил на площадку, а затем стал рукояткой пистолета бить Фредерика. Наконец, Фредерик Сьюард теряет сознание. Падая на пол, его тело производит жуткий стук, его череп разбит в двух местах, мозги капают из глубоких ран, а кровь стекает по лицу".

Во время этой стычки Фанни Сьюард якобы выглянула из комнаты отца и тем самым помогла нападавшему, выдав местоположение Уильяма Сьюарда. Таким образом, выведя из строя Фредерика, Пауэлл затем ворвался в комнату Уильяма Сьюарда и столкнулся с Джорджем Робинсоном, с которым он сцепился перед тем как начать жестоко полосовать Сьюарда. В это время Огастус Сьюард, который был разбужен этой суматохой, якобы вошёл в комнату и начал бороться с Пауэллом. Однако Пауэлл победил и его, а затем выскочил из комнаты и бросился вниз по лестнице. В большинстве версий этой истории нет никаких дальнейших упоминаний о Фанни Сьюард, которая якобы находилась в комнате отца на протяжении всего этого ужаса.

Уходя из дома, Пауэлл якобы столкнулся с Ханселлом, который только что прибыл в дом. Ханселл был якобы жестоко избит и оставлен умирать прямо у входа в дом. Затем Пауэлл вышел из резиденции и уехал в ночь. И это, в двух словах, официальная версия того, как один человек якобы смог смертельно ранить, по крайней мере, пять человек, в то время как сам вышел без единой царапины.

Изображение
Фредерик Сьюард с легко различимыми жестокими рубцами после якобы его избиения

Однако свидетелям, выступавшим перед военным трибуналом, было трудно припомнить детали этого рассказа. Вот выдержка из показаний Робинсона от 19 мая 1865: "Сначала я увидел (Пауэлла), я услышал возню в зале; я открыл дверь, чтобы посмотреть в чем дело; когда я открыл дверь, он стоял близко к ней; как только она открылась достаточно широко, он ударил меня и почти сбил, а затем бросился к кровати мистера Сьюарда, ударил и покалечил его; как только я смог встать на ноги, я попытался оттащить его от кровати, и он набросился на меня; в драке в комнату вошёл человек, который схватил его; мы двое оттащили его к двери, когда он сжал свою руку вокруг моей шеи, сбил меня с ног, вырвался от другого человека и бросился вниз по лестнице".

Удивительно, но ни прокуроры, ни адвокаты не удосужились спросить его, кем был этот загадочный другой человек. Очевидно, что это не был Огастус Сьюард, которого домашний слуга Робинсон, несомненно, узнал бы. Когда его специально спросили, видел ли он якобы "встречу Пауэлла с майором Сьюардом", Робинсон ответил, что "не видел этого". Когда его спросили о Фредерике Сьюарде, он ответил следующим образом: "Я вообще не видел там мистера Фредерика Сьюарда". Таким образом Джордж Робинсон не видел человека, который якобы окровавленный лежал сразу снаружи двери в комнату Уильяма Сьюарда. Он также не видел человека, который якобы помогал ему перебороть Пауэлла. И он не видел, или по крайней мере не упомянул Фанни Сьюард. Но он действительно видел какого-то таинственного, неопознанного незнакомца.

Когда позже его спросили: "Где был (Фредерик), когда (Пауэлл) вышел (из комнаты Сьюарда)", он дал неожиданный ответ: "Сначала я видел мистера Фредерика стоящим в комнате; он вышел из двери". Получается, что человек, который лежал при смерти, каким-то волшебным образом поднялся и зашёл в комнату, следует надеяться, после того как засунул мозги обратно в разбитую бошку.

Изображение
Команда обвинения: одной из обязанностей Бернетта было осуществлять надзор за переписыванием протокола судебного заседания, чтобы удалить различные противоречия и несоответствия.

Робинсон также сообщил суду, что он ни разу не слышал, чтобы Пауэлл издал какой-либо звук во время этих перипетий. Выказывая некоторое недоверие и явно не получая ответы, которые он ожидал, судья-адвокат Холт задал свидетелю следующий вопрос: "Вы говорите, что этот человек в течение всей этой кровавой работы вообще никак не высказывался; что он ничего не сказал?" Робинсон ответил: "Я не слышал, чтобы он как-либо высказывался".

Давайте теперь послушаем некоторые из показаний Огастуса Сьюарда, потому что именно здесь всё становится очень интересным: "Я лёг спать около 7:00 вечера 14 числа, с расчётом, что моя смена сидеть с отцом начнётся в 11 часов; очень скоро я заснул и спал, пока не был разбужен криками сестры; я выскочил из постели и прямо в рубашке и кальсонах побежал в комнату отца; газовый светильник в комнате был довольно сильно прикручен, и я, казалось, увидел двоих мужчин, один пытался сдержать другого; моей первой мыслью было, что мой отец стал бредить, и что ухаживавший пытался удержать его. Я подошёл и схватил его, но из-за его размера и усилий сразу понял, что это не отец; затем мне пришло в голову, что это присматривавший стал бредить и бродить по комнате наугад; зная о хрупком состоянии здоровья моего отца, я попытался выпихнуть человека, которого держал, к двери, с намерением вытолкать его из комнаты; в то время как я толкал его, он ударил меня пять или шесть раз по голове тем, что было в его левой руке; тогда я думал, что это была бутылка или графин, который он схватил со стола; в это время он чрезвычайно громко повторял: 'Я сумасшедший, я сумасшедший', — достигнув коридора, он внезапно развернулся и, оторвавшись от меня, убежал вниз по лестнице".

Вы всё правильно поняли? Сначала Огастус спутал Пауэлла — рослого, физически хорошо сложенного 20-летнего мужчину — со своим хрупким 63-летним, прикованным к постели отцом. Затем, он принял Пауэлла — явно светлокожего парня с европейскими чертами — за чернокожего слугу отца. Он также совершенно не заметил, что Робинсон был тут рядом с ним и боролся с Пауэллом. И он не заметил, что его сестра была в комнате. И он отчетливо слышал, как Пауэлл громко провозглашал себя сумасшедшим, хотя также находившийся в комнате Робинсон не слышал ни слова, произнесённого Пауэллом.

Огастуса также спросили о его брате Фредерике, на что он ответил: "Всё это время я совсем не видел моего брата". Другими словами, он не заметил, что должен был практически перешагнуть валявшееся окровавленное тело своего брата, чтобы добраться до комнаты отца. И он, видимо, не обратил внимание на то, что Фредерик встал и вошёл в комнату.

Изображение
Это фотография Бута — просто не тот Бут

К противоречивым свидетельствам Сьюарда и Робинсона добавляется и большая тайна, окружающая Эмерика Ханселла. Согласно официальной версии событий, Ханселл почти бездыханный остался лежать сразу за парадной дверью дома. Но семейный врач Сьюардов д-р Т.С.Верди показал, что он "обнаружил курьера Государственного департамента мистера Ханселла раненным лежащим на кровати с порезом в боку около двух с половиной дюймов глубиной". Он сказал, что кровать была в спальне на третьем этаже! Само собой, не было дано никаких объяснений, как и почему Ханселл мог там оказаться. По-видимому, в ту ночь было обычным явлением, когда смертельно раненные мужики вставали сами по себе и бродили по усадьбе Сьюарда.

Кажется довольно очевидным, что для дачи показаний перед трибуналом для доказательства обвинений наиболее важными являются те свидетели, которые утверждали, что были очевидцами самих актов совершения преступлений. Тогда, похоже, довольно странно, что государство обошлось без первой леди и дочери сенатора, но предпочло малоизвестного будущего убийцу Генри Рэтбоуна, который, очевидно, читал сценарий, написанный кем-то другим. И также кажется более чем странным, что государство отодвинуло в сторону не менее пяти членов семьи Сьюарда и курьера Госдепартамента и дало ход двум из прислуги, а также члену семьи Сьюарда, который, по всем свидетельствам, кроме его собственного, даже не был в ту ночь в доме.

Именно на плечах этих четырёх людей — Огастуса Сьюарда, Уильяма Белла, Джорджа Робинсона и Генри Рэтбоуна, которые сегодня почти забыты и которые дали заведомо ложные показания — 149 лет покоится официальная версия того, что произошло вечером 14 апреля 1865 в президентской ложе в театре Форда и в доме Сьюарда.

Изображение
Адвокат защиты Уильям Достер

Что касается Белла, то его показания тоже были спорными: "Когда пришёл (Пауэлл), он позвонил, и я подошёл к двери, а этот человек вошёл; у него был небольшой пакет в руках, и он сказал, что это лекарство от доктора Верди; он сказал, что его послал доктор Верди с точными указаниями, как принимать лекарство, и он сказал, что должен подняться; я сказал ему, что он не может пойти наверх ... он сказал, что не будет это делать, и я начал подниматься, а обнаружив, что он поднимается, я прошёл мимо него и поднялся по лестнице перед ним ... Я заметил, что его поступь была очень тяжёлой и попросил не ступать так тяжело, так как он потревожит мистера Сьюарда; он встретил мистера Фредерика Сьюарда на лестнице снаружи двери и немного с ним поговорил в коридоре".

После описания длительного спора между Пауэллом и Фредериком Сьюардом, Белл показал, что Пауэлл "направился к лестнице, как будто собирался сойти вниз, и я начал спускаться перед ним; я прошёл около трёх ступенек и обернулся, говоря: 'не ступайте так тяжело'; к тому времени как я обернулся, он прыгнул назад и ударил мистера Фредерика Сьюарда, и к тому времени как я полностью развернулся, мистер Фредерик Сьюард упал и выбросил руки вверх, тогда я побежал вниз по лестнице и закричал 'убийство'; я пошёл к входной двери, крича об убийстве; потом я побежал в штаб генерала Огера на углу".

Не найдя там никого, Белл побежал обратно в дом и увидел, как Пауэлл выбежал и сел на коня. Отвечая на вопрос, видел ли он, "чем (Пауэлл) ударил мистера Фред. Сьюарда", Белл ответил, что "это выглядело круглым и было обёрнуто бархатом; потом я подумал, что это был нож". Для справки, на самом деле это должен был быть пистолет.

Возможно, стремясь избежать слишком наглых лжесвидетельств, Белл прибег к методу "я вообще ничего не видел". Действуя с нечеловеческой силой и скоростью, Пауэллу удалось добраться до Фредерика Сьюарда и победить его, до того как Белл даже смог обернуться, после чего Белл покинул дом, пропустив остальную часть резни, и вернулся как раз вовремя, чтобы засвидетельствовать уход Пауэлла.

Можно только гадать, как Стивен Пэрент этой истории (поищите сами)1 Эмерик Ханселл каким-то образом умудрился не увидеть и не услышать отчаянное бегство Белла и его крики "убийство", когда он в ту ночь подошёл к дому Сьюарда. И почему не было достаточно близко патрулей, чтобы среагировать на его крики. И сколько именно времени потребовалось Уильяму Беллу, чтобы "полностью развернуться". В любом случае, мы можем исключить Белла как кандидата на роль таинственного человека, который помогал Джорджу Робинсону.

Изображение
Генерал северян Эмброуз Бернсайд

Просто удивительно, но спустя почти полтора века никто всерьёз не сомневается в официальной версии того, что именно произошло в ту ночь. Было относительно немного книг, которые сомневаются в различных аспектах убийства, таких как, не было ли других неизвестных заговорщиков, и действительно ли Джон Уилкс Бут был застрелен в сарае Гарретта, но даже авторы этих книг безусловно поверили в то, что по заявлению государства действительно произошло в президентской ложе и в доме Сьюарда.

Но почему? На каком основании мы должны слепо принимать эти аспекты официальной версии? Почему мы должны верить человеку, который, будучи три раза вызванный для рассказа своей истории под присягой, все три раза рассказал эту историю одними и теми же словами? И почему мы должны верить двум людям, которые якобы стояли бок о бок, борясь со злоумышленником, и даже не заметили друг друга? И которые оба каким-то образом не заметили якобы смертельно раненного Фредерика Сьюарда, лежащего прямо за дверью? И почему мы должны верить человеку, который нелепым образом утверждал, что перепутал молодого физически крепкого Льюиса Пауэлла со своим собственным старым отцом-инвалидом, а затем утверждал, что принял того же Льюиса Пауэлла за более низкого, более старого и гораздо более тёмного Джорджа Робинсона?

Как случилось, что никто ничего из этого не поставил под сомнение? Должен ли я, чёрт возьми, всё делать сам?

Разумеется, были и другие противоречия в том, что выдавалось за суд, в том числе массовое утаивание доказательств невиновности. И наглое подбрасывание сфабрикованных доказательств, таких как якобы шифрованное письмо, также представленное в качестве доказательства на суде над Джоном Сарреттом, которое якобы было извлечено из реки, но которое явно никогда не было в воде.

Изображение
Генерал конфедератов Роберт Э.Ли с сыном

Чтобы кратко резюмировать, всё нижеследующее было отличительными характеристиками «суда» над заговорщиками:
  • Подсудимые были информированы о выдвинутых против них обвинениях всего за 72 часа до начала судебного разбирательства, что лишило их возможности продумать эффективную защиту.
  • Будучи гражданскими лицами, подсудимые были подвергнуты военной юстиции.
  • Обвиняемым было отказано в праве на персональные судебные разбирательства.
  • Обвиняемым не разрешалось выступать в свою защиту.
  • Государство преднамеренно сокрыло список свидетелей обвинения, отказав обвиняемым в праве знать характер свидетельств, против которых они будут себя защищать.
  • Государство с лёгкостью воспользовалось подстрекательскими и предвзятыми показаниями.
  • Государство использовало много свидетелей под вымышленными именами.
  • Государство использовало много платных свидетелей.
  • Подсудимым были запрещены приватные консультации со своими адвокатами.
  • Государство не стеснялось утаивать доказательства невиновности.
  • Государство также не стеснялось подбрасывать сфабрикованные доказательства.
  • Государство позволило свидетелям защиты игнорировать вызовы повесткой в суд.
  • Для осуждения требовалось простое большинство, и только 2/3 большинства требовалось для применения смертной казни.
И все же, после семи недель самых серьёзных из всех мыслимых прокурорских нарушений, вся команда защиты выдвинула только двенадцать возражений. Они должны были столько раз возражать только в течение первого часа первого дня судебного разбирательства. Если не раньше.

Изображение
Генерал северян Джон Поуп

29 июня 1865 года члены трибунала встретились на закрытом заседании, чтобы начать анализ доказательств. Им не потребовалось много времени для признания всех подсудимых виновными. 5 июля президент Джонсон одобрил все приговоры, вынесенные членами суда, в том числе смертный приговор Мэри Сарретт. Уже на следующий день четырём заключенным сообщили, что они будут висеть менее чем через 24 часа.

Духовным советникам Мэри Сарретт не разрешали с ней встречу, пока они не дали гарантии того, что не будут провозглашать свою веру в её невиновность. И даже тогда им разрешили встречу всего на нескольких часов. Все заключённые во время их последних часов очень тщательно охранялись Томасом Эккертом, Лафайет Бейкером и несколькими его бандитами-детективами. Когда люди Бейкера вели осуждённых на виселицу, некоторые из собравшихся описывали их, как будто те были напичканы наркотиками.

Более тысячи солдат окружили тюремные стены, чтобы сдержать протестующих. Сразу после 1:30 пополудни 7 июля 1865 года четверо солдат выбили опоры, временно поддерживающие пол виселиц, и Мэри Сарретт, Льюис Торнтон Пауэлл, Дэвид Герольд и Джордж Атцеродт свалились и умерли.

Между тем, военнослужащие сопроводили доктора Сэмюэля Мадда, Майкла О'Лафлина, Эда Спэнглера и Сэмюэля Арнольда в удалённый, изолированный и пустынный объект, известный как Форт-Джефферсон в Драй-Тортугас у берегов Флориды. Фотографии свидетельствуют, что когда-то, несомненно, великолепный тропический атолл был превращён вооружёнными силами США в настоящий ад на Земле. Как сообщается, на объекте находились подземные пыточные камеры и казематы. Все четверо заключённых содержались в одиночных камерах в условиях настолько ужасных, что один из них, Майкл О'Лафлин, через два года умер.

Изображение
Форт-Джефферсон в парке Драй-Тортугас

И вот так, дорогие читатели, было определено «правосудие» в отношении восьми предполагаемых пособников Джона Уилкса Бута.



1 Восемнадцатилетний Стивен Пэрент — случайная жертва «семьи» Чарльза Мэнсона в убийстве в доме Романа Полански.

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part VII

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 01 Июнь 2014 - 07:39

Изображение Изображение Изображение

#12 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2014 - 06:25

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть VIII

Дэвид Мак-Гоуан

25 августа, 2014


В моих непрекращающихся поисках какого-либо смысла в том, что именно произошло в ночь на 14 апреля 1865 года, я проделал работу по изучению нескольких дополнительных довольно нудных исследований убийства Линкольна, в том числе относительно нового тома Леонарда Гаттриджа и Рэя Неффа «Тёмный союз» (Dark Union, John Wiley & Sons, Inc, 2003), который добавляет несколько новых уровней сложности к легендарному нападению на госсекретаря Уильяма Сьюарда. И под «новыми уровнями сложности» я на самом деле понимаю новые уровни абсурда.

Одна вещь, которую мы узнаём от авторов, это то, что «дом, в котором жил Сьюард был тридцатикомнатным особняком с видом на площадь Лафайет». Трёхэтажный, тридцатикомнатный особняк. Но, как и практически все остальные, писавшие о якобы нападении на дома Сьюарда, авторы не дают объяснений, как Льюис Пауэлл, который, судя по всему, никогда не был в доме, смог так легко в нём перемещаться.

Авторы также сообщают, что, «это не было работой наёмного убийцы. Тело Сьюарда не было поранено. Нож не вонзился ни близко к сердцу, ни рядом с другим жизненно важным органом. Не попал он и ​в трахею. Он целил в ​​лицо Сьюарда — в частности, в его перевязанную челюсть». Другими словами, все раны, которые якобы нанесли Сьюарду в ту ночь, могли быть связаны с травмами, которые он, как известно, получил в результате аварии в карете. Я должен отметить, что это довольно примечательное «совпадение», то что нож Пауэлла попал только туда, где Сьюард уже был до того ранен.


Изображение
Вашингтон, округ Колумбия (14 апреля, 1865). Госсекретарь Уильям Сьюард, как он выглядел
(справа) до нападения Льюиса Торнтона Пауэлла. Сьюард выжил, но был обезображен ножевыми
ранами (слева).


Противореча практически всему остальному, что было написано о якобы покушении на Сьюарда, Гаттридж и Нефф также утверждают, что «Секретарю были приданы два медбрата и два курьера Госдепартамента; оба были вооружены револьверами Кольта и работали посменно как телохранители Сьюарда. В тот вечер страстной пятницы один из курьеров Эмерик Ханселл пришёл в дом Сьюарда вскоре после девяти вечера ... Поужинав на кухне, он устроился в нише на третьем этаже, где находилось большинство семейных спален».

Так что теперь мы видим, что, в дополнение к двум строевым военнослужащим (Джордж Робинсон и Огастус Сьюард) и ещё двум присутствующим в доме здоровым мужчинам (Уильям Белл и Фредерик Сьюард), у Уильяма Сьюарда на самом деле был вооружённый охранник, находившийся напротив его комнаты; и всё же Пауэлл смог обнаружить свою цель, добраться до неё и жестоко атаковать. Молодец, Пауэлл!

Согласно Гаттриджу и Неффу, Ханселл не приступил к ближнему бою, пока Уильям Сьюард не был атакован и Пауэлл не стал бороться с Робинсоном: «А затем ещё один фигурант ворвался в комнату. Это не был Фред, избитый почти до потери сознания и, шатаясь, убравшийся в свою спальню. Вновь прибывшим был Эмерик Ханселл ... Он услышал, как Робинсон кричал "Ханси, помоги мне"».


Изображение
Неизменно фотогеничный Льюис Пауэлл


В случае, если кто-то пропустил что-то из всего этого, давайте пройдёмся по сценарию, представленному Неффом и Гаттриджем: у Уильяма Сьюарда был вооружённый телохранитель, дислоцированный недалеко от его комнаты. Мы понятия не имеем, почему у него был вооружённый телохранитель, так как даже у президента его не было, но мы просто подыграем и согласимся, что у него был. Однако этот охранник не среагировал, когда Пауэлл подошёл к двери и стал в неё ломиться. Он не среагировал, когда Пауэлл спорил с Беллом и прошёл, оттолкнув того. Он не среагировал, когда Пауэлл «тяжело ступая» поднялся на два лестничных пролёта. Он не среагировал, когда Фредерик стоял на лестничной площадке и громко спорил с Пауэллом. Он не среагировал, когда затем Пауэлл набросился на Фредерика, оставив его умирать (или забрести в свою спальню, или подняться и забрести в комнату отца). Он не среагировал, когда Уильям Белл выбежал из дома крича «убийство!» Он не среагировал, когда Пауэлл вломился в комнату Уильяма Сьюарда. Он не среагировал, когда Пауэлл сначала напал на Робинсона, а затем на Сьюарда. Нет, Ханселл решил среагировать, когда Пауэлл стал с боем выбираться из спальни. И даже тогда, несмотря на то, что Пауэлл чуть не убил трёх человек, в том числе того, которого Ханселлу поручили защищать, он решил не использовать своё оружие, а вместо этого захотел стать ещё одной жертвой.

Разве всё это не кажется всем абсолютно логичным?

Если так, то и вот этот неимоверно увлекательный эпизод покушения тоже должен иметь смысл: «Случай со Сьюардом был ещё более запутан одним совпадением. Не позднее двадцати четырёх часов с момента нападения в страстную пятницу, газеты сообщили, что курьер Государственного департамента Эмерик Ханселл, исполнявший обязанности телохранителя и раненный ножом на третьем этаже, скончался от раны. Некрологи были почти точны. Было два человека по имени Эмерик Ханселл. Один действительно умер в Вашингтоне, но он был кузнецом на кавалерийской базе северян в Гизборо, на окраине города. Его вдове сообщили, что он получил удар в голову, подковывая лошадь. Он продержался неделю, а затем умер всего через восемь часов после ножевого ранения своего тёзки».

Назовите меня скептиком, если хотите, но мне очень трудно поверить, что это было «совпадение». По правде говоря, мне почти невозможно поверить, что было два парня, по имени Эмерик Ханселл, живших в 1865 году в Вашингтоне, округ Колумбия, не говоря уже о том, что один из них умер через несколько часов после того, как на другого жестоко напали. Если такие сообщения действительно ходили, то они должны быть намеренно ложными. И эти ложные сообщения привели к весьма предсказуемым результатам:

«Смерть кузнеца притушила вопросы, на которые мог бы ответить только другой Ханселл. Пройдёт много лет, прежде чем курьер Госдепартамента, уже на пенсии после возобновлённой карьеры на госслужбе, расскажет свою историю при условии строгой конфиденциальности. По его воспоминаниям он был третьим человеком на площадке, бросившимся на помощь рядовому Робинсону, будучи убеждённым, что человек, с которым он с солдатом сцепился, был непутёвым сыном секретаря, майором Огастусом Сьюардом».

Из этого отрывка очевидно, что Гаттридж и Нефф полагаются в своей истории якобы произошедшего нападения в резиденции Сьюарда на запоздалые неофициальные воспоминания Ханселла. Авторы, похоже, не в курсе, что история Ханселла дико расходится с рассказами других якобы свидетелей, или, возможно, им просто всё равно.


Изображение
Семейный дом Сьюардов в Вашингтоне, округ Колумбия


Теперь у нас есть показания трёх людей, утверждающих, что они были в спальне Уильяма Сьюарда и защищали его. Одному из них, Огастусу Сьюарду никто не помогал, и он думал, что боролся либо со своим отцом, либо с медбратом отца. Другому, Эмерику Ханселлу помогал только Робинсон, и он думал, что борется с Огастусом Сьюардом. Третий, Джордж Робинсон думал, что боролся с человеком, которого он описал репортёру газеты, как имевшего «светло-русого цвета волосы, бакенбарды и усы». И, конечно, он думал, что ему помогал некто, так никогда и не идентифицированный.

Ни один из троих не видел Фредерика Сьюарда лежащим без сознания возле комнаты Уильяма Сьюарда, а вот Робинсон видел его входящим в комнату. Никто из них не упоминал о присутствии Фанни Сьюард, хотя её с опозданием оглашённое заявление говорит о том, что она тоже была в комнате. Никто из них также не видел Фрэнсис или Анну Сьюард, хотя можно сообразить, что они когда-нибудь пришли бы, чтобы посмотреть, отчего вся суматоха. Хотя Пауэлл и Ханселл оба якобы были вооружены, а показания Огастуса Сьюарда на суде говорят о том, что он тоже достал пистолет, ни один выстрел не прозвучал в ту ночь в особняке Сьюардов. После пробуждения из-за шума, в котором несомненно были слышны крики Белла об убийстве, майор Сьюард, тем не менее, решил сначала выйти без оружия. Ханселл, очевидно, тоже не использовал своё оружие. И зная о том, что у Сьюарда уже был вооружённый охранник и имевший военную подготовку и вооружённый сын, Белл всё же решил выбежать на улицу в поисках сторонней подмоги.

Трудно представить себе более смехотворно противоречивый ряд историй. Двое из «свидетелей» по существу определили друг друга, как нападавшего, а третий дал описание, которое ни в коей мере не соответствует всегда чисто выбритому Льюису Пауэллу. Сказать, что в этом случае имелись обоснованные сомнения, было бы серьезным преуменьшением, но у суда не было никаких затруднений с осуждением Пауэлла на смерть (был даже, как уже отмечалось ранее, запасной план казнить его до окончания суда).

Но опять же, Достер закончил свою «защиту» Пауэлла, дав такой финальный аргумент, начинавшийся следующим образом: «С позволения суда: в случае заключённого Пауэлла есть три вещи, которые признаны без возражений гражданского суда и диспута: (1) То, что он является человеком, пытавшимся лишить жизни госсекретаря. (2) То, что он не подпадает под медицинское определение невменяемости. (3) То, что он считал, что совершал справедливый и оправданный поступок. Таким образом, вопрос о его личности и вопрос о его вменяемости разрешены и находятся позади нас». Как он мог проиграть с такой защитой?


Изображение
Пустая могила Льюиса Пауэлла


Может быть, Джеймс Суонсон, который, похоже, видит себя топ-экспертом в деле убийства Линкольна, может прояснить путаницу в том, что именно произошло в поместье Сьюардов. В своём бестселлере «Преследование: 12-дневная погоня за убийцей Линкольна»1 (Manhunt: The Twelve-Day Chase for Lincoln’s Killer, William Morrow, 2006) Суонсон раскручивает уникально нелепую историю якобы произошедшего нападения. Как и другие самозваные историки, он выбирает факты из рассказов множества якобы участников, в то же время для удобства отбрасывая все противоречивые факты этих историй.

В чём Суонсон действительно прав в своём чрезмерно многословном рассказе, так это признание того, что предполагаемое задание Пауэлла было очень сложным: «Это была трудная миссия даже для такого человека, как Пауэлл — закалённого в боях и чрезвычайно сильного бывшего солдата Конфедерации. Перед Пауэллом стояло три проблемы. Во-первых, как попасть в дом Сьюарда? ... Оказавшись внутри, задачей Пауэлла было разыскать секретаря Сьюарда в обширном, трёхэтажном особняке ... Пауэлл столкнулся с третьей трудностью: он не знал, сколько обитателей ... было в строении».

В истории Суонсона, в ночь на 14 апреля 1865 года «Фанни (Сьюард) присматривала за отцом и слушала звуки непрекращающегося празднования на улицах». Наибольший интерес здесь вызывает упоминание «непрекращающегося празднования». Генерал Ли только что сдался генералу Гранту, Гражданская война почти закончилась, и столица страны была в праздничном настроении. Буквально накануне вечером общественные здания и частные дома по всему городу были освещены свечами и газовыми лампами, а фейерверк, расцветавший вверху, по общему мнению, придавал городу уникальный и благоговейный вид.

Следующий день, 14 апреля была пятница, и эти торжества продолжались глубоко до поздней ночи, когда десятки тысяч людей вышли на улицы, чтобы присоединиться к шумному веселью. Особняк Сьюардов находился, как отмечалось ранее, прямо через улицу напротив площади Лафайет, которая, безусловно, была заполнена в ту ночь значительной частью этой человеческой массы. Имейте это в виду, пока мы пробираемся через чрезвычайно сомнительный рассказ Суонсона.

Согласно Суонсону, «около 10:00 ночи» Фанни Сьюард «отложила книгу "Легенды о Карле Великом"2, выключила газовый светильник и вместе с раненным ветераном, служившим армейским медбратом, сержантом Джорджем Робинсоном продолжила присматривать за своим выздоравливающим отцом». Для сведений, Робинсон ещё не был сержантом, что является одной из множества фактических неточностей, которые можно найти везде в якобы заслуживающей доверия книге Суонсона.

Вскоре после того как Фанни притушила свет, Льюис Пауэлл подошёл к входной двери дома и «позвонил ... (и) девятнадцатилетний чёрный раб Уильям Белл поспешил открыть дверь». Удивительно, но Суонсон знает возраст Уильям в то время, хотя сам Белл был не в состоянии предоставить эту информацию, когда его спросили на суде! Как бы то ни было, между Пауэллом и Беллом последовала перепалка, и «пять минут убийца и слуга препирались о том, следует ли Пауэллу оставить медикаменты Беллу».

Затем Пауэлл протиснулся мимо Белла и стал подниматься по лестнице, где, как мы знаем, он столкнулся Фредом Сьюардом и с ним тоже поспорил. Похоже, проиграв спор, Пауэлл начал отступать вниз по лестнице, но затем быстро развернулся и попытался выстрелить во Фреда Сьюарда. Когда пистолет дал осечку, «Пауэлл высоко замахнулся револьвером и с сокрушительной силой ударил им по голове Сьюарда. Он ударил так сильно, что поломал стальной шомпол револьвера, тем самым заклинив барабан и сделав невозможной дальнейшую стрельбу».

Поломал стальной шомпол?! Правда? Я мог бы поверить, если бы он его погнул, но как можно «сломать» стальной шомпол? Если бы Пауэлл или кто другой ударил Сьюарда с такой силой, а затем добавил ещё несколько не менее сокрушительных ударов, он бы, несомненно, убил его. Но согласно Суонсону, Пауэлл даже не сбил его с ног (прямо противореча, конечно, показаниям Белла под присягой в суде): «Пауэлл двигался со скоростью молнии. Он оттолкнул Фреда в сторону и сильно ударил Робинсона ножом в лоб». Позже Суонсон сообщает нам, что Фред не потерял сознания и оставался на ногах в течение всего этого кошмара, хотя он в основном просто «бродил вокруг дома, как зомби, лепеча одну и ту же фразу, "это ... это", повторяя её снова и снова, не в состоянии завершить мысль».

Между тем, «убийца прошёл мимо шатающегося сержанта и худенькой девушки, преграждавших его путь, и бросился к кровати», где лежал больной и беспомощный Уильям Сьюард. Согласно Суонсону, единственное, что спасло жизнь Сьюарда было неточное прицеливание Пауэлла, в результате чего он сильно промахнулся по неподвижному госсекретарю, сделав свои первые два ножевых удара. Когда же он сосредоточился, Робинсон вернулся к схватке попытался оттащить Пауэлла от Сьюарда. Примерно в это же время «Фанни ... закричала и не единожды, а непрестанным, воющим и ужасающим воплем, который разбудил её брата Огастуса, или "Гаса", который спал в соседней комнате. Фанни затем открыла окно и закричала на улицу внизу».

Так что теперь, в дополнение к Беллу, побежавшему по улице с криком «убийство», у нас есть Фанни Сьюард, кричащая в открытое окно. И всё же, при наличии празднующих, кишащих вокруг Капитолия, никто не смог вовремя откликнуться, чтобы хотя бы увидеть Пауэлла, не говоря уже о том, чтобы попытаться его остановить! Мне это кажется вполне разумным. Как и тот факт, что "Гас" мог спать во время стука в дверь, спора между Беллом и Пауэллом, шумного подъёма Пауэлла по лестнице, спора Пауэлла с Фредериком, нападения Пауэлла на Фредерика, броска Пауэлла в комнату Уильяма Сьюарда, атаки Пауэллом Робинсона, нападения Пауэлла на Уильяма Сьюарда, и всех криков, которые, несомненно, издавали бы жертвы, когда на них так ужасно нападали. Я думаю, старина Гас довольно крепко спал.

Согласно Суонсону, после этого Огастус Сьюард и Джордж Робинсон вместе дрались с Пауэллом, что, как мы уже знаем, прямо противоречит показаниям их обоих под присягой. Эта борьба якобы перекинулась в коридор возле комнаты Сьюарда. В это время «жена секретаря Сьюарда, встревоженная криками Фанни, вышла из своей спальни на третьем этаже как раз вовремя, чтобы стать свидетелем кульминации борьбы в прихожей между Пауэллом и её сыном Гасом. Не понимая в чём дело, она подумала, что её муж стал бредить и был вне себя. Жена Фреда Анна бросилась к месту происшествия ...»

Видимо Фрэнсис и Анна Сьюард спали ещё крепче, чем Огастус. Однако после их появления Пауэлл оказался в меньшинстве один к шести, и это даже без учёта Ханселла, который, согласно Суонсону, решил, что его наилучшим шансом будет поскорее свалить оттуда: «На пути (Пауэлла) к выходу он догнал Эмерика Ханселла, который бежал вниз по лестнице, пытаясь опередить убийцу. Курьер Госдепартамента при исполнении служебных обязанностей в доме Сьюарда убегал, а не присоединялся к схватке».

Конечно, убегал. Наверное, поэтому, как мы все помним, его линчевали, что, несомненно, произошло бы, если бы сказка Суонсона была правдивой. Я думаю, что Ханселл тоже проспал большую часть всего этого ужаса, по глупости решив сбежать в то же время, что и Пауэлл. Вы можете подумать, что он просто мог бы оставаться там, где прятался. Или убежать раньше. Это были бы более безопасные варианты. Но опять же, так как у него был пистолет и поддержка, по крайней мере, шести человек, а нападавший не был вооружён, может быть ему просто следовало сделать свою работу. Тогда бы ему не нужно было тащить своё тяжело раненное тело вверх на два лестничных пролёта, чтобы лечь в постель, прежде чем до него доберётся врач.

Должен сказать, что это более чем странно, когда как Огастус Сьюард, так и Фрэнсис Сьюард утверждают, что изначально считали «злоумышленником» Уильяма Сьюарда, «бывшем вне себя». Было ли это в порядке вещей для госсекретаря? Даже когда все знали, что он был прикован к постели и совершенно неподвижен?

Кстати, мистер Робинсон поменял своё мнение после сообщения репортеру о злоумышленнике, имевшем «светло-русого цвета волосы, бакенбарды и усы». Всего несколько недель спустя, к тому времени как закрутился судебный процесс, Робинсон был уверен, что нападавшим был Пауэлл. Возможно, это было связано с тем, что он получил золотую медаль, $5000 наличными и продвижение по службе. И позже он был награждён ножом, якобы использовавшимся Пауэллом при нападении.


Изображение
Это, как говорят, единственные известные останки Льюиса Пауэлла


Мне невозможно поверить, что эти якобы события в доме Сьюарда вообще имели место. Все имеющиеся свидетельства в подавляющем большинстве указывают на то, что это было полностью сфабрикованное дело. Как обсуждалось ранее, Фанни и Фрэнсис Сьюард после этого якобы нападения долго не прожили. Как, конечно, и Льюис Пауэлл. Уильям и Фредерик Сьюард решили никогда публично не говорить об этом якобы произошедшем инциденте. Огастус Сьюард, Джордж Робинсон, Уильям Белл и (позже) Эмерик Ханселл дали дико противоречивые версии. И по мере того, как большинство историков продолжают усердно работать, чтобы запихать противоречивые сведения в какой-нибудь правдоподобный сюжет, эта история становится всё более и более нелепой.

Чем глубже я погружаюсь во всё это, тем больше я убеждён, что ключ к разгадке убийства Линкольна может находиться в понимании того, что не произошло в резиденции Сьюарда. Ибо, если якобы имевшее место одновременное нападение на Сьюарда не состоялось, то, очевидно, 14 апреля 1865 года произошло гораздо больше событий, чем действия Джона Уилкса Бута и разношёрстной группы заговорщиков.

Прежде чем завершить, давайте взглянем на одну заключительную загадку, окружающую якобы нападение на семью Сьюардов: во всех историях, которые я прочитал, – а к этому времени я проделал мой путь через четырнадцать книг, описывающих убийство Линкольна, – либо утверждается, либо подразумевается, что Пауэлл (и Белл), чтобы добраться до спальни Уильяма Сьюарда, поднялся лишь на один лестничный пролёт и спустился только на один пролёт, чтобы выйти из дома. Но спальня Сьюарда была на третьем этаже дома, и это означает, что для встречи с ним (а также с Фредериком и остальными актёрами) потребовалось бы сначала подняться на один лестничный пролёт, затем пересечь площадку второго этажа, а затем подняться по второму лестничному пролёту.

Похоже, этот любопытный факт в течение многих, многих лет оставался намеренно скрытым. И не трудно понять, из-за чего – потому что, если указать на этот факт, то встаёт весьма очевидный вопрос, как именно Пауэлл узнал, что нужно пропустить второй этаж дома и проследовать прямиком на третий.



1 За это произведение, как за лучшую документальную книгу о преступлении, писатель получил Премию Эдгара Аллана По.
2 Томас Булфинч (1796-1867), «Легенды о Карле Великом», 1855г. (Thomas Bulfinch, Legends of Charlemagne).

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part VIII

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil

Сообщение отредактировал BigPhil: 15 Октябрь 2014 - 06:09

Изображение Изображение Изображение

#13 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 02 Ноябрь 2014 - 02:39

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть IX

Дэвид Мак-Гоуан

21 октября, 2014


Если и есть что-то, в чём мы можем быть уверены в отношении убийства президента Авраама Линкольна, так это то, что мы никогда не узнаем, что на самом деле произошло в президентской ложе в театре Форда примерно в 10:15 вечера 14 апреля 1865 года.

Кроме человека, поспешно вышедшего через сцену и в заднюю дверь, и человека, который поймал пулю в голову и так и не пришёл в сознание, в зависимости от той версии событий в которую вам нравится верить, три или четыре очевидца в тот роковой вечер присутствовали в ложе. Конечно, там была Мэри Тодд Линкольн, как и майор Генри Рэтбоун и его невеста и сводная сестра Клара Харрис. По некоторым данным (в том числе собственным словам Форбса) там также был помощник президента Чарльз Форбс.

Компания Линкольна прибыла в театр около 8:30 вечера, примерно через полчаса после начала спектакля «Наш американский кузен». Шоу было кратковременно остановлено, пока оркестр сыграл «Слава вождю», что сопровождалось горячей овацией зрителей, после чего чета Линкольнов и их гости спокойно заняли свои места, и пьеса возобновилась. Через два часа президент лежал смертельно раненый со свинцовым шариком в мозгах.

Из всех четырёх возможных очевидцев ни один не был когда-либо интервьюирован журналистами. Только один был допрошен властями. Только один дал письменные показания под присягой. Только один был вызван свидетельствовать, что он или она видели в тот вечер. Только один каким-либо образом когда-либо публично рассказал о том, что именно произошло в той ложе. Несмотря на то, что к убийству Линкольна приклеили ярлык преступления века, власти, похоже, совсем не проявили никакого интереса к общению с горсткой людей, бывших настоящими свидетелями этого события.

Что касается Мэри Тодд Линкольн, единственные её слова, когда-либо обнародованные относительно смерти её мужа, были из личного письма, которое она послала Эдварду Льюису Бейкеру-младшему в 1877 году, через двенадцать лет после убийства. И эти слова со странно расставленными знаками препинания не проливают свет на события того вечера: «Бог, даёт нам наших возлюбленных, мы делаем из них кумиров, они удаляются от нас, и мы должны терпеливо ждать часа, когда, Он, воссоединит нас с нами. И ожидание, такое долгое! Мои утраты, были настолько значительными, самый любящий и преданный из мужей, оторван от меня, моя рука в его руке, в то время — и Бог призвал с этой земли, сыновей, наиболее боготворимых, благороднейших, чистейших, самых талантливых — из всех когда-либо данных родителям — Их присутствие велико и красиво — слишком хорошие для этого мира, так полны печали — И всё же придёт время, когда разрыв закончится, вместе муж, жена и дети — никогда больше не будут разлучены — Я скорблю о тех, кто был призван отказаться от своих любимых, и пока солнечный свет более счастливого края не взойдёт над нами, до тех пор мы никогда не узнаем, почему, нас посетила, такая скорбь».

Клара Харрис была так же молчалива о том, чему она стала свидетелем в театре Форда. Её свидетельство тоже исходит из личной переписки, это было написано 29 апреля 1865 года, всего лишь через две недели после трагедии: «Этот ужасный вечер пятницы для меня почти как какое-то страшное видение ... В тот вечер нас было четверо. Они приехали к нашей двери в самом весёлом расположении духа; болтая по пути — и президент был встречен с большим энтузиазмом. Они говорят, что за нами наблюдали наёмные убийцы; да, когда мы вышли из кареты. О, как кто-то может быть таким жестоким, чтобы нанести удар в такое доброе, славное, честное лицо! И когда я думаю о том злодее лицом к лицу вместе с нами, кровь леденеет в моих жилах. Моё платье пропиталось кровью; мои руки и лицо были забрызганы. Можешь себе представить эту картину! И так было всю ту страшную ночь, когда мы стояли подле смертного одра. Бедная миссис Линкольн почти сошла с ума. Генри едва избежал смерти. Со всей силой опытная и сильная рука ударила его ножом в сердце; он поранил руку, к счастью, парировав удар, скользнувший вдоль кости от локтя почти до плеча. В течение некоторого времени он это скрывал, но, наконец, его увезли домой упавшим в обморок; потеря крови из перебитой артерии и вен была очень большой. Он теперь неплохо поправляется, но пока не может пользоваться рукой ...»

Прошло почти тридцати лет после убийства, когда Чарльз Форбс дал показания под присягой; к сожалению, эти показания тоже вовсе не проливают свет на события того вечера: «Я был личным помощником покойного президента Линкольна вскоре после его первой инаугурации до времени, когда он пал от пули убийцы ... Я сопровождал его в карете, был с ним на пути от кареты до ложи в театре и был в ложе, когда убийца выстрелил ту роковую пулю». Любопытно, что почти через три десятилетия после того как Джон Уилкс Бут был идентифицирован как убийца, Форбс назвал его просто как «убийца».

И это, уважаемые читатели, есть общий итог всего, что мы имеем от трёх из четырёх свидетелей. Ещё раз, учитывая, что это было, как я, возможно, уже упоминал, «Преступление века», это весьма примечательное стечение обстоятельств.


Изображение
План первого этажа театра Форда


Это оставляет нам только рассказанную майором Генри Рэтбоуном историю, которая, как мы уже знаем, была безнадёжно инсценированным и отрепетированным мероприятием, которое было им пересказано под присягой почти слово в слово не менее трёх раз. И всё же, это единственное имеющееся у нас свидетельство — и единственное свидетельство, которое у нас когда-либо будет — так что мы должны взглянуть на него в полном объёме, как оно было первоначально рассказано в его показаниях от 17 апреля 1865 года. Правда, это странная история, и она, казалось бы, указывает на то, что Рэтбоун провёл больше времени изучая физические характеристики помещения, а не смотрел пьесу:

«Ложа, выделенная президенту, находится на втором ярусе, по правую руку от зрителей и её занимали президент, миссис Линкольн, мисс Харрис, дающий эти показания свидетель и больше никто. В ложу можно зайти пройдя от фасада здания в задней части бельэтажа к небольшому входу или коридору около восьми футов в длину и четырёх футов в ширину. В этот коридор заходят через дверь, которая открывается вовнутрь. Эта дверь расположена так, что образует острый угол внутри со стеной позади неё. У дальнего конца этого коридора другая дверь расположена прямо и открывается в ложу. С левой стороны коридора и очень близко к дальнему концу имеется третья дверь, которая также открывает в ложу. Эта последняя дверь была закрыта. Наша группа вошла в ложу через дверь в конце коридора. Ложа устроена так, что может быть разделена на две части подвижной перегородкой, каждая из описанных дверей открывается в свою часть. Фронтальная сторона ложи примерно десять или двенадцать футов в длину, и в центре перил есть небольшая колонна со свисающей шторой. Глубина ложи от фронта до задней стены около девяти футов. Высота ложи над сценой, включая перила, около десяти или двенадцати футов».

«Когда группа вошла в ложу, мягкое кресло стояло в дальнем от сцены, том что ближе к зрителям конце ложи. Это была также ближайшая точка к двери, через которую входят в ложу. Президент сел в это кресло и, за исключение одного раза, когда покинул кресло, чтобы надеть пальто, оставался сидеть, пока не был застрелен. Миссис Линкольн сидела в кресле между президентом и колонной в центре, описанной выше. В противоположном конце ложи — ближнем к сцене — было два кресла. В одно из них, стоящее в углу, села мисс Харрис. По её левую руку и вдоль стены, идущей от этого конца ложи к задней стене, стояла небольшая софа. На краю этой софы, рядом с мисс Харрис сидел свидетель, а сидящий президент был примерно в семи или восьми футах, и расстояние между свидетелем и дверью было примерно таким же. Расстояние между сидящим президентом и дверью было около четырёх или пяти футов. Как помнит свидетель, в течение вечера дверь не была закрыта».

«Когда игралась вторая сцена третьего акта, и пока свидетель пристально наблюдал за действием на сцене, находясь спиной к двери, он услышал выстрел пистолета сзади него и, оглянувшись, сквозь дым между дверью и президентом увидел мужчину. В то же время свидетель услышал, как он выкрикнул какое-то слово, которое, как считает свидетель, было "свобода". Свидетель мгновенно бросился и схватил его. Тот вырвался из объятий и большим ножом сделал резкий колющий удар в грудь свидетеля. Свидетель парировал удар вверх и получил рану в несколько дюймов глубиной в его левую руку, между локтём и плечом. Входное отверстие раны приблизительно полтора дюйма в длину и идёт на несколько дюймов вверх к плечу. Человек бросился к фасаду ложи, а свидетель попытался снова его схватить, но поймал только его одежду, когда он прыгал через перила ложи. Как считает свидетель, при этой попытке схватить его одежда порвалась. Когда он поднялся на сцену, свидетель громким голосом закричал: "Остановите этого человека". Затем свидетель повернулся к президенту. Его положение не изменилось. Его голова была слегка наклонена вперед, а глаза закрыты. Свидетель увидел, что он был без сознания, и полагая, что он смертельно ранен, бросился к двери с целью вызова медицинской помощи. Добравшись до наружной двери коридора, которая описана выше, свидетель обнаружил, что она заперта тяжёлым куском доски, один конец которой был прикреплён к стене. Она была так крепко закреплена, что потребовалась значительные сила, чтобы убрать её. Этот клин или брусок находился примерно в четырёх футах от пола. Люди снаружи колотили по двери, чтобы войти. Свидетель убрал брус, и дверь открылась. Нескольким людям, представившимся врачами, позволили войти. Свидетель увидел полковника Кроуфорда и попросил его предотвратить вхождение в ложу других лиц. Затем свидетель вернулся в ложу и обнаружил врача, обследующего президента. Они всё ещё не нашли рану. Как только она была обнаружена, было решено увезти его из театра. Его унесли, затем свидетель помог сильно взволнованной миссис Линкольн покинуть театр. Добравшись до верхней площадки лестницы, свидетель попросил майора Поттера помочь ему сопроводить миссис Линкольн через улицу к дому, куда транспортировался президент. Полученная свидетелем рана очень обильно кровоточила и по достижении дома, чувствуя себя очень слабым из-за потери крови, он уселся в холле, и вскоре после этого потерял сознание и был уложен на пол. По приходу в сознание, свидетеля в карете доставили в его резиденцию».

«Просмотрев эту записи, свидетель уверен, что время, прошедшее между выстрелом пистолета и моментом, когда убийца выпрыгнул из ложи, не превышает тридцати секунд. Ни миссис Линкольн, ни мисс Харрис не покинули свои места».


Изображение


Письменные показания Рэтбоуна и его последующие свидетельства были даны в то время, когда адвокаты не могли позволить себе роскошь представить фотографические свидетельства, чтобы ввести присяжных заседателей в место действия. Похоже, что прокуратура использовала его подробное описание, чтобы нарисовать мысленный образ для тех, кто был в зале суда. И очень трудно поверить, что Рэтбоун спонтанно дал бы такие ​​свидетельства. Несомненно, что эти детали были предоставлены ему как часть сценария, которому он, похоже, следовал.

Давайте теперь взглянем на другие причины, почему показания Рэтбоуна не внушают никакого доверия. Прежде всего, он утверждает, что предполагаемый преступник после выстрела в Линкольна до тридцати секунд оставался в ложе — достаточно долго, чтобы побороться и серьезно поранить Рэтбоуна. Но рассказы других свидетелей в театре в тот вечер прямо противоречат этому заявлению. Свидетель, названный как «Бассет», например, утверждал, что «через секунду после выстрела некто перепрыгнул через перила ложи». Свидетель Фредерик Сойер записал, что «всё событие: выстрел, прыжок, побег — произошло пока вы могли бы посчитать до восьми». Актёр Гарри Хоук, после описания последовательности событий, утверждал, что «всё вышеописанное произошло в течение нескольких секунд, и в то время я не знал, что президент был застрелен».

Как тогда насчёт времени на якобы борьбу с Рэтбоуном? И если бы Рэтбоун боролся с нападавшим, когда нападавший перепрыгивал через фронтальные перила, как Рэтбоун заявил, эти действия были бы видны многим свидетелям в театре. И всё же ни один из свидетелей, которые утверждали, чтобы видели, как человек выпрыгнул из ложи, не упоминали, что видели как он боролся с Рэтбоуном до или во время этого.


Изображение


Ещё одна проблема в утверждении Рэтбоуна, что он получил серьёзную, обильно кровоточившую рану, такую, что его невеста якобы оказалась залитой кровью; и всё же, все свидетели, сообщавшие, что видели убегавшего через сцену человека, размахивавшего большим ножом — никто из них не упоминал кровь на этом ноже. Или на руках человека. Или на его одежде. Как это возможно, что он смог так жестоко поранить Рэтбоуна, а затем продолжил с ним бороться, и всё же убрался без капли крови на нём?

Ещё одна небольшая проблемка состоит в том, что ни Рэтбоун, ни его невеста не упоминали о каком-либо лечении его очень тяжёлого ранения. Он утверждал, что рана была настолько серьёзной, что он потерял сознание от потери крови, и что потом его просто отвезли домой и оставили там. Согласно официальной версии, под рукой было по крайней мере три опытных врача, но ни один из них не смог ничего сделать для смертельно раненного Линкольна. Почему же тогда никто не побеспокоился осмотреть такую серьезную рану, нанесённую гостю президента? Насколько я знаю, перебитые артерии могут стать реальной угрозой жизни, если их оставить без внимания.

Похоже, мы имеем здесь дело с ситуацией, в которой: (а) свидетельства очевидцев не дают Рэтбоуну достаточно времени для получения тяжёлой раны; (б) Рэтбоун никогда не обращался за лечением его тяжёлого ранения; (в) якобы нанёсший эту рану нож был бескровным всего несколько секунд спустя, также как и его владелец; и (г) никто из самопровозглашённых свидетелей в театре в тот вечер не видел, как Рэтбоун якобы боролся с нападавшим.


Изображение


Переходя к другим странностям в рассказе Рэтбоуна, встаёт один очевидный вопрос: зачем Джону Уилксу Буту, или кому-либо ещё, вошедшему в ложу с целью убийства Линкольна тем способом, как это произошло, тратить время на блокирование наружной двери? Преследователи не пришли бы с этого направления. А если предполагаемый план пошёл бы наперекосяк, нападавший мог бы сбежать в этом направлении. Так зачем отрезать возможные пути отхода? И как случилось, что крепкий кусок доски точно необходимого размера случайно оказался под рукой? Это те вопросы, на которые историки так никогда и не дали удовлетворительных ответов.

Согласно рассказу Рэтбоуна, внутренняя дверь ложи весь вечер была открыта. Как же тогда вся их компания не слышала, как злоумышленник вошёл через наружную дверь, а затем закрыл и с силой заклинил её ... прежде чем подкрасться сзади к президенту? Сделать это злоумышленнику не представляется возможным. И не было никаких причин для этого. Следует напомнить, что Бут был вооружён смешным однозарядным дерринджером. Поэтому план в значительной степени зависел от элемента неожиданности. Зачем же тогда рисковать быть обнаруженным бессмысленно заклинивая дверь?

Кто же тогда заблокировал дверь и зачем? Пошло ли это на пользу якобы нападавшему, или это дало удобный момент для инсценировки до того, как кто-нибудь смог добраться до президента?

Рассказ Рэтбоуна поднял и другие вопросы, в том числе, почему президент сидел дальше от сцены и ближе к двери? Не в обычаях ли почётному гостю предоставлять лучшее место в заведении? Почему мебель в ложе в тот день была поставлена так, чтобы усадить его дальше от сцены? И так как Рэтбоун был четвёртым членом в компании, почему он не сел в четвёртое кресло у передней стороны ложи? Почему вместо этого он решил сидеть в одиночестве на софе немного позади остальных?


Изображение
План второго этажа театра Форда


В дополнение к проблемам с рассказом Рэтбоуна, есть и другие проблемы официальной версии того, что произошло в театре Форда 14 апреля 1865 года. По словам очевидцев, убегавший через сцену человек размахивал ножом в правой руке, что указывает на то, что он был правшой. Но убившая Линкольна пуля, якобы выстреленная стоявшим за ним нападавшим, вошла за левым ухом и прошла по диагонали через полость мозга, остановившись за его правым глазом. Для правши это довольно сложный выстрел. В той мере, в которой историки объясняли эту аномалию, как правило, утверждается, что в момент выстрела Линкольн повернул голову. Но это чистый домысел, направленный на приведение известных фактов дела в соответствие с официальной версией.

По всем ранним свидетельствам очевидцев, события разыгрались очень быстро, и подозреваемый пересёк сцену и оказался вне здания, прежде чем кто-либо понял, что произошло. И только когда было уже слишком поздно задерживать подозреваемого, из ложи раздались крики страдания Марии Линкольн, наряду с тщетными призывами Рэтбоуна задержать убегающего подозреваемого. Но почему так много времени понадобилось Мэри Тодд и другим, чтобы закричать?

Муж Мэри Линкольн был застрелен, когда он сидел прямо рядом с ней, рука об руку. Затем она стала свидетелем жестокой схватки между убийцей её мужа и майором Рэтбоуном, во время которой Рэтбоун был тяжело ранен, забрызгав всю ложу кровью. Если бы Рэтбоун пал в результате якобы полученного им ранения, Мэри и Клара остались бы в ложе один на один с размахивающим ножом безумцем. Можно предположить, что они кричали бы о кровавом убийстве во время всего этого ужаса, и вполне вероятно, пытались бы выбраться из ложи. В конце концов, помощь была всего в нескольких шагах.

Но вместо этого обе дамы мужественно сидели в течение всего действа. Нападавший выпрыгнул из ложи на сцену, встал на ноги, пробежал через сцену, а затем покинул здание, и только тогда Мэри гласно среагировала на нападение. А Клара Харрис вообще не среагировала.

Что означала странно замедленная реакция всех в президентской ложе? И почему для этого задания, как ранее в этом цикле я уже спрашивал, нападавший выбрал такое гротескно нелепое оружие как однозарядный дерринджер? И кто стал бы планировать маршрут побега, включавший чрезвычайно рискованный прыжок на очень жёсткий пол сцены, тем более будучи обутым в сапоги со шпорами для верховой езды? Был ли это запланированный маршрут побега, или это была импровизация?

Это те вопросы, которые историки избегают задавать вот уже 150 лет.


Изображение


Вопреки распространённому мнению, из ранних свидетельств очевидцев мы не можем окончательно сделать вывод об одной вещи — был ли человек, спешно покинувший театр Форда в тот вечер, Джоном Уилксом Бутом. В рассказах очевидцев, записанных через много лет после того, как официального история бросила длинную тень на события того дня, имя Бута всплывает довольно часто. Но его не так легко найти в свежих свидетельствах.

Одним из находившихся близко к сцене был капитан армии Теодор Мак-Гоуан, который сидел в театре Форда недалеко от входа в президентскую ложу. Мне нравится думать, что это был честный человек, в первую очередь потому, что у него очень благородная фамилия. Когда его вызвали для дачи показаний перед военным трибуналом, Мак-Гоуан сказал: «В ночь убийства я находился в театре Форда. Я сидел в проходе, идущем вдоль стены к двери президентской ложи, когда подошёл некий человек и потревожил меня на моем месте, в результате чего мне пришлось пододвинуть мой ​​стул вперёд, чтобы позволить ему пройти; он остановился примерно в трёх футах от места, где я сидел, и не спеша осмотрел театр. Я рассмотрел его, потому что он оказался на пути моего взгляда ... Я знаю Дж. Уилкса Бута, но даже полностью не видя лицо убийцы, в то время я не признал в нём Бута».

Значит теперь у нас есть человек, который знал Бута, и всё же, всего с трёх футов прямо в поле его зрения, он не признал в этом человеке в театре Бута. Можно уверенно поставить на то, что правительство оказало значительное давление на капитана Мак-Гоуана для положительной идентификации Бута, и всё же он не смог, или не захотел это делать. Любопытно также, что Мак-Гоуан ссылается на Бута в настоящем времени, в то время как он должен быть мёртв.

Так что мы должны из всего этого извлечь? Был ли Рэтбоун действительно тяжело ранен? Или его рана была значительно легче, которая была нанесена самому себе, в то время как прибежавшие удерживались за забаррикадированной дверью? Был ли вошедший в президентское ложе в тот вечер на самом деле Джоном Уилксом Бутом? И кто бы это ни был, вошёл ли он с целью убийства президента? Был ли небольшой дерринджер оружием убийцы, или это было то оружие, которое было бы легко принести в ложу кому-то ещё?

Одно мы знаем наверняка — жизнь Генри Рэтбоуна в годы после убийства наглядно показала, что он был вполне способен на две вещи: убийство и нанесение самому себе ножевых ранений.

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part IX

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil
Изображение Изображение Изображение

#14 BigPhil

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 857 сообщений

Отправлено 11 Декабрь 2014 - 09:13

The Center for an Informed America (США)


Анатомия убийства президента,
или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Часть X

Дэвид Мак-Гоуан

24 ноября, 2014


Следует отметить, что Джону Уилксу Буту не имело никакого смысла выбирать театр Форда в качестве идеального места для покушения на президента. Как на следующий день после покушения заметил один из очевидцев Эдвин Бейтс, «вероятно, что когда найдут этого человека, он окажется каким-то безумцем, потому что самая низшая точка человеческой порочности, даже в бунтаре худшего типа, не позволит совершить такое ужасное дело, таким отчаянным образом перед тысячами людей и там, где будет настолько мало шансов спастись». (Тимоти С. Гуд «Мы видели как застрелили Линкольна», University Press, Миссисипи, 1995)

Как писал Х. Дональд Винклер, существовали многочисленные возможности убить Линкольна, не подвергая убийцу столь высокому риску быть схваченным: «Президент сделал себя легкой мишенью. Он исчезал для уединённых прогулок, особенно ночью. Он организовывал общественные приемы, на которых практически отсутствовала охрана. Он встречался с генералами в поле. Он стоял на вершине парапета в форте Стивенс на окраине Вашингтона на виду у приближающихся сил Конфедерации под командой Джубала Эрли, в то время как вокруг него падали сражённые солдаты1. Он часто посещал театр. Он практически без охраны прогулялся по улицам павшей столицы Конфедерации. Когда он с семьёй оставался в своей летней резиденции в Доме Солдатов на окраине Вашингтона, то часто ездил в Белый дом и обратно в неохраняемой карете. Почти каждый вечер перед сном он прогуливался без охраны по сильно затенённой дорожке через территорию Белого дома к телеграфу Военного министерства, чтобы узнать последние новости с фронта». (Х. Дональд Винклер, «Линкольн и Бут», Cumberland House, 2003)

Единственной мыслимой причиной проведения миссии в театре Форда было сделать это убийство насколько это только возможно публичным зрелищем. Что было также, конечно, верно и для событий, разыгравшихся на Дейли-Плаза 22 ноября 1963 года2, и для событий, разыгравшихся в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Если бы в 1865 году было телевидение, можете держать пари, в ночь на 14 апреля в театре Форда были бы установлены телекамеры.

Начиная примерно с 10:30 вечера или вскоре после этого в Вашингтоне, округ Колумбия разыгрывается любопытная последовательность событий. Согласно официальной версии, примерно в это же время из города к мосту военно-морской верфи сломя голову верхом несётся некий человек. Однако мост закрыт из-за комендантского часа, введённого Военным министерством, и вооружённые охранники имеют приказ не позволять никому его пересекать без официального разрешения.

Всадник на быстром скакуне якобы назвался Джоном Уилксом Бутом. Он, конечно же, не обязан было это делать. Охранник Сайлас Кобб не собирался проверять его удостоверение личности. В те дни человеку должны были верить на слово в том, кто он такой на самом деле. Те, кто занимался деятельностью, за которую мог заработать тюремный срок или ещё что похуже, обычно пользовался несколькими кличками. Но человек, который якобы всего за несколько минут до того совершил «преступление века», якобы использовал своё настоящее имя.

В этом отношении Бут был очень любезным человеком. Ранее в тот же день, когда он якобы зашёл в дом Кирквуда, чтобы увидеться с вице-президентом Джонсоном, который как якобы планировалось должен быть убит через несколько часов, Бут заботливо оставил там свою визитную карточку. Согласно словам капитана Теодора Мак-Гоуэна, он оставил ещё одну карточку у входа в президентскую ложу в театре Форда: «Он достал из кармана небольшую пачку визиток, выбирая одну и меняя другие, постоял, пожалуй, секунду с ней в руке, а затем показал её курьеру президента, который сидел чуть пониже его». Похоже, что Бут был большим любителем оставлять за собой следы преступления.

По причинам, которые историки никогда не были в состоянии объяснить, а часто даже и не пытались это сделать, Сайлас Кобб позволил всаднику проехать через закрытый мост в штат Мэриленд. Коббу не был объявлен выговор, не понёс он также и никакое другое взыскание за то, что убийца президента сбежал из города – что, как я думаю, нормально, так как это случилось и со всеми другими, кто явно «облажался» в ту ночь.

Всего через несколько минут к мосту подъехал другой всадник, желавший проехать в Мэриленд. Всадник, который позже в официальной версии будет идентифицирован как Дэвид Герольд, не смог должным образом назваться. Тем не менее, ему тоже было позволено пересечь официально закрытый мост. Через несколько минут после этого третий всадник якобы подъехал к мосту. Это был местный конюх Джон Флетчер, якобы по горячим следам гнавшийся за Дэвидом Герольдом.

Флетчер позже утверждал, что видел как Герольд проскакал через город на коне, который должен был быть возвращён, и, опасаясь, что лошадь была украдена, побежал обратно в свою конюшню, оседлал другого коня и погнался за Герольдом. Кобб якобы сказал Флетчеру, что позволит ему пройти, ещё раз нарушив приказ, но что тот не сможет вернуться, и поэтому Флетчер отказался от своего якобы преследования и вернулся в конюшню.

Эта странная последовательность событий ставит такое большое количество затруднительных вопросов, что историки сильно постарались избежать ответов, или даже самой постановки вопросов. Во-первых, и что наиболее очевидно, почему как Буту, так и Герольду якобы позволили пройти по закрытому мосту, несмотря на постоянно действующий приказ никого не пропускать? Ещё один очевидный вопрос: после того как Джон Флетчер отправился седлать свою лошадь, как он догадался куда направлялся Дэвид Герольд по тёмным улицам Вашингтона?

Ещё один болезненно очевидный вопрос состоит в том, зачем Джон Уилкс Бут назвал своё настоящее имя? В самом деле, это был 1865 год, путешествия совершались верхом, и мир не был настолько уж взаимосвязан, поэтому Бут мог быть уверен, что у Кобба ещё не было никаких сведений об убийстве Линкольна. Но преследователи, несомненно, скоро будут наседать на пятки, ведь театр Форда всего в трёх милях, а наводить их на твой маршрут следования, вероятно, не такая уж хорошая идея.

Следующий очевидный вопрос: почему преследователи не прибыли туда вскоре после этой последовательности событий? В самом деле, почему в течение всей ночи никто не приехал туда? Военный министр Эдвин Стэнтон, быстро взявший в свои руки контроль над облавой, имел в своём распоряжении впечатляющий выбор людских ресурсов: федеральные войска, городская полиция, кавалерия, начальники военной полиции и детективы сыскной полиции НДП Лафайета Бейкера. Тем не менее, ни один из них так и не добрался до моста военно-морской верфи, хотя он был известен, как маршрут подполья Конфедератов.

В первую очередь людские ресурсы были развернуты на севере и северо-западе – наименее вероятные пути отхода. Единственной дыркой в сети облавы на протяжении всей ночи оставался подпольный маршрут на юг через мост военно-морской верфи, который ни разу за всю ночь не упоминался в каких-либо депешах военного ведомства. Если бы кто-нибудь из участников облавы – хоть кто-нибудь – потрудился остановиться у моста военно-морской верфи, то было бы быстро обнаружено, что Бут и его вероятный пособник перебрались в штат Мэриленд. Но это не произошло, и вместо этого преследователи всю ночь искали ветра в поле.

Другой чуть менее очевидный вопрос, почему Бут так ужасающе плохо подготовился к побегу? Он должен был бы догадаться, что ему придётся какое-то время прятаться или выживать в пути. Почему же тогда он не взял с собой никакого оснащения? Ни смены одежды, ни одеяла или покрывала, никакого оружия кроме кинжала, никаких туалетных принадлежностей или бритвы, никакой еды. Ничего, что потребуется для выживания в дороге. То же самое можно сказать и о Герольде.

Зачем Буту, или любому другому достаточно разумному человеку планировать покушение в месте, из которого побег был бы крайне маловероятен? Почему самый первый этап этого побега состоял в очень рискованном прыжке на твердый пол сцены, при этом будучи обутым в сапоги для верховой езды со шпорами? Почему в его маршруте побега должен был быть мост, на пересечение которого он не мог бы даже и надеяться получить разрешение? И почему он не захватил с собой каких-либо припасов, чтобы выжить во время пребывания в бегах?

Можно также задать вопрос, почему после убийства в Вашингтоне был двух-трёх часовой обрыв входящей и исходящей телеграфной связи. Стэнтон был назначен военным министром в январе 1862 года по рекомендации Государственного секретаря Уильяма Сьюарда. 14 февраля Линкольн подписал распоряжение №1, давая Стэнтону право проводить произвольные аресты. Это тоже произошло по настоянию Сьюарда. К началу марта Стэнтон взял на себя контроль над всеми телеграфными линиями страны и распорядился перенести в офис Военного ведомства аппаратуру, включавшую хаб системы. Вскоре он захватил контроль и над транспортной системой страны.

В дополнение к гражданской телеграфной системе у Военного ведомства была также своя система для передачи секретной информации и военных сводок. Обе системы были размещены рядом с кабинетом Стэнтона в Военном ведомстве. В ночь 14 апреля, после убийства гражданский телеграф вышел из строя на срок до трёх часов, нарушив двустороннюю связь с Вашингтоном. Этот любопытный факт никогда не был публично признан. Была также необъяснимая задержка в отправке новостей через телеграфную службу Военного департамента. Первая депеша о стрельбе в Линкольна была написана после 1:30 утра, более чем через три часа после событий в театре Форда; и она не была отправлена вплоть до 2:15 утра, примерно через четыре часа после падения занавеса в театре Форда.

Кроме того, имела место любопытная деятельность корреспондента Ассошиэйтед Пресс в столице страны Л.А.Гобрайта. Около 11:00 вечера он послал свою первую депешу, которая была странно расплывчатой и без каких-либо деталей. Что даже ещё более странно, за ней быстро последовала вторая телеграмма, инструктировавшая получателей «остановить» первое послание. Следует отметить, что Гобрайт был очень близко к месту происшествия и знал, что случилось. Он якобы бросился к театру Форда сразу же после стрельбы, и ему приписывают заслугу человека, якобы нашедшего дерринджер на полу ложи, где он был для удобства оставлен, но, по-видимому, не был замечен кем-то другим. Я думаю, что в те дни охрана места преступления не была большим приоритетом, даже если это было местом «Преступления века», так что собирать вещественные доказательства было делом журналистов.

Некоторые из вас, вероятно, думают, что работа с внедрёнными в СМИ агентами была какой-то инновацией середины XX века, которая началась с операции «Пересмешник»3. Подумайте ещё.

Ещё одной проблемой официальной версии является то, что это должно было быть очень хорошо спланированным, скоординированным нападением сразу на нескольких врагов. Нападения на президента Линкольна в театре Форда, Государственного секретаря Уильяма Сьюарда в его доме, вице-президента Эндрю Джонсона в его гостиничном номере и, возможно, на военного министра Эдвина Стэнтона в его семейном доме должны были произойти одновременно, что было бы очень сложной операцией, учитывая ограничения в средствах связи в те дни.

Значительные усилия по подготовке и планированию должны быть затрачены на такой амбициозный проект. Но реальность такова, что до того самого дня, когда Линкольн был застрелен, заранее не было известно, что Линкольн посетит театр Форда; и это не оставляло много времени на планирование такой сложной серии нападений. Тем не менее, мы должны верить, что план был сорван только из-за таких деталей, как неумение Льюиса Пауэлла обращаться с ножом и трусости Джорджа Атцеродта.

А если была проделана большая работа по планированию, то почему, по-видимому, не были продуманы последствия и побег? Льюис Пауэлл так никогда и не выбрался из города и, предположительно, в конце концов, несколько дней скрывался на дереве. Бут выбрал путь к отступлению, в который входил опасный прыжок на пол сцены перед сотнями возможных преследователей, а затем проследовал непосредственно к закрытому мосту, находившемуся под вооружённой охраной. А потом он на длительное время убрался в безлюдную местность, со сломанной ногой и без провизии.

Один, часто преуменьшаемый аспект событий того дня, это поздняя отмена генералом Улиссом Грантом и его женой посещения театра, что было очень необычно. Отказ от приглашения президента был совершенно немыслим в те дни; отмена в последнюю минуту, очевидно, была ещё более худшим оскорблением. Особенно, когда это должно было стать крупным историческим событием – первый совместный публичный выход президента-победителя и его героического генерала. И особенно, когда причина отмены – Грант должен был успеть на вечерний поезд, чтобы увидеться со своими детьми в Нью-Джерси – не выдерживает критики.

Как пишет Винклер: «Семья Грантов могла бы сесть в субботу утром на поезд, имевший лучшее расписание, чем вечерний шестичасовой пятничный поезд, который был намного медленнее и долго простаивал в Филадельфии. Утренний поезд воссоединил бы Гранта с его детьми всего на два часа позже, чем более ранний поезд». Таким образом, семья Грантов провела бы тот вечер в театре, купаясь в обожании толпы, затем насладилась бы хорошим сном в Вашингтоне, и тем не менее, добралась бы до детей почти так же быстро. Почему же тогда они пошли на неудобства и пренебрегли президентом?

И они не были единственными, кто с пренебрежением отнёсся к президенту. После отказа семьи Грантов Линкольн пригласил несколько других заметных фигур в Вашингтоне, и все они отказались. Одним из них был спикер Палаты представителей Шайлер Колфакс-младший, который спустя четыре года займёт офис вице-президента. Так вот и случилось, что парни, которые станут президентом и вице-президентом, когда истёк срок Линкольна, оба решили отказаться от приглашения в вечер его убийства. Думаю, им повезло. И парень, который сразу же занял Белый Дом, как только протрезвел, поймал за хвост удачу, когда Джордж Атцеродт якобы решил не убивать его.

Кстати, Шайлер Колфакс был членом многочисленного клана ван Кортлендов/Шайлеров/Ренсселеров, который также включает Дэвида Ван Кортленда Кросби из Лорел каньона4.

По множественным свидетельствам, днём или вечером 14 апреля Линкольн зашёл в Военное ведомство спросить Стэнтона, сможет ли майор Томас Эккерт тем вечером быть его гостем и телохранителем. Эккерт руководил телеграфной службой Военного ведомства с 1862 года и был физически внушительным человеком крупного и могучего телосложения, который, по мнению историков, обеспечил бы Линкольну значительную защиту. Но Стэнтон отказал, заявив, что у Эккерта в ту ночь важная работа. На самом деле, Эккерт проведёт этот вечер дома, не занимаясь ничем особо важным.

Хотя Эккерт якобы был принят на работу в Венное ведомство из-за его опыта работы с телеграфными системами, он был близким доверенным лицом Стэнтона, и было известно, что он получал задания, далекие от организации и эксплуатации систем связи. Одним из таких заданий, как отмечалось ранее, была работа личным охранником Льюиса Пауэлла во время его содержания под стражей и «суда». Вскоре после завершения этой работы Эккерт был награждён повышением на должность помощника военного министра.

Ещё одна из давнишних проблем официальной версии это необъяснимое назначение непутёвого офицера полиции Джона Паркера личным телохранителем Линкольна – назначение, случившееся всего чуть более недели до того. Хотя никто не любит много говорить об этом, но это назначение произошло по ходатайству Мэри Тодд Линкольн. 3 апреля 1865 года Мэри на бланке Белого дома собственноручно написала письмо, которое гласит: «Настоящим удостоверяется, что служащий городской полиции Джон Ф. Паркер назначен на службу в Президентской резиденции. По приказу миссис Линкольн». На следующий день она написала ещё одно письмо, запрашивая освобождение Паркера от призыва.

Из-за прямых действий Мэри Линкольн именно Паркер был назначен охранять президента в театре Форда. Верный своему характеру, на это задание он прибыл по крайней мере на два часа позже. А затем вскоре покинул свой пост, оставив президента без охраны. Так чтобы Паркер мог побродить по соседству и хорошенько напиться, согласно некоторым свидетельствам. Он всплыл в 6:00 утра на следующее утро в полицейском участке в компании пьяной проститутки. Паркер попытался её зарегистрировать, но записи показывают, что он не смог обвинить её в чём-нибудь, и она была освобождена. Паркер имел привычку арестовывать проституток, отказавших ему в бесплатных услугах. В любом случае, важно здесь то, что, очевидно, у Паркера были более важные дела чем предотвращение убийства президента.

Суперинтендант городской полиции A.К.Ричардс – тот самый, которому усердный корреспонден AP якобы передал дерринджер – в мае 1865 года предъявил обвинения Паркеру. Но в следующем месяце, без объяснения причин эти обвинения были сняты, и Паркер остался на своей должности. Многочисленные вопросы всё ещё окружают этот конкретный аспект убийства, как это было представлено Х.Дональдом Винклером:

«Пытливые умы должны были бы поставить следующие вопросы, касающиеся Мэри Линкольн, Эдвина М.Стэнтона и Джона Паркера: на каком основании и по чьему разрешению первая леди утвердила назначение Паркера в Белый дом? По чьей рекомендации имя Паркера было ей представлено? Была ли она в курсе послужного списка Паркера? Если была, то почему она захотела, чтобы такой человек охранял её мужа? Если же она не была знакома с Паркером, то что побудило утвердить его, не зная его лучше? Знала ли она его вообще? Была ли она с ним в родстве, или думала, что была? (Фамилия её матери была Паркер). Разрешила ли она Паркеру оставить свой пост, чтобы посмотреть спектакль? Было ли Стэнтону известно о назначении Паркера в Белый дом? Если не было, должен ли он был знать? Если же он был в курсе, то почему не возражал? Учитывая озабоченность министра безопасностью президента, не должно ли было его ведомство изучить любую кандидатуру на пост телохранителя президента? Учитывая аресты невинных людей после убийства, почему Стэнтон не приказал арестовать Паркера или, по крайней мере, расследовать его очевидный проступок? Разве невозможно, что Паркер был частью заговора Бута? Разве эта возможность не заслуживает расследования? Что касается начальства Паркера, рассматривал ли Стэнтон возможность того, что один из них отдал приказ, позволяющий Паркеру покинуть свой пост? Был ли он в курсе одобрения Мэри Линкольн Паркера? Было ли это фактором в его решении не арестовывать Паркера? Пытался ли министр повлиять на какие-либо грозящие Паркеру обвинения? Если это так, то почему? Пытался ли он защитить Мэри Линкольн? Знал ли Стэнтон Паркера и имел ли с ним какие-либо контакты до 14 апреля? Знал ли Паркера кто-нибудь из его персонала? Было ли у Паркера какое-либо общение с Мэри Линкольн, Джоном Уилксом Бутом, Стэнтоном или кем-либо из Военного ведомства 14 апреля 1865 года или до того? Знал ли он Бута? Подкупил ли его Бут, чтобы он остаил свой пост? Кто отдавал Паркеру приказы на ту ночь? Каковы в точности были его инструкции? Почему он оставил свой пост? Разве не приходило Паркеру в голову, что таким образом он ставит под угрозу жизнь президента?»

Как добавил Винклер: «Такие вопросы, по-видимому, никогда не задавались, и участники никогда их не комментировали. Похоже, никто не хотел установить истину».

Имейте в виду, что этот длинный список вопросов охватывает только один небольшой аспект событий того дня. Имеются буквально сотни оставшихся без ответа и часто даже незаданных вопросов, по-прежнему окружающих убийство Линкольна. Как ещё один пример, вопрос о том, как случилось, что, по крайней мере, в полдюжине изолированных районов страны новость об убийстве Линкольна появилась от четырёх до двенадцати часов до того, как чета Линкольнов прибыла в театр Форда?

Жители Сент-Джозефа, штат Миннесота, который находился в 40 милях от ближайшего железной дороги и 80 милях от ближайшего телеграфа, узнали о смерти Линкольна, когда он всё ещё был очень даже живым. Так же как и добрые люди в Манчестере, штат Нью-Гэмпшир. И жители Миддлтона, штат Нью-Йорк. А также и в Ньюбурге, штат Нью-Йорк. Ушлые журналисты издания Whig Press опубликовали сенсационную новость ещё до того как раздался выстрел.

Думаю, всякое бывает. Может быть, они перехватили слушок, что за пару недель до убийства Мэри Тодд Линкольн, которая была знаменита своими экстравагантными походами по магазинам, приобрела траурных одежд на сумму примерно $25 тыс. (в сегодняшних долларах). Никогда не мешает быть готовым. Даже если ваш муж ещё не болен, не говоря уже о его смерти.



1 Имеется ввиду поход Эрли на Вашингтон, когда 11 и 12 июля 1864 года состоялась артиллерийская перестрелка у стен форта Стивенс, за которой наблюдал президент Линкольн.
2 Место покушения на президента Джона Кеннеди 22 ноября 1963 года.
3 Операция «Пересмешник» была тайной кампанией ЦРУ по влиянию на СМИ, которая началась в 1950-х годах.
4 Читайте Дэвид Мак-Гоуан, «Лорел каньон»


Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part X

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil
Изображение Изображение Изображение

#15 Track-Dbf

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 193 сообщений

Отправлено 12 Январь 2015 - 08:45

*

Актуальная тема для современности - Анатомия убийства президента. Архи-актуальная. Случайно заметил вашу тему, BigPhil. Спасибо, интересно, содержательно и полезно, особенно в свете современных событий, которые только начинают свой разбег.

Просмотр сообщенияBigPhil (11 Декабрь 2014 - 09:13 ) писал:


Анатомия убийства президента

Имейте в виду, что этот длинный список вопросов охватывает только один небольшой аспект событий того дня. Имеются буквально сотни оставшихся без ответа и часто даже незаданных вопросов, по-прежнему окружающих убийство Линкольна. Как ещё один пример, вопрос о том, как случилось, что, по крайней мере, в полдюжине изолированных районов страны новость об убийстве Линкольна появилась от четырёх до двенадцати часов до того, как чета Линкольнов прибыла в театр Форда?

Жители Сент-Джозефа, штат Миннесота, который находился в 40 милях от ближайшего железной дороги и 80 милях от ближайшего телеграфа, узнали о смерти Линкольна, когда он всё ещё был очень даже живым. Так же как и добрые люди в Манчестере, штат Нью-Гэмпшир. И жители Миддлтона, штат Нью-Йорк. А также и в Ньюбурге, штат Нью-Йорк. Ушлые журналисты издания Whig Press опубликовали сенсационную новость ещё до того как раздался выстрел.

Думаю, всякое бывает. Может быть, они перехватили слушок, что за пару недель до убийства Мэри Тодд Линкольн, которая была знаменита своими экстравагантными походами по магазинам, приобрела траурных одежд на сумму примерно $25 тыс. (в сегодняшних долларах). Никогда не мешает быть готовым. Даже если ваш муж ещё не болен, не говоря уже о его смерти.

Оригинал публикации: Anatomy of a Presidential Assassination, Part X

Скаут: BigPhil
Переводчик: BigPhil


Если это действительно так - "в полдюжине изолированных районов страны" значит в шести районах. Уважаемый и ценимый мною, BigPhil, спрашиваю у вас как у Скаута и Переводчик - кто-нибудь составлял ли карту этих "изолированных" районов? Голубиная почта и сейчас порою намного скоростнее любой другой. Вы понимаете мою мысль?

Да и вообще... замечалось многими и давно, если жена сама приобрела траурных одежд достаточное количество, то... муж сам инсценирует своё убийство, лишь бы доставить удовольствие своей возлюбленной в этих обновках пофорсить. :)
Лом о смокинги гни, комсомол!





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных