Перейти к содержимому



Сообщений в теме: 15

#1 Сергей Гончаров

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 411 сообщений
  • LocationКиев, Украина

Отправлено 06 Февраль 2014 - 06:14

Изображение


Полная версия - специально для ПолиСМИ



ГОРЕЧЬ ПЛЕНА



Германские военнопленные в СССР – малоизвестная страница истории Второй Мировой


Сергей Гончаров

Справедливости ради следует отметить – малоизвестна она лишь у нас (под «нами» автор имеет в виду не только Украину, но и все «постсоветское пространство»). В самой же Германии к изучению этого вопроса подошли с чисто немецкой основательностью и педантичностью. Еще в 1957-м в ФРГ была создана научная комиссия по изучению истории немецких военнопленных, начиная с 1959-го выпустившая в свет 15 (!) пухлых томов серии «К истории немецких военнопленных во Второй Мировой Войне», из которых 7 томов были посвящены истории немецких военнопленных именно в советских лагерях.

В СССР же тема плена немецких солдат и офицеров в Советском Союзе, была фактически запрещена к исследованию. Более того, вообще единственным (!) советским исследованием (однако опубликованным в ФРГ) на эту тему была работа бывшего переводчика генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса во время нахождения последнего в советском плену Александра Бланка Die Deutschen Kriegsgefangenen in der UdSSR (издана в Кельне в 1979 г.) - тезисы ее вошли позднее в выпущенную в Москве в 1990-м книгу «Вторая жизнь фельдмаршала Паулюса».



Немного статистики - Сколько же их было?


Чтобы попытаться разобраться с историей немецких военнопленных, следует прежде всего ответить на вопрос об их количестве в СССР. По германским источникам, в Советском Союзе ССР были в плену примерно 3,15 млн. немцев, из которых примерно 1,1-1,3 млн. не пережили плена. Советские источники называют существенно меньшую цифру. По официальным статистическим данным Управления по делам военнопленных и интернированных МВД СССР (организовано 19 сентября 1939 г. как Управление по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) НКВД СССР, с 11 января 1945 г. — Главное управление по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД СССР, а затем – с 18 марта 1946 г. - МВД СССР, с 20 июня 1951 г. — опять УПВИ; 14 марта 1953 г. УПВИ было расформировано, а его функции были переданы Тюремному управлению МВД СССР) советскими войсками с 22 июня 1941г. по 17 мая 1945 г. были взяты в плен всего 2389560 военнослужащих немецкой национальности, из них 376 генералов и адмиралов, 69469 офицеров и 2319715 унтер-офицеров и солдат. К этому числу следует добавить еще 14,1 тыс. чел., сразу помещенных (как военные преступники) в не входящие в систему УПВИ/ГУПВИ спецлагеря НКВД, от 57 тыс. до 93,9 тыс. (есть разные цифры) немецких военнопленных, умерших еще до того, как они попали в систему УПВИ/ГУПВИ и 600 тыс. – освобожденных прямо на фронте, без передачи в лагеря – важная оговорка, поскольку в общую статистику числа военнопленных в СССР всех их обычно не включают.

Проблема, однако, в том, что эти цифры не говорят о количестве взятых в плен советской стороной военнослужащих Вермахта и СС. УПВИ/ГУПВИ вело учет военнопленных не по их подданству или принадлежности к вооруженным силам какой-либо страны, а по в одних случаях их национальной, в других – этнической принадлежности (см. Таблицу I). В первом приближении количество военнослужащих Вермахта и войск СС, попавших в советский плен - это число пленных немцев+австрийцев+поляков+французов (которыми числились преимущественно немцы из Эльзаса и Лотарингии, но были и «природные» французы)+голландцев (добровольцы из войск СС)+бельгийцев (аналогично)+люксембуржцев+датчан (также добровольцы из СС)+норвежцев (аналогично)+шведов (аналогично). Всего это 2638679 человек, а вместе с 14100 чел. военных преступников, 93900 чел., которые не дожили до помещения в лагерь и 600000 чел. освобожденных, минуя лагерь, дает цифру в 3346679 чел. - что даже несколько выше, чем оценка германских историков. Кроме того, все чехи (но сколько их попало в советский плен – непонятно; статистика УПВИ/ГУПВИ вела общий учет чехов и словаков) и большая часть пленных евреев также относились к военнослужащим германских вооруженных сил. Из этих 3,347 млн. чел. примерно 2 млн. чел. были взяты в плен в порядке общей капитуляции группировок германских вооруженных сил в связи с безоговорочной капитуляцией Германии, а остальные – ранее, непосредственно в ходе боевых действий. Для сравнения - всего численность «немецких живых трофеев» стран антигитлеровской коалиции по итогам Второй Мировой войны составила 7,387 млн. чел.

Изображение

Кстати, приведенную таблицу, впервые опубликованную в 1990-м, ждала интересная судьба. После распада СССР, она (очевидно в угоду превратно понимаемой «политкорректности») непрерывно «совершенствуется» в плане «укрупнения строк». В результате даже в серьезных книгах на тему войны, скажем, в статистическом сборнике «Россия и СССР в войнах ХХ века» или в справочнике «Мир русской истории», данные этой таблицы искажены. Часть национальностей из нее исчезла. А ведь, наверное, таки показательно, что тех же поляков в списках пленных больше, чем официально и реально воевавших с СССР итальянцев. Хотя справедливости ради следует заметить: немцы-военнопленные активно пытались (по вполне понятным причинам) «маскироваться» среди других национальностей – по состоянию на май 1950 г. таких «закамуфлированных трофейных немцев» было, по официальным советским данным, выявлено среди военнопленных других национальностей аж 58103 чел.!

В то же время стоит отметить, что суммирование «национальных строк» не дает точной картины. Причина проста: хромает статистика (даже предназначенная сугубо для внутренних нужд) самого МВД СССР. Одни справки этого ведомства противоречат другим – например, в справке МВД от 1956 г. количество взятых на учет пленных немецкой национальности было на 1117 чел. меньше, чем было зафиксировано «по свежим следам» в 1945-м. Куда исчезли эти люди – непонятно.

Но это мелкое расхождение. А в архивах также находятся и другие документы, которые показывают как происходившую на уровне правительства манипуляцию с данными о количестве военнопленных, так и куда более масштабный разнобой в отчетности. Пример - министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов в письме Сталину от 12 марта 1947 г. писал, что «всего немецких военнопленных солдат, офицеров и генералов находится в Советском Союзе 988500 чел., освобождено из плена к настоящему времени 785975 чел. (то есть всего на тот момент было 1774475 живых военнопленных немецкой национальности – включая уже освобожденных - из 2389560; как это соотноситься с тем, что из числа военнопленных-немцев в системе УПВИ/ГУПВИ умерло вроде бы только 356768 чел. – опять же непонятно – Прим. С.Г.). Мы считаем возможным огласить цифру немцев-военнопленных, находящихся в Советском Союзе, с сокращением примерно на 10 % , учитывая их повышенную смертность».

Но… в заявлении ТАСС от 15-го марта 1947 г. говорилось, что «на территории Советского Союза остается в настоящее время 890532 военнопленных немцев; со времени капитуляции Германии освобождено из плена и возвращено из СССР в Германию 1003974 немецких военнопленных» (то есть заявлялось об освобождении на 218 тыс. военнопленных больше, чем их было освобождено согласно записке Молотова – откуда взялась и что была призвана скрыть эта цифра – также неясно – Прим. С.Г.)! А в ноябре 1948 г. руководство ГУПВИ предложило первому заместителю министра внутренних дел СССР генерал-полковнику Ивану Серову «списать с общего оперативно-статистического учета 100025 освобожденных немецких военнопленных», якобы… взятых на учет дважды. 30 ноября 1948 г. Серов наложил на этот документ характерную резолюцию: «Надо было это раньше сделать, а не тогда, когда полагается отчитываться. Ведь пайки-то получали на всех».

В целом же историки считают, что репатриация по меньшей мере примерно 200 тыс. немцев «не была правильно документирована советской стороной» (то есть, попросту говоря, это может означать и то, что этих пленных не существовало, и то – это более вероятно – что они погибли в плену и то - это еще более вероятно - что налицо комбинация указанных вариантов). А этот краткий обзор видимо свидетельствует лишь о том, что статистические аспекты истории немецких военнопленных в СССР не только до сих пор не закрыты, но и, видимо, уже никогда не будут закрыты полностью.

«Гаагско-женевский вопрос»:

несколько слов о международно-правовом статусе военнопленных


Одним из резко дискуссионных вопросов истории советских пленных в Германии и германских – в СССР является вопрос об обязательности/необязательности исполнения по отношению к ним Гаагской Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны» от 18 октября 1907 г. и Женевской Конвенции «О содержании военнопленных» от 27 июня 1929 г. При этом доходит до того, что намеренно или по незнанию «путают» уже упомянутую Женевскую Конвенцию «О содержании военнопленных» от 27.06.1929 г. с Женевской Конвенцией «Об улучшении участи раненных, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море» (также от 27.06.1929 г.). Разница между ними не только в предмете ведения. Если первую из упомянутых Женевских конвенций СССР не подписал, то ко второй присоединился в еще в 1931-м. Поэтому автор попытается внести ясность в данный вопрос.

Предпосылками для обязательности исполнения Гаагской Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны» являются:

1) подписание и ратификация договаривающимися сторонами данной конвенции;

2) участие в сухопутной войне только тех сторон, которые являются договаривающимися сторонами (так называемая «оговорка clausula si omnes» – «о всеобщем участии»);

Таким образом, если только договаривающиеся стороны С1 и С2 подписали и ратифицировали Конвенцию и затем между ними начинается война, то достаточно вступления в войну стороны С3, не являющейся участником данной Конвенции, чтобы Конвенцию не считать обязательной и для соблюдения между сторонами С1 и С2.
Перейдем теперь от гипотетических стран к государствам реальным. Указанную Гаагскую Конвенцию не ратифицировали такие страны – участницы Второй Мировой, как Болгария, Греция, Италия, Турция и Югославия). Следовательно «всеобщего участия» не было и соответствующая Гаагская Конвенция перестала быть обязательной для воюющих сторон.

Предпосылками для обязательности исполнения Женевской Конвенции «О содержании военнопленных» 1929 г. являлись уже только подписание и ратификация договаривающимися сторонами данной конвенции. Ее ст. 82 гласила «Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах. Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными между всеми воюющими, подписавшими конвенцию. Таким образом статьи данной Конвенции не только не содержат «оговорки clausula si omnes», но и специально оговаривается ситуация, когда державы С1 и С2 являются участниками Конвенции и затем стали воюющими сторонами и в войну вступает держава С3, не являющаяся участницей Конвенции. В такой ситуации нет больше формальной возможности не соблюдать данную Конвенцию со стороны держав С1 и С2 между ними. Должны ли державы С1 и С2 соблюдать Конвенцию по отношению к державе С3 - непосредственно из ст. 82 не следует.

Однако, следуя общим принципам международного договорного права, международные договора, заключенные письменно, действуют только между сторонами их подписавшими (и - если это обусловлено международным договором - ратифицировавшими его). Упомянутая Конвенция 1929 года по военнопленным является международным договором. Следовательно, действие ст. 82 распространялось только на страны, подписавшие и ратифицировавшие его. Таким образом - ни Германия по отношению к советским пленным, ни СССР по отношению к германским пленным не были обязаны соблюдать ни одну из этих двух Конвенций. Что фактически позволяло им предпринимать по отношению к военнопленным какие угодно репрессивные меры и устанавливать сколь угодно жесткие условия их содержания.

Результаты такого «правового вакуума» не замедлили сказаться. Условия, установленные сначала Германией к советским пленным, а затем и СССР в отношении военнопленных из числа военнослужащих Вермахта и войск СС, а также вооруженных сил союзных Германии государств нельзя было назвать человеческими даже в первом приближении. Так у немцев в начале считалось достаточным, чтобы пленные жили в землянках и питались в основном «русским хлебом», изготовленным по изобретённому немцами же рецепту наполовину из очисток сахарной свеклы, наполовину из целлюлозной муки, муки из листьев или соломы. Неудивительно, что зимой 1941/42 гг. эти условия привели к массовой смертности советских военнопленных, которую усугубила эпидемия сыпного тифа. По данным управления по делам военнопленных Главного командования вооруженных сил Германии (ОКВ) к 1 мая 1944 г. общее число истребленных советских военнопленных достигло 3,291 млн., из них: умерло в лагерях - 1, 981 млн. чел., расстреляно и убито при попытке к бегству - 1,03 млн. чел., погибло в пути - 0,28 млн. чел. (большая часть жертв пришлась на период июнь 1941 - январь 1942 гг. – тогда за семь месяцев погибло более 2,4 млн. советских пленных). Для сравнения - всего за 1941-1945 гг. немцами было захвачено (есть разные данные, далее приведена та цифра, которую автор считает наиболее достоверной) 6,206 млн. советских военнопленных.

Такими же тяжелыми были первоначально и условия содержания германских военнопленных в СССР. Хотя, конечно, жертв среди них было меньше. Но только по одной причине – их и было меньше. Например, в советский плен по состоянию на 1 мая 1943 г. попало всего 292630 чел. военнослужащих (как германской, так и союзных германской армий). Из них к этому же времени умерло 196944 чел.

В заключение этой главы отмечу, что еще 1 июля 1941 г. правительство СССР утвердило «Положение о военнопленных». Военнопленным гарантировалось соответствующее их статусу обращение, предоставление медицинской помощи на равных с советскими военнослужащими основаниях, возможность переписки с родственниками и получения посылок. Формально разрешались даже денежные переводы. Однако Москва, широко используя «Положение о военнопленных» для направленной на Вермахт пропаганды, не спешила выполнять его. В частности, СССР отказался обменяться через Международный Красный Крест списками военнопленных – что являлось основополагающим условием для получения ими помощи с родины. А в декабре 1943 г. Советский Союз вообще разорвал все контакты с этой организацией.


Вопрос жизни и смерти – Как их кормили


Впервые суточные нормы питания военнопленных на приемных пунктах, во фронтовых лагерях и в пути следования были установлены на второй день после начала Великой Отечественной войны и доведены до исполнителей телеграммами Генерального штаба от 23 июня и от 26 июня 1941 г., а также ориентировкой УПВИ HКВД СССР от 29 июня 1941 г. По утвержденным суточным нормам, на одного военнопленного полагалось 600 г ржаного хлеба, 90 г круп, 10 г макарон, 40 г мяса, 120 г рыбы, по 20 г муки 85%-го помола, масла растительного, сахара и соли, 600 г картофеля и других овощей, 1,5 г суррогатного чая, 6 г томат-пюре, 0,13 г перца и 0,2 г лаврового листа. Кроме того, на месяц военнопленному полагалось 5 пачек махорки и 5 коробок спичек, 200 г хозяйственного мыла. Эти нормы питания мало чем отличались от норм питания заключенных в СССР и могли обеспечить нормальную жизнедеятельность человека. Однако вскоре нормы питания военнопленных пересмотрели в сторону уменьшения. В соответствии с постановлениями Совета народных комиссаров CCCР от 30 июня и 6 августа 1941 г., были установлены четыре нормы суточного пищевого довольствия военнопленных: 1 - основная; 2 - для находящихся в лечебных заведениях лагерей и приемных пунктах HКВД; 3 - для находящихся в оздоровительных командах; 4 - для этапируемых с приемных пунктов в глубь страны (см. Таблицу II).

Изображение

Кроме того, военнопленным, занятым на внутрилагерных работах или на заготовке дров, дополнительно полагалось 100 г хлеба в сутки. Таким образом, из основной нормы питания военнопленных мясо исчезло совсем, выдача хлеба сократилась на 200 г, картофеля и овощей - на 100 г, рыбы - на 20 г. Установленная основная норма питания оказалась заниженной. Калорийность суточного рациона военнопленных снизилась до 1750 калорий (здесь и далее имеются в виду принятые в физиологии так называемые «большие калории», равные 1000 «малых калорий» или 1 килокалории, принятых в физике), а работающих пленных, с учетом дополнительных 100 г хлеба - до 1945 калорий. Но даже последний уровень калорийности покрывал только энергетических затраты человека, находившегося в полном покое.

Эти нормы поучительно сравнить с нормами питания военнопленных, установленными в Германии приказом главного командования Вермахта от 8 октября 1941 г. (см. Таблицу III). Сравнительным расчетом калорийности автор не располагает, но даже и без него – «невооруженным глазом» - видно, что советские военнопленные находились в значительно худших условиях в смысле питания, чем не только их коллеги по несчастью из стран, подписавших Женевскую Конвенцию «О содержании военнопленных» (которые, к тому же, получали дополнительную – и, как правило, значительную - продовольственную помощь через Красный Крест), но и германские военнопленные в СССР.

Изображение

Однако вернемся к пленным немцам. В 1941 г. больших проблем с питанием военнопленных не было, так как число плененных вражеских солдат и офицеров было незначительно, а использование их на работах – не слишком интенсивным. За первый месяц войны на советско-германском фронте было взято в плен всего 1494 военнослужащих противника, на 1 августа - 2385 и на 1 октября - 6681. Всего за 1941 г. через приемные пункты прошло чуть более 9 тыс. военнопленных (для сравнения: в 1942 г. их было уже 71 тыс. чел.).

Но уже в 1942-м, в условиях использования труда военнопленных на тяжелых физических работах, положение резко меняется. В наскоро созданных производственных лагерях отсутствовали элементарные условия жизни. Перебои с поступлением продуктов питания при интенсивном тяжелом физическом труде резко повысили заболеваемость и смертность военнопленных. Так, в начале 1942 г. на лесоразработки в Унженский лагерь Управления лагерей лесной промышленности HКВД СССР было направлено около 2500 человек. Через три месяца из-за недостаточного питания более 600 из них умерло, а свыше 1500 - заболело тяжелой формой дистрофии. Лагерь пришлось закрыть.

Следующий этап в ухудшении условий содержания военнопленных наступил 25 августа 1942 г., когда НКВД СССР отменил дифференцированные нормы питания. Все военнопленные, независимо от состояния их здоровья, стали получать продукты по основной норме (исключение делалось лишь для работающих, которым продолжали выдавать ежедневно дополнительно 100 г ржаного хлеба). Между тем недостаток пищи вел к дистрофии и авитаминозу. Эти заболевания составляли тогда 70% среди других болезней и были причиной 80% всех смертельных случаев среди военнопленных.

Тем не менее, во второй половине 1942 г. открывается ряд новых производственных лагерей, военнопленные которых использовались на добыче угля, торфа, строительстве дорог, лесоразработках и других видах работ. К началу 1943 г. из 30 действовавших лагерей для военнопленных HКВД СССР 6 были производственными характер. При этом картина всегда была одинаковой: практически во всех производственных лагерях военнопленные, проработав 2-5 недель, снижали норму выработки. Если в первые дни существования производственных лагерей средние показатели вывода военнопленных на работы составляли от 70 до 80% по отношению ко всем военнопленным, находившимся в этих лагерях, то по прошествии двух месяцев - уже менее 50%. Норма выработки при этом падала с 60-80% и более до 15-20%. Одновременно росли заболеваемость и смертность, которые достигали катастрофических показателей.

О том, что причиной роста заболеваемости и смертности в первую очередь была недостаточность питания, красноречиво свидетельствует заключение о рационе питания военнопленных по вышеназванным нормам и влиянии этих норм на организм работающего, сделанное заведующей отделом физиологии Центрального института питания народного комиссариата здравоохранения СССР профессором Молчановой. В этом документе, датированном б ноября 1942 г., подчеркивалось: «Такая калорийность (1945 калорий) может покрыть траты человека, находящегося в полном покое... В настоящее время уже имеется достаточное количество клинических наблюдений, показывающих, что при длительном питании рационом с низким калоражем возникает заболевание, получившее название алиментарной дистрофии... Предлагаемый набор продуктов беден не только углеводами и жирами, но и витамином «А», что может привести к поражениям слизистых путей и развитию куриной слепоты. При тяжелой физической работе расстройство наступает значительно быстрее, и часто бывает невозможно уловить те границы, при переходе через которые процесс становится необратимым. Как минимум калорийности при тяжелой физической работе все же следует считать 3000 калорий, при легкой - 2400 и при так называемом комнатном покое - 2000 калорий».

Однако даже эта заниженная норма питания не всегда выдерживалась из-за перебоев в снабжении отдельными продуктами. Особенно тяжелое положение с питанием военнопленных сложилось в период завершения ликвидации сталинградского «котла» в последних числах января – первых числах февраля 1943-го. К 22 февраля 1943 г. только в Сталинграде оказалось сосредоточено около 92 тыс. пленных, которые находились в чрезвычайно тяжелых условиях. Отсутствовали не только подходящие помещения для их содержания, но и топливо для обогрева, обмундирование по сезону. Положение усугублялось еще и тем, что многие из попавших в плен были очень истощены за то время, которое они находились в окружении, до 45-50% из них нуждались в немедленной госпитализации. В этих условиях плохо организованное, недостаточное питание и холод способствовали росту смертности среди военнопленных. Из 91545 «сталинградских» военнопленных, сосредоточенных в Бекетовском лагере №108, по состоянию на 10 июня 1943 г. умерло в лагере и спецгоспиталях 27078 чел., госпитализировано 35099 чел. и отправлено в другие лагеря 28098 чел. В лагере № 108 осталось всего 1270 военнопленных.
Позднее медицинский отдел 1-го управления ГУПВИ МВД СССР при подведении и обобщении опыта работы по медицинскому обеспечению военнопленных в 1941 - 1950 гг. подчеркнет, что «помимо указанных … причин столь тяжелого физического состояния поступавших военнопленных в зимний период 1942/1943 гг., необходимо отметить серьезные нарушения действовавших положений, коими определялся порядок содержания, обеспечения и эвакуации военнопленных до передачи их в лагеря и приемные пункты HКВД. Питание выдавалось с большими перебоями (на фронтах и в пути к лагерям), а когда выдавалось, то в небольших количествах, ниже нормы, обычно сухим пайком. С места пленения до погрузки в эшелоны военнопленные совершали длинный путь пешим порядком - по 200-300 км в течение 7-10 суток и более, во время которого располагались на привал в холодных помещениях и сараях или на открытом воздухе, не получая достаточного питания, оставаясь подчас вовсе без пищи по несколько суток, без медицинской помощи, при недостаточном обеспечении теплой одеждой и обувью».

Hе лучше было положение и тех военнопленных, которые добирались до приемных пунктов. Hапример, 16 февраля 1943 г. начальник конвойных войск HКВД СССР генерал-майор Кривенко докладывал заместителю наркома внутренних дел СССР генерал-лейтенанту Аполлонову, что на приемном пункте, расположенном на станции Воробьевка, где на 12 февраля находилось 5400 военнопленных, из-за холода в помещениях и отсутствия регулярного питания смертность составляет 20-30%, наблюдаются случаи людоедства. Случаи людоедства отмечались и в Хреновском лагере военнопленных № 81 в Воронежской области.

Надо было что-то делать и 16 декабря 1942 г. HКВД СССР вновь ввел шесть дифференцированных норм питания, которые затем были закреплены во «Временном положении о порядке обеспечения лагерей HКВД военнопленных и спецконтингентов», утвержденном приказом HКВД СССР 16 марта 1943 г.. Норма 1 распространялась на военнопленных рядового и унтер-офицерского состава, 2 - на офицерский состав, 3 - на содержащихся на гауптвахте и 4-6 - на больных. В соответствии с новыми нормами в рацион питания военнопленных было возвращено мясо (30 г - для рядовых, 50 г - для офицеров и 70 г - больным), введено сало или комбижир (3 г), но при этом количество рыбы было уменьшено со 100 до 50 г, крупы - со 100 до 80 г, растительного масла и сахара - с 20 до 10 г, соли - с 30 до 10 г.

Hорма выдачи хлеба военнопленным офицерам и больным увеличилась до 600 г. Здоровый же рядовой и унтер-офицерский состав отныне стал получать хлеб дифференцированно - в зависимости от выполнения норм выработки. Выполняющие производственную норму до 50% получали 400 г хлеба, от 50 до 80% - 500 г, от 80 до 100% - 600 г, от 100 до 125% - 700 г, от 125 до 150% - 800 г и от 150% и выше - 900 г. Кроме того, военнопленным, выполняющим тяжелую физическую работу, полагалось на 100 г хлеба больше, чем прочим военнопленным соответствующей группы довольствия.

Принятых мер оказалось недостаточно, поэтому 9 апреля 1943 г. HКВД СССР издал приказ «Об изменении норм продовольственного снабжения для военнопленных», в соответствии с которым питание пленных еще раз улучшилось. В приказе большое внимание уделялось военнопленным, занятым на тяжелых работах. Для них основная норма продуктов (кроме хлеба) увеличивалась на 25%. Резко возрастала и выдача хлеба. Выполняющие нормы выработки на тяжелых работах до 50% получали теперь 650 г хлеба, от 50 до 80% - 750 г, от 80 до 100% - 850 г, от 100% и выше - 1000 г. Военнопленным, занятым на других работах, хлеб выдавался в размере от 500 до 700 г также в зависимости от выполнения производственных норм. Для ослабленных военнопленных предусматривалась увеличенная на 25% основная норма питания, в том числе и по хлебу.

С введением новых норм и правил организации питания военнопленных калорийность основного пайка несколько возросла и составила 1840 калорий. Военнопленные, занятые на тяжелых физических работах, получали паек, калорийность которого составляла от 2015 калорий (для выполняющих норму выработки в пределах до 50%) до 2770 калорий (для перевыполняющих производственные нормы). Таким образом, при выполнении производственной нормы на 100% и более на тяжелых физических работах калорийность пайка приближалась к минимальным физиологическим нормам. Но положение военнопленных, которые из-за тех или иных физических недостатков не могли выполнять тяжелую работу, по-прежнему было очень тяжелым. Калорийность их пайка колебалась от 1650 калорий (для выполняющих нормы выработки в пределах до 50%) до 2030 калорий (для выполняющих нормы на 100%). Если на второй из этих пайков еще можно было жить, то «1650-калорийники» фактически были обречены: военно-политическое руководство СССР и НКВД на тот момент не видело необходимости в выживании пленных, не способных много работать.

Вообще, начиная с весны 1943 г. HКВД СССР все большее внимание уделяет военнопленным как дополнительной рабочей силе. Именно с целью увеличения количества военнопленных, используемых на производстве и строительных площадках, руководство ведомства стало больше внимания уделять улучшению условий их содержания – в первую очередь питания и медицинского обслуживания. Для большей части из них это действительно облегчило жизнь - можно сказать, что период массовой смертности среди военнопленных в СССР был к лету 1943-го пройден. Конечно, нормы питания менялись еще не раз (норма «комнатного покоя» – 2000 калорий - была достигнута в основном пайке только «образца» 18 октября 1944 г.), причем иногда и в сторону уменьшения (осенью 1945 и осенью-зимой 1946 гг.), но в целом - самый страшный для пленных период 1942-го – весны 1943-го больше не повторялся.

Долгий русский плен – этапы освобождения


13 августа 1945 года Государственный Комитет обороны (ГКО) СССР издал постановление «Об освобождении и возвращении на родину 708 тыс. военнопленных рядового и унтер-офицерского состава». В число военнопленных, подлежащих к отправке на родину, из немецких военно­плен­ных были включены только инвалиды и другие нетрудо­спо­­собные пленные.

Первыми начали отправляться домой румыны. 11 сентября 1945 во исполнение постановления ГКО было приказано освободить из лагерей ГУПВИ НКВД СССР 40 тыс. военнопленных румын рядового и унтер-офицерского состава «согласно прилагаемой разверстки по областям и лагерям», «к отправке освобождаемых военнопленных румын приступить с 15 сентября 1945г. и закончить не позднее 10 октября 1945». Однако уже два дня спустя появляется второй документ, по которому отправке домой подлежат солдаты и унтер-офицеры целого ряда национальностей:

а) все военнопленные, независимо от физического состояния, следующих национальностей: поляки, французы, чехословаки, югославы, итальянцы, шведы, норвежцы, швейцарцы, люксембуржцы, американцы, англичане, бельгийцы, голландцы, датчане, болгары и греки;

б) больные военнопленные независимо от национальности, кроме острозаразных больных, кроме испанцев и турок, а также кроме участников зверств и лиц, служивших в войсках СС, СД, СА и гестапо;

в) военнопленные немцы, австрийцы, венгры и румыны - только инвалиды и ослабленные.
При этом «освобождению не подлежат …участники зверств и лица, служившие в войсках СС, СД, СА и гестапо, независимо от физического состояния».

Директива эта полностью выполнена не была. Во всяком случае – такой вывод можно сделать из того, что военнопленные многих национальностей, упомянутых в ней, предписываются к освобождению приказом НКВД от 8 января 1946 г. Согласно ему освобождались: чехословаки, югославы, итальянцы, голландцы, бельгийцы, датчане, швейцарцы, люксембуржцы, болгары, турки, норвежцы, шведы, греки, французы, американцы и англичане. При этом «отправке не подлежат лица, служившие в войсках СС, СА, СД, гестапо, офицеры и участники других карательных органов» но с одним изъятием – «военнопленные французы подлежат отправке все без исключения, в том числе и офицеры».

Наконец, 18 октября 1946 г. появился приказ репатриации на родину офицеров и служивших в СС, СД и СА военнослужащих перечисленных в приказе от 8 января национальностей, а также всех финнов, бразильцев, канадцев, португальцев, абиссинцев, албанцев, аргентинцев и сирийцев. Кроме того, 28 ноября 1946-го было приказано отпустить 5 тыс. пленных австрийцев

Но вернемся от инонациональных пленных из числа военнослужащих Вермахта и ваффен СС к собственно немцам. По состоянию на октябрь 1946 года в лагерях ГУПВИ, спецгоспиталях МВД и рабочих батальонах Министерства вооруженных сил СССР оставались 1 354 759 немецких военнопленных, в том числе 352 генерала, 74506 офицеров, 1 279 901 унтер-офицеров и рядовой.

Это число сокращалось довольно медленно. Например, во исполнение постановления Совета Министров СССР от 16 мая 1947 г. «Об отправке в Германию нетрудоспособных военнопленных бывшей германской армии и интернированных немцев» было приказано (20 мая): «освободить в 1947 г. из лагерей МВД, спецгоспиталей, рабочих батальонов Министерства Вооруженных Сил и батальонов для интернированных и отправить в Германию 100 000 нетрудоспособных военнопленных бывшей германской армии (немцев) и 13 000 нетрудоспособных интернированных немцев». При этом освобождению подлежали и часть офицеров – в звании до капитана включительно. Освобождению не подлежали:

а) военнопленные - участники зверств, служившие в частях СС, СА, СД и гестапо, и другие, на которых имеются соответствующие компрометирующие материалы, независимо от физического состояния;

б) интернированные и арестованные группы «Б» (к этой группе относились немцы, арестованные советскими властями на территории Германии во время и после войны, в отношении которых имелись основания полагать, что они причастны к преступлениям против СССР или советских граждан на оккупированных территориях);
в) нетранспортабельные больные.

Несколько раньше от пленных немцев потребовали снять погоны, кокарды, награды и эмблемы, а пленных младших офицеров приравняли к солдатам (хотя и оставили офицерский паек) и заставили работать наравне с последними. Вероятно, советское руководство решило, что поскольку Вермахта больше не существует, то и требования Женевской Конвенции в отношении формы, знаков различия, наград, статуса пленных офицеров к немцам не относятся. Однако за генералами и старшими офицерами офицерский статус все же сохранили.
Спустя 9 дней выходит директива МВД, предписывающая в мае-сентябре 1947 г. отправить на родину 1000 немцев антифашистских настроений и зарекомендовавших себя отличными производственниками. Эта отправка, конечно, носила пропагандистский характер, так как в директиве также предписывается широко оповестить пленных всех лагерей об этой отправке, особо подчеркивая трудовые достижения освобождаемых. В июне 1947г. последовала новая директива МВД об отправке в Германию 500 пленных немцев антифашистских настроений по персональным спискам. А приказом от 11 августа 1947 г. предписывается освободить в период с августа по декабрь всех пленных австрийцев, за исключением генералов, старших офицеров и все тех же эсэсовцев, членов СА, служащих СД и гестапо, а также лиц, по которым ведется уголовное расследование. Не подлежали отправке также нетранспортабельные больные. Приказом МВД от 15 октября репатриируется еще 100 тыс. пленных немцев – в основном это транспортабельные больные и нетрудоспособные военнослужащие от рядового до капитана включительно.

Таким образом к концу 1947 года можно с достаточной ясностью определить политику СССР в деле освобождения пленных - возвращать на родину пленных постепенно и таких категорий, которые в наименьшей степени могут повлиять на развитие политической жизни в Германии и других. воевавших против СССР странах в нежелательном для Советского Союза направлении. Больные будут больше заняты своим здоровьем, чем политикой; солдаты. унтер-офицеры, младшие офицеры в силу своего меньшего авторитета, знаний и опыта влиять на события у себя дома могут значительно меньше, чем генералы и старшие офицеры. По мере становления и укрепления в восточной части Германии правительства просоветской направленности ручеек возвращаемых пленных увеличивался.

Приказ МВД от 27 февраля 1948 г. определял порядок и срок отправки на родину очередных 300 тыс. пленных немцев. В первую очередь подлежали освобождению все ослабленные солдаты, унтер-офицеры и младшие офицеры, больные и инвалиды старшего офицерского состава. Также освобождались пленные солдаты, унтер-офицеры и младшие офицеры старше 50 лет и старшие офицеры старше 60 лет.

Далее удерживаются в плену здоровые (годные к тяжелому и среднему физическому труду) солдаты, унтер-офицеры и младшие офицеры моложе 50 лет, здоровые старшие офицеры моложе 60 лет, генералы и адмиралы, Кроме того, оставались в плену военнослужащие и члены СС, члены СА, сотрудники гестапо. Оставались в СССР также те немецкие военнопленные, которые били приговорены к наказанию за военные или общеуголовные преступления, по которым велось уголовное дело и нетранспортабельные больные. Всего же к концу 1949 года 430670 немецких военно­слу­­жащих еще оставались в советском плену (но, правда, были задер­жаны также немец­кие военнопленные, привезенные из СССР в восточно­европейские страны для восстановительных работ). Это было явное нарушение СССР взятых на себя обязательств: в 1947-м году четвертая сессия Совещания министров иностранных дел Великобритании, Франции, СССР и США приняла решение о завершении к концу 1948 года репатриации военноплен­ных, находящихся на территории союз­ных держав и других стран.

Тем временем начали освобождать также и германский генералитет. Приказом МВД от 22 июня 1948 г. из плена освобождаются 5 генералов Вермахта - австрийцы по национальности. А другим приказом МВД (от 3 сентября того же года) – 6 «правильных» германских генералов (членов Национального комитета «Свободная Германия» и «Союз немецких офицеров»). А 23 февраля 1949 года выходит знаменательный приказ МВД СССР № 00176, который определял сроки и порядок отправки на родину всех немецких пленных в течение 1949 года. Из этого списка исключались военные и уголовные преступники, подследственные, генералы и адмиралы, нетранспортабельные больные.

Летом 1949 г. с лагерей военнопленных снимается вооруженная охрана и организуется самоохрана из пленных (без оружия, только свистки и флажки). Очень любопытный документ появляется 28 ноября 1949 года. Это распоряжение МВД № 744 в котором министр внутренних дел генерал-полковник Сергей Круглов требует навести порядок в деле учета военнопленных, так как выявлено, что должного учета и розыска бежавших нет, много военнопленных одиночным порядком лечится в гражданских больницах, самостоятельно устраиваются и работают на различных предприятиях, учреждениях, в том числе и режимных, совхозах и колхозах, вступают в брак с советскими гражданками, различными способами уклоняются от учета как военнопленные.
5 мая 1950 года ТАСС передало сообщение о завершении репатриации не­мецких военнопленных: по официальным данным в СССР остались 13546 человек - 9 717 осужденных, 3 815 подследственных и 14 боль­­ных военнопленных.

Решение вопроса с ними затянулось еще более чем на пять лет. Только 10 сентября 1955 года в Москве начались переговоры между делега­циями правительства ФРГ возглавляемой федеральным канцлером (премьер-министром) Конрадом Аденауэром и представителями правительства СССР. Западногерманская сторона просила освободить 9 626 немецких граждан, задержанных в Советском Союзе. Советская сто­рона называла осужденных военнопленных «военными преступниками». Тогда германская делегация сообщила, что без решения этого вопроса немыслимо установление дипломатических отношений между СССР и ФРГ. При обсуж­де­нии вопроса о военнопленных председатель Совета Министров СССР Маршал Советского Союза Николай Булганин предъявил претензии относи­тель­но репатриации советских граждан, находящихся в Западной Германии. Аден­ауэр напомнил, что эти люди поселились в Западной Германии по раз­решению оккупационных властей – бывших союзников СССР, а германские представители тогда еще не имели власти. Однако федеральное правитель­ство готово проверить их дела, если в его распоряже­ние будут предоставлены соответствующие документы. 12 сентября 1955 года переговоры по вопросу о воен­но­пленных закончились с принятием положительного решения.
Впрочем, уступка СССР на этих переговорах не была спонтанным решением. Предвидя возможность возбуждения Аденауэром вопроса о военно­плен­­ных, советское правительство еще летом 1955 г. создало специальную комиссию для пере­смот­ра дел осужденных иностранных граждан. 4 июля 1955 года комиссия приняла решение согласовать с ЦК Социалистической единой партии Германии (правящая компартия в ГДР) вопрос о целесообразности репат­риа­ции в ГДР и ФРГ (в соответствии с их местожительством до пленения) всех находящихся в СССР осужденных немецких граждан, причем предлага­лось освободить большую часть из них от дальнейшего отбывания наказания, а другую часть, совершивших тяжкие преступления на территории СССР, пе­ре­дать, как военных преступников, соответственно властям ГДР и ФРГ. Первый секретарь ЦК КПСС генерал-лейтенант Никита Хрущев в секретном письме к первому секретарю ЦК СЕПГ Вальтеру Ульбрихту и председателю Совета министров ГДР Отто Гротеволю сообщил, что «вопрос о военнопленных будет, несомненно, поднят во время пе­ре­гово­ров с Аденауэром об установлении дипломатических отношений…» и в случае успешного завершения переговоров с канц­лером ФРГ власти СССР наме­рены освободить от дальнейшего отбывания наказания 5794 человека (то есть несколько меньше, чем было освобождено в конечном счете).
28 сентября 1955 года был подписан (в связи с установлением дипотношений между СССР и ФРГ) указ Президиума Верховного Со­вета СССР «О досрочном освобождении германских граждан, осужденных су­дебными органами СССР за совершенные ими преступления против наро­дов Советского Союза в период войны». В 1955-1956 гг. из мест заключения в СССР были досрочно освобождены и репатриированы в ГДР – 3 104, в ФРГ – 6 432 человек, 28 немцев были задержаны по просьбе КГБ (их дальнейшая судьба в источниках не прослеживается), 4 человека - оставлены в связи с воз­­буждением ими ходатайств о приеме советского гражданства. Освобождение военнопленных и возвращение их на ро­дину явились одним из первых значительных успехов правительства ФРГ на международной арене.

В следующем, 1957-м году, вернулись на свою родину и последние из пленных японцев. На этом страница под названием «плен» для солдат Второй Мировой, наконец, завершилась.


Источник (сокращенный вариант)
За хлеб, за воду, за свободу, за счастливый труд - Советские Ракеты буржуев в пыль сотрут!

#2 Wolk

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 18 515 сообщений

Отправлено 06 Февраль 2014 - 08:15

Наши все правильно сделали, что разделили фашистов по национальности. Так как бывшие советские граждане должны отвечать по советским законам, а немцы - как военнопленные, если не доказано иного.
Homo homini lupus est

#3 Сергей Гончаров

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 411 сообщений
  • LocationКиев, Украина

Отправлено 06 Февраль 2014 - 09:48

Просмотр сообщенияWolk (06 Февраль 2014 - 08:15 ) писал:

Наши все правильно сделали, что разделили фашистов по национальности. Так как бывшие советские граждане должны отвечать по советским законам, а немцы - как военнопленные, если не доказано иного.
Советскими гражданами и бывш. поддаными Российской Империи (кроме поляков и финнов) занималось иное управление ГУПВИ НКВД, имевшее отдельную систему лагерей. Разделение других военнопленных по национальностям к этому отношения не имело. Оно производилось с целью дифференцированного подхода к "чисто импортным" военнопленным.
За хлеб, за воду, за свободу, за счастливый труд - Советские Ракеты буржуев в пыль сотрут!

#4 olegb1969

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 3 371 сообщений
  • LocationMoskau

Отправлено 06 Февраль 2014 - 10:50

Сергей, знаешь косвенно статья подверждает рассказы деда моей первой немецкой жены про товарищей, кто оказался русском плену.
Что унижений не было, но раздолбайство в снабжении наличиствовало. Но кто имел какую-то ремесленическую профессию, жили неплохо, и чины от майора тоже.
"Какой я на х.. интеллигент, я профессию имею" (С) Лев Гумилев
http://forum.fort-yust.ru

#5 Boxer

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 2 968 сообщений
  • LocationМосковский мещанин

Отправлено 07 Февраль 2014 - 09:00

Сергей, спасибо за интересную и подробную статью! Чувствуется серьёзная работа.
З.Ы. Вот почему мне не жалко пленных немцев?
З.З.Ы. А англичане и американцы откуда взялись? :blink:
Мне моя брезгливость дорога
Мной руководящая давно
Даже чтобы плюнуть во врага
Я не набираю в рот говно.
Количество разума на земле, величина постоянная. А население растет...

#6 olegb1969

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 3 371 сообщений
  • LocationMoskau

Отправлено 07 Февраль 2014 - 09:08

Просмотр сообщенияBoxer (07 Февраль 2014 - 09:00 ) писал:

З.З.Ы. А англичане и американцы откуда взялись? :blink:
Может так интернированные на Дальнем Востоке проходили по статистике ? Ну возможно были и добровольцы в СС

Сообщение отредактировал olegb1969: 07 Февраль 2014 - 09:13

"Какой я на х.. интеллигент, я профессию имею" (С) Лев Гумилев
http://forum.fort-yust.ru

#7 Wolk

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 18 515 сообщений

Отправлено 07 Февраль 2014 - 10:24

Вы забыли, что на Эльбе, некоторое количество мародеров англосаксонской наружности было поймано.
Homo homini lupus est

#8 Сергей Гончаров

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 411 сообщений
  • LocationКиев, Украина

Отправлено 07 Февраль 2014 - 02:23

Просмотр сообщенияBoxer (07 Февраль 2014 - 09:00 ) писал:

Сергей, спасибо за интересную и подробную статью! Чувствуется серьёзная работа.
З.Ы. Вот почему мне не жалко пленных немцев?
З.З.Ы. А англичане и американцы откуда взялись? :blink:
Благодарен за высокую оценку! :)
Англичане - добровольцы Ваффен-СС. Амерканцы - Американский Легион (официально отдельный пехотный полк - но фактически численности такового не достиг; набрали всего примерно 700 чел.) Вермахта. Вот ссылка на "Крестовый поход на Россию" - хотя и неполная, но хорошая книга на эту тему.
За хлеб, за воду, за свободу, за счастливый труд - Советские Ракеты буржуев в пыль сотрут!

#9 Сергей Гончаров

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 411 сообщений
  • LocationКиев, Украина

Отправлено 07 Февраль 2014 - 02:26

Просмотр сообщенияolegb1969 (07 Февраль 2014 - 09:08 ) писал:

Может так интернированные на Дальнем Востоке проходили по статистике ? Ну возможно были и добровольцы в СС
Американцы - возможно. А интернированных англичан на Дальнем Востоке не было.
За хлеб, за воду, за свободу, за счастливый труд - Советские Ракеты буржуев в пыль сотрут!

#10 Сергей Гончаров

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 411 сообщений
  • LocationКиев, Украина

Отправлено 07 Февраль 2014 - 02:28

Просмотр сообщенияWolk (07 Февраль 2014 - 10:24 ) писал:

Вы забыли, что на Эльбе, некоторое количество мародеров англосаксонской наружности было поймано.
А вот об этом не знал - подробности можно?? :rolleyes: :rolleyes:
За хлеб, за воду, за свободу, за счастливый труд - Советские Ракеты буржуев в пыль сотрут!

#11 Wolk

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 18 515 сообщений

Отправлено 07 Февраль 2014 - 03:15

Просмотр сообщенияСергей Гончаров (07 Февраль 2014 - 02:28 ) писал:

А вот об этом не знал - подробности можно?? :rolleyes: :rolleyes:

Цитата

а чего подробности то?? У мужичков черниговских он с огородов морковку воровал. Они его поймали и хотели скоморохам отдать, хорошо я мимо проезжал, Горыныча и выкупил.

Есть официальная встреча на Эльбе, а есть то, что не вошло в официальную часть.. Я вам так скажу:

Цитата

не могут союзники Эльбу перейти на 50 километров, это фашисты переодетые.
(с) И.С.Конев.
Homo homini lupus est

#12 kuzuk

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 5 245 сообщений

Отправлено 07 Февраль 2014 - 03:15

Просмотр сообщенияСергей Гончаров (07 Февраль 2014 - 02:23 ) писал:

Благодарен за высокую оценку! :)
Англичане - добровольцы Ваффен-СС. Амерканцы - Американский Легион (официально отдельный пехотный полк - но фактически численности такового не достиг; набрали всего примерно 700 чел.) Вермахта. Вот ссылка на "Крестовый поход на Россию" - хотя и неполная, но хорошая книга на эту тему.

Меня вот этот момент заинтриговал:

Цитата

С началом штурма Берлина большая часть англичан пошла на прорыв к западным союзникам, которым и сдалась в районе Мекленбурга.

Эт чё у них там толерастия ужо в то время цвело и пахло :huh: Мну как то сложно представить Власовцев бегущим сдаваться русским войскам.

#13 Сергей Гончаров

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 411 сообщений
  • LocationКиев, Украина

Отправлено 07 Февраль 2014 - 03:40

Просмотр сообщенияkuzuk (07 Февраль 2014 - 03:15 ) писал:

Эт чё у них там толерастия ужо в то время цвело и пахло :huh: Мну как то сложно представить Власовцев бегущим сдаваться русским войскам.
Все проще.На самом деле даже обвинения в государственной измене (за которую в Великобритании грозило вплоть до повешения - и некоторые таки были повешены) боялись больше, чем "ужасов русского плена".

Сообщение отредактировал Сергей Гончаров: 07 Февраль 2014 - 03:40

За хлеб, за воду, за свободу, за счастливый труд - Советские Ракеты буржуев в пыль сотрут!

#14 Сергей Гончаров

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 8 411 сообщений
  • LocationКиев, Украина

Отправлено 07 Февраль 2014 - 04:09

Приглашаю всех Форумчан, ранее ознакомившися со статьей, просмотреть ее еще раз - появились Табличко (за что отдельное большущее спасибо nessie264!).

Сообщение отредактировал Сергей Гончаров: 07 Февраль 2014 - 04:10

За хлеб, за воду, за свободу, за счастливый труд - Советские Ракеты буржуев в пыль сотрут!

#15 olegb1969

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 3 371 сообщений
  • LocationMoskau

Отправлено 07 Февраль 2014 - 10:34

Сергей есть пара моментов, которые вызвали вопросы:
1. Чехи и словаки. Должен был быть раздельный учет. Так как чехи были оккупированы, а словаки воюющая сторона была.
Но, разумный немец из Судетской области, конечно лучше запишет себя в чеха.
2. Евреи. Тут видимо вопрос, что четвертькровка мог служить не в офицерских чинах в вермахте. Естественно было выгодно стать евреем, при попадании в плен
3. Итальянцы. Неужели всего 50000 тысяч ?
4. Монголы. Тут вопрос интересный. Были некоторые документы о лицах восточных национальности, в желтых одеждах (ламах) совершивых самоубийство около рейхсканцелярии.
Возможно туда попали калмыки. Неспецеалисту сложно отличить Бурятское, Монгольское, и Калмыцкое произношение. Но учитывая, что население Монголии тогда было около 800 000, то 0,4 % вообщем то много.
5. Фиины, неужели всего столько пленных ?
"Какой я на х.. интеллигент, я профессию имею" (С) Лев Гумилев
http://forum.fort-yust.ru





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных